Прочитайте онлайн Семейный бизнес | Глава двадцатая

Читать книгу Семейный бизнес
3016+1506
  • Автор:
  • Перевёл: А. Набирухина
  • Язык: ru

Глава двадцатая

Джорджия села в машину и оглянулась на впечатляюще массивное здание компании «Вильямс Гранд При Инжиниринг».

Конечно, вряд ли такая фирма станет пользоваться их услугами по курьерской доставке. У них имеется такой парк грузовиков, что никто в мире не рискнет с ними соперничать. «Диадема» нужна им как рыбке зонтик. Но администратор упомянула, что, может быть — может быть, — им понадобится курьерская служба, и Джорджия оставила рекламные проспекты с описанием этой услуги.

С третьей попытки Джорджия завела свой «ровер» и глубоко вздохнула. Сегодня ей еще предстояла встреча в «Винтадж», но мысли Джорджии были далеки от этого. Вчера Рори отбыл в двухдневный рейс в Феликстоув, и ей не терпелось попасть в «Виндвисл». Она хотела как можно скорее найти письмо.

Она разбудила его, войдя с чашкой чая и утренней почтой. Не обращая внимания на чай и письма, Рори обнял ее и опрокинул на кровать. Потом просмотрел конверты и, не читая, бросил их в корзину для мусора.

— Наверняка какая-нибудь чепуха, — улыбнулся он, — обещания баснословного богатства.

— Но одно было из «Вивиенды».

— Правда? — Его глаза смеялись. — Как интересно!

— Рори! — От нетерпения Джорджия затопала ногами.

Он снова обнял ее и нежно поцеловал.

— Да, это письмо из «Вивиенды», но я прекрасно знаю, что там, и даже не хочу читать.

Он погладил ее волосы, а она затаила дыхание.

— Наверняка предлагают поступить к ним работать.

Джорджия высвободилась из-под его руки.

— Что? Откуда ты знаешь?

Рори поцеловал ее в кончик носа.

— Это же очевидно: «Вивиенда» вовсю охотится за транспортными компаниями, и рассылает предложения всем, у кого имеется лицензия на вождение грузовиков. Многие водители на пароме говорили мне, что получили такие письма. Я знал, что теперь очередь за мной. Еще есть вопросы?

— Целая куча, — счастливо засмеялась Джорджия и устроилась рядом с ним. — Но все они могут подождать.

Они провели воскресенье, навещая раненых. И Шалун, и Чарли были в «стабильном» состоянии и значение этого слова Джорджия находила слишком расплывчатым. Шалун выглядел слабым и сонным, но был рад видеть хозяйку, и она оставила тонны мятных леденцов ветеринару, чтобы он дал их Шалуну, когда тот станет поправляться.

Им пришлось пробираться через толпу жокеев, чтобы увидеть Чарли. Он тоже выглядел слабым и сонным, но сразу повеселел, когда узнал, что у него нет переломов. Еще больше радости ему принесли их подарки — свежий номер «Воскресного спорта» и бутылка «Смирнофф».

Джорджия вздохнула, отъезжая от здания «Вильямс» и направляясь в «Винтадж». Она поверила Рори тогда, в то воскресное утро, и сейчас ей тоже хотелось верить тому, что он сказал. Но ей обязательно нужно было увидеть письмо своими глазами. Она припарковалась на площадке «Диарлавз Карпетс», на границе с «Винтадж», и призадумалась: успела она или до них уже дошли слухи о «Диадеме»?

Роберт Маршалл, менеджер склада «Диарлавз», высокий красивый блондин (его яркая внешность казалась совершенно неуместной среди складского развала), проводил ее в офис.

— Я человек новый, — сказал он безо всяких вступлений, предложив ей сесть на стул, ножки которого еще были обернуты в гофрированную бумагу. — Структура компании тоже новая. Мы переехали из Вигана в прошлом месяце и сейчас ищем местную транспортную компанию. На данный момент мы еще ни с кем не заключили контракт. У нас есть два собственных грузовика с прицепом, но нам потребуются услуги профессионалов. Я просмотрел ваши брошюры и сейчас хотел бы обговорить цены.

Джорджия кивнула.

— Отлично. Как вы понимаете, цены зависят от того, будем мы работать на основе долгосрочного контракта или заключать разовые договоры.

— На основе долгосрочного контракта. — К изумлению Джорджии, Роберт Маршалл начал ломать спички. — Мне понравилось то, что я слышал о «Диадеме». Я дам вам месяц испытательного срока и посмотрю, насколько подходят нам ваши цены. Если вы нам понравитесь, мы продолжим сотрудничество.

— Отлично, — снова проговорила Джорджия, которая чувствовала себя несколько растерянно, не имея возможности произнести привычную коммерческую речевку. — Мы с удовольствием предоставим вам гибкую систему скидок и откорректируем цены специально для вас. Но, конечно, и не себе в ущерб.

Роберт Маршалл стал скручивать промокашку.

— Еще я слышал, что у вас есть проблемы.

У Джорджии сердце ушло в пятки.

— Да, я могла это предположить. Но, — она взглянула на него, — эти слухи безосновательны. Мы не нарушаем правил игры, не нанимаем водителей с плохой репутацией, не теряем грузы, не подтасовываем данные тахографов, не…

Роберт Маршалл в первый раз улыбнулся, бросил спички и промокашку и начал кусать ногти.

— Если честно, такого я о вас не слышал.

Джорджия закрыла глаза. Роберт Маршалл откинулся на спинку кресла.

— Сначала я обратился к «Ионио», так как их поддерживает «Вивиенда». От них я получил весьма интересный пакет предложений. Они сказали мне, что если «Диадема» будет предлагать нам свои услуги, а так и произошло, нам не следует приближаться к вам на пушечный выстрел. В «Ионио» предупредили, что услуги «Диадемы» дороги, неэффективны, и… — он наклонился вперед, смяв бумаги на столе, — что компанией руководит сумасшедшая нимфоманка.

Джорджия поморщилась.

Роберт Маршалл улыбнулся и стал похож на обычного человека.

— Я в жизни не встречался с подобным злопыхательством, поэтому решил собрать информацию самостоятельно.

Джорджия затаила дыхание. Он переложил бумаги на край стола и глубоко вздохнул.

— Я получил прекрасные отзывы от людей, с которыми вы работаете. Я также считаю, что такое предприятие, как ваше, нужно поддерживать в наш век монополизации и слияния компаний. И поскольку мне не нравится, когда мне диктуют, что я должен думать или делать, то я решил дать вам шанс. Я ничего не потеряю, если мы заключим договор на месяц.

Джорджия готова была его расцеловать.

— Мы не подведем вас. Я вам очень, очень благодарна.

Подумав, что собеседнику вряд ли понравится агрессивный тон, она добавила:

— Признаюсь, нам приходится нелегко с тех пор, как «Вивиенда» поглотила «Ионио», но я уверена, что обе компании могут благополучно сосуществовать на рынке. Когда нам начинать работу?

— Завтра, в три часа ночи. Рейс отсюда в Брэдфорд. — Роберт Маршалл грыз ноготь на большом пальце. — Можно вам задать один вопрос?

— Ради бога! — Джорджия кивнула.

— Это вы сумасшедшая нимфоманка?

Джорджия засмеялась.

— Нет, не я. Это моя бабушка. И… конечно… она совсем не…

— И еще один вопрос, мисс Драммонд! — Он с такой силой вцепился в край стола, что костяшки его пальцев побелели. — У вас не найдется сигареты? Вчера утром я бросил курить и теперь готов убить любого, если не найду сигарету.

Джорджия все еще улыбалась, въезжая во двор «Диадемы». Она позвонила Сесилии из «Винтадж», договорилась с Барни, что тот прибудет в «Диарлавз» в назначенное время, а затем рванула в ближайший магазин и купила там двадцать пачек сигарет. Роберт Маршалл чуть не расцеловал ее и прямо зубами разорвал целлофан на упаковке. «Если бы всегда было так легко давать взятки, — подумала Джорджия. — Теперь, когда у них появился новый солидный клиент, перебежчики могут захотеть вернуться. Пусть «Ионио» проглотит собственную пилюлю».

Переодевшись в леггинсы и свитер с утятами, Джорджия покормила животных, быстро погуляла с Эриком и собаками «Диадемы» и посмотрела на часы. Наверное, уже поздно ехать в «Виндвисл». Может быть, завтра?

— Дуреха! — крикнула она и рухнула на диван. — Ведешь себя, как ребенок, который думает, что весь мир вокруг исчезнет, если он закроет глаза.

Эрик устроился у нее на коленях, а она щелкала пультом телевизора. Комедия, которую она видела уже дважды, последняя серия триллера и выкрутасы очередной знаменитости не представляли никакого интереса. Может быть, почитать последнюю книжку Терри Пратчета, которую она прихватила в «Виндвисле», а потом сладко уснуть? Все, что угодно, только не ехать в «Виндвисл». Только не знать правду.

Звонок в дверь заставил Эрика спрыгнуть с ее колен. Чертыхаясь, Джорджия пошла к дверям. «О господи! Неужели это опять рекламируют стеклопакеты?»

— Здорово! — Сабрина, бледная и растрепанная, с Оскаром в коляске, с надеждой заглянула в прихожую. — Ты занята?

— Да, — сказала Джорджия, успев схватить Эрика прежде, чем тот выскочил во двор. Она еще не до конца простила Сабрину за ту грубую перебранку. — У тебя что-то срочное?

— Вообще-то да, — Сабрина кусала губу, — ты одна?

— Конечно, одна. Ты же знаешь, что Рори уехал, и… — Она замолчала. — Ты об этом хотела со мной поговорить? О Рори?

— Не-а. — Сабрина покачала головой. — Совсем о другом, и это действительно страшно важно, а ты всегда так хорошо ко мне относилась.

Джорджия чуть не расхохоталась.

Сабрина понизила голос и посмотрела на спящего в коляске Оскара. Потом наклонилась к Джорджии.

— Понимаешь, я думаю, что снова беременна.

— О господи! Заходи!

В гостиной Сабрина вытащила Оскара из коляски и посадила его на руки к Джорджии.

— Подержи его минутку, ладно? Он, наверное, хочет есть. Поиграй с ним немного.

От пухленького Оскара так сладко пахло. Хотя сама Сабрина была неряхой, сыночек у нее был ухоженный. Джорджия держала малыша на коленях и вдыхала запах талька, шампуня и детской кожи.

— Так почему ты решила, что беременна?

«Боже! — подумала Джорджия. — Эти слова словно взяты из мелодрамы Викторианской эпохи».

Сабрина накладывала ложкой коричневую кашицу в миниатюрную пароварку. Эрик напряженно наблюдал за ней.

— О, это для меня так неожиданно. Но я точно знаю, что беременна. В этом нет сомнения — нечего даже надеяться, что все обойдется. Понимаешь?

Джорджия понимала.

Сабрина подцепила Оскара одной рукой и повязала ему под пухленький подбородок нагрудник, а затем быстрыми движениями стала скармливать сыну кашицу.

— Это такая головная боль. Я, конечно, очень люблю Оскара. — Она сняла ложкой кашицу, стекавшую с его подбородка, и снова отправила ее малишу в рот. — Но ведь ему только семь месяцев. Мне нужна передышка. Правда, — она лучезарно улыбнулась Джорджии, — зато ему было бы с кем играть, да?

Не зная, что и сказть в ответ на такое невозмутимое спокойствие, Дждорджия только кивала в знак согласия.

— Знаешь, я думаю, что прекрасно справлюсь с двумя детьми, если у меня будут крыша над головой и работа курьера. — Она твердо взглянула на Джорджию из-под длинных ресниц. — Поэтому ты ошиблась, когда подумала, что я выдаю кому-то информацию о «Диадеме». Ты ведь дала мне все, о чем я только могла мечтать. Единственное, что меня сейчас беспокоит: кто отец ребенка.

Джорджия смутилась.

— И сколько же претендентов?

— Всего лишь два, и я даже догадываюсь, кто из них. Ой, ты помнишь, как Рори ночевал у меня после вечерники у твоей бабушки? Представляешь какой облом — абсолютно глухой номер! Я уж так старалась: расхаживала перед ним в ночнушке, выгибалась, садилсь на краешек кровати, вытягивала ноги… — Сабрина радостно вздохнула, вспоминая все это.

Джорджия почуствовала себя такой счастливой, что ей стало смешно. Но она тут же вспомнила о проблемах Сабрины.

— По-моему, сейчас самое время поговрить с Чарли! Разве справедливо будет, если ты одна взвалишь на себя этот груз?

— Да. Я много раз спала с Чарли, и только один раз с Аланом — ночью после спектакля. Он был чудо как хорош. Просто прелесть.

— Чарли?

— Нет. Хотя, согласна, от Чарли этого как раз можно было ожидать. А вот Алан был. Это оказался самый настоящий сюрприз. Он, правда, сперва выглядел так, будто не знал, с чего начать, но, зато потом, — Сабрина вздрогнула от воспоминаний, — он оказался так хорош.

Джорджия была поражена. Алан Вудбери? Заикающийся, потный, вечно извиняющийся Алан? Под одеялом скрывался демон?

— Но откуда же ты знаешь, кто отец ребенка? — Джорджия поморщилась. Она, наверное, изъясняется, как лицемерная святоша.

Сабрина хихикнула и пересадила Оскара обратно в коляску, дав ему бутылочку с апельсиновым соком. Эрик с явным удовольствием вылизывал остатки коричневой кашицы.

— У Чарли вечно с собой столько презервативов, что хватит на роту солдат. Но Алан, — она покачала головой, — был такой страстный. Мы не могли дождаться, когда сможем обнять друг друга. Понимаешь, мы оба так взвинтились там, на сцене, и — Сабрина пожала плечами. — Сама знаешь, как это бывает.

— Так это ребенок Алана?

Сабрина кивнула.

— Но я боюсь говорить ему об этом, Я думаю, вдруг он улизнет, как папаша Оскара? — Она накручивала волосы на палец. — Поэтому, я решила попросить тебя сказать ему об этом.

— Меня?

— Я знаю, Алан далеко не такой красавец, как Чарли, но зато он очень добрый. С ним мне тепло и спокойно — как раньше было с папой. Алан мог бы дать нам спокойствие и уверенность, с ним мы чувствовали бы себя в безопасности и… — Сабрина подыскивала слова, — были бы по-настоящему счастливы. Знаешь, он как раз такой человек, с которым можно связать свою жизнь.

— А ты любишь его?

— Люблю ли я? Эти слова все произносят, когда дело идет к постели. Не-а, знаю я эту любовь, она ненадолго. Я хочу попробовать другое чувство.

Джорджия почувствовала нечто вроде почтения.

— Конечно, я поговорю с Аланом, раз ты просишь. Но я уверена, у тебя нет причин для беспокойства — он все поймет как надо.

Сабрина обняла Джорджию за плечи.

— Класс! Я с самого начала знала, что ты будешь моей лучшей подругой. Может, прямо сейчас к нему и сходишь?

* * *

«Я ведь с самого начала решила поехать, — думала потом Джорджия. — Так что это было предопределено». Едва она отъехала от «Диадемы» в сторону Аптон-Поуджез, как дорога на Типтоу властно поманила ее. «Виндвисл» был всего в пяти минутах оттуда, и ключи от дома Рори сами просились в руки.

Джорджия вошла в коттедж и включила свет в прихожей. «И никакая я не взломщица, — сказала она себе. — В конце концов, я ведь обещала присматривать за домом». Присутствие Рори ощущалось повсюду. Везде был его запах — запах кожи, бензина, одеколона. Джорджия помедлила и прошла в спальню. Все было так же, как в выходные: кровать не убрана, одеяло смято. Джорджия ответа глаза. Она так хотела его.

Письма по-прежнему валялись в мусорной корзине, и Джорджия готова была отказаться от своей затеи. Ведь если бы там было что-нибудь криминальное, Рори уничтожил бы улики. Но он ведь даже не подозревал, что она что-то знает. Он ей доверял. Он и представить себе не мог, что она проникнет в дом и станет рыться в мусорной корзине — совсем как во второсортном шпионском боевике.

Конверт от «Вивиенды» хрустнул в ее руках. Медленно, очень медленно Джорджия вытащила письмо и развернула его. Это действительнао был циркуляр, но не для водителей грузовиков. Это оказалась квартальная выписка из счета. Рори Фолкнер был акционером компании «Вивиенда Груп».

Джорджия была так поражена, что не могла ни закричать, ни даже сдвинуться с места. Она вложила письмо обратно в конверт и сунула в карман. Потом уставилась на неубранную кровать. Ей хотелось одного — умереть.

Теперь все становилось ясно. Абсолютно все. В особенности присутствие миссис Кендел в «Ионио». Господи, ну почему она сразу не задала ему этот вопрос? «Потому что, — призналась она сама себе, — боялась услышать ответ».

Как все тонко продумано! Ведь Рори даже ни разу не соврал ей, этот жестокий, мерзкий, расчетливый предатель. Все было так хитро подстроено, что Джорджия, влюбляясь в него все больше и больше, верила каждому его презренному слову. Наверняка Рори передавал информацию своей семье с самого начала. Рори, который умел так сладко говорить и так потрясающе любить, ловко проник в «Диадему» и сделал все, чтобы разрушить ее.

К горлу подкатил болезненный горький комок. Рори предал ее. Нет, еще хуже. Джорджия попыталась сглотнуть комок в горле. Он обманул ее, ослепил, обвел вокруг пальца.

Джорджия ходила по спальне взад-вперед, на какое-то время гнев заглушил ее горе. Рори Фолкнер — странствующий водитель грузовика, переходящий из компании в компанию, вот так номер! Семейный бизнес — купля-продажа! Он так много ей рассказывал, и врал совершенно гениально, как и все хорошие шпионы, заставив поверить каждому его слову!

Прекрасно понимая, что совсем скоро на смену ярости придет горечь потери, Джорджия побрела к телефону. Она должна была все выяснить до конца. Руки у нее так тряслись, что Джорджия с трудом нажимала на кнопки. Цифры плыли перед глазами.

— Здравствуйте! — Голос оказался слишком громким для ее чувствительного уха. — Агентство Бримстоунов. Чем могу быть полезна?

— Бет, — сдавленно прохрипела Джорджия, а потом прокашлялась. — Бет, это я, Джорджия Драммонд. Извини, что звоню так поздно, но я сейчас привожу в порядок бумаги, и у меня возник один вопрос.

— Да, пожалуйста. — Бет перешла на приемлемую громкость. — Ты же знаешь, Джорджия, что мы работаем, как ветряная мельница, — круглые сутки.

Джорджия, конечно, знала, что агентство Бримстоунов работает двадцать четыре часа в сутки, чтобы удовлетворить все пожелания клиентов.

— Могу я подъехать и посмотреть кое-какие документы?

— Сейчас? — голос Бет звучал удивленно. — Да, конечно. Спенсера нет, он на собрании в Ньюбери. Я сгожусь?

— Да. — Джорджия прикусила губу. Сесилия тоже была на встрече в Ньюбери. — Я приеду через двадцать минут.

И она приехала. Замерзшая и окаменевшая от холода и горя, Джорджия припарковала свой «ровер» рядом с четырехэтажной викторианской виллой Бримстоунов. Агентство Бет и Спенсера находилось на первом этаже, и свет заливал запущенный сад перед их домом. Вечер выдался темный и тихий, и Джорджии казалось, что темнота давит на нее.

Бет, прекрасно выглядевшая в лыжных брюках и обтягивающем свитере из ангоры, просияла при виде Джорджии.

— Работающие женщины всего мира, объединяйтесь!

Джорджия проскользнула в ярко освещенную прихожую с тщательно выкрашенными стенами и металлическими шкафами.

— Я просматривала документы на водителей и вспомнила, что когда вы прислали нам этого гнусавого… э-э-э…. Брайана и… — она глубоко вздохнула, — Рори, то не показали нам их водительские права. Я знаю, что вы проверяете все, прежде чем принять кого-нибудь на работу, но…

Бет сдвинула накрашенные брови.

— Уж не думаете ли вы, что мы посылаем вам недостаточно квалифицированных водителей?

— Нет, нет. Что ты! — К горлу подступал комок, и Джорджия понимала, что может сорваться в любую минуту. — Просто получилось так, что Триш не успела записать их полные имена, а ты ведь знаешь, что это требуют во время проверок.

— Да? — сказала Бет, которая, по счастью, этого не знала.

Джорджия продолжала сочинять на ходу:

— Может, у вас сохранились копии их водительских прав и…

— Да, конечно. — Бет выдвинула ящик. — Вот, пожалуйста, Брайан Диксон.

Она помахала папкой с личным делом гнусавого, который был абсолютно не интересен Джорджии и о котором она просто вовремя вспомнила. Из нее никогда не получился бы настоящий шпион. Не то, что из некоторых. Джорджия вздохнула и взяла папку.

Бет медленно листала алфавитные указатели.

— Ты неважно себя чувствуешь, Джорджия? Ты что-то бледная.

— Нет, у меня все в порядке. — Без особого интереса Джорджия выяснила, что гнусавого при рождении навали Брайан Алоиз Кассий.

— Я слышала о вашей несчастной лошадке и о Чарли. Плохо дело. — Бет задвинула ящик обратно. — Неудивительно, что ты такая бледная. Тебе нужно бы отдохнуть. Мы со Спенсером подумываем, не поехать ли нам летом на Майорку. Так, а вот — Рори Фолкнер.

Джорджия взяла папку, как будто это была свернувшаяся кобра. Она открыла ее, и последняя надежда умерла.

Рори Джеймс Кендел Фолкнер.

Говорить больше было не о чем. Растянув губы в благодарной улыбке, Джорджия вернула обе папки Бет.

— Это все, что ты хотела? — Бет засунула папку в ящик. — Ты такая старательная, Джорджия. Проделать такой путь только ради этого. Я и сама такая же. Делу время — потехе час. Выпьешь чашечку чая перед отъездом?

Джорджия покачала головой. Собрав всю волю в кулак, она поблагодарила Бет и направилась к двери.

— Ты ничего не записала. — Бет тряхнула стрижеными волосами. — Разве тебе не понадобятся эти данные?

— Ничего, — мрачно сказала Джорджия, — я все запомнила.

— Умница! — Бет поторопилась к столу, чтобы ответить на нетерпеливые телефонные звонки из супермаркетов, которые работают по ночам. — А бабушка тоже допоздна работает сегодня?

— Нет, она… — Джорджия вовремя вспомнила, где Сесилия, — она сегодня ушла пораньше.

— А… — Бет облегченно вздохнула. — Ей уже пора подумать о своем возрасте.

— Бет, можно тебя о чем-то попросить?

Бет, все еще склонившись над телефоном, оглянулась.

— Да, конечно.

— Ты намекнула, что информация, которую получает «Ионио», передается кем-то из сотрудников «Диадемы». Ты знаешь, кто это делает? Пожалуйста, скажи правду, Бет. Тебе ведь известно, кто работает на «Вивиенду»?

B это время зазвонил телефон, и Бет взяла трубку. Джорджии захотелось выхватить у нее аппарат. Бет закрыла трубку рукой.

— Я просто предупредила вас — для вашей же пользы, дорогая. Вот и все. — И она вернулась к телефонному разговору.

— Что? Водители подъемников? Два? Да. Хорошо. Сейчас с ними свяжусь. Я вам перезвоню через десять минут.

— Почему ты не хочешь мне сказать? — Джорджия чуть не плакала.

— Да, через десять минут. — Бет снова накрыла трубку рукой. — Ты мне нравишься, Джорджия. А вот твою бабушку я просто не выношу. — Она грустно улыбнулась и вернулась к телефону. — Да, у них есть сертификаты. У всех наших сотрудников есть сертификаты…

* * *

Джорджия вела машину на автопилоте. В висках стучало, глаза застилали слезы. Мерзавец! Ноющая боль переместилась из области сердца в желудок и так там и осталась. Ей хотелось бросить автомобиль и бежать, не разбирая дороги, по Аптон-Поуджез, подобно раненому животному.

Радостная встреча, которую ей устроили Эрик и кошки, только усугубила ее отчаяние. Джорджия чувствовала себя так, как будто ей привязали к ногам гири. Она, не глядя, налила себе «Курвуазье», подошла к окну и уставилась в пространство. Предыдущий вечер Рори провел у нее, и теперь все напоминало о нем. Его одежда в ее комнате, запах его одеколона — в ее постели, и на подушках, и в воздухе. Его смех звенел у нее в ушах, и она все еще ощущала прикосновение его рук на своем теле. Белые фрезии, которые Рори подарил ей давным-давно, засохли, но по-прежнему стояли на телевизоре. Опрокинув коньяк, Джорджия смахнула вазу с фрезиями на пол.

Эрик и кошки уже скрылись в испуге, когда она вытащила из-под обломков «Радио Таймс». По ее лицу струились слезы. Джулия расхохоталась: на верхней полосе газеты ярко высвечивалась дата — 1 апреля.

День дураков.