Прочитайте онлайн Семейный бизнес | Глава вторая

Читать книгу Семейный бизнес
3016+1476
  • Автор:
  • Перевёл: А. Набирухина
  • Язык: ru

Глава вторая

— Ого, вот так холод!

Джорджия словно окунулась в ледяную воду после горячей ванны. Казалось, белоснежный блеск январской ночи превращал выдыхаемый воздух в кристаллики. Съежившись от холода в своем совершенно неподходящем для такой погоды вечернем платье, она побежала к парковке по скользкой дорожке.

Открыв дрожащими пальцами свой старенький «ровер», Джорджия села в машину и натянула на себя всю теплую одежду, которая только у нее была, чтобы не закоченеть по дороге домой. Плотные черные колготки, клетчатые носки и пушистые фиолетовые тапочки поначалу не очень-то ее согрели, но она по собственному опыту знала, что вскоре станет теплее. На длинном, до колен, свитере был вышит нелепый розовый слоник, который выглядел так, как будто только что пропустил рюмочку. Свитер был влажный, но зато почти полностью закрывал ее. Джорджия натянула цветные шерстяные перчатки и, стуча зубами от холода, развернула машину по направлению к дому.

На шоссе А34 было спокойно. Несмотря на отсутствие в машине печки и на пронизывающий сквозняк, проникавший из отверстий в откидном верхе, Джорджия постепенно пришла в себя и, добравшись до поворота на Аптон-Поуджез, уже чувствовала себя вполне уютно.

Она прибавила скорость и поехала дальше, размышляя о Джеде и Триш, Сабрине и Оскаре, вообще обо всех тех, кому пришлось несладко этой сумасшедшей ночью. Хотела она того или нет, но мысли о бездомных людях и несчастных животных частенько приходили к ней и терзали душу. Сбавляя скорость, чтобы вписаться в повороты, Джорджия думала о Сесилии, о «Диадеме», о предстоящем спокойствии и о теплой постели.

Она выехала на прямой участок дороги и надавила на газ. У Джорджии были лучшие в мире друзья. Но вот был ли в ее жизни мужчина? Может, Алан Вудбери, менеджер по транспорту гигантского универмага «Кон-Тики». Он был сегодня ее кавалером на вечеринке в Торговой палате. Джорджия покачала головой. Нет, он уж точно не был мужчиной ее жизни, да и вряд ли вообще мог стать главным в чьей-то жизни. Бедный Алан. После развода он превратился в завсегдатая вечеринок, который, как по команде, появляется при торжественных вскрытиях конвертов, если, конечно, на мероприятии обещана выпивка. А уж его одежда…

Джорджия снова сбавила скорость и поморщилась. Алан Вудбери был единственным, кто проигнорировал пометку о необходимости прийти в строгом черном костюме, и явился в парусиновых штанах, футболке и мешковатом льняном пиджачке. Если бы сегодня председательствовал не Спенсер Бримстоун, а кто-нибудь другой, тогда Алана отослали бы домой переодеваться. К счастью, у Спенсера Бримстоуна имелось несколько причин не ссориться с Джорджией; в основном все дело было в ее бабушке. Остановившись на пустынном перекрестке, Джорджия вспомнила, что в суматохе забыла попрощаться с Аланом. Придется позвонить ему и извиниться. Сесилия тоже собиралась принести свои извинения, но, конечно, не Алану Вудбери, а Бримстоунам. Одному богу известно, чем бы закончились танцы ее бабушки со Спенсером Бримстоуном, не свались вдруг Джед под стол.

Спенсер и Бет Бримстоун владели агентством по найму персонала в Аптон-Поуджез и были их крупными деловыми партнерами. Неизвестно, что позволяли себе Сесилия и Спенсер, оставаясь наедине, но то, что они вытворяли вчера во время танца, шокировало присутствующих на вечеринке не меньше, чем Бет — многострадальную жену Спенсера. Невозможно было вспомнить об этом без содрогания.

Дорога сузилась, словно на американских горках, большие дома остались позади, на обочине виднелись лишь маленькие коттеджи. Размышления Джорджии внезапно прервал яркий свет фар сзади. Фонарей впереди уже не было, и пронзительные лучи освещали голые деревья и изредка попадавшихся овец.

— Господи! — Джорджия сбавила у поворота скорость, но огни все еще маячили в зеркале заднего вида. — Если этот водитель подъедет чуть ближе, он сможет запрыгнуть ко мне в автомобиль!

Свет фар то исчезал, то появлялся, и вот, наконец, машина Джорджии полностью утонула в его лучах. Скорее всего, сзади ехал большой грузовик, к тому же безнадежно заблудившийся. Ни один водитель такой большой машины, знающий местность, не мог бы отклониться от А34, даже если бы очень этого захотел.

— А ну сгинь! — прорычала Джорджия, когда опять началось световое шоу. — Можешь меня объехать, если надо, но только не виси у меня на хвосте.

Свернув, Джорджия со злорадством наблюдала, как грузовик пронесся мимо поворота. Он окажется в тупике, когда доедет до фермы Поттера. По узкой дорожке к ферме может протиснуться только очень искусный велосипедист.

— Черт. — Джорджия не смогла сдержаться. Грузовик остановился прямо перед ней, полностью перегородив дорогу. Быстро заблокировав все двери, она в панике переключила коробку передач на задний ход.

— Не глупи, — сказала она сама себе, разглядывая грузовик через плечо и сквозь спутанные волосы. — Сроду никого еще в Аптон-Поуджез не похищали. Изнасилований тоже вроде не было, а последнее убийство произошло семь лет назад, когда Берт Николсон застрелил свою тещу.

Однако сейчас Джорджия пожалела, что почитывала леденящие душу статьи в любимой газете Сесилии «Сан». К тому времени, когда ее автомобиль, привыкший к более спокойной езде, в панике дал задний ход, водитель грузовика выпрыгнул из кабины и быстрым шагом направился к ней сквозь кромешную тьму, пронзенную светом фар.

— Ничего у тебя не выйдет, — пробормотала про себя Джорджия, надавливая на газ. — Не на ту напал! О, черт!

Мотор заглох.

Водитель казался огромным и черным. Адреналин бушевал в крови Джорджии, но поскольку взлететь, как птица, она не могла, то гормональный всплеск вылился в нервную дрожь и бешеное сердцебиение.

Когда незнакомец постучал в окно, Джорджия порылась в сумочке и вцепилась пальцами в шерстяных перчатках в своего спасителя.

— Что вам нужно? — сурово прокричала она через окно. — У меня есть мобильник. Я могу вызвать полицию.

— Хорошая мысль, — прозвучал, словно эхо, глухой голос водителя. Он, должно быть, тоже кричал очень громко. — Надеюсь, полицейские хоть объяснят, куда меня занесло.

— Вы потерялись? — вновь прокричала через окно Джорджия. — Вы ищете дорогу?

Водитель кивнул. Он выглядел все таким же большим, громоздким и устрашающим; ему приходилось сгибаться пополам, чтобы заглянуть внутрь ее машины.

— Если бы вы открыли окно и перестали изображать из себя Красную Шапочку, повстречавшую Серого Волка, я был бы вам очень признателен.

Стекло, покрытое слоем подтаявшего льда, с хрустом опустилось наполовину. Водитель грузовика был приблизительно восемь футов ростом и футов шесть в плечах, его светлые волосы напоминали соломенную крышу огромного дома. Он просто не пролез бы в окно.

— У меня есть мобильник, — повторяла Джорджия, стиснув в руке продолговатый предмет, словно талисман. — Так что без глупостей.

— О Господи, до глупостей ли мне сейчас. Я замерз, проголодался и порядком вымотался, пытаясь найти какое-то богом забытое место под названием Милтон-Сент-Джон. Я был уверен, что правильно ехал по знакам…

— Так и было, — усмехнулась Джорджия. — Только вы не обратили внимания на знак «проезд грузового транспорта запрещен».

— Я его не заметил. — Волосы незнакомца упали на глаза, все лицо по-прежнему оставалось в тени. Он чем-то напоминал английскую пастушью собаку, вставшую на задние лапы. — Где же был этот знак?

— Вообще-то, знак действительно плохо видно, — признала Джорджия. — Мы-то все знаем, что он там есть, но приезжие могут запросто его не заметить.

— Я приехал из Лондона, а не с Тибета, — сказал водитель раздраженно. — И я, черт побери, не обладаю даром ясновидения. Так как же мне туда добраться?

— Вам придется вернуться обратно по этой дороге. Затем свернуть налево на главную улицу Аптон-Поуджез. По ней вам ехать нельзя: там движение грузовиков запрещено, поэтому сверните на развязке, где стоит указатель «Ньюбери». Милтон-Сент-Джон находится справа от шоссе А34. Все довольно просто.

— Но звучит это чертовски сложно, не говоря о том, что и ехать придется чертовски далеко. — Он откинул волосы с глаз. — А я и так уже припозднился.

— В Милтон-Сент-Джон есть паб, где можно переночевать, называется «Кошка со скрипкой». — Теперь Джорджия решила, что вполне может посочувствовать незнакомцу. — Это все же лучше, чем ночевать в кабине грузовика в такую погоду. Паб открыт для местных всю ночь. Там жизнь бьет ключом, это место вы уж точно не проедете.

— Надеюсь, — сказал он мрачно. — То ли дело водить машину в центре Лондона. В городах я справляюсь: там все ясно. А здесь все дороги словно сговорились, чтобы сбить меня с толку.

— Неужели у вас нет карты?

— Я водитель грузовика, и, естественно, у меня есть карта! У меня сотня этих чертовых карт! Да у меня их больше, чем в самом Топографическом архиве! — Незнакомец замолчал и пожал плечами. — Извините, сорвался. Вы мне очень помогли. Конечно, у меня есть карта. Но в ней не обозначены сельские дороги и все эти козлиные тропки, которые их пересекают.

Пряча улыбку, Джорджия вновь начала копаться в сумочке и вытащила сложенный в несколько раз листок бумаги.

— Вот карта Аптон-Поуджез, Милтон-Сент-Джон и даже Типтоу… но не забивайте себе голову этим Типтоу — туда сроду никто не ездит. — Джорджия взглянула на его лицо и усталые глаза. — Слушайте, давайте я покажу вам более короткий путь. Вам так и так придется возвращаться в Аптон-Поуджез, но я знаю самый удобный путь. Это будет короче, чем по А34.

Поскольку водитель грузовика явно не походил на насильника, убийцу или еще какого-нибудь злодея, Джорджия осторожно приоткрыла дверь своего «ровера». Ветер как будто только и ждал этого момента. От порыва ветра дверь открылась нараспашку и ударилась о корпус машины. В салоне зажегся свет, и Джорджия предстала перед незнакомцем во всем своем великолепии.

Надо отдать ему должное, вспоминала потом Джорджия, он не стал открыто смеяться. Но в его едва видневшихся из-под волос глазах вспыхнули искорки смеха. Его взгляд пробежался по свитеру, натянутому до колен, по оранжевому платью, толстым колготкам, клетчатым носкам, но он даже не улыбнулся. Правда, пушистые тапочки все же привлекли его внимание.

— Смотрите. — Джорджия нервно ткнула пальцем в карту. Холод был просто жуткий. Не хватало еще, чтобы у нее нос потек. — Если вы вернетесь обратно тем же путем, повернете вот сюда, а затем съедете с развилки и дальше поедете по этой дороге, то она приведет вас в Милтон-Сент-Джон. На всех этих дорогах разрешено движение грузовиков.

— Да? — Его глаза оторвались от пушистых тапочек. — Вы даже это знаете?

— Ну, я довольно часто тут езжу. — Зубы Джорджии стучали от холода.

— Да неужели? И всегда в тапочках?

— Ну а вы как думали! — Джорджия сунула карту ему в руки. Водитель продолжал стоять, согнувшись пополам, вблизи он казался еще более громоздким. — Если вы отъедете, то я смогу продолжить свой путь домой и буду вам ужасно благодарна.

— Да, конечно. Вы были очень добры. — Он отошел, и Джорджия нырнула обратно в машину. — И очень доверчивы, невзирая на обстоятельства.

— Я же сказала. — Джорджия захлопнула дверь. — В случае чего я позвонила бы и вызвала помощь.

— Вот по этому телефону? — Ему пришлось опять повысить голос, потому что как раз в этот момент «ровер» наконец-то завелся и нехотя зарычал. — Неужели? Какие передовые технологии вы здесь используете. Даже у нас в Лондоне нет такого.

Джорджия вспыхнула от гнева, засунув свое портмоне обратно в сумочку, и поклялась, что в следующий раз не забудет взять сотовый.

Грузовик, ослепляя ее фарами и сигналя, медленно отъехал назад. Водитель махнул рукой на прощание и исчез в темноте.

«Весьма неплохо», — скупо похвалила Джорджия маневры водителя грузовика, критически наблюдал за ним. Она ничего не могла с собой поделать. Даже не на работе она оценивала водительские навыки каждого водителя по своим стандартам. Кстати, для самой подобное оказалось бы нелегким испытанием — оказаться в кромешной тьме на незнакомой территории. Джорджия хорошо знала, как трудно развернуть большие машины: когда поворачиваешь громадину сорока футов длиной в противоположном направлении, необходимы ювелирная точность и полная координация рук, ног и мыслей. Это был «Мерседес» с прицепом — далеко не самая удобная машина для движения задним ходом по извилистой дороге Аптон-Поуджез. Водитель управлял им с хладнокровным мастерством, а повороты руля рассчитывал с математической точностью. Пользуясь одними лишь зеркалами, он, не без помощи интуиции и водительского инстинкта, вывел машину задним ходом. Джорджия втайне надеялась, что он хотя бы поцарапает кабину о свисающие ветки деревьев или угодит в кусты — это послужило бы ей моральной компенсацией за разоблачение портмоне и за тапочки, но с ним не произошло ни того, ни другого.

Прищурившись в темноте, Джорджия попыталась разобрать название на кабине, но там был лишь лондонский номер телефона. Наверняка парень взялся за эту работу, думая, что это проще простого — свежий воздух, поля, спокойное движение на дорогах. Джорджия, улыбаясь, вела машину к дому. К тому времени, когда этот тип доедет до Милтон-Сент-Джон, он навсегда закается плутать по дорогам Беркшира.