Прочитайте онлайн Семейный бизнес | Глава пятнадцатая

Читать книгу Семейный бизнес
3016+1428
  • Автор:
  • Перевёл: А. Набирухина
  • Язык: ru

Глава пятнадцатая

Рори откинулся на спинку сиденья.

— Ладно, сдаюсь. Только, — он взглянул на Джорджию, — не было никакой необходимости ехать для этого так далеко, верно? Мы могли бы просто принять предложение Мэдди.

Джорджия закрыла глаза.

— Рори, послушай…

— И если честно, эта машина не самое подходящее место для соблазнения, согласись. Я и так еле-еле тут помещаюсь, к тому же ремень безопасности словно пояс целомудрия. Послушай, уже поздно, на улице холодно и чертовски сыро. Если ты немедленно заведешь машину, и мы поедем дальше, то клянусь, что приготовлю тебе горячее какао, как только мы приедем в «Виндвисл»… Ай, больно!

— Рори! — Джорджия стукнула его в грудь. — У нас действительно кончился бензин. И если ты хоть кому-нибудь в «Диадеме» об этом расскажешь — я тебя убью.

— А я и не собирался. — Рори отстегнул ремень. — Ты оставайся здесь, какой смысл нам обоим промокнуть? Где у тебя запасная канистра? В багажнике?

Джорджии стало не по себе.

— Да, но она не совсем полная.

— Насколько «не совсем»?

— Она пустая.

Несколько секунд они смотрели друг на друга. Джорджия была уверена, что если Рори опять засмеется, то она его снова ударит. Но он не рассмеялся. Впрочем, похоже, он даже не слишком-то разозлился. Самое удивительное, что Рори не разразился критикой в адрес женщин-водителей, которые водят свои машины так, словно носят сумочки. Капли дождя барабанили по стеклам, и ветер пробирался сквозь мельчайшие щели. Джорджия в смущении накручивала прядь волос на палец.

— Я знаю, что это очень непрофессионально с моей стороны. Я просто забыла обо всем на свете: было столько всяких впечатлений.

— Ну что ж, это рано или поздно случается с каждым. Только обычно не у черта на куличках и не в сезон дождей, хотя ты вообще особенная. Итак, сколько нам надо пройти пешком?

Джорджия что-то невнятно пробормотала.

Рори нагнулся вперед.

— Что-что?

— Около двух миль.

Рори недоверчиво посмотрел на нее. «Конечно же, — подумала она, — он привык к уличному освещению, тротуарам и людям, которые повсюду таскают с собой на всякий случай канистру бензина».

— Мне кажется, лучше остаться здесь, — с надеждой в голосе сказала она. — Пока не взойдет солнце. Кто-нибудь ведь будет проезжать мимо.

— Ни в коем случае. — Рори открыл дверь. — Давай, нам надо как-то выбираться. У тебя есть куртка или что-нибудь в этом роде?

— Нет. — Джорджия взяла свою сумочку и карманный фонарик и, сделав глубокий вздох, выскользнула навстречу бушующей непогоде.

Трудно представить себе что-либо холоднее дождливой февральской ночи. Через секунду ее легкую юбку продуло насквозь, и Джорджия пожалела, что не потрудилась как следует застегнуть кнопки на боди. Рори распахнул свою куртку и укрыл ее.

— Может, так будет потеплее?

Она убрала с лица мокрые волосы, посмотрела Рори в глаза и поняла, как она его любит. С большим трудом они молча протащились целую милю. Порывистый ветер сбивал с ног, они промокли до мозга костей, руки и ноги онемели от безжалостного дождя. Сколько раз Джорджия увольняла людей, попадавших в такие ситуации, считая их безмозглыми тупицами, которым нельзя доверять ничего, кроме велосипеда?

Наконец, совершенно выбившись из сил, Джорджия остановилась.

— Рори, прости. Я всегда все проверяю перед выездом, это уже стало второй натурой. Вода, масло, давление и… бензин. Просто сегодня я торопилась ускользнуть прежде, чем бабуля начнет меня допрашивать.

— Ничего страшного. — Его зубы стучали. — Я уже начинаю привыкать к тому, что мы с тобой застреваем в богом забытых местах и обязательно в самую скверную погоду. Если бы стояла благоухающая летняя ночь, и стрекотание цикад услаждало бы наш слух — или что-нибудь в этом роде, — я уверен, нам было бы не так весело.

Джорджия рассмеялась. Это было непросто, так как макияж уже давно тек по лицу, а мокрые волосы прилипли к воротнику красного костюма.

— О, черт! По-моему, у меня начался насморк. Рори моментально достал из кармана промокший платок и протянул ей.

— Сконцентрируйся на движении. Это поможет психологически… Боже, ты слышала? Что за звук.

— Наверное, цикады? — съехидничала Джорджия, запихивая платок в сумочку.

— Посвети-ка вон туда, в самую гущу деревьев.

Джорджия достала фонарик и осветила то место, на которое он показал. Мокрые кусты блестели и сгибались под ветром. Джорджия покачала головой.

— Только не вздумай лезть туда и рыться в кустах. Мало ли что там может быть, лучше пойдем дальше.

— Это было похоже на чей-то плач. — Рори взял из ее заледеневших рук фонарик. — Мы не можем просто так уйти.

— Может, там кто-то забавляется? — Джорджия, лишившись теплой куртки Рори, вся тряслась от холода. — Боюсь, они не скажут спасибо за то, что ты им помешал.

Но Рори уже пробирался сквозь заросли.

— Сомневаюсь, что мы можем застать кого-то на месте преступления в такую погоду.

Боясь оставаться в темноте, Джорджия последовала за ним. Ветки так и норовили выколоть ей глаза или вцепиться в волосы, а земля превратилась в зыбучие пески. Шмыгая носом за спиной Рори, стараясь не отставать от прыгающего туда-сюда луча фонарика, Джорджия шла за ним и неожиданно врезалась в своего спутника, когда тот остановился.

— Ну, что там?

— Вот сволочи! — Голос Рори дрожал от злости. — Это надо же, ты только посмотри!

Джорджия уставилась на комочек белой шерсти, съежившийся под шелестящими ветками в попытке укрыться от проливного дождя.

— О господи! Да его же привязали! Дай мне фонарик.

Рори кинул ей фонарик и тут же опустился на колени, склонившись над гниющими листьями, в которых лежало маленькое существо. Не обращая внимания на колючий ветер, трепавший ее юбку, Джорджия присела рядом и услышала отчаянный визг и ласковый, успокаивающий голос Рори.

Он повернулся к ней и тихо сказал:

— Какой-то бессердечный мерзавец привязал щенка веревкой. Чем больше малыш старался вырваться, тем сильнее промокала веревка и тем крепче затягивались узлы. Видимо, им очень хотелось от него избавиться. Нет ли у тебя с собой чего-нибудь, похожего на складной нож?

Она покачала головой, отгоняя слезы.

— Я все оставила в машине. Хотя, подожди-ка. — Она стала рыться в сумочке, роняя что-то в темноте. — Вот, у меня есть маникюрные ножницы, но они очень маленькие…

— Сойдет, — сказал Рори, поворачиваясь к комочку. — Не бойся, дружок, мы тебе больно не сделаем. Я только… эй, не дергайся!

Джорджия смотрела, как Рори терпеливо возится с грязной веревкой, время от времени гладя щеночка, чтобы тот успокоился. Джорджия молилась про себя. Ее переполняла злость на тех, кто это сделал.

Наконец она услышала радостный возглас Рори:

— Все! Вот и умница!

Подняв испуганное животное, и осторожно накрыв его своей курткой, Рори посветил фонариком на землю. Весь выигрыш Джорджии валялся в кустах и уже покрылся слоем мокрой грязи. Смахивая слезы, она нагнулась и стала собирать банкноты. Они неожиданно потеряли для нее всякую ценность.

Они с трудом выбрались обратно на дорогу и стали с интересом рассматривать маленькое существо. Щенок был белым, но его сбившаяся шерстка стала серой от дождя и грязи. Крошечное костлявое тельце колотилось о промокшую рубашку Рори. От возмущения Джорджия не могла произнести ни слова, она лишь молча погладила лохматую голову собачки. Щенок захлюпал носиком, открыл большие шоколадные глаза и лизнул ее руку маленьким розовым язычком.

Рори сказал осипшим голосом:

— Я думаю, нам надо добраться до дома как можно скорее. Уверен, что Эрику не повредят теплая постель и хороший ужин.

— Эрику? — Сопротивляясь порывам шквального ветра, Джорджия старалась перекричать шум дождя. — Почему ты решил назвать его Эриком?

— А почему бы и нет?

Через полчаса они кое-как добрели до извилистой дорожки, ведущей к коттеджу. Эрик то и дело выглядывал из-под куртки. Рори передал Джорджии ключи.

— Ты не могла бы открыть дверь? Я просто не хочу его тормошить.

Открыв дверь, Джорджия долго отыскивала на стене выключатель. Они стояли, уставившись друг на друга. Их элегантные наряды превратились в мокрые и грязные лохмотья. Рори ехидно заметил:

— Ну и видок у тебя!

Он провел ее через крохотную прихожую в гостиную. В камине тлели угли, и развести огонь не составило труда. Вскоре по комнате уже гуляли тени языков ожившего пламени. Рори бережно положил Эрика на красный с золотым половичок у камина и включил две настольные лампы.

— Ой! — Джорджия была очарована. — Какая восхитительная комната. — Она присела рядом с Рори и погладила Эрика. — Как ты думаешь, он не простудился?

Эрик поднял грязную лапу и положил ее на ладонь Джорджии.

— Думаю, нет. Мы его высушим, покормим и уложим спать. Завтра отвезу его к ветеринару — пусть посмотрит, так будет спокойнее. Хотел бы я встретиться с той сволочью, которая это сделала. Я даже и представить себе не мог, что люди на такое способны.

— К сожалению, люди проделывают подобное достаточно часто. Двух наших собак мы нашли на дороге, а третью вытащили из приюта, куда она попала из-за того, что хозяева с ней жестоко обращались. Наверное, Эрика подарили кому-нибудь на Рождество, а потом он просто утратил свое очарование, ведь за собакой надо ухаживать. Бедный малыш!

Они смотрели на Эрика с видом родителей, гордившихся своим чадом, а тот, обнюхивая непривычное окружение, завилял своим коротеньким хвостиком и растянулся у камина с довольным видом.

Рори кашлянул.

— Я… хмм… пойду принесу пару полотенец. Хочешь, сделаю тебе ванну?

— Не утруждайся, — тут же отрезала Джорджия. — Мне сейчас совсем не холодно. Сначала нам надо устроить Эрика.

— Я сам об этом позабочусь, а ты пока согрейся и высушись. Ванная в конце холла. Я заброшу тебе джинсы и свитер. Это, похоже, становится традицией.

Ванная комната, отделанная белым и зеленым, была наполнена теплом, исходящим от допотопного радиатора. Сама ванна стояла на ножках, и над ней возвышались два крана. Джорджия, которой не терпелось все с себя снять и плюхнуться в долгожданную теплую воду, представила, как Рори купается здесь — Рори во всем его великолепии. Она постаралась отвлечься от этих предательских мыслей, изучая туалетные принадлежности, лежащие на подоконнике. Его запах был повсюду — едва уловимый, тонкий аромат лаванды. Джорджия избавилась от промокшей одежды, но поскольку промокло все ее тело, она стала энергично растирать себя пушистым полотенцем.

Согревшись, она натянула на себя джинсы и свитер Рори. Несмотря на то, что одежда была чистой, она все равно чувствовала его запах, аромат одеколона и свежесть стирального порошка. Джорджия обхватила себя руками, размышляя, стирает ли Рори сам или пользуется прачечной. В ней все больше разгоралось любопытство, ведь она так мало о нем знала. Не желая больше оставаться в ванной наедине с корзиной для грязного белья, она закатала рукава свитера и штанины джинсов, взяла свои колготки, боди и красный костюм и вышла в прихожую.

Рори, который уже сменил свой виндзорский наряд на темно-серый свитер и черные вельветовые брюки, как раз появился из кухни.

— Я поставил чайник. Ты точно не хочешь принять ванну?

— Нет, честно. Так хорошо быть сухой. — Она последовала за ним в гостиную. — Привет, Эрик. Ой, смотри, он уже откликается на свое имя!

Эрик во сне завилял хвостом.

— Я высушил его и напоил теплым молоком. Покормим его чуть позже. — Рори убрал прочь газеты и журнал для водителей, валявшиеся на диване, и поднял с пола темно-зеленую кружку. — Я приношу извинения за неяркие цвета. Но если ты станешь здесь постоянным посетителем, то я, пожалуй, разорюсь на кружки цвета розовой сахарной ваты с фиолетовыми звездочками.

— Да, я думаю, тебе придется это сделать.

Свернувшись калачиком на диване, в тепле и уюте, глядя на барабанивший за окном дождь, Джорджия вздохнула с облегчением.

— Я ужасно устала, и ты, должно быть, тоже. Мне, наверное, лучше уйти после того, как мы попьем чаю. Можно воспользоваться твоей машиной? Я заеду за тобой утром, привезу бензин, и мы съездим заправить мой «ровер», а потом…

— Лучше не надо.

— Почему? — Джорджия поморщила нос. — Вряд ли тебе захочется самому везти меня сейчас домой.

— Нет, я не об этом. Оставайся здесь! — Он вопросительно поднял брови: — Останешься?

— Это зависит от того, сколько у тебя спален.

— Одна.

— Ох, — она прикусила губу, — Рори, видишь ли…

— Ты можешь спать на кровати, а я на диване.

Джорджия отодвинулась от него и покраснела.

— Извини, я подумала…

— Что я имею в виду одну спальню и одну кровать, на которой мы будем спать вместе? — Слабый свет камина освещал его улыбку. — Ну, вообще-то, можно и так.

Они посмотрели друг на друга. Джорджия знала, что если она останется, то Рори вряд ли будет спать на диване. А вдруг он возьмет да и бросит ее после этого? Она всегда старалась не торопить события. К чему рисковать? Рори поцеловал ее в кончик носа.

— Будем считать, что ты ответила мне что-то вроде: «Очень мило, но давай как-нибудь в другой раз, когда я узнаю тебя получше», хорошо?

— Извини меня.

— Не извиняйся. — Его улыбка осталась прежней. — Все хорошее в жизни стоит того, чтобы подождать, и я подожду, Джорджия. Обещаю. — Он поднялся и поставил ее на ноги, снова поцеловав. — Пойду заварю чай. Можешь пока осмотреться здесь. Чувствуй себя как дома.

Джорджия слышала, как Рори возится на кухне. Погладив спящего Эрика, она прошлась по гостиной. «Какая мебель уже была здесь, а какую Рори привез из Лондона?» — недоумевала Джорджия. Все предметы обстановки были очень старыми, но в хорошем состоянии. Занавески и подушки темно-зеленые, из вельветовой ткани, а стулья и диваны — цвета блеклого золота. На каждом столе стояли лампы, а стены были увешаны фотографиями. Джорджия стала изучать их.

Рори предстал перед ней на разных этапах своей жизни. Он всегда был симпатичным. Не удивительно, что здесь не было Руфуса, не увидела она также и блудную Стефани. Джорджия остановилась у фотографии, на которой, скорее всего, были запечатлены его родители. Наверное, они фотографировались в отпуске: оба были в легкой разноцветной одежде, а на заднем фоне виднелись пальмы. Определенно, их гены смешались в Рори, решила Джорджия. Светлые, густые волосы и голубые глаза достались ему от матери, а фигурой он пошел в отца. Что-то вдруг показалось ей странно знакомым в этой парочке. Кого же из них она недавно видела? Судя по одежде и прическам, фотографии было лет двадцать. Джорджия покачала головой. Нет, она не могла их знать. Просто красивая, молодая пара, любящая друг друга, если судить по их виду. И все же…

Джорджия всмотрелась пристальнее. Она была совершенно уверена, что никогда раньше не видела отца Рори. Но вот его мать… В ее лице было что-то неуловимо знакомое. Теперь ее волосы наверняка уже не такие светлые и пышные. Но глаза, скулы, необузданная энергия, которая исходила от этого изображения в рамке, — наверняка все это осталось…

Джорджия в ужасе прикрыла рот рукой. Она действительно видела его мать раньше. Причем совсем недавно. Это была та самая женщина, которая вылетела из «Ионио» и умчалась на шикарном «ягуаре». Мать Рори была председателем корпорации «Вивиенда».