Прочитайте онлайн Семейный бизнес | Глава двенадцатая

Читать книгу Семейный бизнес
3016+1443
  • Автор:
  • Перевёл: А. Набирухина
  • Язык: ru

Глава двенадцатая

— …Так что это задание как раз для Джорджии! — Сесилия постучала кончиком ручки по своему блокноту и окинула взглядом всех собравшихся в бунгало Триш. — И чем скорее она начнет, тем лучше. Возражений нет?

Возражений, разумеется, не было. Сесилия кашлянула.

— Джорджия, дорогая, а ты что скажешь?

— А? — Джорджия удивленно досмотрела на них. — Извините, я прослушала. — Ее мысли были очень далеко; сначала в «Семи звездах», а затем они перенеслись в машину Рори, к офису «Диадемы». Поцелуй в пабе был многообещающим знаком перемирия. Своего рода благословение. Позже, когда Рори повез ее и Сабрину домой после репетиции, то к великой радости Джорджии, он сначала высадил Сабрину, а потом, когда они остались наедине, поцеловал ее. Этот поцелуй был не безумно страстным, но зато долгим и нежным, и Джорджия встретила его губы с не меньшим энтузиазмом. Она не пригласила Рори зайти. Это было бы преждевременным, к тому же они оба очень устали.

— Дорогая. — Сесилия нахмурилась. — У нас совет акционеров. Конечно же, здесь все свои, но все-таки мы на заседании совета. Мы боремся за выживание. Пожалуйста, постарайся сосредоточиться.

— Я уже сосредоточилась. О каком задании идет речь?

— Проникнуть в тыл «Вивиенды»… точнее, в «Ионио», — сказала Сесилия. — Нужно раздобыть информацию изнутри об их планах, прежде чем открыть предупредительный огонь по кораблям противника. Ты прекрасно подходишь для этого.

Все присутствующие улыбались и кивали. Сесилия и Кен, Триш и Джед, Барни и Мари — все они были акционерами «Диадемы». Джорджии вдруг показалось, что она видит присутствующих словно в каком-то нежно-розовом тумане. Удивительное явление! Весь окружающий мир предстал перед ней в розовом свете с того самого дня, когда Рори подвез ее домой. И та поездка по шоссе была очень красивой.

— …Поэтому просто заскочи к ним по дороге, прикинься секретаршей или кем-нибудь в этом роде. Якобы ты уже ехала домой с работы, а твоему боссу вдруг понадобились записи о доставках в Лютон и Дарлингтон, и… в общем, сама придумаешь. Ты ведь уже делала это раньше, и у тебя неплохо получалось.

— Что? — Джорджия вернулась в реальность. — То есть, да… замечательно.

Триш захихикала и поднялась.

— Я поставлю чайник. Мне кажется, мы уже все обсудили. Джорджия, пойдем, поможешь мне.

Джорджия проследовала за Триш на белоснежную кухню, отделанную сверкающим хромом. Здесь, как всегда, было стерильно чисто, и в резком свете ламп казалось, что они находятся в операционной. Джорджия, которая никогда не была идеальной хозяйкой, ощущала трепет в этом храме чистоты.

— Ты хоть понимаешь, что только что согласилась сделать? — Триш поставила белоснежные чашки на еще более белоснежные блюдца. — А ты знаешь, какое сегодня число? Или нам стоит начать с самого легкого: ты помнишь, как тебя зовут?

Джорджия облокотилась на столик и рассеянно улыбнулась.

— О боже! — Триш насыпала в белоснежный чайник заварки. — У «Диадемы» нет никаких шансов победить «Вивиенду», если ты не придешь в себя. Ты уже написала его имя на своем пенале? Сабрину уже перевели во второй эшелон?

— Какую Сабрину?

Смеясь, Триш высыпала всю пачку шоколадного печенья на тарелку.

— Это надо же так задурить голову бедной девушке?

— Когда мне нужно будет ехать в «Ионио»?

Триш передала ей поднос.

— Только не урони. Завтра.

— Ну и ну! — Джорджия остановилась на пороге. — А позволь спросить: известно ли тебе, какой завтра день?

— Слушай, говори нормальным языком, а то я тебя сейчас стукну!

— День святого Валентина. — Джорджия улыбнулась. — И Рори пригласил меня на ужин. Ну разве это не чудесно?

* * *

На следующий день, ровно в половине четвертого Джорджия припарковала свой автомобиль во дворе «Ионио», рядом с «ягуаром» последней модели. Утром она доставила товары в Басингстоук на «скании» и успела заехать домой, чтобы принять душ и переодеться в кремовый костюм от Лорель. В нем она была больше похожа на секретаршу, чем на водителя грузовика.

Джорджия не обнаружила у своей двери никаких признаков валентинок — ни под половиком, ни где-либо еще. Впрочем, ее это не расстроило. Она и не ждала ни от кого поздравлений.

Джорджия заперла машину и поежилась от холода. Промозглый северный ветер разгонял дождевые тучи, со свистом проносясь по ветвям деревьев и увлекая за собой бумажный мусор. Стянув волосы в типичный для секретарши хвостик, она прошла через двор. Сейчас главное — держать себя в руках. Ни в коем случае нельзя угрожать этой компании, которая как черная туча нависла над всей ее жизнью. Джорджия вздохнула: это будет не так-то просто.

Во времена Клода Фоскетта у «Ионио» были ветхий офис и полуразвалившийся ржавый сарай, где стояли четыре грузовика. Теперь же светло-голубой и грязновато-белый цвета «Ионио» вытеснила красно-желтая фирменная раскраска корпорации «Вивиенда». Офис переехал в кирпичное двухэтажное здание, а грузовики перекрасили. Автомобильный парк пополнился несколькими совершенно новыми «вольво». Во всем чувствовалось благополучие и процветание.

Пробившись между самосвалом и бетономешалкой, не обращая ни малейшего внимания на улюлюканье рабочих, укрывавшихся от ветра в вагончике, Джорджия направилась к офису. Новоявленные свидетельства богатства и успешного развития подействовали на нее угнетающе. В былые времена «Диадема» и «Ионио» мирно сосуществовали рядом, они все знали о контрактах друг друга и даже не думали о том, чтобы их перехватывать. То, что Джорджия увидела теперь, совсем не напоминало старые добрые времена.

— Здравствуйте! — Красивая чернокожая девушка-администратор улыбнулась ей из-за своего стола. — Чем могу помочь?

Клод Фоскетт никогда не забивал себе голову искусством приема клиентов. Желающий воспользоваться услугами компании с трудом пробирался в ветхий домишко, где он работал, окруженный клубами табачного дыма. Перекрикивая работающий на пределе радиоприемник, Клод сообщал о заказе толстушке с крашеными рыжими волосами.

— Добрый день! — Джорджия постаралась войти в роль секретарши. Ей пару раз уже приходилось выполнять подобные задания по просьбе Сесилии, и она легко запомнила текст своей роли. Однако сегодня ситуация была сложнее, намного сложнее. — Я работаю в маленькой компании в Оксфорде, и мы хотим начать дело в этом районе. Сейчас мы пользуемся услугами временных перевозчиков, но когда откроем здесь филиал, то нам потребуется постоянный партнер. Мой босс хотел бы встретиться с вами для более детального разговора. А я просто сейчас проезжала мимо и решила заскочить.

Одной рукой девушка начала что-то печатать на компьютере, а другой вытащила фирменный бланк. Клод, помнится, обходился тетрадью и карандашом.

— Очень интересно. Я уверена, что мы сможем вам помочь. У вас есть собственный транспорт?

— Маленький фургон. Но нам понадобятся трейлеры.

— Да, конечно. Пожалуйста, присаживайтесь, я подготовлю для вас прайс-лист.

Джорджия села, а девушка принялась за работу. Она выглядела очень элегантно в своем темном костюме с белым воротничком, белыми манжетами и со скромным золотым украшением. Ее иссиня-черные волосы были уложены на затылке в узел. Казалось, такого администратора подобрали специально, чтобы усилить впечатление, которое производило на посетителя богатство новых владельцев «Ионио».

Сквозь жужжание принтера Джорджия услышала голос девушки:

— Я уверена, вы найдете наши цены очень выгодными. Вы уже делали запросы в другие компании?

Вздрогнув, Джорджия подняла глаза.

— По-моему, мистер… мм… Маркхэм говорил что-то о другой фирме из… Милтон-Сент-Джон? Нет, Аптон-Поуджез. Кажется, «Диамеда»? Или «Диамонда»?

— «Диадема»? — Девушка подняла брови от изумления. — Не советую с ними связываться. Насколько я знаю, они вообще сейчас на грани банкротства.

Джорджия гневно посмотрела на нее, чувствуя прилив ярости. Девушка с улыбкой продолжала:

— Знаете, как это бывает с маленькими компаниями: они не могут позволить себе ремонтировать парк, не способны отвечать современным требованиям законодательства.

Плотно сжав губы и втянув в себя щеки, чтобы не проронить ни звука, Джорджия закивала. Администратор уставилась на нее.

— Зуб прихватило?

Джорджия опять кивнула и на всякий случай поджала под себя руки, чтобы не вцепиться в тонкое горло с золотой цепочкой.

— Очень вам сочувствую. Мне обычно помогает масло гвоздики. А вот как раз то, что вам нужно.

И мнимая Джессика Сарджент, секретарша некоего Грегори Маркхэма, страдавшая от зубной боли и работавшая в компании «Маркхэм и Пибоди» (эта фирма производила запчасти, в основном на экспорт, и располагалась сразу на выезде из Оксфорда), была щедро снабжена всеми прайс-листами, включая расценки на поездки в доки, аэропорты и по другим направлениям, по которым «Диадема» выполняла постоянные рейсы.

— Пожалуйста, договоритесь с мистером Маркхэмом о встрече с нашим директором мистером Вудхедом, разумеется, после того как ваш босс посмотрит наши предложения, — сказала администратор, когда Джорджия встала, собираясь уходить. — Это стандартные тарифы, но мы всегда готовы сделать скидки постоянным клиентам.

Они улыбнулись друг другу на прощание. Когда Джорджия уже выходила из дверей, ухоженная женщина лет шестидесяти неожиданно появилась из смежной комнаты и заторопилась к выходу, чуть не сбив ее с ног.

— Прошу прощения! Я вас не заметила! — И она кивнула администратору: — Эдель, все звонки, которые поступят в ближайшие двадцать минут, переключай на мой мобильник. Я буду в дороге. Если придет что-то важное, пришли факсом в Лондон, я потом разберусь.

Даже краем глаза Джорджия разглядела, что незнакомка одета в дорогой костюм из твида, а ее светлые волосы слегка подкрашены. Женщина направилась к «ягуару», стоявшему во дворе.

— Это миссис Кендел. Из главного офиса «Вивиенды» в Лондоне, — сказала администратор Джорджии. — Она всегда занимается новыми компаниями, вошедшими в состав «Вивиенды». Она очень много работает, сама решая все проблемы, несмотря на то что она председатель корпорации.

Джорджия увидела, как «ягуар» рванул со стоянки. Если бы она только знала, что вечно куда-то спешащая миссис Кендел находилась в этом здании! «Вивиенда», должно быть, серьезно взялась за раскрутку «Ионио», если они послали сюда своего председателя. Это не предвещало ничего хорошего.

Джорджия поспешила обратно в свой автомобиль. Рабочие уже исчезли. Она села в машину, на ходу просматривая только что напечатанные на лазерном принтере бумаги. Их содержание ее совсем не обрадовало. Даже без скидок некоторые цены были намного ниже, чем в «Диадеме». Как и говорил Алан, они обошли их по ценам, причем оставив далеко позади. Сесилии все это очень не понравится. А уж что касается грязных сплетен… Джорджия запихнула бумаги в кейс и завела машину.

Когда она вернулась в Аптон-Поуджез, «скания» и оба «магнума» стояли во дворе. Она поняла, что Рори вернулся, и угроза, надвигающаяся от «Вивиенды», растворилась в радости. Забыв о том, что она в костюме и на непривычных для нее высоких каблуках, Джорджия вбежала в офис.

— Ой! — На ее столе лежала красная роза. Джорджия взяла в руки коробочку с красиво завязанными ленточками в поисках открытки или записки.

— Это от Рори! — Триш появилась из соседней комнаты с неизменным кофе и печеньем. — И прежде чем ты растаешь от счастья, как мороженое, и расползешься по полу, хочу сообщить тебе, что мы все получили точно такие же. Я, Мари, Сабрина и даже твоя бабуля.

Радости Джорджии не было предела.

— Это так мило с его стороны.

— Да уж! — Триш с грохотом поставила кружку на стол. — А твоя бабушка, конечно же, едва успевала открывать дверь посетителям из цветочного магазина. Цветы от Кена, Спенса, Тома Леннарда, от Леона из ресторана, от разных клиентов и бог знает от кого еще. Мне так, от Джеда только карточка досталась. Ну как дела?

— Как обычно. Тонны работы, ты же знаешь. Потом разберемся.

— Понятно. Как прошла твоя вылазка?

— Плохо дело! — Джорджия села за стол. — Совсем плохо!

* * *

Она рассказывала о своем визите в «Ионио» Сесилии. Они сидели в гостиной, которая сегодня была похожа на похоронный зал мафии. Цветы торчали изо всех ваз и кувшинов. Открытки, украшенные атласными сердечками и блестящими розочками, украшали камин.

Сесилия слушала Джорджию, бегая по комнате в одной туфле на высоком каблуке и на ходу вдевая маленькие бриллиантовые серьги. Она нахмурилась.

— Это выглядит чрезвычайно подозрительно. Я просмотрела их расценки: похоже, ты права. Они сознательно сбивают цены. Как только ты еще не ударила эту администраторшу! Надеюсь, она понимает, что мы можем подать в суд за клевету. Нам нужно осторожно следить за ними.

— Мне кажется, мы должны следить и за тем, что происходит у нас под носом. — Джорджия посмотрела на свое отражение в зеркале над камином. Ее было почти не видно из-за стоящих на камине валентинок.

— Уж не думаешь ли ты, что они пользуются информацией, которую поставляет им кто-то из наших? Боже, как ужасно звучит! Мы не должны так думать. К тому же цены — это не самое главное, верно? Уж с этим-то мы как-нибудь справимся. А вот слухи о ненадежности и поломках нанесут нам гораздо больше вреда. Тут уж никто из «Диадемы» не виноват.

Джорджия закусила губу.

— Боже, как все ужасно. Нам теперь придется сбросить цены?

— Пока еще рано. — Сесилия взяла свой каракулевый полушубок. — Подождем какой-нибудь очередной неприятности. Если мы опять подведем «Джеромз», или если «Леннардз» вдруг решат, что мы ненадежные или нечестные партнеры, вот это будет действительно ужасно. Но пока все они ведут себя как паиньки. А, к черту все — давай хоть ненадолго забудем об этом! Ведь сегодня самый романтический вечер в году. Ты такая красивая. Этот наряд — для Чарли? Если да, то ты в нем пробудешь недолго — Чарли явно захочет его снять.

Джорджия покачала головой.

— Нет, не для Чарли. Это для Рори.

— Чудесно! Это даже лучше! — Сесилия обняла ее. — О, Джорджия, я надеюсь, это именно тот мужчина, который тебе нужен.

Джорджия была согласна, но очень уж неожиданно все произошло. После долгих лет вполне устраивавшего ее одиночества появление Рори заставило Джорджию призадуматься о совместной жизни и любви, о домашних заботах и детях. Эти мысли волновали ее.

Сесилия одобрительно взглянула на ее алое платье.

— И куда вы пойдете?

— Не имею ни малейшего понятия. Поужинать — так он сказал. Я бы хотела, чтобы он пригласил меня в свой новый дом.

Сесилия взяла сумочку.

— Сначала установи правила игры, дорогая. Все должно проходить на нейтральной территории. Хотя, конечно же, если ты в ответ пригласишь его зайти к нам, утром я постараюсь быть очень осторожной.

— Нет, этого не будет! — Джорджия еще не забыла, что он провел ночь с Сабриной. — Во всяком случае, не сегодня. И… кто же добился твоей руки на сегодняшний вечер?

— Кенни, разумеется. Слава богу, мы ужинаем в «Рандольфе». Насколько я понимаю, он заказал там номер.

«И наверняка в этом номере будет только одна кровать», — подумала Джорджия.

— Это замечательно! Развлекайся как следует.

Сесилия горячо поцеловала внучку и направилась к двери.

— Ты тоже, дорогая. И не думай сегодня о «Вивиенде». Постарайся быть радостно-беззаботной.

Но Джорджия вовсе не чувствовала себя беззаботной. Как только Сесилия ушла, она вернулась на свою половину. Она нервничала, как школьница на первом свидании. Ей казалось, что стрелки настенных часов двигались в обратном направлении. Даже ее наручные часы шли удивительно медленно, отчего у Джорджии пересохло во рту.

Собаки услышали дверной звонок одновременно с хозяйкой и, как всегда, радостно понеслись вниз по лестнице.

Рори, одетый в темно-серый костюм и светло-серую рубашку с галстуком, стоял на пороге.

— Ты великолепна! — Он вошел в прихожую. — А это тебе.

Джорджия приняла букет белых фрезий и взглянула на кавалера.

— Ой, какие красивые. Спасибо. А как же роза?

— Мне не хотелось никого оставлять без внимания. — Рори гладил окруживших его кошек и собак обеими руками, не глядя на Джорджию. На свету в прихожей были видны снежинки на его светлых волосах, сверкающие, словно бриллианты. — Наверное, этот жест оказался неприемлемым для группы воинствующих феминисток?

— Что ты, всем было очень приятно. Особенно Сабрине. — Тут Джорджия поняла, что сказала лишнее. Не хватало еще выглядеть ревнивой стервой. Она зачем-то замахала руками. — Ну, ты же знаешь, она у нас теперь звезда подмостков… Я думаю, Сабрине нравится, когда ее засыпают цветами.

Рори поднялся и засмеялся.

— Да, она уже позвонила мне и поблагодарила. Кстати, Сабрине еще принесли букеты от Чарли и Алана. Или я не должен был тебе этого говорить?

«Ну и ну, — подумала Джорджия, доставая свой жакет. — Дело не в том, что Алан и Чарли послали Сабрине букеты, а в том, что она знает номер телефона Рори. Алан, положим, всегда очень внимателен к дамам. А Чарли… — Она достала и надела жакет. — Чарли, скорее всего, просто ищет себе подружку на сегодняшний вечер».

Джорджия пристально взглянула на Рори, поправляя воротник. Он был невозмутим. Наверное, Сабрина была для него просто увлечением на одну ночь. Это, разумеется, мало что меняло, но все же лучше, чем другие возможные варианты.

— Сейчас, я только поставлю их в воду. — Она понюхала цветы. Аромат заставил ее сердце биться еще сильнее. — Они просто божественны.

Рори проводил ее до кухни и остановился около дверей. Она дрожащими руками поставила фрезии в вазу. Когда в прошлый раз они оказались вместе на кухне, дело закончилось поцелуем.

— Куда мы пойдем?

— В ресторан «Леонз». Надеюсь, ты не против?

— Восхитительно! — Чуть отойдя от Рори, Джорджия ногой тихонько загнала обратно в прихожую собак, которые так и рвались на кухню. Ее охватило желание повторить тот эпизод. — Я, вообще-то, ни разу там не бывала, только брала еду навынос.

— Я тоже. — Его глаза блуждали по кухне. — В прошлый раз, когда я здесь был, я многого не заметил. Все очень…

— Яркое?

Он кивнул.

— И веселое. Я и не думал, что бывает столько оттенков желтого.

— Я тоже не думала. — Она улыбнулась ему через плечо. — Я приволокла миллионы пробных тюбиков краски и от души малевала. В пасмурные дни здесь всегда солнечно.

— А в хорошую погоду?

— Даже тосты не сделать без солнцезащитных очков!

Они вышли на улицу, и Рори распахнул перед ней дверь машины.

— Даже не знаю: где начинается мужской шовинизм, а где кончаются хорошие манеры? Я пока все делаю правильно?

— Очень даже. Я не верю в феминизм в День святого Валентина.

— А во что же ты веришь? — Рори завел машину, и они двинулись в сторону главного шоссе.

— Да много во что! — Джорджия радостно прижалась к своему сиденью. — В добрых волшебниц, в Санта-Клауса, в чудеса под Рождество…

Рори с серьезным видом всматривался в лобовое стекло.

— Я тоже.

«Вот тебе и мужской шовинизм!»

«Леонз» был переполнен сияющими от счастья парами. На каждом столике красовались алые розы, а до неприличия пухленькие фигурки купидонов служили подставками для меню. Под потолком были развешаны гирлянды из переплетенных сердечек, приглушенно звучала музыка.

Рори осматривался с любопытством.

— Тебе здесь нравится? Или, может быть, ты предпочла бы ужин при свечах?

— Ни в коем случае. Это уж слишком по-взрослому.

Они продолжали хихикать, когда Леон, хозяин ресторана, обрушился на них с предложениями из меню, как всегда оглушительно крича и демонстрируя при этом свои желтые зубы. Они заказали несколько мясных блюд и салатов.

— А что будете пить? — Леон одним махом убрал купидона, держащего меню. — Полагаю, шампанское?

— Именно. — Рори кивнул. — Правда, пить его придется в основном Джорджии, потому что я за рулем.

— Мой братец подкинет вас домой, если уж слишком надеретесь, — радушно предложил Леон. — Так что никаких проблем. А как там мисс Сесилия? Она получила мои цветы?

— Получила, — серьезно сказала Джорджия. — Они очень красивые. Бабушка как-нибудь зайдет поблагодарить вас лично.

Леон, которого Сесилия уже не раз лично благодарила, покраснел и отошел от них. Джорджия посмотрела на Рори, и оба рассмеялись.

Они расправились со всей горой еды, которую им принес Леон, без особых проблем.

— Как приятно видеть девушку с хорошим аппетитом! — Рори положил пахлаву на тарелку с пудингом. — Большинство женщин ужасно капризны.

— Я так много съела? — Джорджия поднесла ко рту последнюю ложку мороженого, гадая, не о Стефани ли он говорит. — Но даже если и так, я не собираюсь оправдываться! Я ведь, если ты помнишь, водитель грузовика…

— Разве я могу это забыть? Просто после той памятной ночи у меня создалось впечатление, что ты ешь как воробей. — Его взгляд смягчился. — Я бы не прочь это повторить.

— Но мы еще это не доели.

— Да я про другое. — Он до краев наполнил свой бокал шампанским. — Нет, конечно, еда замечательная. Но я имел в виду ту нашу поездку. Она мне так понравилась.

— Мне тоже. Можно вместе скататься в Шотландию. — Джорджия чуть пригубила шампанское, стараясь скрыть рвущуюся наружу радость. — У нас есть в расписании один длинный рейс туда через пару недель.

— Это будет здорово. Я каждый день благодарю судьбу, что попал в «Диадему».

— Неужели? Это же означало для тебя возвращение к прошлому, которое ты так хотел забыть. Я имею в виду, что ты пустил тут корни, и все такое.

Рори поднял кофейную чашку.

— Ну, корни я пустил, положим, всего лишь на ближайшие шесть месяцев. Я не очень-то похож на многолетнее растение. И все же, — он взял ее руку, — воспоминания уже не мучают меня по ночам. У меня такой замечательный дом — с нетерпением жду, когда ты его увидишь.

Джорджия затаила дыхание. Неужели это было приглашением остаться у него на ночь? Рори сжал ее руку.

— Я еще не все сказал. Я… мне скоро привезут вещи из Лондона. Наконец-то я обзаведусь настоящим домом. Когда все обставлю, то позову тебя на обед.

Джорджия вздохнула с облегчением, стараясь не выдать своего разочарования. Она уже начисто позабыла о том, что сама собиралась отказать Рори, если бы он предложил ей провести ночь вместе.

— С удовольствием посмотрю твой дом. Меня мало волнует беспорядок.

— Меня, в принципе, тоже. Но для меня очень важно, чтобы коттедж «Виндвисл» предстал перед тобой таким, каким я сам хочу его видеть.

— Ладно, скажешь, когда там будет красиво, как в журнале по интерьеру, и я сразу приеду. Я тоже хочу тебя кое о чем спросить.

Рори откинулся на спинку стула, все еще держа ее руку.

— Когда-то давно я приглашала тебя посмотреть на Шалуна, а потом… в общем, ничего не получилось.

— Не получилось. — Рори взглянул на нее с улыбкой. — Кажется, нам тогда что-то помешало.

— Через неделю Шалун будет участвовать в скачках в Виндзоре. Не хочешь поехать туда со мной? — Она опять затаила дыхание. Боже, только бы не оказалось, что он уже договорился с Сабриной куда-нибудь пойти в этот день. — Я… я никому об этом пока не сказала, даже бабушке. Я просто хочу посмотреть, справится ли Шалун. Вдруг ему не захочется прыгать, или он испугается, или упадет? Я не хочу, чтобы над ним смеялись.

— Все понятно. Джорджия. Я бы очень хотел поехать с тобой. Сабрина что-то говорила о скачках на ужине у твоей бабушки. Интересно, ее туда кто-нибудь пригласил?

— Опять эта чертова Сабрина!

На них стали оборачиваться. Джорджия почувствовала, что покраснела. Рори чуть не упал со стула.

— Извини, мне не надо было говорить о Сабрине. Я только подумал, что она, наверное, тоже там будет, потому что они с Чарли теперь так близки.

— Ну что ж, тебе лучше знать — ты ведь провел с ней ночь.

Дребезжащая музыка вдруг стихла. Люди за тремя соседними столиками искусно притворялись, что увлечены едой. Рори сложил свою салфетку.

— Да, но мы не говорили о скачках.

— Еще бы вы говорили о скачках!

— Джорджия, посмотри на меня! — Он наклонился вперед и взял обе ее руки в свои. — Оскар тогда плакал и кричал всю ночь, и мне хотелось делать то же самое. Я ворочался на диване, ругая себя за то, что не принял твое приглашение. Я думал, что Чарли наверняка остался с тобой. И я вовсе не спал с Сабриной. Я никогда даже не думал об этом. Она определенно не мой тип.

— Не твой тип? — Джорджии захотелось сдвинуть столы в сторону и исполнить дикую пляску. — Честно?

— Честно! — Он быстро убрал галстук подальше от мороженого, нагнулся к ней и поцеловал. — И даже если бы Сабрина мне нравилась, я вряд ли переспал бы с ней. Просто смешно. А как насчет тебя и Чарли?

— Боже, нет! Он остался у Кена. Неужели ты подумал, что мы были вместе той ночью?

Рори утвердительно кивнул, и они рассмеялись.

— Еще шампанского? — Леон подскочил к столику. — А потом мой брат отвезет вас домой?

— Решено, — сказал Рори. — Гулять так гулять!