Прочитайте онлайн Семейный бизнес | Глава первая

Читать книгу Семейный бизнес
3016+1482
  • Автор:
  • Перевёл: А. Набирухина
  • Язык: ru

Глава первая

В этот субботний вечер отделение неотложной помощи больницы имени Джона Рэдклифа пользовалось особой популярностью. Джорджия, чудом проскочив через уже закрывающиеся автоматические двери, лавировала между инвалидными колясками и каталками. Нескончаемые ряды пластиковых кресел были заняты пациентами, пребывающими в разной степени алкогольного опьянения, шум стоял просто оглушительный. Объявление на маленьком электронном табло (оно больше подошло бы для зала ожидания на вокзале) гласило, что пациентов, не нуждающихся в срочной помощи, примут в течение двух часов.

Глядя на окровавленные лица и ободранные руки, Джорджия раздумывала, кто же из пациентов готов признать себя «не нуждающимся в срочной помощи». Интересно, на кого из младшего медицинского персонала (вот бедняги!) возложена обязанность им об этом сообщить? Зато топили тут на совесть. Температура приближалась к тропической, и если новое руководство больницы и пыталось перейти на режим строгой экономии, оно явно не добралось до термостата. Джорджия чувствовала, как она плавится, словно дешевая пицца в микроволновке.

«Вряд ли подобный финал танцевальной вечеринки в Торгово-промышленной палате пойдет на пользу моему здоровью», — думала Джорджия, локтями прокладывая себе путь к регистратуре. Еще совсем недавно все они дико отплясывали ламбаду, а через минуту уже, прыгнув в машины, неслись в больницу по шоссе А34. Наверняка на них уже поступили жалобы в дорожную полицию.

Искоса разглядывая лица ожидавших своей очереди, Джорджия с облегчением вздохнула. Из Аптон-Поуджез больше никого не было. Пока. Однако она прекрасно понимала, что остальные коллеги вот-вот могут примчаться в больницу, чтобы узнать подробности. Сотрудники компании «Диадема Транспорт» были сплоченной командой.

— Фамилия? — спросила регистраторша, не поднимая головы.

— Видите ли, я…

— Фамилия, дорогуша? — Регистраторша подняла голову, окинула взглядом ярко-оранжевое вечернее платье Джорджии и всю ее — растерянную и взволнованную — и кивнула. — Фамилия? Имя? Адрес? Присаживайтесь, пожалуйста. Если только, — она посмотрела повнимательнее, — это не связано с наркотиками.

— Нет, что вы. — Джорджия была изумлена. — Видите ли, какое дело…

— Я не ставлю диагнозы, дорогуша. Все расскажите доктору. Меня интересуют только ваши данные. Имя, фамилия?

— Джорджия Драммонд. Я совладелица транспортной компании «Диадема», это в Аптон-Поуджез, и…

Регистраторша, которая явно не могла дождаться перерыва, чтобы улизнуть наконец на улицу и затянуться долгожданной «Мальборо», нетерпеливо покусывала шариковую ручку.

— У нас здесь не ток-шоу «Все о вашей жизни», дорогуша. Мне вполне хватит вашей фамилии. — Ее пальцы застучали по клавишам. — Значит, вы — Джорджия Драммонд? Ну, что с вами случилось?

Джорджия почувствовала, как оранжевое платье начало прилипать к телу — отопление заработало еще интенсивнее. В этот момент она пожалела, что не надела лифчик.

— Мы были на танцевальной вечеринке, и Джед, это один из наших водителей, вдруг потерял сознание и…

Регистраторша вынула ручку изо рта и прекратила печатать, нахмурив брови.

— Неужели вы не понимаете, что в подобных ситуациях следует выражаться кратко? Я правильно поняла, что лечить будем не вас?

— Да, пациент — Джед Томас.

Регистраторша так и подскочила на своем насиженном местечке. Ее сердитый взгляд заставил бы замолчать даже самого настойчивого посетителя.

— И мистера Томаса доставили сюда, верно? На «скорой помощи»?

Джорджия кивнула:

— Да, вместе с его женой, Триш.

Регистраторша забарабанила ручкой по столу.

— Разве вы не знаете, что пострадавших из Аптон-Поуджез привозят не сюда, а в Рединг? В больницу Роял-Беркс!

— Нет. — Джорджия покачала головой. Она вовсе не собиралась ехать так далеко — аж в Рединт. — Я уверена, что карета «скорой помощи» поехала именно сюда… в Оксфорд. Бабушка мне так сказала, — закончила она дрожащим голосом. Сесилия действительно клялась, что слышала это от врачей по рации. «Ну погоди, Сесилия, не поздоровится тебе, если перепутала, хоть ты и моя бабушка!»

В этот момент вторая регистраторша приподнялась из-за стойки, поглядела на Джорджию, а затем на экран монитора и шепнула что-то первой. Та была явно раздражена.

— Ну, вот. Если бы вы мне сразу сказали, мы бы сэкономили время, дорогуша. — Она еще раз посмотрела на экран. — В Роял-Беркс, несомненно, самое большое отделение скорой помощи. Но сейчас оно переполнено, и пострадавших привозят к нам. Мистера Томаса доставили сюда и сейчас осматривают. Вы его родственница?

— Нет, но…

— Тогда садитесь, дорогуша. Но только не рядом с автоматом с напитками, если, конечно, не хотите, чтобы вас раздавили, там вечно толкотня. Следующий!

Джорджия едва передвигала ноги. Заняв место как можно дальше от опасного автомата, она старалась не смотреть на своих соседей. Давно не стриженный молодой человек крепко сжимал пальцы, обмотанные окровавленным полотенцем. Девушка, сидящая с другой стороны, постоянно ерзала на стуле. На коленях у нее шевелился какой-то сверток.

Казалось, стрелки часов парализовало. Неужели всего лишь час назад она так неумело танцевала с Аланом Вудбери? Всего лишь час назад Эзра Сэмюэлс и его группа «Латиноамериканские любовники» оглушительно играли на трубе в Аптон-Поуджез? Час назад она с ужасом смотрела, как бабушка в коротеньком черном платье от Джин Муир в ритме шимми прижималась к смокингу Спенсера Бримстоуна? Неужели всего лишь час прошел с тех пор, как Джед со стоном рухнул на пол возле столика? Джорджия попыталась расправить складки оранжевого шелка и уставилась на свои ноги.

Девушка с шевелящимся свертком ткнула ее локтем.

— Не будете ли вы столь любезны подержать его? Мне позарез надо в туалет.

— Извините, нет. Видите ли, я кое-кого жду, и в любой момент… — Джорджия попыталась отказаться от свертка.

— Да я мигом. — Девушка уже встала с места. — Наша очередь должна скоро подойти. Если вдруг меня вызовут, просто крикните мне. Меня зовут Сабрина Йетс. — Она без церемоний сунула сверток в руки Джорджии и направилась к туалету.

Не в силах преодолеть любопытство, Джорджия приоткрыла сверток. Младенец сосал кулачок и гулил, глядя на нее. Женщина инстинктивно прижала его к себе и, улыбаясь, начала баюкать. Ребенок тоже улыбнулся в ответ, загукал от удовольствия и стал сосать кулачок еще сильнее. Он захлопал длинными черными ресницами, обрамляющими темно-синие глаза. Ничего более умилительного Джорджия в жизни не видела.

— Твоя мамочка скоро придет, — прошептала она, — а потом тебя посмотрит доктор.

Ребенок, хоть и не был идеально чистым, но выглядел вполне здоровым. «Скорее всего, заболел не он, а его мать, — размышляла Джорджия, продолжая качать младенца. — Может быть, у этой ерзающей Сабрины проблемы с мочевым пузырем? Она, похоже, надолго застряла в туалете». Однако ее дальнейшие размышления были внезапно прерваны звуком раскрывающихся автоматических дверей: прибыло подкрепление из «Диадемы».

Сесилия, бабушка Джорджии, выглядела просто роскошно в своем каракулевом манто, небрежно накинутом на платье от Джин Муир. Ее светлые, коротко остриженные волосы блестели, несмотря на тусклое освещение. Бабушка прошествовала через зал регистратуры.

— Боже мой! — Сесилия уставилась на Джорджию и ребенка. — Это еще что такое?

— Младенец. Его мама на минутку отлучилась. — Джорджия посмотрела поверх бабушкиного плеча. — Ты сама доехала?

Сесилия элегантно присела на место отсутствующей Сабрины и пощекотала ребенка:

— Кенни меня подвез — за вечер я выпила несколько сомнительных коктейлей Мики Соммервиля.

Джорджия вздохнула с облегчением. Приехали только ее бабушка и Кен Полдруан. Могло быть намного хуже.

— И где сейчас Кен?

— Ищет место для парковки. Есть какие-нибудь новости о Джеде?

— Его сейчас осматривают. Я еще не видела Триш. Мне сказали, что надо подождать.

Сесилия озабоченно посмотрела на Джорджию:

— Дорогая, ты же не надела пальто. Ты, должно быть, замерзла?

— Нисколечко. Все мои теплые вещи в машине. Мне просто было некогда их надевать.

— Ну хотя бы оденься, как следует, когда отправишься домой, — сказала заботливая бабушка Сесилия. — Не хватало нам потерять еще одного сотрудника нашей компании. Ну, вот — Кенни, кажется, уже припарковался.

Кен Полдруан, механик, иногда подменявший водителей, управляющий хозяйством компании и бывший любовник Сесилии, пробирался к ним вдоль длинных рядов стульев. В щегольском белом смокинге, загорелый, с черными усиками, он был очень похож на Энгельберта Хампердинка.

— Славный малыш. — Кен дружески обнял Сесилию за плечи. «Сегодня он как никогда похож на мафиози, — промелькнуло у Джорджии в голове. — Может, все дело в освещении?» — Где ты его нашла?

— Его мама отлучилась в туалет, — пояснила Сесилия, — и попросила Джорджию присмотреть за ним… Ой, кажется, это Триш!

К ним подбежала Триш Томас, жена Джеда и секретарша «Диадемы». Ее волосы были растрепаны, темно-голубое вечернее платье измято, а макияж смыт слезами.

— У Джеда оказался перитонит. Его отправили прямо в операционную. О боже!

Кен сильнее сжал плечо Сесилии и улыбнулся, показав белоснежные зубы.

— Перитонит? Ну слава богу. Это просто замечательно.

— Что?!

Джорджия, Сесилия и Триш уставились на него. Губы Триш дрожали. Кен весело кивнул.

— Врачи со «скорой» сказали, что это могло быть пищевое отравление. Если бы это вдруг оказалась сальмонелла, мы бы все пострадали.

Сесилия сердито посмотрела на Кена, а Триш снова залилась слезами.

— Присядь. — Джорджия похлопала по стулу рядом с ней. — Ну же, не обращай внимание на Кена — он злится, потому что бабушка провела сегодня весь вечер со Спенсером Бримстоуном.

Триш отвернулась от Кена и села рядом с Джорджией, приложив платок к глазам.

— Врачи говорят, что это серьезно, хорошо еще, что помощь подоспела вовремя. Одному богу известно, сколько продлится операция. Господи, но ведь все обойдется? — Она всхлипывала на плече у Джорджии.

— Конечно, с Джедом все будет в порядке. Это замечательная больница, лучше не бывает. Скоро его поставят на ноги. — Джорджия выдавливала из себя избитые фразы, ощущая свою беспомощность.

— Помолчи, Джорджия, я тебя умоляю! — простонала Триш, с интересом разглядывая младенца. — Чей это ребенок?

Джорджия, знавшая о том, что Триш и Джед отчаянно хотели иметь ребенка и даже копили деньги на искусственное оплодотворение, сомневалась, что сеанс заместительной терапии был уместен именно сейчас, но все же еще раз повторила историю о Сабрине и ее мочевом пузыре.

Заплаканное лицо Триш озарилось улыбкой.

— Ему, должно быть, всего несколько месяцев. Можно я его подержу?

— Возьми малыша, а я пойду, посмотрю, как там его мама. — Джорджия передала ребенка Триш. — Что-то ее долго нет.

Женский туалет, с лампами дневного света и серыми стенами, оказался пуст.

Открыв двери во все кабинки, Джорджия нахмурилась. Интересно, сколько в такой большой больнице туалетов? Она не могла точно сказать, в какую сторону отправилась Сабрина. Джорджия поспешила обратно в зал ожидания. Парень с нестрижеными волосами уже исчез. Триш ворковала с малышом, а Кен и Сесилия держались за руки. Джорджия направилась к регистратуре.

— Вы, кажется, искали мистера Томаса? — После перерыва регистраторша стала более дружелюбной, поскольку смогла покурить и разобраться со своими делами. — Насколько я знаю, его увезли в операционную.

— Да. Спасибо. Но сейчас меня интересует другой пациент.

Регистраторша подозрительно посмотрела на Джорджию.

— И много здесь ваших?

— Ну, вообще-то, больше никого. Просто тут ждала очереди одна девушка, по имени Сабрина Йетс. Я сидела рядом с ней. У нее ребенок — точнее, он сейчас у меня. Она уже у врача?

Регистраторша внимательно просмотрела фамилии на мониторе и покачала головой.

— Никаких Йетс, никаких Сабрин, дорогуша. Мы всегда пропускаем мам с маленькими детьми вне очереди. — Она привстала из-за стойки и взглянула на Триш, нежно воркующую над грязноватым свертком. — Я думаю, что она тоже кого-то ждала. Подождите еще немножко. Скоро закроются ночные клубы и пациентов прибавится, поэтому я бы на вашем месте сидела спокойно.

Джорджия, чуть не сбитая с ног стайкой девушек в облегающей тонкой лайкре и с тоннами макияжа на лице, тащивших за собой коматозного паренька с разбитым носом, пробилась обратно к Триш, Кену и Сесилии.

— Ну, как тут у вас дела?

— Все нормально. — Сесилия сидела, скрестив красивые ноги. — Ты нашла его маму?

Джорджия покачала головой.

— Пока нет. Триш, ты не могла бы подержать малыша еще чуть-чуть?

Триш слабо улыбнулась, ее глаза блестели от слез.

— Конечно, это отвлекает от мыслей о Джеде. Ты можешь не торопиться — похоже, мы проторчим здесь всю ночь.

Джорджия искренне надеялась, что этого не произойдет. Сесилия не продержится до утра без своего ночного крема от «Эсте Лаудер». И кого-то придется срочно послать за баночкой.

Джорджия пробежала мимо больничных палат, где сновали вечно веселые медсестры и встревоженный доктор, мимо извивающейся очереди у рентгеновского кабинета и попала в более спокойный отсек с тускло освещенными коридорами.

У нее уже начали появляться серьезные сомнения по поводу Сабрины. Как та выглядела? Молодая, неухоженная, со светлыми крашеными волосами, корни которых уже потемнели, одетая в полинявшие джинсы и розовый кардиган, — это все, что Джорджия могла вспомнить. К тому же на девушке не было пальто. И это в разгар зимы… О, боже! Джорджия в ужасе прикрыла рот рукой. Уж не означало ли это, что она искала, куда бы подкинуть ребенка и случайно забрела в больницу? Выходит, девушка просто скрылась? Не может быть, чтобы она просто так бросила малыша.

Двери в конце коридора с грохотом распахнулись, и взору Джорджии явилась каталка с прикрепленными к ней капельницами и другими приспособлениями.

— Вам нельзя здесь находиться. — Санитар, управляющий каталкой, бросил на нее сердитый взгляд. — Посторонним вход запрещен. Здесь операционная. Возвращайтесь в приемный покой.

— А там есть гардероб? — Джорджия прижалась к стене, стараясь не смотреть на пациента, обмотанного проводами. — Кроме того, что в регистратуре?

— За рентгеновским кабинетом, — прошипел через плечо санитар, удаляясь, — но он только для пациентов.

Каталка, словно поезд-призрак, сама распахнула двери. Джорджия, пошатываясь, побрела обратно.

От сбивающего с ног запаха антисептиков и от страха у нее перехватывало дыхание. Где-то в этом лабиринте Джеду делали операцию. Где-то — Господи, помоги мне ее разыскать! — Сабрина Йетс ждала воссоединения со своим малышом.

В гардеробе рентгеновского отделения было более оживленно, чем в регистратуре. Наверное, рентген действовал людям на нервы. Все взгляды устремились на изящное оранжевое платье. Не обращая ни на кого внимания, Джорджия на цыпочках подходила к каждой палате и заглядывала туда, когда открывались двери, стараясь при этом не выглядеть чрезмерно любопытной. Сабрины нигде не было.

Джорджия почти бегом направилась обратно в коридор, но затем, вспомнив эпизод из сериала «Скорая помощь», где говорилось, что в больнице бегать нельзя, даже если речь идет о жизни и смерти, замедлила шаг. Проклятая Сабрина Йетс! Да она, небось, и имя-то выдумала. Бросить ребенка! Да как она могла?

Джорджия прошла еще через одни двери, и ее оглушил звон чашек и ложек.

Протискиваясь бочком через столовую, мимо склонившихся над тарелками с супом сотрудников госпиталя, мимо грустных родственников, она вдруг увидела худую фигуру в розовой кофте. Неравномерно окрашенные волосы закрывали лицо.

О счастье! Джорджия бросилась к девушке, буквально перепрыгивая через столы.

— Сабрина! — закричала она. — Сабрина Йетс!

Все посетители столовой обернулись. Сабрина подняла голову от тарелки:

— Черт!

— Ну и как это понимать? Подкинули нам ребенка!

— Извините. — Сабрина виновато посмотрела на Джорджию. Вокруг ее рта остались следы супа. — Меня что, так долго не было?

— Я уж подумала… мы подумали, что вы его бросили.

— Не-а. — Сабрина проглотила суп и встала из-за стола. — Я бы этого никогда не сделала. Вы показались мне такой милой, а я и правда захотела в туалет, и…

— Вы даже не больная! — прошипела Джорджия. Она потащила Сабрину в тихую заводь отделения неотложной помощи. — Ведь так?

— Не-а. Я просто замерзла и устала. Я частенько захожу сюда погреться и отдохнуть. Я вовсе не собиралась оставлять вам Оскара надолго. Я только сходила в туалет, а когда вышла, то почувствовала запах супа. Он тут чертовски дешевый. С ним ведь все в порядке? С Оскаром? С ним ничего не случилось?

— Полчаса назад он прекрасно себя чувствовал и был под присмотром. А вы, что ли… Я хочу спросить: вам есть где жить?

Сабрина жалобно посмотрела на Джорджию.

— Если бы у меня был свой дом, разве я пришла бы сюда? Я живу в пансионе. В общем, ничего, но там соседи и жутко холодно, а здесь хоть какая-то жизнь. А Оскар — я беспокоюсь о его легких. Мы же гуляем целый день, понимаете, и…

— А где же ваши родители? — Джорджия была потрясена. — А отец Оскара? Потом, есть же у вас друзья?

— Родителей у меня нет. Отец Оскара бросил меня, узнав, что я жду ребенка. А друзья все в Девоне.

Джорджия закусила губу. Сабрина вытерла набежавшие слезы.

— Положение не из легких, когда ты, беременная, работаешь в отеле и живешь там же. Я все потеряла, когда Оскар родился. Приехала в Оксфорд, потому что отец Оскара тут учился, вот я и думала найти его.

— И не нашла?

— Глухой номер. По приметам типа «его зовут Джон, и у него голубые глаза» в колледжах человека найти невозможно. — Сабрина улыбнулась. — Но мне все же повезло: социальный работник помогла нам устроиться в пансион. Ой, смотрите, он проснулся!

Сабрина поспешно пробралась сквозь толпу к Сесилии и взяла у той малыша. Джорджия, ошарашенная и смертельно уставшая, представила присутствующих и вдруг заметила, что Триш куда-то исчезла.

— Ее увели наверх. — Кен вздохнул с облегчением, радуясь, что Джорджия нашла Сабрину. — Джеда скоро привезут из операционной, а наверху есть комната для родственников, где она может подождать.

— Мы тоже подождем. — Сесилия смахнула капельки слюны Оскара со своего модного дорогого платья. — Ты можешь идти домой, Джорджия. Сейчас ты все равно ничем ему помочь не можешь. А если хоть кто-то из нас сможет сегодня выспаться, то завтра хоть будет, кому работать. — Бабушка посмотрела вдоль рядов стульев, туда, где Сабрина собиралась кормить грудью сына. — Интересно, там все в порядке? Такой милый малыш.

— Необыкновенно печальная история! — Джорджия вздохнула. — Дома у этой девушки нет, отец мальчика ее бросил…

— Джорджия, — нахмурилась Сесилия, — только не надо больше притаскивать к нам хромых уточек.

— Нет, что ты, я и не собиралась. — Джорджия всегда выключала телевизор, когда там показывали бездомных животных или брошенных детей. — Я просто подумала…

— Не надо ни о чем думать, — твердо сказала Сесилия. — Поезжай спокойно домой, дорогая. Включи отопление на полную мощность, когда приедешь, и постарайся заснуть.

— И не беспокойся о горячей грелке для Сесилии. — Кен хищно усмехнулся. — Она ей сегодня не понадобится.