Прочитайте онлайн Секретарша на батарейках | ГЛАВА 1

Читать книгу Секретарша на батарейках
4316+717
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 1

Дима Куманцев посмотрел на себя в зеркало, вздрогнул и пробормотал:

— Боже, я похож на свинью после неудачной пластической операции.

Лицо опухло, глаза превратились в амбразуры, из которых воинственно торчали кончики ресниц, губы выглядели так, словно он поцеловался с пчелой.

— Красавец! — похвалил себя Дима и, завернув лед в салфетку, мужественно приложил ее к щеке. Вчера женился его родной брат, и вот чем это обернулось сегодня.

В его распоряжении осталось слишком мало времени на то, чтобы привести себя в порядок. Через сорок минут должна прийти клиентка. Таинственная особа, назвавшаяся Анисьей Петровной. Накануне Дима имел с ней краткий телефонный разговор. Он был любезен, как хозяин ресторана, а она бесцеремонна, как буфетчица. В ее голосе звучал металл. Дима представлял ее дамой лет шестидесяти пяти — тощей и сухой, ростом на голову выше себя.

Он ошибся почти на тридцать лет и на три десятка сантиметров. Даме вот-вот должно было исполниться девяносто три года. Она оказалась маленькой, словно птичка, и одета была в яркий костюм, голову украшала шляпа с полями. На ногах были настоящие модельные туфли, только без каблука. Она стояла на пыльном коврике, опираясь на тонкую металлическую трость, и глядела на Диму столь требовательным взором, словно имела дочь на выданье, а он сильно затянул с предложением руки и сердца.

— Я выбрала вас потому, — с порога заявила она, — что вы работаете один. У вас нет чертовой секретарши и чертовых помощников. Кроме того, мой хороший знакомый дал вам лестную рекомендацию.

— Прошу вас, — сказал Дима, делая приглашающий жест рукой и жалея, что не застелил пледом диван и не очистил комнату от всяких мелочей, которые мешали ей выглядеть образцово.

— Что такое Д.С.? — спросила старуха, усаживаясь в кресло возле окна и скрещивая ножки. — На вашей визитке написано — Д.С. Куманцев.

— Дмитрий Сергеевич, — расшифровал он и сел напротив.

— А я Анисья Петровна Девель. Родилась между революциями пятого и семнадцатого года, но, поверьте мне, до сих пор не впала в маразм.

Дима подумал, что, если старуха предложит ему искать удравшего кота, он будет его искать. Отвертеться от нее или просто выставить за дверь представлялось ему совершенно невозможным делом.

— А.., вас кто-нибудь сопровождает? — поинтересовался он, когда она неожиданно достала из кармана пузырек и закинула в рот две пилюли.

— Нет, — хмыкнула старуха. — Мне пришлось пуститься на хитрость, чтобы улизнуть из-под присмотра. Не волнуйтесь, пару-тройку часов я вполне способна продержаться.

— Хорошо, — сказал Дима. — Может быть, хотите чаю или лимонаду?

Нет, он точно ведет себя как хозяин ресторана. Или еще хуже — как официант. Прошу за столик, пожалуйте меню! «Что поделаешь, — тут же реабилитировал он себя, — уважение к старости!»

— Хочу побыстрее приступить к делу, — отказалась старуха и сцепила руки перед собой. — Я предлагаю работу, которая потребует от вас времени, сил и самоотдачи. Есть ряд предварительных условий, которые могут показаться вам неприемлемыми, но я готова заплатить сполна.

Дима сосредоточенно кивнул, пытаясь догадаться, чего она от него потребует. Уличить в неверности престарелую невестку или поймать за руку повариху, когда та будет подсыпать ей мышьяк в вечерний чай?

— Не думайте, что я сбежала из дома престарелых. Чуть позже я докажу, что отвечаю за свои слова.

— Отлично, — одобрил Дима и приготовился слушать.

— Месяц назад я потеряла сына, — сказала Анисья Петровна. — Он был в ванне, когда ему стало нехорошо. Считают, что у него закружилась голова или сердце прихватило. Никто ничего не слышал. Типичный несчастный случай, так все решили.

— Мне жаль, — пробормотал Дима.

— Я убеждена, что моего сына убили, — заявила старуха. — Он никогда серьезно не болел, и вестибулярный аппарат у него был в полном порядке. У нас в роду все доживают до глубокой старости. А Ивану исполнилось всего семьдесят!

— Так, — сказал Дима. — Понятно.

— Я хочу, — продолжила Анисья Петровна, — чтобы вы нашли убийцу. Трагедия произошла в загородном доме, где я теперь живу постоянно. В тот день вся семья собралась, чтобы отпраздновать день рождения моего отца.

— Это сколько же ему стукнуло? — невольно вырвалось у Димы.

— Папа уже упокоился, но день его рождения по-прежнему отмечается всей семьей.

— Полагаю, вы считаете, что вашего сына убил кто-то из своих?

— Естественно.

— А за что?

— Понятия не имею. Именно вы должны найти убийцу. Я буду всячески вам содействовать. Дом, в котором я живу, находится в тридцати минутах езды от города. Я сняла для вас на лето коттедж неподалеку. Вы поселитесь там и приложите все усилия, чтобы втереться в доверие к моим домочадцам. Никто не должен заподозрить, что мы с вами в сговоре. Поэтому я не стану вашей протеже. Ваша задача — самостоятельно завязать знакомство с кем-нибудь из мужчин.

— Почему именно с мужчинами?

— В нашей семье только они имеют право голоса. А там уж познакомитесь с остальными родственниками, которые находились в доме в момент.., убийства.

— Они что, все живут вместе с вами? — удивился Дима.

— Нет, конечно, — отмахнулась Анисья Петровна. — Но я все устрою. Прикинусь умирающей и велю им собраться. Умирать буду столько, сколько потребуется. У меня два внука, примерно вашего возраста. Вы можете завязать отношения с кем-то из них. Встретитесь на пляже — там есть река и благоустроенное место для купания. Добейтесь, чтобы вас позвали в гости и познакомили со мной. Я немедленно решу, что вы потрясающий молодой человек, и обеспечу вам постоянные приглашения на чай или на ужин. Таким образом у вас будет возможность вращаться среди всей этой.., компании. Вы найдете убийцу моего сына или убедите меня, что это и в самом деле был несчастный случай. Торговаться с вами я не стану.

Кстати, хочу сразу же прояснить для вас свой статус. Иван, мой погибший сын, занимал довольно высокое общественное положение. Он был дипломатом и много лет проработал за границей. Кроме того, кое-что мне оставил мой французский муж. Так что у меня есть собственные деньги, которыми я могу свободно распоряжаться. Итак, вы беретесь за мое дело?

Дима некоторое время смотрел на свои коленки, делая вид, что раздумывает. В действительности он сразу решил, что будет на нее работать, что бы она ни затеяла. Таких несгибаемых старушек на всем белом свете осталось раз-два и обчелся, их ни в коем случае нельзя разочаровывать.

— Берусь, — кивнул он. — Только вы должны дать мне подробную информацию о вашем сыне и о каждом из тех, кто в день трагедии находился в доме. И еще мне следует знать, чем можно зацепить ваших внуков. Что они любят, чем увлекаются?

— Мужчины в нашей семье любят только две вещи — женщин и гольф, — сообщила Анисья Петровна. — К гольфу они пристрастились за границей.

— Я не играю в гольф, — признался Дима.

— Тогда возьмите с собой какую-нибудь женщину, — посоветовала та. — Покрасивее и поглупее. Такую, какой легко увлечься и от которой легко отделаться.

Она сама себе противоречила. Сначала радовалась, что у Димы нет чертовой секретарши и чертовых помощников, а потом предложила взять с собой девицу. Конечно, найти подходящее тело — не проблема. Однако разве угадаешь, клюнет ли кто-нибудь из семейства Девель на то, что понравится Диме? Может, у них какие-то особые пристрастия, о которых старухе, конечно, никто не докладывал.

Они еще некоторое время обсуждали детали предстоящей операции, после чего Дима получил адрес, ключи от снятого для него коттеджа и аванс. Напоследок Анисья Петровна передала ему надписанные фотографии тех членов семьи, которые находились в доме в момент смерти ее сына. После этого Дима вызвал для клиентки такси и под ручку довел ее до машины, хотя она и пыталась сопротивляться. Вернулся домой, достал из холодильника водку и пропустил рюмочку в качестве лекарства. Кровь его тут же разогрелась, мозги в голове забурлили, и он придумал потрясающую вещь. Женщина, умеющая играть в гольф! Два в одном, так сказать. Уж на такую-то приманку обязательно клюнет кто-нибудь из Девелей, а может, и все сразу.

Дима немедленно мобилизовал свои связи, и на следующее утро в газетах появилось следующее объявление: «Требуется симпатичная сообразительная девушка (до 25 лет), умеющая играть в гольф. Работа временная, оплата аккордная». Через час ему позвонил знакомый редактор и сообщил, что весь отдел рекламы с утра ломает головы над тем, в какой именно области он собирается использовать умение девицы играть в гольф.

На объявление откликнулось шестнадцать человек, шестеро из которых оказались мужчинами.

— Я ведь по-русски написал: симпатичная девушка! — вышел из себя Дима, когда очередной вкрадчивый баритон поинтересовался суммой гонорара.

Остальные позвонившие были девицами, восемь из них о гольфе имели примерно такое же представление, как о сталеварении. Зато они стреляли из лука, метали дротики и прыгали с шестом. Одна играла на контрабасе. Двум самым хитрым удалось поначалу обвести Диму вокруг пальца. Он распечатал для себя правила игры в гольф, но девицы, вероятно, сделали то же самое и заморочили ему голову специальными терминами. Он назначил обеим свидание в одном и том же кафе с интервалом в полчаса.

Первая претендентка оказалась гигантской теткой лет тридцати пяти, с мощным торсом и крепкими ногами. На ней была короткая юбка и еще более короткая кофточка. Дима в ужасе уставился на ее голый пупок, предчувствуя, что эта гора тренированной плоти вполне может добиться места силовыми методами. Стоит ему сказать «нет», и она задавит его бюстом. Он уже решил спасаться бегством, но тетка проявила неожиданное благодушие. На поверку она оказалась покладистой и удовольствовалась бесплатной выпивкой.

Вторая девушка была само очарование. Блондинка с попой, похожей на булочку, с прелестными перламутровыми губками, вся — ноготок к ноготку. Увы, она не знала, чем отличается свинг от питча. Она так искренне переживала, что работа уплывает от нее, так призывно смотрела Диме в глаза, что он чуть было не нанял ее. Ну, пусть будут котлеты отдельно, мухи отдельно! Женщина отдельно от гольфа. Однако, когда он объяснил красотке ее задачу, она оскорбилась, как староста класса, приглашенная двоечником пойти с ним за школу. Завлекать каких-то мужиков?! Еще чего! Ей не нужен сутенер, и пусть Дима катится вместе со своим предложением в такое место, где ему, безусловно, будет темно и гадко.

Чертовски жаль было расставаться со столь продуктивной идеей! Так жаль, что он предпринял еще одно героическое усилие: узнал адрес гольф-клуба и отправился туда на разведку. Обилие иномарок последних моделей, кучковавшихся вокруг клуба, должно было его отрезвить, однако он все еще продолжал упорствовать. Он заготовил самую простую «легенду»: сказал, что желает брать уроки. Впрочем, ему хватило трех минут, чтобы понять: гольф — отнюдь не дешевое удовольствие, и дамочки, понимающие в нем толк, совершенно точно не нуждаются во временной работе.

Только тогда Дима сдался и решил действовать в одиночку. Перво-наперво следовало разобраться в старухиных родственниках. Он стал вспоминать все, что рассказала во время визита Анисья Петровна.

— Мой французский муж Лео был помешанным, — заявила она и с чувством добавила:

— Свихнувшимся типом! Вместо того чтобы забрать молодую жену в свое поместье и обеспечить ее, как подобает, он оставил меня в Москве, а сам продолжал колесить по миру, изучая наскальные надписи и языки диких племен.

— Он был ученым? — уточнил Дима.

— Ученым негодяем! — отрезала Анисья Петровна. — Впрочем, я подозреваю, что он держал контакт со спецслужбами. Уж не знаю с какими: французскими или нашими. А может, и с теми и с другими. Сказать по правде, я презирала Лео. Собственные дети его вообще не интересовали.

— Так у вас остались еще дети? — немедленно оживился Дима.

— Младший сын, Валерий, — с неудовольствием ответила она. — Весь в папу. Пошел по его стопам — постоянно мечется с континента на континент, благо, у него хватило ума не обзаводиться семьей. Ему шестьдесят пять, и он проживает вместе со мной.., когда не исследует джунгли и не копается в могильниках.

— Братья ладили между собой? — поинтересовался Дима.

— Иван ни с кем не ладил, — с оттенком гордости поведала старуха. — Он был красивым, гордым, умным и весьма несговорчивым. Мало с кем мог найти общий язык. Люди завидовали его целеустремленности, его успехам и считали его надменным. С женой, с этой курицей Дарьей, он был терпелив, как ангел, она же считала его деспотом. Все из-за детей. Дети находились с ним в постоянной конфронтации.

«Наверное, тот еще был тип!» — про себя подумал Дима, а вслух спросил:

— Дети — это те самые внуки, с которыми мне надлежит найти точки соприкосновения?

— Именно. У меня два внука — Аркадий и Юрий. Первому — сорок три, второму — сорок один. Есть еще внучка Соня, но она удалась в своего дедушку — такая же придурковатая. Несколько лет назад заявила, что обладает даром предвидения, и с тех пор никому не дает проходу, все время предсказывает какие-то гадости. Ее муж Роман — жалкое существо, живущее за счет наших мелких подачек.

— Чьих это — ваших? — немедленно спросил Дима.

— Моих и Сониных братьев.

— Они богаты?

— Нащупываете мотив? — хмыкнула Анисья Петровна и дернула плечом. — Нет, никаких особых богатств у нас нет. Ни фамильных драгоценностей, ни недвижимости за границей.

— А французское наследство? — позволил себе усомниться Дима.

— На французское наследство я и существую. Мой муж постоянно твердил, что оставит нам громадное состояние, но это оказалось.., преувеличением, мягко говоря.

— Как он умер?

— Утонул, — фыркнула вдова.

— В ванне? — с детской непосредственностью уточнил Дима.

— В Саргассовом море. Официально он считается пропавшим без вести. Если вы волнуетесь по поводу оплаты труда, то можете спать спокойно: у меня есть сбережения, и, кроме того, оба мои внука хорошо зарабатывают. Аркадий занимается туристическим бизнесом — Новая Зеландия, Австралия, Египет… Как видите, у Лео оказались очень активные гены! Юрий же делает детские игрушки. На компьютере. Хотя он и.., наемный работник, но на свои доходы ни разу не жаловался.

Конечно, Дима спросил, есть ли у нее конкретные подозрения.

— Кто мог желать смерти Ивана?

— Жена, — немедленно ответила старуха. — Дарья.

— Она ему угрожала?

— Ха! — воскликнула старуха. — Попробовала бы она это сделать. В том-то вся соль, что она ненавидела его тайно.

— Ненавидела, но не разводилась?

— В нашей семье, — и без того прямая спина Анисьи Петровны вытянулась строго вертикально полу, — браки не распадаются.

Дима немедленно представил себе все эти подковерные страсти, тайную ненависть, интриги, зависть, наговоры… Прежде чем поселиться в коттедже, следует все узнать о туристическом бизнесе Аркадия — нет ли у него финансовых трудностей и не оставил ли папаша-дипломат страховку, например. И каково действительное финансовое положение Юрия, на какую фирму он работает и не наделал ли долгов. Он проверит все, что рассказала старуха. В первую очередь — ее собственную кредитоспособность. Однако интуиция подсказывала ему, что здесь все тип-топ.

Расследование убийства! Дима улыбнулся во весь рот. Лето начинается потрясающе.

* * *

Марина закончила последнее письмо и дала команду «Печатать». В принтере приятно зашуршало, и в этот момент из кабинета вышел шеф. На лице его было нарисовано глупое счастье. Позавчера он женился и выглядел как дитя, которому купили на ярмарке петушка на палочке. Сегодня шеф явился в офис, чтобы отдать последние распоряжения перед отбытием в свадебное путешествие, однако был настолько переполнен посторонними эмоциями, что только все запутал и усложнил.

— Вас прекрасно постригли, — сказал он Марине мимоходом. — А я ухожу обедать.

Марина криво ухмыльнулась. Шеф женился в первый раз и, вероятно, думал, что эта радость — на всю жизнь. Кстати, постриглась она еще неделю назад, но перед свадьбой он, конечно, ни на что не обращал внимания.

Она поглядела на часы и, убедившись, что наступило время перерыва, достала коробку с салатом. Быстро с ним расправилась, после чего решила потренироваться в выполнении патта. Дешевенький паттер <Паттер — клюшка для патти (катящийся удар в гольфе)> стоял в самой глубине шкафа — это единственное, что она принесла на новое место работы. Ни семейных фотографий, ни плюшевых зайцев, ничего личного. Марина обошла стол и заняла удобную позицию для удара.

Именно в этот момент дверь в приемную распахнулась — и на пороге появился высокий мужчина с темно-рыжими волосами, постриженными коротко и ровно, как трава на грине <Грин — участок поля для гольфа с самой короткой травой непосредственно вокруг лунки>. У него был красивый нос с горбинкой и светло-серые глаза — такие, что легко затуманиваются и сбивают девушек с толку. Джинсы и футболка, обтягивающая не слишком выдающийся торс, ярко голубели.

Марина спрятала паттер за спину и поспешно сказала:

— У нас обеденный перерыв.

Таким образом она хотела оправдать свое занятие, но тут же поняла, что прозвучало это так, будто она его выгоняет.

— Я могу вам чем-то помочь? — немедленно добавила она весьма любезным тоном.

Рыжий тип напрягся, и черты его лица заострились. Он посмотрел на паттер в ее руке, на мяч, лежавший в ожидании удара, и издал тихий клекот.

— Простите? — нахмурилась она. — Вы что-то сказали?

Вместо того чтобы ответить, незнакомец каким-то странным извилистым движением проник в приемную и плотно прикрыл за собой дверь. В глазах его появилось мечтательное выражение, а на губах — плотоядная улыбка.

— Клюшка для гольфа! — шепотом сказал он и облизал губы.

— Что вас так взволновало? — Марина взяла паттер на изготовку, словно шашку, которой собиралась рубиться с врагом.

Вместо ответа странный тип закинул голову назад и счастливо засмеялся. От этого смеха по спине у Марины прокатились кубики льда, а сердце подпрыгнуло до самого горла.

— Боже мой! — воскликнул тип. — Живая гольфистка! Я хочу ее потрогать.

Он растопырил руки и пошевелил пальцами.

«Сумасшедший! — ахнула про себя Марина. — Каким-то образом проник в здание, минуя охрану. Дверь закрыта, дальше — коридор, меня никто не услышит!»

Она сделала осторожный шаг назад, не сводя глаз с рыжего психа. Тот перестал смеяться, прищурился и пристально оглядел ее с ног до головы. Увиденное ему понравилось. Юбка до колена, коротко стриженные русые волосы с густой челкой, большой рот, круглые персиковые щеки и блестящие щенячьи глаза.

Дима Куманцев был так потрясен знакомством с девушкой, играющей в гольф, что не обратил никакого внимания на ее испуг. Она неожиданно наставила на него паттер и, ткнув им Диму в живот, неуверенно сказала:

— Кыш!

— В каком смысле — кыш? — не понял он, увлеченный своими идеями.

— Убирайся! — крикнула она звонким голосом, в котором закипала истерика. — А то я тебя сейчас.., клюшкой забью!

Перед Диминым носом что-то просвистело, и он сделал непроизвольное движение. Рывок — и паттер оказался у него в руке. Дима посмотрел на него растерянно, и девица пискнула, словно мышь, прижатая совком к плинтусу. Глаза ее сделались большими и круглыми, как две сушки, в центре которых застряли зрачки.

— Послушайте! — проникновенно сказал Дима, желая объяснить ей все в двух словах. — Мне срочно нужна женщина!

Персиковый цвет схлынул с лица девицы, словно вода, сметенная «дворником» со стекла машины. Она попятилась, ударилась о стол и от неожиданности села на него.

— Почему именно я? В Москве много других женщин, которые знают в этом толк! — произнесла она дрожащим голосом.

— Но в гольф почти никто из них не играет! Когда я увидел вас с клюшкой, то сразу понял — мне нужны именно вы!

— Я не согласна! — Девица вытянула руку вперед, пытаясь остановить Димино поступательное движение в направлении стола.

— Да ладно вам ломаться! — рассердился он. — Что я, крокодил какой-нибудь?

— Я не хочу, — промямлила девица, медленно серея.

— Зато я хочу! Я хочу гольфистку и получу ее, что бы она там ни говорила! Вторые сутки я схожу с ума, мечусь по городу, трясу каждую встречную юбку, слоняюсь по спортивным магазинам и вдруг.., вижу вас с клюшкой!

«Боже, и далась ему эта клюшка!» — в панике подумала Марина и заерзала на столе, лихорадочно размышляя, как еще потянуть время. Может быть, вернется шеф или кто-нибудь зайдет по счастливой случайности?

— Да тут и помимо клюшки есть на что посмотреть! — польстил ей Дима.

— Может быть, вы заглянете попозже? Когда закончится мой рабочий день?

— Нет-нет-нет! Никаких проволочек! Только скажите «да», и я тотчас начну вас инструктировать.

— Пожалуйста, не надо! — простонала Марина, ощупывая глазами его мускулы под футболкой.

— Что вы такая кислая? Я вам хорошо заплачу! — пообещал Дима.

— Не стоит.

— Мы поедем с вами за город, в коттедж, — сообщил он с воодушевлением. — Только — чур! — вы должны всегда иметь при себе вашу клюшку. Это непременное условие.

— Оставьте меня, — ответила его жертва бесцветным голосом.

— Вы просто не представляете, как будет интересно!

— Представляю, — сказала та и нащупала позади себя телефон.

— Сколько вам лет? — с любопытством спросил Дима, оценивая ее ноги, свесившиеся со стола.

— Двадцать девять.

— Надо же, а кажетесь такой.., свеженькой. Я чертовски рад, что вас встретил!

— Я тоже очень рада! — пробормотала она и неожиданно, из-за спины, запустила в него телефонным аппаратом.

* * *

Борис Куманцев вел под ручку свою молодую жену, на голос которой отзывались все фибры его души. Она была очаровательной блондинкой с популярной прической «осветлить корни и подровнять кончики», со стройными ножками и недавно обретенным бюстом. В ее мире все было гармонично, и оттого лицо ее сияло.

— Я отдам последние распоряжения, и мы тотчас уедем, Ирочка! — пообещал Борис. — Я очень рад, что ты согласилась зайти. Заодно познакомишься с моей секретаршей.

— Надеюсь, она не имела на тебя видов? — кокетливо поинтересовалась Ирочка и улыбнулась. Во рту у нее так засверкало, словно туда всыпали пригоршню жемчужин.

— Да что ты! — искренне рассмеялся Борис. — Секретарша у меня такая.., положительная, что при ней даже анекдота не расскажешь. Серьезная молодая женщина. Порой она меня даже смущает своим трудолюбием.

— Может быть, трудясь не покладая рук, она рассчитывала, что ты обратишь на нее внимание? — гнула свое Ирочка.

— Ерунда! Она целомудренная и непорочная, как цветок лилии. И когда сидит за рабочим столом, вообще не обращает внимания на мужчин.

С этими словами он открыл дверь в приемную и стал на пороге как вкопанный. В настоящий момент его секретарша не сидела за рабочим столом, а лежала на нем, а сверху лежал мужчина. И этот бутерброд молотил ногами и руками. Вокруг был страшный беспорядок: по всему полу валялись листы бумаги, в угол откатился разбитый цветочный горшок, компьютерная клавиатура висела на шнуре и медленно раскачивалась, стул в панике задрал ноги к потолку.

— Что, черт побери, тут происходит?! — воскликнул потрясенный Борис.

Мужчина повернул голову, выругался, потом вскочил на ноги и оказался его собственным братом.

— Твоя секретарша меня укусила! — возмущенно сообщил он, — Бо-Борис Сер-Сергеевич, — пробормотала Марина, сползая со стола. Юбка у нее задралась, воротник кофточки оказался за ухом. — Этот тип на м-меня на-напал.

— Она едва не разбила мне голову! — кипятился Дима. — Пришлось прижать ее к столу своим телом.

— Это и есть твоя непорочная лилия? — ехидно спросила молодая жена, постукивая ножкой по полу. — Действительно: бездна целомудрия!

— Дмитрий! — строго сказал старший брат. — Как ты здесь очутился?

— Я просто зашел! Хотел позвать тебя пообедать. Такой, знаешь ли, мальчишник устроить накануне твоего отбытия. Надеюсь, Ирочка, ты не обижаешься?

— Ну что ты! — Ирочка похлопала его по руке и полюбопытствовала:

— Кажется, вы что-то не поделили.., с девушкой?

— По-моему, девушка меня не правильно поняла, — пробурчал он в ответ. — Мы даже не успели познакомиться, когда она.., на меня набросилась.

Не ответив, Марина сдула со лба челку и попыталась вернуть пуговицы из-под мышки на подобающее им место.

— Что ж, раз вы не успели познакомиться, знакомьтесь сейчас, — растерянно сказал Борис. — Дмитрий Куманцев, мой брат. Марина Гущина, мой секретарь.

Марина угрюмо посмотрела на сыщика. Как это она сразу не заметила в нем сходства с боссом? Правда, босс не такой рыжий, но в остальном они удивительно похожи. Наверное, во всем виновато выражение лица, с каким этот тип ввалился в приемную.

— Мне нужно обсудить с тобой одно очень важное дело, — сказал Дима, увлекая старшего брата к его кабинету. — И оно не терпит отлагательств.

Борис вопросительно взглянул на молодую жену, и та ласково сказала:

— Иди, иди. А я помогу Марине тут прибраться.

Она действительно принялась помогать. Марина сопела рядом, словно щенок в хозяйскую ладонь, и это страшно Ирочку веселило.

— Я подумала, что он псих, — призналась Марина, сидя на корточках и собирая скрепки. — Он вошел, запер за собой дверь и стал говорить какие-то глупости! А потом вдруг кинулся и…

— Представляю, как вы испугались! — посочувствовала Ирочка. — На свадебном ужине он начал щипать за мягкое место мою тетку — старую деву — и некоторое время гонял ее по всему ресторану. Как позже выяснилось, он хотел, чтобы та немного расслабилась.

— Вы с ним поссорились из-за тети?

— Ну что вы! Разве можно ссориться с родственниками мужа? Родственники мужа — священные коровы. Для меня. — Ирочка посмотрела на Марину искоса и, усмехнувшись, добавила:

— Впрочем, для вас тоже. Не вздумайте наезжать на младшего братца, мой муж все равно будет на его стороне. Зов крови!

— Ясно, — пробормотала Марина, смутно догадываясь, что за закрывшейся дверью кабинета речь как раз идет о ней.

Она угадала правильно. Говорили и в самом деле о ней.

— Ты что?! — шипел Борис. — С ума сошел! Постоянно пугаешь женщин, как Полкан кур!

— Вот этого только не надо… Тоже мне куры! Они крепки и выносливы, как верблюды. А теперь касательно твоей секретарши. Если ты не в курсе, она играет в гольф.

— Я знаю. Росла за границей, ее папаша был сотрудником посольства или что-то в этом духе. Она как-то говорила, что пристрастилась к гольфу на просторах Туманного Альбиона.

— В общем, так, Боря. Я сейчас расследую дело об убийстве, и мне нужно втереться в доверие к паре мужиков, которые обожают гольф. Твоя секретарша поможет мне с ними сойтись поближе. Ты все равно уезжаешь, так что некоторое время она будет болтаться без работы.

— Почему болтаться? Я же не закрываю фирму!

— Ты что, не хочешь мне помочь?!

— Да я-то ладно! Боюсь, она не захочет.

— А ведь ты про нее рассказывал, — задумчиво пробормотал Дима. — Она не так давно к тебе пришла…

— Ну да. Но она мне нравится. В том смысле, — спохватился Борис, — что она хорошо работает. Просто замечательно работает!

— Ты говорил, — не отставал Дима, — что она очень исполнительна. У нее сильно развито чувство ответственности, она болеет за дело…

— И что? — Борис уселся в свое кресло и откинулся на спинку. — Какое это имеет отношение к этому твоему.., убийству?

— Боря, если ты ей скажешь, что собираешься, допустим, расширяться, думаешь об открытии филиала, руководить которым буду я…

— Ну, конечно! — тот хлопнул себя по коленкам. — Так мне и поверили!

— Боря, твоя секретарша сейчас не в том состоянии, чтобы ловить нас на мелочах. Скажи, что на время твоего отсутствия она поступает в мое полное распоряжение.

— Она не согласится.

— Боря, ты нынче счастлив? — вкрадчиво спросил коварный младший брат. — Вижу, что да. Так сделай что-нибудь хорошее в честь своей женитьбы!

— Почему-то мне не кажется, что отдать тебе на растерзание свою секретаршу — хорошее дело.

— С ее помощью я, возможно, разоблачу убийцу.

— Но что, если ты подставишь ее под удар? Ты ведь собираешься использовать ее вслепую!

— Перестань дергаться, я о ней позабочусь. Твоя задача — все правильно обставить. Сделай суровое лицо, голос повнушительней. Или что там на нее особенно действует?

— Тогда возьми Ирочку и отведи ее в кафе напротив, — буркнул Борис. — Иначе она нам все провалит. Ты не представляешь, какая она умная и проницательная.

— Еще бы!

— Позже я приведу туда Марину. Если удастся с ней договориться. Будешь выходить, не забудь сделать виноватую морду, скотина!

Дима немедленно сорвался с места и вылетел в приемную.

— Ирочка! — сказал он, аккуратно продевая нежную ручку невестки в свой согнутый локоть. — Мы с тобой идем пить кофе. Борис задержится всего на пять минут. — Он обернулся к насупленной Марине и нахально заявил:

— Я не прощаюсь!

Марине не понравился его вид. Ее мучитель выглядел как кот, сожравший птичку, хотя, по ее мнению, после разговора с братом он должен был вползти в приемную на коленях и униженно просить у нее прощения. Как только дверь захлопнулась, из кабинета появился Борис.

— Марина, — начал он очень серьезно и сел верхом на стул. — Мне нужна ваша помощь.

Марина молча смотрела на него и даже не кивнула. Сейчас он заговорит про своего младшего брата.

— Дима очень сожалеет, — сказал Борис.

— По-моему, нет, — немедленно ответила Марина и тут же прикусила язык.

Господи, нельзя трогать священную корову! Еще не хватало из-за этого буйнопомешанного разругаться с начальником. В недалеком будущем Марина собиралась стать юристом. Сразу поступить в институт у нее не получилось: умер отец, потом мама заболела. Теперь она училась на вечернем и работала секретарем. Борис Куманцев был ее четвертым шефом: она постоянно кочевала из офиса в офис. Не потому, что плохо работала. Просто первый ее начальник оказался самодуром, третировавшим весь персонал, второй настаивал на более тесных с ней взаимоотношениях, а третьего неожиданно сократили вместе с секретаршей. Устраиваясь к Куманцеву, Марина дала себе слово, что задержится здесь до получения диплома.

— Я вам говорил, что подумываю о расширении? — спросил Борис, решив поменять тему. — Возможно, у нас будет филиал. И сейчас мы с Дмитрием.., к-хм.., продумываем варианты.

Он не стал уточнять, какие варианты, да Марину это и не заинтересовало. Она вся была напряжена в ожидании приговора. Шеф вовсю распинался перед ней, говорил очень умные и дельные вещи, но она понимала только одно: пока его не будет, тип с рыжими волосами станет ею командовать.

— Ему надо помочь, Марина. Вы опытный сотрудник, и ваша поддержка будет неоценимой. Кроме того, вы получите дополнительную оплату.

Марина немедленно порозовела, как будто в нее плеснули акварелью, — и руки стали розовые, и шея в вырезе кофточки.

— А я…А мне…

Борис тотчас сообразил, о чем она подумала, и с облегчением воскликнул:

— За его порядочность я ручаюсь головой! Даю вам честное слово, что в ваших взаимоотношениях не предполагается ничего личного. Дмитрий вас и пальцем не тронет.

Марина из розовой сделалась пунцовой. Надо же: приписала брату начальника низкие намерения!

— А какие у меня будут обязанности? — выдавила она из себя.

— Надо его повсюду сопровождать и консультировать. Ничего сложного — почти отпуск!

«Следует напомнить моему братцу, чтобы вел себя с ней по-джентльменски», — решил Борис, стараясь не думать о том, что из всего этого получится.