Прочитайте онлайн Секрет парфюмера | Глава пятая

Читать книгу Секрет парфюмера
3616+1011
  • Автор:
  • Перевёл: М. Карпушина
  • Язык: ru

Глава пятая

— Обожаю женщин, которые едят с аппетитом.

Сейди смущенно улыбнулась, когда Леон одобрительно кивнул.

Он позвонил ей в семь утра и, поинтересовавшись, проснулась ли она, предложил встретиться в ресторане в восемь.

— Проснулась? Ну конечно же я проснулась. Вообще-то я была в душе, — выпалила Сейди.

На том конце провода возникла небольшая пауза, а потом Леон снова заговорил голосом тягучим, как мед:

— Лучше бы ты мне этого не говорила, Сейди!

Он не произнес больше ни слова, но девушка и так поняла, что он представил ее обнаженной. Его хриплый голос красноречиво свидетельствовал об этом.

При мысли о том, как они занимаются любовью в душе, Сейди зарделась, ощутив мощный прилив желания.

Повесив трубку, она оделась в белоснежную рубашку и бежевые брюки, взяла с собой кремовую сумку и солнечные очки и вышла из комнаты.

Леон ждал ее в фойе отеля. Как и она, он был одет просто, но со вкусом.

— Прекрасно, — одобряюще улыбнулся он ей. — Я рад, что ты так удобно оделась. Дом находится довольно далеко от города. Там есть бассейн и окна выходят на море, но я снял его, прежде всего, из-за его уединенного расположения.

Насладившись фруктами, Сейди потянулась за круассаном и спросила Леона:

— Рауль говорил, твоя компания, помимо парфюмерного дома, также покупает наш фамильный дом в Грасе?

Девушка не могла удержаться от мысли, насколько это известие расстроило бы бабушку. Она всегда говорила Сейди, что, несмотря на переезд в Англию, очень скучает по дому своего детства. Сейди была тогда слишком молода, чтобы понять, что бабушка переступила через собственную гордость и возобновила общение с братом только из-за возможности изредка бывать в Грасе.

— Пойми, Сейди. Этот дом — фамильное наследие. Когда твой дед спас меня от немцев и увез в Англию, я и подумать не могла, что никогда не вернусь в Грас. Отцу было бы так больно узнать, что творит мой брат.

Сейди всегда старалась найти слова, чтобы утешить бабушку, но ее тоска по Грасу была слишком сильной.

— Да, это одно из условий сделки, — кивнул Леон.

— Как ты поступишь с домом? Оставишь себе или продашь?

— Еще не решил. В любом случае это решение буду принимать не я один. А что? — спросил Леон, наградив девушку проницательным взглядом.

— Да так, ничего, — тихо отозвалась Сейди. Несмотря на недавний поцелуй, она еще не чувствовала себя духовно близкой ему настолько, чтобы говорить с ним о своей бабушке.

Любой, кто не знал бабушку, мог посчитать ее упрямство глупым и осудить за отказ помириться с братом. А по причинам, скрытым в глубинах подсознания, для Сейди стало очень важным, чтобы Леон тепло и по-доброму относился к ее бабушке, которую она так горячо любила. В конце концов, как можно отдать свое сердце мужчине, который не способен почтительно относиться к твоей семье?

Леон все еще смотрел на нее, с удивлением приподняв бровь и с таким выражением на лице, которое словно говорило, что он и так все знает, но ждет объяснений.

Сейди пожала плечами.

— Ну… просто с этим домом связано очень много семейных историй. Было бы очень грустно, если бы он был продан или превратился в офисы или квартиры, как многие старинные здания в наше время. Если ты собираешься избавиться от него…

— Ты бы хотела иметь возможность купить этот дом первой? — догадался Леон, удивляясь, почему Сейди не попросила отдать ей дом взамен на часть акций.

Сейди покачала головой.

— Я бы с удовольствием, — призналась девушка. — Но я просто не смогу себе этого позволить. Даже в нынешнем состоянии дом слишком дорого стоит. У меня нет таких денег. Мне не хватит, даже если я продам свою квартиру в Англии.

Слушая ее, Леон задумался. Рауль неоднократно намекал, что Сейди из богатого рода. «Избалована деньгами» — так он сказал. Но даже если Рауль соврал, сумма предстоящей сделки была более чем щедрая. В этом с ним согласился бы весь состав совета директоров.

Сейди, как держатель одной трети акций, получит третью часть этих денег. С той суммой, которую Рауль получил в качестве аванса за то, что уговорил Сейди изменить свое решение, денег становится еще больше. В любом случае доли Сейди хватило бы, чтобы выкупить дом в Грасе.

Он хотел было высказать ей свои соображения, но тут молниеносная догадка пронзила его мозг. Он вдруг подумал о том, что могло скрываться за сбивчивыми объяснениями Сейди.

Возможно, она намекает, чтобы он передал ей дом? Леону не приходило в голову, что Сейди может оказаться таким же манипулятором, как и ее кузен. Но он был опытным бизнесменом, чтобы понимать, что если Сейди захочет, она может назначить очень высокую цену за свой опыт в парфюмерной сфере.

Леон, конечно, обратился в службу по подбору персонала, чтобы узнать, сколько платят такому специалисту, как Сейди. Когда ему сообщили сумму, он решил удвоить ее, с условием, что девушка согласится использовать в работе не только натуральные компоненты. Об этом он сообщил своей команде.

А если Сейди хочет получить еще и дом в Грасе, то она будет разочарована!

Леон отвернулся от нее, и Сейди спросила:

— Что-то не так?

— Нет, нет. Все в порядке, — заверил ее Леон. — Если ты закончила, то мы можем ехать. До фермы добрых три часа езды.

С облегчением заметив, что печаль из его взгляда исчезла, Сейди кивнула.

Летняя веранда ресторана, в котором они завтракали, постепенно заполнялась людьми. Сейди была рада, что они пришли пораньше и смогли спокойно поговорить.

Этот отель стал бы прекрасным местом для медового месяца, заключила Сейди, вставая из-за стола. Вот если бы у них с Леоном был номер для новобрачных…

Заметив, как потемнели ее глаза, а на щеках заиграл румянец, Леон безуспешно пытался угадать, о чем она думает.

Стоя совсем рядом, вдыхая ее аромат, он вдруг усомнился в своем решении провести рядом с ней весь день, особенно после вчерашней ночи. Он вспомнил их страстный поцелуй, который они разделили, прежде чем разойтись по комнатам. И то время, когда он без сна лежал в кровати, желая ее так сильно, что ему пришлось несколько раз принять ледяной душ, чтобы унять силу этого желания.

***

Когда Леон попросил ключи от машины, которую заказал накануне, девушка за стойкой регистрации сообщила:

— Звонили из фирмы по прокату автомобилей и просили извиниться перед вами. К несчастью, они не смогли предоставить машину, которую вы заказывали. Вам пригнали автомобиль поменьше. Кажется, там сейчас неразбериха из-за ярмарки в Каннах…

Сейди заметила недовольство Леона и поспешно произнесла:

— Если мы поедем вдвоем, размер автомобиля не играет большой роли, верно?

С этими словами Сейди забрала у девушки ключи и тепло улыбнулась ей.

— У тебя с детства такая добрая душа или ты тренировалась? — поддел ее Леон, выходя на залитую солнцем парковку.

— У меня создалось впечатление, что ты не считал меня доброй, когда мы впервые встретились, — напомнила ему девушка.

Леон махнул рукой.

— Это было раньше.

— Раньше чего? — не удержалась от вопроса Сейди.

— Раньше нашего поцелуя, — шепнул ей на ухо Леон. Он играл с огнем и знал это, но неожиданно он почувствовал себя счастливее, чем когда-либо за долгое время.

Сейди молча забралась на пассажирское сиденье. Леон открыто флиртовал с ней. А внутренний голос подсказывал, что он не из тех мужчин, которые заигрывают с каждой женщиной на своем пути. Нет. Леон флиртовал, потому что…

Почему? Потому что хотел пару дней поразвлечься с ней в постели? Сейди задрожала.

Машина действительно оказалась совсем крошкой. Леон буквально согнулся пополам за рулем.

— В Австралии мы бы не дали ничего подобного даже своим детям, чтобы нас не обвинили в жестоком обращении с ними.

Сейди рассмеялась, но улыбка исчезла с ее лица, когда машина отказалась заводиться.

Леон тихо выругался и попытался снова. На этот раз, к облегчению Сейди, мотор заурчал.

***

Машина еле ехала по горным дорогам, но Сейди была слишком увлечена окрестностями и своим спутником, чтобы замечать сложности пути. Она прочитала в путеводителе, который нашла в машине, что порфирские камни, формирующие горы, чередуются по цвету от темно-красного и голубого до зеленого, желтого, пурпурного и серого. Сейди была настолько поражена яркой палитрой красок, что не смогла удержаться от возгласа восхищения.

— Они действительно производят впечатление, — согласился Леон, добавив насмешливо: — Ты еще не видела Айерские скалы!

Сейди скорчила гримасу. Ей казалось странным, что они с Леоном общаются так легко и просто. Как будто они были знакомы целую вечность…

Где-то в глубине подсознания возникла мысль о родственных душах. Не к этому ли стремятся все люди? Встретить свою половинку? Провести жизнь с человеком, который предначертан судьбой?

По коже пробежали мурашки.

— Холодно? — спросил Леон, проверяя показатели климат-контроля.

Сейди покачала головой, радуясь тому, что Леон так беспокоится о ее комфорте. Другая женщина могла бы, наверное, обвинить его в следовании стереотипам, но Сейди, не имея большого опыта общения с мужчинами, наслаждалась заботой своего спутника.

— Далеко еще по карте? — поинтересовался Леон, минуя очередной холм.

Сейди взглянула в дорожный атлас. Ей нравилось, что Леон считает ее равноправным участником их маленького путешествия.

— Ну, до деревни, которую ты упоминал, около двадцати миль.

— В таком случае нам лучше остановиться где-нибудь на ланч. Есть ли населенные пункты по дороге?

— Скоро мы должны подъехать к месту под названием Ауберге дес Адретс. Излюбленное место охоты какого-то богача по имени Гаспар де Бессе. А чуть дальше будет небольшой городок.

Что скажешь, если мы остановимся там и купим еды? А поесть можно уже в коттедже.

Леон удивленно взглянул на Сейди, и та поспешно продолжила:

— Ты сказал, в коттедже никого нет. Я подумала, что пока мы доберемся туда… Но если ты хочешь поесть в ресторане…

— Нет. Все нормально. Мне кажется, это отличная мысль.

— Ладно. Скоро мы уже должны приехать.

Наблюдая, как сосредоточенно Сейди изучает карту, чтобы они не сбились с пути, Леон вспоминал, когда еще ему было так хорошо в компании женщины. Те, с кем он встречался в Австралии, не упускали возможности поесть в шикарном ресторане, чтобы похвастаться своими не менее роскошными нарядами. И они всегда почти ничего не ели, боясь испортить фигуру.

Они без устали дефилировали в своих дизайнерских платьях, красили губы ярко-красной помадой, постоянно пудрили носы. Приветствовали многочисленных знакомых взмахом наманикюренных рук и жаловались Леону, что не могут пить ничего, кроме самого дорогого шампанского. Как быстро он уставал от их глупой болтовни!

И, конечно, все эти женщины заказывали самые дорогие блюда в меню, но потом отказывались есть их, ссылаясь на обилие калорий и количество жира. Леон ненавидел смотреть, как напрасно пропадает вкусная еда. В его памяти тут же всплывали рассказы бабушки о том, в какой бедности они жили с дедом и как им приходилось на неделю растягивать небольшой кусочек мяса.

Сейди же очень отличалась от этих светских львиц. И вчера и сегодня она ела с аппетитом и очевидным удовольствием. Только смотреть на нее было во сто крат приятнее, чем наблюдать, как тощие модели ковыряют вилкой кусочек спаржи или листик салата.

И уж конечно, женщина со здоровым аппетитом в еде наверняка имеет такой же аппетит и в других удовольствиях.

Мысли Леона пошли в опасном направлении, грозя выйти из-под контроля.

— Думаю, город уже близко.

Леон кивнул.

***

— Ты накупил столько еды, что можно накормить по меньшей мере дюжину человек, — рассмеялась Сейди, качая головой в насмешливом неодобрении, когда они с Леоном шли обратно к машине. Оба несли в руках пакеты с провизией.

Он купил два французских багета, испеченных утром, местный сыр и фрукты, оливки, нарезку бекона, паштеты и даже бутылку красного вина вместе с парой бутылок минеральной воды. Здесь было все для королевского обеда.

Но Леон не король, он — миллионер, напомнила себе Сейди, подойдя к машине. Неудивительно, что он так изумленно посмотрел на нее, когда она вместо ресторана предложила устроить обед в коттедже.

— Что-то не так? — поинтересовался Леон, заставив ее подпрыгнуть от неожиданности.

Искренняя обеспокоенность, которая слышалась в его голосе и отражалась во взгляде, заставила девушку замереть посреди улицы.

— Сейди?..

Он заправил прядь волос ей за ушко, чем вызвал волну мурашек по всему телу. Бумажный пакет, который она держала в руках, казалось, дрожит вместе с ней.

Рука Леона между тем легла на ее шею, лаская большим пальцем чувствительную область за ухом. Все ее тело словно ожило под его прикосновением.

Что о ней думает Леон? Наверняка он привык к опытным светским женщинам, которые не реагируют на каждый его жест, как неопытные девочки-подростки. Неопытные…

Сейди отогнала прочь грустные мысли. Будь что будет. По крайней мере она не выдает себя за ту, кем не является.

Девушка заглянула в глаза Леона.

— Я уже говорил тебе, что ты особенная? Особенная? Она?

Сейди чувствовала, как его рука скользнула ниже, к вырезу на блузке. Под одеждой каждая ее клеточка тянулась к нему, требуя внимания и ласки. Грудь напряглась и потяжелела, а внизу живота разливался знакомый жар.

Над верхней губой выступили капельки пота, вызванные вовсе не жарким солнцем, отметила про себя Сейди.

Леон смотрел в ее глаза, опушенные густыми ресницами. Он никогда еще не встречал женщину, к которой испытывал бы нечто подобное, которая вызывала бы в нем такую бурю эмоций и желаний.

Сейчас, здесь, на этой маленькой душной улице, он мог бы прижать ее к ближайшей стене и взять грубо, самым примитивным способом, заставляя стонать от наслаждения. Но в это же самое время Леону хотелось окружить ее заботой, уберечь от чужих похотливых взглядов, чтобы никто и никогда уже не смог причинить ей боль.

Неожиданно Сейди отстранилась.

— Ты хоть представляешь себе, насколько сильно я хочу поцеловать тебя? — прохрипел Леон.

Он смотрел на нее, чувствовал тепло ее кожи под своей рукой. И понимал, что Сейди — из той породы женщин, кому нужен мужчина и кольцо на пальце. Кольцо? Его кольцо?

Черт, откуда взялась эта мысль?

Им пришлось заехать на заправку. Леону не понравилось, что водитель другой машины остановился совсем близко от них и наградил Сейди оценивающим взглядом.

— Кажется, ты покорила его сердце, — пробурчал Леон, поворачивая ключ зажигания.

— Наверное, это из-за моих волос, — рассудила Сейди. Она уже заметила, как местные жители поглядывают на ее белокурые локоны.

— Да. И всего остального, — пробормотал Леон себе под нос.

Когда Сейди посмотрела на него, она осознала, что машина, как и утром, отказывается заводиться.

Сейди затаила дыхание, когда он попытался снова, а потом еще раз. К счастью, с четвертой попытки двигатель ожил.