Прочитайте онлайн Седьмой сын | Глава 31

Читать книгу Седьмой сын
2216+1077
  • Автор:
  • Перевёл: С. Трофимов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 31

Увидев, как морпех вбежал в тоннель, Джон молча пожелал ему удачи. Он вытянул руку вперед, растопырил пальцы и пошарил ими по стене, нащупывая выключатель. Стены были сложены из грубых шлакоблоков. На одном из них он обнаружил небольшую металлическую коробку с торчавшим тумблером. Джон щелкнул по нему, и флуоресцентные лампы на потолке, зажужжав, как мухи, осветили небольшое помещение. Склад вполне соответствовал архитектурным чертежам, которые он недавно рассматривал на базе. Джон приподнял пистолет и, пока его глаза привыкали к яркому свету, повел оружием влево, а затем вправо. На складе никого не оказалось. Просто пустая комната, хранившая воспоминания о том, каким когда-то был ночной клуб.

Знакомая картина для каждого бармена. В дальнем углу почти до потолка возвышались старые коробки — картонная тара от выпивки «Серая гусыня», «Абсолют», от виски «Мейкерс марк». Прямо перед ним виднелась стальная дверь холодильника. В другом углу валялись швабры, ведра и пакеты с мусором. Рядом с входным проемом лежала опрокинутая набок тележка. Джон чувствовал призрачный запах спиртного, исходивший от разбитых бутылок и открытых бочек. Он сунул пистолет в кобуру.

«Здесь никого нет, и, значит, мне тут нечего делать. Я должен догнать Майкла. Альфа где-то там, в тоннеле. И мама тоже там».

Джон повернулся, чтобы выйти из комнаты. И тут он заметил стул. Ничего особенного; просто темный деревянный стул, беспечно приставленный к стене. Но штукатурка за ним привлекла внимание. Казалось, что над ней поработал последователь Джексона Поллока. Кто-то расплескал здесь красно-коричневую краску. Внезапно по спине Джона пробежал озноб. Руки покрылись мурашками. Он взглянул на пол… на испятнанный брызгами след… скорее всего, полоску крови. Она тянулась от стула, косо приставленного к стене, к стальной двери большого холодильника.

— Мама? — прошептал Джон.

Дрожа всем телом, он направился к металлической двери. Он даже не стал вынимать пистолет из кобуры.

Майкл быстро шагал по тоннелю — навстречу тусклому свету, маячившему впереди. Морпех старался делать равномерные и неглубокие вдохи. Проход недавно прорубили в скале, и воздух в этом сжатом пространстве до сих пор был насыщен пыльной взвесью. Мелкий песок попадал в глаза и нос. Чертов Альфа, убегая от него, все глубже забирался в крысиную нору, которую он выкопал для себя. Отлично! Беги! Я все равно поймаю тебя.

Тоннель дважды свернул налево, затем выровнялся почти до прямой линии. Майкл запоминал ориентиры относительно расположения клуба. Два поворота в сторону «Фоли а дё». Сейчас я где-то под танцевальной площадкой. Похоже, проход ведет к системе канализации под бульваром Сансет. Наверное, он хочет выбраться наружу.

Подожди! Сквозь запах каменного крошева он уловил запах дорогого одеколона. Я почти рядом с ним. Свет стал ярче. Майкл приблизился к концу тоннеля, за которым открывалось обширное пустое пространство. Источник света располагался прямо на уровне глаз. Прожектор для ведения подземных строительных работ. Майкл остановился и выглянул из тоннеля. Впереди мелькнула тень. Силуэт замер перед прожектором и поднял руки вверх.

— Не стреляй! — прокричал мужчина.

«Задыхается. Паникует. Голос Альфы. Мой голос».

— Мордой вниз! — рявкнул Майкл. — На землю! Живо!

Тень покачала головой.

— Ты не понял. У меня тут бомба, — Альфа визгливо рассмеялся. — Ты же не хочешь, чтобы…

Блефует.

Майкл нажал на спусковой крючок. Три пули помчались вперед, словно молнии, выпущенные из жерла тоннеля. Прожектор за спиной тени выплеснул сноп искр и осколков. Два невидимых удара отбросили Альфу назад. Он рухнул на пол и закричал от боли.

Морпех закинул карабин за спину и быстро пробежал оставшиеся тридцать футов. Сунув руку в мешочек, висевший на боку у пояса, он вытащил сигнальную ракету. Обычно такие ракеты редко применялись в миссиях. Разведчики предпочитали оставаться незаметными: и до выполнения задания, и после него. Иногда их использовали для вызова вертолетов. Майкл открутил крышку футляра и бросил ракету в сторону. Широкий подземный тоннель озарился ярким световым шоу из алых пятен света и танцующих теней. Джон Альфа лежал на полу. Истекая кровью, он продолжал смеяться.

— Это так похоже на тебя… Майкл, — с безумной усмешкой сказал он.

Его зубы были перепачканы кровью, казавшейся черной при свете сигнальной ракеты.

— Стреляй во все, что движется, а Бог уж сам отсортирует…

Он закашлял и сплюнул на рубашку кровавую слюну. Майкл быстро осмотрел его тело: одна пуля угодила в плечо, вторая — в живот.

— Ты хороший стрелок, — сказал Альфа, содрогаясь от болевого шока. — Смотри, как удачно получилось.

Он указал подбородком на конец тоннеля. Морпех взглянул в том направлении и увидел их. У каменной стены стояли металлические бочки — не меньше двенадцати штук. Их бока поблескивали в переменчивом свете сигнальной ракеты. На каждой бочке имелась одна и та же надпись, сделанная большими оранжевыми буквами: «Рукман ойл инк. JP-8; горючее для самолетов. Осторожно! Крайне огнеопасно!»

— Я же говорил, что у меня бомба, — хрипло прошептал Альфа.

Джон сжал пальцами серебристую дверную ручку холодильника. Ледяной металл обжег его пальцы. Теперь все стало отвратительно холодным. Если на стене была кровь его матери, значит, она уже мертва? Но Альфа говорил им, что она жива. Какой из этих двух вариантов окажется верным? Он вытер пот со лба левой рукой. Ему не хватало смелости нажать на рукоятку. Неужели она здесь? Нет, ее там не будет. Это ложь. Все это…

БУМ!

Дверь завибрировала. Джон вскрикнул. Он перевел взгляд на металлическую поверхность холодильника. На него смотрело мутное отражение — широкие глаза, окаменевшее лицо…

БУМ!

Внутри был человек, и он хотел выйти.

«Я считал ее мертвой большую часть своей жизни. Она сейчас за этой дверью — запертая, в холоде… А я слишком напуган, потому что если там не она… если там кто-то другой… и мне угрожает опасность…»

БУМ! БУМ!

Джон закрыл глаза и рванул на себя металлическую ручку. Волна холодного воздуха накатила на него, вызвав легкий озноб. Он услышал жужжание мотора. Дверь ударилась о стену. А затем послышался голос, ничего не говоривший… просто стонавший и моливший о помощи… пойманный внутри себя. Джон открыл глаза, и они тут же затуманились от слез.

На полу лежала женщина. Ее руки и ноги были связаны. Во рту находился кляп. Два скрещенных куска липкой ленты на губах. Засохшая кровь покрывала лицо, затылок и плечи. На обнаженных руках виднелись глубокие порезы. Правая кисть была скрыта под алыми бинтами. Из-под марли выступали только кончики мизинца, безымянного и большого пальцев. Длинная юбка превратилась в отрепья. Желтая блузка коробилась от крови. Лишь несколько прядок оставались седыми, показывая цвет ее волос. Остальные были красными.

Кровь сочилась из ран на обнаженных ногах. Дания Шеридан извивалась на полу. Она все еще пыталась дотянуться пятками до двери. Голос, клокотавший внутри рта, умолял о свободе. Джон взглянул на ее высокие скулы и ярко-зеленые глаза. Эта женщина не могла быть его матерью. Его мать умерла шестнадцать лет назад. И лучше бы она действительно погибла. Потому что он узнал ее. Перед ним была она!

— Мама, — крикнул он, метнувшись к ней.

Она кивнула. Джон увидел, что ее губы под ленточным крестом растянулись в улыбке.

Майкл ударил Альфу по лицу. Еще один раз. И в третий. Сигнальная ракета шипела на земле поблизости. В глазах Альфы сияли розовые огоньки. Он снова засмеялся.

— Да уж, морячок! — прохрипел он, разбрызгивая кровь с разбитых губ. — Могу поспорить, что это напоминает тебе старые деньки! Прежде чем армейский порядок разрушил хаос вольной жизни! Ты помнишь то время?

Альфа закрыл глаза и хохотнул. Смех отражался эхом от стен и каменного свода, от бочек с горючим за его спиной. Электрические провода змеились по поверхности контейнеров с JP-8. Их концы уходили в металлический ящик, похожий на коробку из-под ботинок. Это был коммутатор. На его боку, словно стоп-сигнал, мигала одинокая красная лампочка.

— Где пульт? — крикнул Майкл.

Он присел рядом с содрогавшимся телом врага. Схватив Альфу за отвороты куртки, он встряхнул его и ударил головой о камни. Злодей застонал.

— Я вижу, ты тут намудрил с проводами, — сказал Майкл. — Где пульт детонатора?

Голова Альфы покачивалась взад и вперед. Он уже не мог контролировать ее движения.

— Могу поспорить, что остальные не знают… о твоем прошлом, — прошептал Альфа. — А я знаю. Я наблюдал за тобой начиная с Матки. Ты поначалу не желал никому подчиняться. Ты был нечеловеческим мерзавцем.

«Заткнись! Замолчи! Я не…»

— Я стал другим, и тебе это известно, — взревел Майкл.

«До прибытия вертолетов оставалось несколько минут. Поэтому перестань тратить время зря, — подумал он. — Сосредоточься на ответах. Заставь его рассказать, где находится пульт».

Майкл ощупал тело Альфы. Он вывернул карманы его куртки, провел руками по ногам и лодыжкам… Ничего. Никакого устройства для подрыва бомбы.

— Ты был ничем, Майкл. Мусором. Шлаком. Сухостоем.

Морпех ударил его в челюсть. В темноту полетели новые брызги крови. Альфа закашлял и выплюнул выбитый зуб. Тот прокатился по его груди и упал куда-то в тень.

— Осторожнее! — пошутил злодей. — Они еще мне понадобятся.

Его голос был высоким и дерзким. Окровавленные губы снова растянулись в усмешке.

— Зубы — это гордость человека, Майкл. Ты же знаешь. Готов поспорить, что ты не раз вспоминал свое прошлое… Работу на Банетти, когда тебе было восемнадцать лет. Вернее, ты думал, что тебе было восемнадцать. Ты получал от Банетти по тридцать баксов за каждый выбитый зуб. Однажды ночью ты заработал почти две сотни… и все те зубы принадлежали парню, который не смог расплатиться с букмекером. А в банде тебя считали похотливой шлюхой.

«Это было раньше. Прежде чем я взялся за себя. Перед армией и муштрой. Перед разведывательными операциями. Перед моей любовью — невероятной любовью к Габриелю. Это было давно. Очень давно. Теперь я изменился… Не слушай его. Он хочет досадить тебе. Заканчивай с ним!»

— Я не буду спрашивать тебя еще раз, — сказал Майкл.

Лев внутри изголодался. Он устал задавать вопросы. Альфа опустил голову на землю. Рядом с ним на боку коробки мигала красная лампочка. В темноте маячили бочки с горючим.

— Ты зря ищешь пульт, — прошептал Альфа. — Я выронил его наверху, когда убегал из зала. Я просто не ожидал такого поворота событий. Наш Джон быстрее и сообразительнее, чем кажется.

Майкл улыбнулся.

— Как и я.

Он ударил Альфу в последний раз. Голова врага стукнулась о камни. Это был конец. Его противник потерял сознание.

«Идеальное состояние для эвакуации», — подумал Майкл.

Он взглянул на бочки с горючим, затем на провода и мигавший коммутатор. Морпех не знал, как отключить устройство. Он схватил злодея за руки и забросил его тело себе на плечи.

— Я взял тебя, сучонок, — прошептал он, возвращаясь к проходу, который вел в ночной клуб.

Где-то под этой коркой крови была его мать. Где-то далеко. Вытащив нож, Джон перерезал веревки на дрожавших запястьях и лодыжках Дании Шеридан. Он осторожно сорвал липкую ленту с ее губ. Женщина поморщилась от жгучей боли, но в ее глазах появился блеск решительности. Она контролировала свои чувства. Каким бы пыткам ни подвергал ее Альфа, он не сломил дух Дании. Джон видел это по ее глазам. Если бы вы провели год-другой за стойкой бара, наливая напитки спившимся людям, вам однажды стало бы ясно, на что похожа раздавленная душа. Дания не походила на побежденного человека.

Она приподняла дрожавшие руки и обхватила ладонями его лицо. Ее распухшие губы растянулись в улыбке, приоткрыв окровавленные зубы. И где-то в этих незнакомых чертах — и в воспоминаниях Альфы — он увидел улыбку матери. Она поцеловала его в лоб.

— Ты который из семерых? — хрипло спросила Дания.

— Я Джон.

— Музыкант, — кивнув, сказала она. — Я помню тебя. Вот уж не думала, что встречу кого-нибудь из вас снова.

«И я не ожидал увидеть тебя вновь. На самом деле я вижу тебя в первый раз, а не снова».

— Если мы не поспешим, я буду единственным из семерых, кого вы встретите, — произнес Джон. — За нами летят вертолеты. Вы можете идти? Мы должны торопиться.

Женщина кивнула. Он помог ей подняться. Переместив вес тела на окровавленные ноги, Дания вскрикнула от боли.

— Прости.

— Нет, это я должна извиниться. Спасибо, милый.

Джон покачал головой. «Позже будем раскланиваться». Он вывел ее из холодильной камеры, затем из складского помещения. Пока они медленно поднимались по пологому коридору на первый этаж, он подумал о Майкле и боковом тоннеле. Интересно, как дела у Майкла? Когда Джон пинком открыл дверь в конце коридора, он сам ответил на свой вопрос: морпех уже был здесь.

— Осторожно! — крикнул Майкл, когда Джон и Дания приблизились к танцплощадке.

На полу горело несколько зажженных сигнальных ракет. Они шипели и наполняли полумрак красноватым сиянием. Джон увидел безвольное тело Альфы, лежавшее у ног морпеха. Майкл поспешил к ним навстречу. Джон остановился и посмотрел на дыру в стеклянном потолке. Оттуда свисало два подъемных троса. Его взгляд скользнул по разгромленному залу. Мебель была разбита вдребезги… Но кое-что здесь изменилось. Внезапное понимание заставило его содрогнуться от холодного озноба. Трупы исчезли — тела погибших бойцов «Седьмого сына»… и даже тела «теней» в костюмах «Призрак». Это операция под прикрытием. Вошедший в поговорку слон в посудной лавке уехал на попутной машине. Джон услышал вой полицейских сирен — теперь очень близко. Их заглушал шум приближавшихся вертолетов.

— Под нами бомба, — сказал Майкл, подхватывая Данию с другой стороны. — Альфа вырыл там целую пещеру и наполнил ее бочками с горючим. Детонатор уже активирован. Он выронил пульт где-то здесь, когда ты взорвал гранату.

Они двинулись к подъемным тросам.

— Ты веришь ему? — спросил Джон.

— Я обыскал его. Инфравизоры по-прежнему не работают, поэтому пульт найти невозможно.

— Сколько у нас осталось времени?

Они теперь находились под дырой в потолке.

— Эвакуация через три минуты.

Майкл махнул рукой бойцам, которые смотрели на них через стеклянную крышу.

— Все собрали?

Рубинштейн утвердительно приподнял сжатый кулак.

— Подтверждаю. Оружие, снаряжение и броня. Убитые в бою. Мы собрали столько гильз, сколько смогли. И еще у нас появилась новая проблема.

— Какая? — нахмурившись, спросил Майкл.

— Снайпер, которого вы подстрелили. Он все еще жив. Говорит, что у него во рту пилюля со смертельным ядом. Хочет поговорить с вами наедине.

Майкл посмотрел на Джона. Тот выглядел не менее озадаченным.

— Не нравятся мне эти секреты.

Морпех вновь заговорил с Рубинштейном:

— Присматривай за ним. Мы сейчас поднимемся. У нас теперь имеется все, за чем мы сюда прилетали. Брось два пояса.

Два нейлоновых приспособления упали с высоты. «Пояса» напоминали упряжь парашютистов. Майкл поймал один из них, не дав ему удариться о землю. Он повернулся и осмотрел Данию Шеридан.

— Привет, мам, — с усмешкой сказал он.

Кровь на ее лице нисколько его не смутила. Морпех даже глазом не моргнул.

— Рад видеть тебя, дорогая.

Дания Шеридан улыбнулась в ответ.

— Ты Майкл?

— Да.

Он подтянул ленты на упряжи.

— Один из семи. Самый грубый и гордый. У нас сейчас, мама, нет время для болтовни. Обниматься будем позже. Я закреплю на тебе этот пояс. Держись руками за трос, когда начнется подъем. Так ты не будешь раскачиваться.

Дания Шеридан кивнула. Джон отступил назад, и Майкл начал застегивать ремни пояса.

— Возможно, будет немного больно, — сказал морпех, подтягивая две ленты, свисавшие с ее плеч.

Упряжь крепко обхватила грудь женщины. Дания Шеридан поморщилась. Майкл подтянул подъемный трос ближе к матери. На конце троса располагалось черное приспособление вроде «пакмана». Трос входил в отверстие, напоминавшее пасть «пакмана», и выходил через дыру на противоположном конце. Рядом болтался карабин. Майкл прицепил его к металлическому кольцу на упряжи Дании.

— Счастливой поездки, — сказал он. — Когда поднимешься на крышу, ребята позаботятся о тебе.

— Майкл, ответь на один вопрос. Почему ты прилетел за мной?

Суровое лицо морпеха на миг оттаяло и озарилось улыбкой.

— Так уж ты воспитала нас, мама.

Майкл нажал на круглую кнопку устройства. Оно пожужжало несколько секунд, словно крутило что-то внутри в центрифуге. Затем «пакман» взметнулся вверх по тросу, увлекая за собой Данию Шеридан. Она вознеслась на сорок футов и оказалась у края дыры в потолке. Рубинштейн и остальные бойцы помогли ей перейти на крышу. Вскоре устройство заскользило вниз по тросу.

Один из вертолетов завис над их головами. Луч прожектора нацелился на стеклянный потолок, затем скользнул вверх. «Вертушка» не могла опуститься на крышу, которая не выдержала бы такой вес. Поэтому вертолет парил в нескольких футах над ней. Пилот был опытным. Поток воздуха от вращавшихся лопастей ворвался в дыру в потолке. Он поднял внутри целую бурю, вращая щепки, обломки мебели и осколки стекла. Два клона склонились над Альфой.

— Он без сознания, — сказал Майкл, — так что проблем не будет.

Морпех поднял вторую упряжь и пропустил ее под руками Альфы, затем перекатил неподвижное тело на спину и затянул ремни пояса. Джон поморщился. Лицо Альфы было залито кровью. Сломанный нос и разбитые губы указывали на жестокое избиение. Под глазами уже проступали пурпурные синяки. Это сделал Майкл. Внезапно Альфа открыл глаза.

— Джон, ты должен поговорить с тем человеком на крыше, — прошептал злодей. — Мне кажется, он хочет признаться тебе в своих грехах. Он такой же грешный, как наш Майкл. Верно, Майки? Ты прожил отвратительную жизнь.

— Заткнись, — рявкнул морпех.

Закрепив застежки упряжи, он плотно натянул ремни. Альфа взвыл от боли. Майкл вытащил из кармана куртки пластиковые наручники и надел их на запястья противника. Схватив злодея за воротник, он потащил его к подъемному тросу. Пока морпех подсоединял упряжь к устройству «пакмана», Альфа выкрикивал свои откровения:

— Наш Майкл жил в грехе! Он купался в нем!

Струя воздуха била вниз, развевая его волосы. Некогда стильная прическа пришла в полный беспорядок.

— Спроси его! Расспроси великого архангела Михаила о его любовнике! О его порочном Габриеле!

Майкл нажал на кнопку устройства, и Альфа помчался вверх к потолку. Через несколько секунд «пакман» снова опустился вниз в руки пехотинца. Джон взглянул на Майкла. Несмотря на завывающий ветер, тот, не моргая, смотрел на него.

— Брат, я хороший человек.

— Знаю, — ответил Джон.

Они прикрепили подъемные устройства к своим поясам и вместе поднялись на крышу — к их матери и раненому Майку.

Это была сцена, достойная голливудского фильма. Один «Черный ястреб» завис над крышей клуба. Его лопасти едва не задевали стену стоявшего рядом офисного здания. Другой вертолет парил над бульваром Сансет. Ниже, на улице перед клубом, с визгом тормозили полицейские машины. Их проблесковые маяки бросали синие и красные полосы света на лица собравшихся зевак. Офицеры лос-анджелесской полиции пытались блокировать улицы и подъездные пути. Их подчиненные начинали оттеснять толпу любопытных людей от места преступления.

Майкл и Джон вскарабкались на крышу и отсоединили подъемные устройства. Уцелевшие бойцы «Седьмого сына» сидели на корточках вблизи дыры. Неподалеку от них полулежали доктор Майк, Дания Шеридан и Джон Альфа. За ними в луже крови корчился снайпер в маскировочном костюме. Сразу за снайпером покачивался зависший вертолет. Дверь в грузовой салон была открыта настежь.

— Мы уже погрузили убитых, — прокричал Рубинштейн, указав рукой на вертолет. — Там осталось место для двоих пассажиров. Если хотите, можете взять с собой пленника.

Майкл кивнул.

— Будем действовать по плану. Мы с Альфой погрузимся в эту «вертушку», но только после того, как все остальные сядут в другой вертолет. Радируй пилоту. Пусть он отлетит и подождет немного. Второй «ястреб» должен приступить к погрузке. Затем первая «вертушка» вернется за нами.

— Зачем эта карусель? — прокричал Джон. — Садись и улетай. И забирай с собой Альфу! Мы сами тут справимся!

Майкл покачал головой.

— Я своих людей не бросаю! — прокричал он. — Я вхожу первым и выхожу последним. Вот как это работает. И вот как все будет. Мое слово закон, если помнишь. — Он повернулся к Рубинштейну. — Выполнять!

Солдат начал отдавать приказы по рации. Первый вертолет поднялся выше и отлетел от здания. Толпа на бульваре Сансет зашумела. Люди смотрели вверх с открытыми ртами.

— Найди полицейскую волну, — прокричал Майкл Рубинштейну. — Скажи им, что нужно отогнать людей отсюда. Пусть все уйдут как можно дальше. Под зданием находится такое количество горючего, что можно загрузить им танкер. Все это может взорваться.

Когда второй вертолет завис над крышей, морпех схватил Джона за плечо и указал на истекавшего кровью снайпера. Лицевая маска «тени» была сорвана. Бледное лицо и хриплое дыхание парня говорили о том, что он больше не представлял собой угрозы. Молодой мужчина выглядел почти мальчишкой.

— Иди и узнай, что он хотел сказать, — велел Майкл. — Я прикрою тебя.

Он вытащил из кобуры «беретту» и передернул ствол. Джон направился к раненому снайперу. Ошеломленный возрастом убийцы, он опустился рядом на одно колено. Такой молодой. Не больше семнадцати лет. Почему он стал бездомным? Оставалось лишь гадать, как Альфа заманил его в свои сети и подверг невральному разряду. Джон печально вздохнул. Кем бы он ни был, его заменили другим человеком. Сейчас ты будешь говорить не с подростком, а с тем, кого Альфа засунул в мозг этого мальчика. С убийцей.

— Вы что-то хотели сообщить? — спросил он.

Снайпер кивнул и растянул в усмешке губы. Между его передними зубами белела треугольная капсула. Пилюля смерти.

— Вам не нужно убивать себя. Мы не собираемся наносить вам какой-либо вред.

Снайпер поддел пилюлю языком и поместил ее между коренными зубами.

— Перестаньте дурачиться, — сказал Джон. — Мы предоставим вам медицинскую помощь. Вас вылечат. Вы понимаете меня?

Юноша-убийца рассмеялся. Пилюля по-прежнему находилась между его зубами.

— Мне не нужны доктора. Я уже умер. Просто выслушай меня. Я должен передать сообщение… Очень важное сообщение.

Джон поднялся на ноги. Снайпер усмехнулся.

— Ты слышишь голос демона. Мой голос. Голос легиона, которому нет числа. Неужели ты не хочешь узнать мое послание этому миру?

Джон побледнел и отступил на шаг.

— Нет, не хочу.

Снайпер засмеялся и, склонив голову набок, раздавил похожую на клык пилюлю. Его тело забилось в конвульсиях.

— Тогда пошел ты, мать твою! — прохрипел он сквозь сжатые зубы.

Юноша-убийца согнулся пополам и заколотил руками по крыше. Из его рта хлынули пена и слюна. Все было кончено. Джон сгорбился, с трудом удержавшись от крика.

— Вперед, на погрузку! — сказал Майкл, мягко подтолкнув его к спустившемуся вертолету.

Остальные бойцы «Седьмого сына» — а также доктор Майки Дания Шеридан — уже поднимались на борт. На крыше оставались только Майкл, Джон, Альфа и мертвый снайпер.

— Иди, — сказал морпех. — Я прихвачу эту парочку с собой. Вторая «вертушка» сейчас вернется.

Джон молча кивнул и побежал к вертолету. Он взглянул вниз на бульвар Сансет. Полицейские машины отъезжали назад. Копы махали руками, тесня ряды зевак. Многие люди бежали к дальнему перекрестку. Весть о бомбе разогнала толпу. Джон поднялся на борт «Черного ястреба» и сел рядом с окровавленным психологом. Тот вяло помахал ему рукой. Один из бойцов закрыл дверь вертолета.

— Пристегнитесь, друзья, черт бы вас всех побрал, — невнятно пробубнил доктор Майк. — Скоро вам подадут напитки. Лично я рекомендую морфий.

Джон рассеянно кивнул, не слушая потрепанного шутника. В его уме по-прежнему звучали слова снайпера.

Майкл быстро оценил ситуацию. Вертолет с уцелевшими бойцами поднялся в воздух и отлетел на несколько сотен ярдов в сторону. Второй «Черный ястреб» направился к клубу, чтобы забрать его и Альфу. Затем обе «вертушки» должны были помчаться на северо-восток — на военно-воздушную базу Эдвардс. Майкл посмотрел вниз на улицу. Еще минуту назад глазевшие вверх ротозеи разбегались от клуба, словно тараканы. Копы настойчиво махали руками. Это хорошо. Вторая «вертушка» занимала нужную позицию. Все шло по плану. Он перевел взгляд на Альфу, который лежал неподалеку на крыше. На лице злодея сияла улыбка.

— Мы снова наедине друг с другом, — сказал Альфа. — Ты решил сделать из меня второго Родни Кинга, пока другие смотрят в сторону?

— Ты получишь все, что заслужил.

Второй вертолет завис над крышей. Воздушный поток пригибал Майкла вниз. Он подошел к злодею, схватил его за куртку и потащил по битумной крыше к «вертушке». Его пленник не сопротивлялся. Увидев труп снайпера, Альфа рассмеялся.

— Этот тип вам ничего не сказал? — прокричал он сквозь шум вращавшихся лопастей. — В таком случае ему придется умереть еще разок. У моих помощников очень короткий срок жизни.

Майкл отпустил куртку Альфы. Голова злодея ударилась о крышу.

— Мы и без него все знаем, — сказал морпех, склонившись над мертвым стрелком.

Он схватил труп за запястья и подтащил его к вертолету.

— То же самое ты сделал с четырехлетним мальчишкой. Теперь тебе придется заплатить за свои преступления.

Вертолет парил в футе над крышей. Шум винтов был оглушительным. Волна нисходящего воздуха хлестала по лицам людей. Майкл поднял труп снайпера и бросил его в грузовой отсек. Затем он вернулся к Альфе. Почти все сделано. Почти уже дома.

— Тебе конец, и ты это знаешь, — сказал Майкл, рывком поставив Альфу на ноги. — Думал, что уйдешь от закона. Что так и будешь убивать…

Он подтолкнул пленника к двери, затем приподнял скованное наручниками тело и швырнул его следом за снайпером. Альфа ударился головой о металлический пол. Майкл запрыгнул на борт и, протянув руку к двери, осмотрел заваленное трупами пространство. В воздухе пахло кровью и сгоревшей плотью. Его окружали тела врагов и бойцов «Седьмого сына». Дурбин, Эндрад, Тревиезо, Флеминг, Томазелло…

«Не думай об этом. Не теперь. Осталось совсем немного».

Вертолет покачнулся в воздухе. Пилот ожидал, когда Майкл закроет дверь.

— Майки, дружище, я хочу рассказать тебе кое о чем, — прокричал Альфа.

— Заткнись!

Майкл ухватился за дверную ручку.

— У того парня была пилюля смерти, — общительно продолжил Альфа. — Она имела форму зуба, и ее имплантировали ему в десну. Один хороший прикус, и все готово. В такой фальшивый зуб можно поместить что угодно. Помнишь, я говорил тебе, что зубы нужны каждому мужчине…

Майкл развернулся вокруг. Вертолет еще раз качнулся.

— О чем ты говоришь? — прокричал морпех, метнувшись к Альфе.

Тот повернул голову к мертвому снайперу и засмеялся. Это был истерический смех безумца. Смех проклятого человека.

— Что ты сказал? — крикнул Майкл. — Повтори!

Альфа насмешливо приподнял брови. Он будто говорил: ах ты бедная тварь.

— В фальшивый зуб можно вставить любое устройство. Например, пульт детонатора. Нажимаешь на него, и бомба взрывается.

Майкл вытянул руки, пытаясь ухватиться за подбородок Альфы.

«Ты опоздал. Ты уже не успеешь. Он опередил тебя, парень».

Альфа подмигнул ему.

— Вот я и ушел от закона.

Когда он сжал челюсти, Майкл закрыл глаза.

Стены ночного клуба дрогнули и через наносекунду взорвались, рассыпая в стороны раскаленные куски стали, штукатурки и кирпича. Те полетели на бульвар Сансет, в соседние здания и в ночное небо. Жидкий огонь, словно напалм, хлынул волнами на бульвар, снося уличные фонари и сжигая людей. Второй взрыв, раздавшийся из темных глубин клуба, запустил в воздух почерневшие и покореженные останки тридцатифутовой статуи «Фоли а дё», вдруг превратившейся в пушечное ядро. Джон, доктор Майк, Дания Шеридан и бойцы «Седьмого сына» наблюдали за этим зрелищем через иллюминаторы вертолета. Они с ошеломлением и ужасом увидели, как пламя поглотило «Черный ястреб», висевший над клубом, — «вертушку», в которой находился морпех.

Второй взрыв подбросил вертолет Майкла вверх. Он дико накренился вправо, пытаясь сохранить высоту и контроль над винтами… но затем помчался по косой вдоль улицы. Его лопасти, разрезая горящий асфальт, согнулись и отлетели от двигателя. Они рассекали воздух, словно дьявольские бумеранги. Одна из лопастей разрубила капот полицейской машины. Вторая со свистом отсекла макушку горевшей пальмы и заскользила по тротуару. Вертолет упал на бульвар Сансет и взорвался.

Уцелевший «Черный ястреб» вылетел из разраставшегося зарева над Западным Голливудом и помчался к горам Сан-Габриель — к военно-воздушной базе Эдвардс. Миссия завершена.