Прочитайте онлайн Седьмой сын | Глава 30

Читать книгу Седьмой сын
2216+1209
  • Автор:
  • Перевёл: С. Трофимов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 30

А на другом конце страны, в округлой комнате секретной базы, Джей отвел взгляд от одного из пяти мониторов.

— Почему ты думаешь, что эти сообщения оставлены для нас? — спросил он, указав на снимки ЦКЗ. — Не слишком ли вольное допущение…

Джек нетерпеливо отмахнулся. Он кивнул на экран.

— Альфе нравятся головоломки. И это как раз в его духе.

Он даже раскраснелся в пылу спора.

— Джон Альфа — или тот, кого он зарядил в мозги этих людей, — обращается к нам. Черт бы его побрал!

— Я вижу здесь нечто большее, — тихо сказал Килрой 2.0.

Погрузившись в знакомую среду компьютерных сетей и в глубины теории заговоров, он говорил легко и разумно.

— Эти сообщения, что бы они ни означали, подразумевают главное! Альфа знал, что мы будем искать его. И он знал об этом задолго до того, как нас собрали вместе. Фотографии сделаны пять месяцев назад. Еще до убийства президента. До похищения Дании Шеридан… нашей матери.

Хакер указал рукой на экран монитора.

— Он словно управляет оркестром.

Килрой одобрительно хохотнул.

— Альфа все спланировал заранее. Он знал, что нас привлекут к охоте на него. Поэтому он оставил следы, которые мы могли бы найти. Пазлы сложной головоломки. Возможно, перед нами первый кусок загадки, который он подготовил для нас… хотя и не первый, который мы решили.

— Был еще код Морзе, — согласился Джей. — И песня! Это первый пазл, который мы разгадали. Альфа оставил его три недели назад — во время похищения мамы.

— Как я уже говорил, он будто бы управляет оркестром, — сказал Килрой.

— То есть он играет с нами в какую-то игру, — предположил Джек. — Он знал, что эта игра состоится. Но как?

Килрой 2.0 ответил ему мрачной улыбкой.

— Он сам придумал ее, Джек. Помнишь мальчика Фаулера? Того паренька, который убил президента? И помнишь намек, оставленный Альфой? Что он не забыл о проекте «Седьмого сына»! Что он советует бывшим коллегам озаботиться своей судьбой.

— Тату, — кивнув, сказал Джей. — Татуировка в ухе.

Джек почесал бороду. В его глазах сияло понимание.

— Давайте выразим это более конкретно. Альфа намеренно разместил татуировку в ухе мальчика. Он знал, что Кляйнман или кто-то еще в «Седьмом сыне» заметит тату и поймет ее смысл. Альфа догадывался, что Кляйнман соберет нас вместе и направит против него. Поэтому он оставил нам шифрованные сообщения — причем за несколько месяцев до того, как подверг юного Фаулера невральному разряду. Ты думаешь, он хотел показать нам, насколько умен? Маловероятно.

Килрой приподнял брови и пожал плечами. Его взгляд вернулся к снимкам на экране.

— Ладно, — со вздохом сказал Джек. — Я признаю, что ты прав. Альфа посылает нам сообщения из прошлого. Он говорит, что ему известно о нашем участии в охоте на него. И существование этих фотографий доказывает, что он начал воплощать свой план еще пять месяцев назад.

— Как минимум пять месяцев назад, — согласился Килрой.

Джек пригнулся к мониторам.

— Давайте посмотрим, что еще полезного мы можем получить из снимков.

Они уставились на экран. На фотографиях изображались непонятные надписи — гласные и согласные буквы были составлены в бредовые комбинации. Джек покачал головой.

— Мы можем записать эти каракули на бумаге. Или скачать отдельными файлами. У нас осталось только полтора часа, прежде чем армия Килроя прекратит атаку на серверы.

Схватив карандаш и блокнот, Джей начал копировать надписи на листе бумаги. Килрой 2.0 скачал снимки в отдельную папку. Среди них были фотографии символов, обнаруженных на шеях жертв, — татуировки с комбинациями букв и цифр.

— Вот последний снимок, который мы еще не смотрели, — сказал хакер, обведя курсором гиперссылку: «Прикрепленное изображение 24 из 24 — nu4446-ot-898vf-24.jpg». — Какой-то брелок, который носили все погибшие мужчины.

— Еще одна загадка, — фыркнув, сказал Джек. — Как будто нам прежних было мало. Ну-ка, кликни по ней.

На экране появилась новая фотография. Отчет ЦКЗ утверждал, что каждый погибший носил на цепочке жетон с выгравированным на нем неопознанным символом. Это был треугольник, смутно напоминавший сатанинские знаки. На его трех концах завивалась крючковатая проволока.

— Что это, черт возьми, такое? — спросил Джек.

Никто из них не знал ответа.

«Вы говорите о создании армии?»

Слова эхом прозвучали в уме Томаса. Он инстинктивно сжал четки.

— Нет, «армия» — слишком сильное слово, — Шеридан потянулся в кресле и встал. В тускло освещенной комнате он выглядел словно привидение. — Но ты отчасти прав.

Старик принялся медленно прохаживаться от стены к стене. Он попросил Томаса представить себе возможности такой группы клонов. Их общие детские переживания служили связующим звеном. Они могли объединять усилия быстрее и легче, чем незнакомцы, собранные в схожих обстоятельствах. Будучи «живыми вариациями на одну и ту же тему», они обладали одинаковыми разговорными и ментальными конструкциями, схожим телесным языком. Их общение было эффективнее, чем у группы, составленной из незнакомых людей. Клоны могли реагировать как одна единица, сказал Шеридан. Независимо от вида миссии, их личный вклад в команду отличался большей полнотой. Подходя к проблеме, они рассматривали ее с достаточно разных перспектив, что приводило к скорому решению задачи.

— Поэтому, Томас, проект «Седьмого сына» предназначался для создания команд, составленных из ярких представителей различных областей науки. Во время кризиса их нужно было только свести вместе. Идеальная команда, эмоционально и ментально гармонизированная в своем ядре. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Томас вспомнил прошлый день. Он и другие бета-клоны обменивались воспоминаниями и рассказами о личной жизни.

«Мы создавали связь, — подумал он. — Согласовав детали, важные для нас (и только нас), мы довольно быстро разгадали загадку Джона Альфы. Эта методика работает. Помилуй меня, Боже! Нет! Господи, помилуй всех нас! Эта методика действительно работает».

— Да, я понял.

Томас пригнул голову к коленям.

— И кто же мы тогда? Майкл, Джон, Джек, я и остальные бета-клоны?

— Вы объекты опытов. Лабораторные крысы. Первый пробный шаг в долговременном проекте по изучению жизнеспособности таких искусственно созданных команд. Мы не думали сводить вас вместе. Вам полагалось жить согласно вашим шаблонам жизни. Вы состарились бы, ушли на пенсии и умерли, блаженно не осознавая того, что были клонами. На данный момент времени «Седьмой сын» накопил необходимые данные для следующей стадии проекта. Например, планируя новое поколение клонов, мы уже улучшили сыворотку, ускоряющую рост тканей. Мы растили вас годами. А для второго выводка потребовалось бы только несколько месяцев. Насколько я знаю, очередная стадия эксперимента намечалась на конец этого десятилетия. С новыми Альфа и бета-клонами. Но ваш Альфа внес свои коррективы. Очевидно, у него другие идеи.

Томас приподнял голову.

— Месть?

— Верно. И он пригласил своих «детей» остановить его. Что бы ваш Альфа ни задумал сделать, тебе и остальным бета-клонам будет уготовлена главная роль.

Томас пожал плечами. Посмотрев вниз, он заметил, что его руки снова дрожат.

— Вставай, Томас. Давай немного пройдемся. Сейчас тебе это нужно больше, чем мне.

Дверь с шипением открылась, и, выходя в коридор, Томас по-дружески кивнул лейтенанту Стоуну.

— Куда мы пойдем? — спросил он.

— Мой маршрут не меняется несколько лет, — ответил Шеридан. — Позволь мне продолжить традицию.

Священник не возражал.

— Вас уже натравили на Альфу? — спросил Шеридан, пока они шагали по коридорам четырнадцатого уровня. — Ваше детство было его детством. Это действительно может помочь. Но если честно, я не верю в ваш успех. Пока вы росли в своих капсулах, Джон Альфа изучил эту базу как свои пять пальцев. Он наблюдал за каждым из вас, изучал различия и сходства.

Мужчина остановился и посмотрел в глаза Томаса.

— Он брал уроки у одного из величайших хищников нашего века.

— Я не понял…

Шеридан со смехом поднял руки к потолку. Его глаза блестели в темноте. В голосе появились язвительные нотки.

— Я говорю о великом создателе этого места.

Клон заморгал.

— О Франке Бермане?

— У него было другое имя, — опустив руки, проворчал Шеридан. — Кляйнман изменил его, когда давал вам инструктаж в конференц-зале. Еще одна попытка переписать историю «Седьмого сына». Зачем? Скорее всего, чтобы обмануть генетика и хакера-конспиратора. Они могли бы многое понять, узнав его настоящее имя. Злодея звали Клаусом Брегнером. Он был последним уцелевшим тойфельс-хирургом. Тебе знакомо это словосочетание?

Томас покачал головой.

— Неудивительно. Многие люди не слышали о них. В буквальном переводе с немецкого это означает «дьявольский хирург». Он был нацистом, Томас. Нацистским врачом.

Томас почувствовал, как его мышцы напряглись. Он уже давно не слышал словосочетания «нацистский врач». Это была темная тема.

— Вы шутите?

— Конечно нет, — ответил Шеридан. — Ты понимаешь, что я имею в виду, когда говорю «нацистский врач»?

— Да.

Томас поспешил за Шериданом, который решил возобновить их прогулку.

— Я говорю об опытах над людьми в концентрационных лагерях. Вакцинирование евреев различными болезнями от чумы до оспы. Газовые камеры. Менгеле. Эксперименты над близнецами. Все это показано в фильмах «Марафонец», «Мальчики из Брази…»

Томас с открытым ртом смотрел на Шеридана. Тот разочарованно покачал головой.

— Ладно. Это к делу не относится. Короче, наш Брегнер был главой нацистского проекта с кодовым названием «Доппельн». Его команда состояла из высококлассных биологов — элитарных представителей Германии. Группа была немногочисленной. По рассказам Брегнера, лишь пятеро ученых участвовали напрямую в проекте. И только главные боссы вермахта знати об их существовании. Это был секретный и хорошо обеспеченный проект. Чтобы ты понял всю его важность, я скажу, что Брегнер отчитывался перед самим Адольфом Гитлером.

Томас кивнул.

— Ты говоришь по-немецки? — спросил Шеридан. — Ах да! Полиглот у нас другой клон… паренек из ООН. «Доппельн» — это глагол. Он означает «дублировать». Вот чего хотел Гитлер. Дублировать особых солдат. Не самого себя, а уберкригеров! Так называемых сверхвоинов. Уберкригеры должны были стать ядром «СС». Элитой элиты! Людьми высшего общества. Ты уже многое узнал за два прошлых дня, поэтому можешь понять суть нацистского проекта.

Шеридан замолчал. Он прикурил сигарету и посмотрел на дымные завитки, уплывавшие к потолку. Томас ничего не говорил. Он находился за гранью вопросов.

— Наверное, ты слышал о нацистских врачах, — наконец произнес Шеридан. — Йозеф Менгеле, Карл Клауберг, Герта Оберхайзер… Они имели связь с проектом «Доппельн». Эксперименты по танатологии в Аушвице и других лагерях никогда не выполнялись бы ради удовлетворения какого-то профессионального или медицинского любопытства, как теперь утверждают историки. И их нельзя считать эксцентричными поступками двух-трех докторов, развращенных властью и безумием. Открытия, сделанные во время экспериментов над людьми, анализировались и тайно передавались Брегнеру — проекту «Доппельн». Фактически, Томас, мы можем назвать это организованной структурой вспомогательных проектов. Все те ужасные опыты, о которых ты слышал, были заказаны сверху. Тварь имела мозг. И этим мозгом был Брегнер.

Шеридан свернул за угол, и Томас поспешил за ним. Бледное лицо старика выглядело изможденным. Его синие глаза смотрели куда-то вдаль — в далекое прошлое. Казалось, он шагал на автопилоте, в некоем подобии музыкальной памяти, если это имело смысл.

— Не все представители нацистской элиты бежали из Германии, как Менгеле, — сказал он, покачав головой. — Большинство из них попали в плен. Многие доктора в ожидании Нюрнбергского процесса пытались совершить самоубийство. Позже их сажали в тюрьмы или отправляли на виселицы. Но Брегнер вышел сухим из воды. Он исчез. Краткие упоминания о нем можно найти в нескольких исторических отчетах: секреты рейха не остались под замком на долгие века. Но Брегнер — фактический руководитель самых жутких нацистских экспериментов — лишь вскользь упоминается в архивных документах. В анналах нацистской истории он представлен как второстепенная и незначительная фигура.

— Почему?

— Это можно объяснить строгой секретностью проекта или явным недоверием к циркулировавшим слухам. Но я полагаю, что здесь мы столкнулись с другим интересным явлением. Исследуя дубликацию тел, Брегнер не использовал евреев из лагерей смерти. Ученые из «Доппельн» проводили опыты над уберкригерами, которых они пытались клонировать. Ярые волки и волчицы рейха жертвовали собой ради «великого дела». Желая воссоздать идеал арийской расы, они позволяли ставить над собой смертельные эксперименты. Простые менгеле и оберхайзеры препарировали евреев и присылали Брегнеру свои отчеты. Но только он и его секретная команда имели право изучать людей с чистой арийской кровью. Вот логика проекта «Доппельн». В глазах историков, которые верили таким слухам, нацисты, вскрывавшие тела нацистов, уже не являлись звероподобными злодеями. В этом видели торжество морали и этической справедливости. Поэтому ты не найдешь в исторических книгах упоминаний о проекте «Доппельн».

Хьюго сделал еще одну затяжку.

— Когда в тысяча девятьсот сорок пятом году союзные войска взяли южный шахтерский городок Меркерс, солдаты обнаружили в соляных шахтах огромные хранилища валюты, золота и произведений искусств. На окраине города располагалась сельская вилла, в которой проводился проект «Доппельн». Кляйнман говорил вам, что он руководил командой по сбору информации о секретных нацистских разработках? Вряд ли. Они взяли Брегнера в плен. Фактически, когда американцы, протаранив ворота, въехали на территорию виллы, он был единственным ученым из «Доппельн», который не проглотил капсулу с ядом. Его прятали в надежном месте больше года. После окончания Нюрнбергского процесса у Брегнера началась новая жизнь. Жизнь в Америке.

Шеридан вновь посмотрел в глаза Томасу.

— Ты когда-нибудь слышал об операции «Скрепка»?

— Нет, — шепотом ответил Томас.

— Она была санкционирована правительством США после Второй мировой войны. С середины сороковых годов до поздних пятидесятых сотни бывших нацистских ученых эмигрировали в Америку. Нашим властителям понадобились их военные и научные знания — особенно когда на горизонте замаячила «красная угроза». Нацисты заключали сделки. В обмен на амнистию и оправдание их военных преступлений они раскрывали секреты военного времени и помогали наделять Америку невиданной суперсилой. Они делали наши бомбы мощными, танки крепкими, самолеты быстрыми. Они помогли нам освоить ближний космос. Нынешняя молодежь не знает, что успех космической программы США был обеспечен бывшими нацистами.

Томас попытался признать свое невежество, но Шеридан небрежно отмахнулся.

— Это не важно. Важно то, что Клауса Брегнера привезли в Америку для продолжения его исследований — пусть даже под присмотром наших ученых. Здесь история о «дьявольских хирургах» заканчивается и начинается проект «Седьмого сына». Формально Брегнер не считался научным руководителем и не имел официальных прав на принятие стратегических и административных решений. Но он с самого начала был движущей силой проекта. В обмен на выживание он согласился жить на базе. Ему не позволяли подниматься наверх. С тех пор, как он приехал сюда, и до самой смерти, которая настигла его четыре года назад, Брегнер ни разу не покидал этих подземных коридоров. Для остального мира он был мертв.

Шеридан уныло пожал плечами.

— Затем на базу привезли Джона Альфу. Мальчику рассказали о фиктивной аварии и о проекте «Седьмого сына». Несмотря на разницу в возрасте, между ним и Брегнером завязалась дружба. Клаус стал его учителем и добрым дедушкой. Они внимательно следили за вашим прогрессом. Как я уже говорил, они дотошно изучали бета-клонов. Когда Джон Альфа сбежал, у Брегнера началась депрессия. Наши сентиментальные сотрудники говорили, что старик обиделся. Похоже, так оно и было. Через два месяца после исчезновения Альфы безутешный Брегнер совершил самоубийство, приняв большую дозу сердечного лекарства. К тому времени мы с Данией развелись, и она уехала отсюда. Я остался, поскольку мне некуда было идти. Штат базы всегда считал Брегнера прекрасным человеком — дружелюбным и общительным. Но, узнав о его смерти, я сказал себе, что туда ему и дорога.

— Человек, превратившись в нациста, остается им навсегда, — добавил Томас.

— Я тоже так думаю. Возможно, предательство Альфы как раз и объясняется уроками, которые преподал ему Брегнер. Я много думал об этом. Старые привычки и мировоззрение не умирают, если ими можно поделиться с новым поколением. Наверное, Брегнер передал ему свой взгляд на мир. А может быть, и нет.

Томас кивнул. Какое-то время они молча шли по коридору.

«Вот разгадка нынешних событий, — подумал Томас. — Корни этого места ведут к нацистским лагерям. Отсюда необходимость в секретности и защита от внешнего мира. Неудивительно, что Альфа убежал. Неудивительно, что он замыслил месть против нас и этой страны. Его обучал зверь, которого загнали в клетку. Пойманный хищник встретил другого зверя в клетке и научил его выживанию. А что пойманные звери хотят больше всего на свете? Бежать на свободу».

— Вы не могли бы рассказать, как с этим связана Дания Шеридан? — наконец спросил Томас. — И почему Джон Альфа похитил ее?