Прочитайте онлайн Седьмой сын | Глава 24

Читать книгу Седьмой сын
2216+1230
  • Автор:
  • Перевёл: С. Трофимов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 24

На всем пути к лифту он не встретил ни души. Охранники и уборщики, мелькавшие в коридорах этим утром, куда-то исчезли. Если верить Кляйнману, их эвакуировали в безопасное место. Проходя мимо закрытых дверей и компьютерных панелей, отец Томас сверялся со спиральной мозаикой, украшавшей стены. Эта абсурдная и напыщенная роспись была единственным, что подсказывало ему направление к скоростному лифту.

Он робко приблизился к серебристому сканеру и, вспомнив процедуру, которую видел пару раз до этого, поднес лицо к устройству. Зеленый луч света скользнул по радужной оболочке глаза. Компьютер отозвался одобрительным звоном. Гидравлические клапаны зашипели, и дверь лифта открылась. Войдя в кабину, Томас почувствовал страх и легкое головокружение. Священник молча стоял, ожидая стремительного спуска. Затем, успокоившись, он вспомнил порядок действий.

— Эй, компьютер?

— ЗДЕСЬ, — раздался с потолка металлический голос.

— Ага. Ты… это… Компьютер, подготовиться к определению места назначения.

— ГОТОВ ДЛЯ ВВОДА ИНФОРМАЦИИ. ВВЕДИТЕ ЦЕЛЬ.

— Уровень четырнадцать.

Во время экскурсии Кляйнман сказал, что там располагались жилые отсеки.

— ИНФОРМАЦИЯ ПРИНЯТА.

Поездка не вызвала такого напряжения, как первые два раза. Спуск занял не много времени. Очевидно, четырнадцатый уровень находился ближе к поверхности земли, чем оперативный центр и Матка. Двери лифта открылись, и Томас осторожно вышел в коридор. Здесь тоже никого не оказалось. Никто не бежал к нему, чтобы выкрутить руки, избить, сковать наручниками и бросить в большую тюремную камеру под названием Общий холл. Коридор расходился в обе стороны. Томас не имел понятия, куда идти. Он не знал номера жилых апартаментов. Даже неизвестно, сюда ли они поместили его.

Томас не сомневался, что Хью Шеридан находился под домашним арестом. Когда их привели в оперативный центр, Шеридан накричал на Кляйнмана, и двое вышибал утащили его куда-то — метафорически вышвырнули вон кричавшего старика. Хью что-то знал об этом месте. Наверное, что-то важное и опасное. Ему не понравилась ложь, которую Кляйнман говорил о том докторе — так называемом основателе «Седьмого сына». О покойном интеллектуале Франке Бермане. «Скажи им правду», — прокричал отец. Отец Томас раздраженно фыркнул.

Кляйнман тогда сказал, что позже объяснит им поведение Хью. Очередная уловка. Старый хитрец не нашел для этого времени. Томас понимал, что бета-клонов привезли сюда лишь для того, чтобы отвинтить голову Джону Альфе. Кляйнман, Хилл и Дурбин надеялись, что «близнецы» перехитрят чудовище Франкенштейна, созданное в проекте «Седьмого сына». Конец истории. Томасу и его собратьям дали только минимальный объем информации — краткий дайджест о том, как они возникли. Кляйнман и не думал отвечать на их вопросы. Это заняло бы несколько часов и отвлекло их от охоты на главного зверя. Вот почему старый лгун увильнул от обещанных объяснений. И вот почему Томас жаждал повидаться с милым папой.

Я не ваш отец, сказал Хью.

«Действительно, — подумал Томас. — Но с семантикой мы разберемся позже. Итак, коридор. Направо или налево? На восток или запад? Вот две пачки с жевательной резинкой. Какую ты возьмешь?»

Томас пошел направо. Он шагал мимо темно-серых дверей, будто скопированных из фильма «Звездный путь». Такая же дверь вела в их общую комнату. Рядом с каждой располагался маленький сканер. Почти все устройства имели небольшую металлическую сетку встроенного микрофона, над которой мигали красные лампочки. Томас повидал достаточно фильмов — мы все имеем безвредные пороки; особенно акционеры из Гонконга. Он знал, что кроме сканеров устройства были оборудованы интеркомами, а красные светодиоды указывали на запертое состояние замков.

На многих дверях имелись цифры (14.10, 14.11, 14.12). На некоторых указывались имена и фамилии. Священник продолжал идти по плавной дуге коридора. Он миновал двери Кляйнмана, Хилла, Дурбина и Дефалько. Внезапно ему стало ясно, в какой из комнат находился отец. Около двери с фамилией Шеридан стоял вооруженный охранник. Взглянув на его мрачное лицо, священник замедлил шаг и вскоре остановился. Это был тот зеленоглазый парень, который вчера на стоянке у стентоновской больницы Святой Марии сказал ему, что он «не хочет никаких проблем». Человек, угрожавший мне пистолетом. Мой личный бугимен. Уверенность Томаса поникла, как засохшая роза.

— Проход запрещен, — сказал охранник.

Томас подумал о сотнях запертых дверей на этой базе. Он прочитал фамилию на бляхе бугимена. Стоун, Камень, он же Петр. Какая подходящая фамилия. Спасибо, Господи, за юмор.

— Я должен повидаться с ним, — сказал он охраннику. — Пойми меня, пожалуйста.

— У тебя ничего не получится.

Верзила увидел оружие за поясом Томаса и заметно напрягся. Священник опустил голову, взглянул на пистолет и с улыбкой посмотрел на Стоуна.

— Не волнуйся. Я не воспользуюсь им. Мне просто подумалось, что он может пригодиться. Ну, ты понимаешь… чтобы страху нагнать. Значит, мне не пройти к нему, пока ты здесь?

— Никак, — с усмешкой ответил Стоун. — Поэтому проваливай.

— У меня черный пояс, — как бы нехотя заметил Томас.

Солдат пожал плечами.

— Да, ты уже говорил. У меня он тоже имеется. Ты действительно хочешь помериться силами?

Томас улыбнулся и покачал головой.

— Наверное, Кляйнман и Хилл боятся, что я или кто-то похожий на меня придем повидаться с пленником. Вот почему ты торчишь здесь перед запертой дверью. Стережешь, как пес, моего отца.

— Я сказал, проваливай!

— Знаю, знаю.

Томас поднял руки, показывая, что сдается на милость Стоуна.

— Но, пожалуйста, подожди немного и взгляни на ситуацию моими глазами. Посочувствуй мне. Прояви снисхождение. Я думал, что он умер. Что его раздавило на перекрестке искореженной грудой железа. Он снился мне целых четырнадцать лет. В своих кошмарах я видел, как он умирает… проглоченный разбитым ветровым стеклом, летящий головой вперед в другую машину. Бампер смял его череп, словно тыкву. И вдруг он оказался жив! Для меня это похоже на фильмы о зомби. Однако, когда я захотел пообщаться с ним, его утащили и заперли здесь.

Священник взглянул в глаза охранника.

— Пойми хотя бы, почему я здесь. Пойми, почему мне так хочется увидеть его. Ты должен помочь нам встретиться.

— Я ни хрена тебе не должен.

— Значит, это тупик?

— Называй, как хочешь, — ответил Стоун.

Пока отец Томас вздыхал, прислонившись к стене на четырнадцатом уровне, Джек, Джей и Килрой 2.0 наблюдали на экранах события, вошедшие позже в анналы истории. Хакерская армия Килроя провела беспрецедентную и скоординированную атаку на веб-страницу Центров контроля заболеваний. Сайт агентства стал жертвой бесчисленных сетевых запросов. Мощности линий уже не хватало. Один клик мышью направил на сервер ЦКЗ около тысячи пинг-сигналов. Другой клик в Демойне добавил к ним еще пять тысяч. Это создало «затор» полосы пропускания: сервер больше не мог гарантировать нормальный доступ к сайту. Сбой системы привел к появлению сообщения об ошибке 404. Одно сообщение об ошибке сменилось десятью, затем сотней и далее тысячей. Возникла сетевая ситуация, аналогичная автомобильной пробке в час пик.

Пока правительственные чиновники из службы информационных технологий заламывали руки в отчаянии и изумлялись происходящему — они никак не могли понять, кому понадобилось рушить ЦКЗ, — Килрой 2.0 воспользовался ключом binary_fairy и проскочил через защитную программу «яйца». Он вывел страницу ЦКЗ на один из мониторов. Вместо графики и текста на экране высвечивалось сообщение «Хост недоступен».

— Пусть болваны побегают, — прошептал он себе под нос. — Пришло наше время. Похоже, нужная нам информация слишком секретна для ламеров и обычных юзеров. Иначе ее не стали бы хранить на независимом сервере центров.

Компьютеры ответили ему одобрительным шумом. Килрой шлепнул ладонями по коленям. Его массивный живот задрожал от очередного взрыва высокотонального смеха.

— Данные готовы для потребления. Секретная линия задействована, а высоколобые придурки, которые могли бы заметить наше вторжение, сейчас заняты восстановлением «рухнувших» публичных серваков.

Хакер вновь склонился к мониторам.

— Давайте поищем жертв невральных разрядов.

Страница ЦКЗ, доступная только по внутренней сети, могла бы служить безукоризненным примером графического минимализма. В верхней части размещался слоган организации: «Все самое безопасное и лучшее для здоровья людей». Рядом находился логотип департамента здравоохранения. С левой стороны в синем столбце изображался список текстовых сносок. Протоколы и руководство к использованию… сертификат Х.509… мониторинг IRMO… отчеты неавторизованных пользователей. В центре страницы располагались гиперссылки на различные сетевые директории. Килрой, плавно перемещая курсор слева направо, читал названия.

> Белые страницы/Архивные выпуски

> Бюллетени сообщества: а) с низким статусом; б) медицинские; в) с высоким статусом

> Исследования (текущие)

> Исследования (завершенные)

> ЦКЗ/ATSDR архивы

> Файл запроса CIO

> Поисковая база данных, Frame, SQL

Хакер кликнул на последней гиперссылке. На экране появилась новая страница — спартанская на вид, с простым текстуальным окном поиска. Под поисковым полем размещалась сетка с квадратиками сносок, предназначенными для сужения поиска.

— Нам придется проводить поиск по спискам умерших людей? — с сомнением в голосе спросил Джей. — Или исходя из их индивидуальных состояний?

Он уселся рядом с Килроем.

— Ты можешь сделать поиск более обобщенным? Основанным на регионах? Я думаю, что вместо поиска по городам и штатам нам лучше ограничиться региональными поисковыми запросами.

Пальцы Килроя уже колотили по клавишам.

— Нет, мы поступим круче. Инициируем поиск в национальных масштабах.

Он напечатал в строке поиска примерный список симптомов, которые, по словам Кляйнмана, переживали жертвы НПСП-разрядов: неврологическое расстройство, перемена личности и т. д. Килрой настроил поиск документов за прошлые шесть месяцев и кликнул по кнопке «ОТПРАВИТЬ». На экране вспыхнула иконка часов. Сеть приняла запрос.

— Как думаешь, что-нибудь получится? — спросил Джей.

— Определенно, — ответил Килрой.

— Нет, я не о том. Я про то, что происходит там, внизу.

Джей указал на кафельный пол.

— С отцом Томасом и человеком, которого мы считали отцом.

— Абсурдная затея, — ответил Килрой. — Скорее всего, нам предложат очередную кучу лжи.

— Это в тебе говорит паранойя, — произнес Джек.

— К сожалению, даже паранойя не защитит тебя от «промывки мозгов», — со смехом ответил Килрой. — Люди, контролирующие мир, правят нами без всяких правил. Они делят знание на группы и подгруппы. Они управляют людьми, предоставляя им доступ к особым знаниям. Такое деление помогает им скрывать правду и насаждать иллюзорные мифы.

Глаза хакера блеснули за толстыми очками. Его грязная челка качнулась в сторону, когда он кивнул на другого «близнеца».

— Это называется манипуляцией. Спроси у Джея об улыбчивых деспотах лидерах, которых он встречал в своей карьере. Здесь, на базе, стараясь добиться нашего содействия, нам дали строго отобранные куски информации. Но никто и не думал открывать нам истину. Наверное, ты тоже почувствовал подвох.

— Да, мы владеем деталями, а не общей картиной, — тихо ответил Джей. — Тут я не спорю.

В его голосе послышались оборонительные нотки.

— Я не меньше вас хочу знать правду. Но раскрытие ее потребует много времени.

— И когда мы ее узнаем? — покосившись на экран, спросил Килрой.

Поиск данных продолжался.

— После того, как закончим нашу миссию… И перед тем, как я вернусь домой к жене и малышкам.

Компьютеры разразились серией звуковых сигналов. Три клона повернулись к мониторам. Поиск во внутренней сети ЦКЗ был завершен.

— Мама миа! — воскликнул Джек, взглянув на монитор. — Посмотрите на их количество!

На экране появились результаты: дюжины совпадений с запросами поиска, каждый с загадочной последовательностью цифр и букв. Многие из них имели вездесущий синий цвет гиперссылок. Но по крайней мере десять названий были подчеркнуты красными линиями. Рядом с каждым таким файлом пульсировал анимационный логотип.

«Требуется авторизация CIO: 7-й уровень доступа», — прочитали они.

Джей вытянул руку и постучал ногтем по пульсирующему логотипу.

— Это то, что мы искали, — сказал он, — «CIO» на языке правительственных служб означает администратора центра, института или офиса.

— А почему мы не можем открыть эти файлы? — спросил Джек. — Разве мы уже не авторизированы?

— Я не уверен, — ответил Джей. — Возможно, это еще один уровень защиты. Вполне вероятно, что доступ к внутренней сети ЦКЗ имеют сотни или тысячи специалистов. Но вряд ли каждому из них дается одинаковый уровень авторизации.

Он снова ткнул пальцем в логотип.

— Это секретные правительственные материалы. Какой-нибудь профессор Джо из провинциального городка Невады не сможет добраться до них. Судя по моему опыту, ты либо получаешь авторизацию CIO, либо не получаешь. Те, кому нужен доступ к защищенным файлам, пишут прошения на ограниченный проход. Их запрос контролируется чиновником с авторизацией CIO. Короче, мы вломились в дом, но наткнулись на закрытую дверь сейфа.

Джек повернулся к Килрою.

— Твой золотой ключик может открыть для нас двери шоколадной фабрики?

Килрой навел курсор на одну из ссылок, подчеркнутых красной линией. Он щелкнул по ней, и в центре экрана возникло небольшое окно с надписью: проверка авторизации… Через миг появилось сообщение: авторизация одобрена. Перед ними начал выгружаться секретный материал. Побежали строки документа, набранного шрифтом двадцатого кегля.

Отчет # nu4446-ot-898vf

Проверка защиты: 7-й уровень (улучшение статуса из 2-го уровня, см. связанные документы).

Место инцидента: Арканзас, Гебер-Спрингс.

Диагноз: внезапная неврологическая атрофия, 10 погибших.

Вирусная классификация (если приложимо): НЕИЗВЕСТНО.

Уровень биозащиты: НЕИЗВЕСТНО (изучение продолжается, см. связанные документы).

— Трам-пам-пам! — пропел Килрой.