Прочитайте онлайн Седьмой сын | Глава 21

Читать книгу Седьмой сын
2216+1411
  • Автор:
  • Перевёл: С. Трофимов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 21

В 19.00 по местному времени «Баки Ластард» приземлился на военно-воздушной базе Эдвардс. Пилот Лес Орчад провел свой лучший шестичасовой полет на V-22-X. Впрочем, о нем никто не узнает. Никаких записей, вы сами понимаете. Обратный перелет обещал быть таким же. Да, не все еще закончилось. Приказ Хилла был ясен: «Доставь их туда, заправься и верни парней назад». Будет сделано, генерал! Орчад и Шуберт нуждались лишь в двух маленьких пилюлях. А там и сон как рукой снимет, и обратный полет будет веселее. Эти капсулы снимали усталость. Летчики их называли «дерьмом», но зато они улучшали скорость реакций и ясность ума.

Пока Орчад и второй пилот щелкали переключателями и вырубали питание, их пассажиры торопливо выгружались на бетонную полосу. Пятнадцать человек. Многим не было и тридцати. Часть парней по двое таскали большие ящики, которые они привезли с собой. Орчад взглянул на две «вертушки», стоявшие поодаль. Винты «Черных ястребов» уже вращались с нетерпеливым жужжанием, заставляя приближавшихся людей склоняться под порывами ветра.

— Это их мир, — прошептал он, щелкая по клавишам и выключателям на консоли. — Мы просто перевозим их с места на место. Лохматые Морганы Фримены, доставляющие нежных мисс Дейзи на первые свидания.

Он посмотрел на Шуберта, надеясь, что тот оценит его шутку. Но второй пилот общался с башней через интерком на шлеме. Ладно, проехали. Орчад посмотрел в окно. Группа парней уже подходила к вертолетам. Он решил во время обратного полета понаблюдать за тремя мужчинами, которые шли впереди всех. Что-то в них было странное. По внешнему облику они выглядели разными: в первом безошибочно угадывался вояка; двое других казались мягкотелыми гражданскими людьми. Но все трое походили друг на друга походкой, осанкой и жестами.

«Наверное, тройняшки, — подумал Орчад, и холодок пробежал по его спине. — Так бывает, когда детей сразу после рождения отдают в разные семьи».

«Тройняшки» забрались в вертолет и начали помогать другим парням. Они поднимали на борт тяжелые ящики. Все трое были левшами. Остальная команда погрузилась в другой «Черный ястреб». Странно. Очень странно.

Джон последовал совету внутреннего голоса: «Заткнись и повесь телефонную трубку». С тех пор как пару дней назад реальность сделала кульбит, он понял, что так было проще всего — заткнуться и повесить трубку. Черт с ними! Мы летим прямо в ад (кажется, строки из Тумса или кого-то еще?). Идем по бетонной полосе (справа тянется пустыня Мохаве, а мы идем себе и идем). Сейчас сядем на волшебный ковер и совершим еще один полет. Он никогда не летал на вертолете. Очередной сюрреалистический момент этого уик-энда, и, похоже, он не будет последним… Заткнись, Джон. Делай, что тебе говорят. Садись в вертолет, помалкивай и держись за поручни.

Он представил себе, как далеко на юге мерцали огни Лос-Анджелеса: булавочные точки света на крышах небоскребов пробивались через смог. Конечно, он не видел их. Поросшие лесом горы Сан-Габриеля закрывали вид на город. Л. А. располагался в 70 милях отсюда. И где-то там, в его бетонных джунглях скрывался ночной клуб «Фоли а дё» — чтоб он провалился под землю вместе с Джоном Альфой! «Мистер Моджо восходит… мистер Моджо восходит».

Какое-то время Джон наблюдал за Майклом, который закреплял большие ящики в грузовом отсеке «Черного ястреба». Несмотря на мощное телосложение, он двигался как кошка. Чуть позже морпех сел на лавку лицом к Джону и доктору Майку. Он принес с собой небольшой чемоданчик размером в две телефонные книги. Майкл продел руки через ремни безопасности и защелкнул пояс. Он открыл замки чемоданчика. Шум турбин усилился и превратился в бесконечный вой. Джону показалось, что он сунул голову во вращавшуюся стиральную машину. Мысли испуганно разлетелись в стороны.

Майкл даже бровью не повел. Он приподнял крышку чемоданчика и, игнорируя рев двигателей, начал что-то объяснять.

— …ы… сить… то… мя… исс…

— Что? — прокричал Джон.

Морпех посмотрел на доктора Майка, но тот ответил ему недоуменным взглядом. Майкл кивнул и дал им знак пригнуться ближе.

— Я говорю, мы будем носить это во время миссии, — прокричал он, указав на содержимое чемоданчика.

Взглянув на устройство, упакованное в черный пенопласт, Джон многозначительно приподнял брови. Доктор Майк кивнул, и его голова закачалась, как у чертика из коробки.

— Когда мы приземлимся, у нас не будет времени на объяснения, — сказал Майкл. — Нам придется переносить снаряжение.

Он замолчал и вопросительно взглянул на спутников. Те еще раз утвердительно кивнули. Шум двигателей превратился в визгливый вой. Джон с опаской посмотрел на потолок, но Майкл небрежно взмахнул рукой и жестом показал, что все в порядке. Джон заставил себя улыбнуться.

— Это работа пилотов, — сказал морпех. — Не сомневайся в них. Сейчас вам лучше научиться пользоваться оснащением…

К завыванию двигателей добавились новые симфонические тона. «Вертушка» дернулась вверх. Джон застонал, почувствовав пустоту в животе. Доктор Майк инстинктивно сжал руками ремни, пересекавшиеся на его груди. Морпех нахмурился и поднял вверх указательный палец.

— Я продолжу через минуту, когда вы немного успокоитесь.

Вертолет, мягко покачиваясь влево и вправо, поднимался в воздух. Пассажиры раскачивались на своих местах, как матрешки. Через круглый иллюминатор Джон увидел взлетную площадку, которая вдруг накренилась и резко ушла вниз. Под ними пронеслись крыши ангаров, и затем за стеклом осталось только сумеречное небо, соединенное с горизонтом тонкой акварельной полосой.

Пустота в животе перестала терзать кишки Джона. Тем не менее он не мог отделаться от ощущения, что вертолет скорее плывет, чем летит. Это было неприятное чувство. Ему казалось, что «Черный ястреб» подвесили, как игрушку, на гигантской рыболовной леске. Отвернувшись от иллюминатора, он посмотрел на психолога. Доктор Майк из последних сил сражался с тошнотой. Нацеленный на миссию морпех лишь усмехался.

— Первый раз? — прокричал он.

Джон и доктор Майк кивнули.

— Потерпите немного, — со смехом сказал Майкл. — И главное, не волнуйтесь. Поверьте, скоро будет легче.

Он снова склонился вперед, и его спутники, поняв намек, сделали то же самое. Майкл вытащил из чемоданчика один из приборов — темно-серый пластиковый цилиндр размером с моток туалетной бумаги. Он передал его клонам. Поверхность прибора была шероховатой. Один бок покрывали бороздки на пластике. Джон осмотрел переднюю часть цилиндра и заметил пурпурно-синий блеск оптических линз видеокамеры. На тыльной части располагалась резиновая кнопка, похожая на маленький сосок. Рядом с ней виднелось отверстие, в которое могла бы войти десятицентовая монета.

— Это инфравизор, — пояснил Майкл, перекрикивая шум двигателей. — Теплочувствительное сканирующее устройство. Здесь имеется два режима. Видите это?

Он указал на полоску с липучкой. Клоны кивнули.

— Так проектор присоединяется к боковине кевлара — вашего шлема. Видите отверстие?

Он указал на заднюю часть видеокамеры.

— Сюда подключается кабельный разъем наладонника, который вы будете носить на руке. Джон, подержи.

Он достал из чемоданчика тонкий кабель и цифровой карманный органайзер. Наладонник тоже имел шероховатый корпус. По форме и виду экрана он напоминал устройства «Сиркут-сити». На боках болтались крепежные ленты. Майкл вставил один кабельный разъем в наладонник, другой — в заднюю часть инфравизора. Экран органайзера пробудился к жизни. Морпех навел камеру на доктора Майка. Джон увидел, что на экране появилась человекоподобная капля. Грудь и голова излучали свирепо-красную корону; руки и ноги пульсировали оранжевыми и желтыми оттенками. Доктор Майк поднял правую руку. Термальный призрак повторил это движение. Изумленный психолог помахал рукой вперед-назад. Призрак сделал то же самое. Образ на экране переливался всеми цветами радуги.

— Круто! — сказал доктор Майк.

Морпех улыбнулся.

— Есть второй режим.

Он нажал на кнопку и навел прибор на грузовой отсек. На экране доминировали серые и черные тона. Их пересекали мерцающие фиолетовые линии. Они напоминали дорожную карту с широкими трассами и пульсирующими тупиками.

— Система электропроводки, — объяснил Майкл. — Устройство фиксирует тепловое излучение от проводников. Не будет электричества, не будет и пурпурных линий. Чем сильнее напряжение, тем ярче линии. Понятно?

Джон и доктор Майк снова кивнули. Майкл еще раз нажал на кнопку, и экран замерцал оттенками ярко-зеленого цвета. Морпех наводил проектор на различные места в пассажирской кабине. Наладонник показывал им каждый темный угол. Изображение было четким, чистым и окрашенным в феерический зеленый цвет.

— Хорошее дополнение к ночному видению, — сказал Майкл. — Этот режим чувствителен к свету. Мало света — хорошо. Много света — плохо. Если я еще раз нажму на кнопку, инфравизор отключится.

Он нажал на «сосок», и экран наладонника стал черным.

— Как я уже говорил, инфравизор присоединяется к шлему, — продолжил Майкл.

Вертолет внезапно накренился влево. Джон съежился. Морпех и глазом не повел.

— Сначала нужно просунуть кабель в рукав рубашки и вытащить его у запястья. Эта штука располагается на руке… вот таким образом.

Тремя аккуратными движениями он закрепил наладонник чуть выше запястья.

— Прибор используется даже в те моменты, когда ты держишь винтовку или пистолет. Можно смотреть на экран, не теряя поле обзора. Вы поняли, как менять режимы?

Клоны закивали. Морпех улыбнулся и, потянувшись к чемоданчику, вытащил другое устройство. Это была черная дуга с пластмассовым наушником и микрофоном — нечто похожее на беспроводную головную гарнитуру для сотового телефона.

— Коммуникационный набор, — сказал Майкл. — Мы все будем носить такие. Они настроены на одну частоту. Все будут слышать каждое ваше слово.

Он усмехнулся и посмотрел на доктора Майка.

— Когда эта штука окажется на твоей голове, времени для болтовни уже не останется. Поэтому я еще немного поговорю, если ты не против.

Заметив, как покраснел психолог, Джон быстро подавил усмешку. Доктор Майк обиженно прикусил губу. Майкл сунул гарнитуру в чемоданчик и закрыл крышку.

— Я уже проинструктировал парней «Седьмого сына», — продолжил морпех. — Они опытные бойцы и умеют обращаться с такими вещами. Вы гражданские люди. Но сегодня вечером между ними и вами разницы не будет. Вам выдадут оружие, кевлар и бронежилеты, рации и гранаты. Сегодня вечером вы станете равноправными членами нашей команды.

— Мне дадут пистолет? — спросил Джон. — Я никогда не держал оружие в руках. Даже не знаю, смогу ли…

— Тогда лучше оставайся безоружным.

— А гранаты нужно брать?

— Не бери, если не хочешь, — ответил Майкл. — Это ваши жизни, парни. Ваш выбор. Главное, выполняйте мои команды. Когда я скажу: «Вперед», идете вперед. Когда я скажу: «Назад», держитесь позади. Это закон. Если вы услышите по рации мой голос, воспринимайте его как глас Божий. Я понимаю, что вы не привыкли к такому подчинению. Оно чуждо для вашей жизни. Но помните, откуда я пришел. И то, как вы выйдете из ночного клуба — на своих ногах или в пластиковом мешке, — это зависит от вашего умения идти на компромисс. Поэтому делайте, что вам говорят. Вы поняли меня?

На миг — всего лишь на секунду — рев двигателей был единственным звуком в салоне. Затем два клона прокричали в унисон:

— Да, сэр! Мы поняли.

Пока они летели на юг к городу, ставшему ему родным, доктор Майк смотрел в иллюминатор. Солнце по правому борту допевало последнюю песню. Слева тянулась угрюмая и тусклая пустыня. Вскоре песок сменился чахлым кустарником, затем — густым чапаррелем Сан-Габриеля. Начали появляться дубы и сосны. Два вертолета пролетели над горами и нырнули в долину. Снизу проплывали суровые скалы и мрачные заросли деревьев.

Затем «вертушки» промчались над холмами и богатыми особняками, над Пасаденой, мимо студий Бербанка (он прекрасно знал эти места), над белой надписью «ГОЛЛИВУД», сиявшей на склоне горы Ли. «Черный ястреб» резко накренился и взял направление на восток, к деловому центру города. Сумерки сгущались. Улицы заполнились черной патокой медленно ползущих машин. На расстоянии виднелся небоскреб Юнайтед-стейт-банк-тауэр. Огни по периметру его круглой крыши мерцали, как алмазная корона. Зеркальная поверхность «Вестин Бонавентур» скрывала россыпь роскошных квартир.

Вертолеты пролетали над улицами и отелями, над городским колледжем и домами Западного Голливуда. Странно было видеть город с такого ракурса — пролетать мимо огромных небоскребов и проноситься над толпами людей. Лос-Анджелес славился своими неблагополучными районами и дурными манерами. Если вы жили в городе, то замечали их, не вставая с кресла. Вы слышали звуки визжавших тормозов и битого стекла. До вас доносились крики отчаяния, и вы привыкали относиться к этому с должным спокойствием. Вы привыкали к вертолетам, ревущим в ночном небе, к полицейским сиренам на трассе, к красно-белым вспышкам маячков на машинах скорой помощи. Иногда казалось, что вы могли бы игнорировать слона в своей квартире.

Под ними простирался Западный Голливуд. Промелькнул бульвар Санта-Моника. Скоро им предстояла посадка. «Фоли а дё» находился на юго-восточном углу бульвара Сансет и Хэммонд-стрит — в царстве гламура и клубного мира. Координаты их посадочной площадки располагались в паре миль к югу.

«Черный ястреб» накренился вправо, затем влево, воскрешая пищеварительный гнев в кишках психолога. Он снова посмотрел в иллюминатор. Они прибыли на место. «Вертушка» зависла в заданной точке. Второй «Черный ястреб» уже совершил посадку, высадил команду с грузом и, поднявшись вверх, полетел на запад. Доктор Майк проводил его взглядом и приготовился к высадке. Он увидел бойцов «Седьмого сына», ожидавших за периметром вертолетной площадки. Несколько мужчин в развевавшихся белых куртках грозно махали кулаками вслед вертолету. Наверное, персонал госпиталя, площадку которого они использовали. Когда «вертушка» начала спускаться, огненный ком в животе Майка опасно подступил к горлу.

Огни вертолетной площадки засияли в иллюминаторах. Силуэты охранников отбрасывали длинные тени. Доктор Майк повернулся к морпеху. Тот уже успел расстегнуть защитные ремни. Осмотревшись по сторонам, он направился к люку.

«Вот и все, — подумал Майк. — Полет окончен».

Морпех повернулся к нему. Его губы изогнулись в проказливой усмешке.

— Добро пожаловать в медицинский центр «Сидарс-Синай».

Он открыл дверь.

— Смотрите под ноги, парни.

Два белых и два черных грузовых фургона находились в точных GPS-координатах, предписанных генералом Хиллом. Майкл заметил их в северо-западном углу парковки «Сидарс-Синай» около северной части бульвара Сан-Висенте. Пока все шло лучше, чем он ожидал. Майкл боялся, что Хилл мог утратить боевые навыки за те пятнадцать лет, которые он провел в своем кабинете на базе «Седьмого сына». Но нет! Генерал показал себя талантливым стратегом и неплохо подготовил эту миссию спасения. Тем более что код «Фантом» позволял задействовать любые ресурсы.

Парковка располагалась в четверти мили от вертолетной площадки. Переход был быстрым. Джон прибежал к фургонам последним. Он весь вспотел. Простительно для штатского. Гражданские лица во время боевой миссии имели право на снисхождение. Майкл присматривал за Джоном весь полет. Длинноволосый парень ужасно разнервничался, когда он упомянул о гранатах и пистолете. Придется оставить его безоружным. Не имея ни малейшего опыта, он мог открыть пальбу и уложить полкоманды. Проклятье! Был ли в нем стержень? Как он перенесет все то, что намечалось планом операции? Майкл этого не знал.

Он похлопал Джона по плечу и подтолкнул его к черному фургону. Джон, тяжело дыша, взглянул на пару белых машин. Те фургоны имели затемненные стекла. Бойцы «Седьмого сына» рассаживались по местам. Водители прогревали моторы. Ноздри Джона широко раздувались. Он старался выровнять дыхание.

— А зачем… нам… те машины? — задыхаясь, спросил он.

Морпех взглянул на белые фургоны.

— Они расчистят нам дорогу. Эти парни обеспечили нас транспортом. Теперь им предстоит совершить отвлекающий маневр.

— Кто они?

— Не знаю. Не важно. Хилл воспользовался кодом «Фантом» и организовал для нас самолет, «вертушки» и фургоны. Эти люди отвлекут полицию. Помнишь тех охранников на вертолетной площадке, которые пытались помешать посадке? Они сейчас звонят копам, и те расспрашивают их, куда мы направились. Парни из госпиталя укажут на два белых фургона.

— Ого! — воскликнул Джон. — Да у вас тут настоящий диверсионный план!

Похоже, он все понял. Это хорошо.

— Отвлекающий маневр даст нам свободу передвижения, — ответил Майкл.

Они быстро направились к черным фургонам.

— Белые машины привлекут внимание мистера Закона и собьют копов с нашего хвоста. Это будет не трудно.

— Почему ты так думаешь?

Черные фургоны были уже близко. Два таинственных белых фургона, взвизгнув тормозами, выехали со стоянки.

— Потому что они промчатся с таким же визгом мимо офиса шерифа Западного Голливуда. Если все пойдет по плану, охранники госпиталя позвонят в полицию и копы бросятся в погоню. Заметив полицейские машины, наши безымянные друзья направятся на восток — подальше от Западного Голливуда и «Фоли а дё». Через двенадцать — пятнадцать минут мы тоже тронемся в путь. Сначала по Сан-Висенте, затем свернем на боковые улочки и тихо доберемся до клуба. Причина, следствие. Ставь проблему и находи решение.

— Довольно хитро, — сказал Джон.

Он уже отдышался.

— Посмотрим, что получится. Давай поспешим.

Когда они забрались в набитый людьми фургон (Майкл сел на переднее пассажирское сиденье, Джон и доктор Майк устроились на лавках вместе с бойцами «Седьмого сына»), рация, настроенная на полицейский канал, начала передавать сообщения о двух белых фургонах, выехавших со стоянки у «Сидарс-Синай». Диспетчер организовал погоню.

— Бинго, — вскричал Майкл. — Мы в деле.

— Их могут схватить, — предупредил доктор Майк.

Воздух в фургоне наполнился запахами пота и адреналина.

— Что они скажут, если их поймают?

— Это не наша проблема, — ответил один из парней, сидевший рядом с психологом.

Майкл одобрительно кивнул Локвуду и приложил к уху одну из черных гарнитур. Он повернулся к водителю.

— Поехали, Флеминг.

Парень дал по газам, и они помчались к выездной аллее. Второй фургон последовал за ними. Черная двойка пересекла парковку и свернула на бульвар Сан-Висенте. Майкл повернулся к бойцам.

— Кевлары, броники, куртки, — приказал он. — Быстро одевайтесь. Все нужно сделать по дороге.

Один из парней — Джелен, тот самый, что приставал к Джону в самолете, — открыл большую сумку и начал раздавать пуленепробиваемые жилеты. Майкл присматривал за психологом и Джоном, пока те натягивали броники через головы и закрепляли «липучки» под мышками. Жилеты напоминали коробки с сэндвичами. Он заметил удивление Джона, когда тот начал затягивать крепежные ремни. Очевидно, парень думал, что броня будет легче (извини, малыш, остановить пулю не так уж и просто).

Потом Джелен передал им черные куртки с длинными рукавами. Затем очередь дошла до черных кевларовых шлемов с полосками велкро на правой стороне. Каждый из бойцов получил наплечно-поясную кобуру с карманом для оружия и ножнами. Рация по-прежнему передавала переговоры на полицейском канале. Судя по сообщениям диспетчера, погоня за двумя белыми фургонами набирала обороты. Машины направлялись к Санта-Монике. Уже звучали выстрелы. Отвлекающий маневр сработал.

Команде раздали пистолеты «Беретта М9» и магазины с патронами. Бойцы получили по шесть магазинов с тринадцатью патронами в каждом. Джон, верный своему слову, отказался от оружия. Психолог не последовал его примеру. Он ловко зарядил магазин и поставил пистолет на предохранитель. Парень был знаком с оружием. Джелен передал боевые ножи — впечатляющие на вид штуки, злобно сверкавшие в свете уличных фонарей. Все члены команды получили инфравизоры, рации и наладонники. Чуть позже бойцам раздали ХМ8 — короткоствольные компакт-карабины, с изогнутыми магазинами. Доктору Майку не дали винтовку, но зато вручили ручную гранату. Проследив за действиями спутников, он с брезгливым выражением лица прицепил ее к петле на нагрудном кармане.

«Сегодня вечером, док, мы будем находиться вне зоны комфорта», — подумал Майкл.

Фургон мчался по Сан-Висенте — мимо похожего на алмаз баскетбольного стадиона и теннисных кортов в парке Западного Голливуда. Справа промелькнул офис окружного шерифа. Бойцы напряженно молчали. На перекрестке им пришлось остановиться. Затем загорелся зеленый свет, и фургоны направились к Санта-Монике. Левый поворот вел на Синтия-стрит, мимо Хиллдейл. Они повернули направо — на Хэммонд-стрит. Проехав квартал, Майкл приказал Флемингу свернуть на Хэрратт-стрит. Впереди сияли яркие огни бульвара Сансет с бесконечным потоком людей и машин. По тротуару рука об руку шла тройка подвыпивших студентов. «Фоли а дё» находился в квартале отсюда. Второй фургон следовал за первым. Бойцы «Седьмого сына» прилаживали гарнитуры переговорных устройств. Доктор Майк и Джон сделали то же.

— Проверка связи, — сказал Майкл. — Первый фургон, перекличка. Смит.

— Флеминг, — сказал сидевший рядом с ним водитель.

— Локвуд.

И так по очереди. Томазелло. Эндрэд. Джелен. Джон Смит. Наступила очередь психолога.

— Смит, — произнес он и быстро добавил: — Доктор.

— Второй фургон, — сказал морпех.

Голоса, звучавшие в наушнике, были ясными и чистыми. Дурбин. Уикли. Холл. Эмадор. Бердси. Тревиезо. Рубинштейн.

— Хорошо, — подытожил Майкл. — Приготовьтесь, парни. С этих пор вы слушаете только мой голос. Мы прибываем через пять минут.

Последний квартал проехали в молчании и с выключенными фарами. Когда они приблизились к клубу, Майкл понял, что рядом, на восточной стороне, располагалось еще одно опустевшее здание — дешевый шестиэтажный офисный центр. Многие окна были выбиты или забиты заплесневевшими фанерными щитами. Фургоны припарковались на стоянке. Заглушив двигатель, Флеминг молча поставил машину на «ручник». Вокруг царила тишина. Настало время действовать.

— Всем приготовиться, — сказал Майкл. — Как и планировалось, делимся на три группы по пять человек. Сохраняйте молчание. Ждите указаний. Первая группа со мной. Мы поднимемся на крышу клуба и осмотрим помещения через стеклянный потолок. Вторая и третья группы остаются в фургонах, пока я не дам знак, что внутри все чисто. Затем все расходятся по позициям. Ведите себя как можно тише. Никаких ахов и вздохов.

Морпех открыл дверь и выбрался из фургона. Грузовая дверь скользнула вбок. Джелен, нагруженный большим рюкзаком, прошел по проходу мимо остальных бойцов. За ним последовали Локвуд и Томазелло. Доктор Майк и Джон, входившие в третью группу, остались сидеть в фургоне. Они осторожно выглядывали наружу через проем открытой двери. К группе Майкла присоединился еще один боец из второй машины.

Пятеро мужчин быстро пересекли парковку и направились к задней части клуба. Карабины казались продолжением их рук. Они приблизились к кирпичной стене. Майкл кивнул и осмотрелся по сторонам. Затем его взгляд перешел на крышу.

— Все в порядке, — раздался в наушниках его голос. — Мы поднимаемся.