Прочитайте онлайн Седьмой сын | Глава 14

Читать книгу Седьмой сын
2216+1217
  • Автор:
  • Перевёл: С. Трофимов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 14

Джон начал наигрывать остальные аккорды, поглядывая в запись на листе бумаги. Теперь, когда он знал мелодию, все складывалось быстро и легко. Первая строка была протяжным «Мистер Моджо восходит». Вторая строка аккордов (A-A-A-A-G-A-G-G-G-A-A) воспроизводила рефрен «Женщина из Лос-Анджелеса: воскресный вечер». Пока он перебирал пальцами струны, отец Томас напевал слова. Забавно. Кто мог подумать, что священник окажется фанатом покойного Короля ящериц?

Освоившись с ритмом песни, Джон дошел до последней строки. В ней было лишь три аккорда (С, С и Е). Это озадачило его. Как же так?

— Последняя строка не имеет отношения к музыке, — сказал он. — Сами посмотрите.

«Близнецы» склонились над столом, глядя на записанный код Морзе и его дешифровку, предоставленную Майклом:

-.-.-.-.-..- -.-. . . . -.. .. . .. .. ..

CCXCVIIEIII

— Это римские цифры, — сказал отец Томас. — По крайней мере многие из них.

Джей приподнял лист бумаги.

— Точно!

Специалист из ООН нахмурился и постучал пальцем по символу в строке.

— Но, насколько я знаю, «Е» не используется для обозначения римских чисел.

— Верно, — согласился с ним священник. — Значит, и остальные буквы не подразумевают римские числа.

— Давайте не будем спешить, — предложил Майкл. — Перед тем как отказаться от какой-нибудь теории, сначала проверим ее. Что это будет за число, если «Е» не брать в расчет? Килрой, ты можешь нам помочь?

— Конечно, — ответил толстяк и застучал по клавишам.

На одном из экранов открылось новое окно — в дополнение к двенадцати другим.

— «Е» не используется в римских числах. Поэтому получается два числа: двести девяносто семь и три.

Джек со вздохом опустился на диван рядом с Джоном. Тот быстро передвинул гитару в сторону, чтобы ее не задели.

— Господи! Этот парень не дает нам расслабиться.

— Тебе-то что обижаться? — пошутил Майкл. — Ты можешь петь до самого ужина.

Джон усмехнулся и убрал гитару обратно в футляр.

— Ладно, парни, — расхаживая по комнате, сказал доктор Майк. — Давайте обдумаем результаты. — Песня группы «Doors» «L. A. Women». «Мистер Моджо восходит» и так далее. К этому добавились цифра «двести девяносто семь», буква «Е» и цифра «три». Что тут общего? Какая связь?

— Название песни «L. A. Women» состоит из семи букв, — сказал отец Томас. — Семь букв, семь клонов, «Седьмой сын».

Затем он попытался пояснить свою мысль.

— Просто почему-то так подумалось. Я, знаете ли, любитель кроссвордов.

— Неплохо, — ответил Джей. — Семерки. Давайте запишем все это на бумаге.

Он посмотрел на Кляйнмана, который вместе с генералом стоял около двери. Оба руководителя базы молча наблюдали за группой клонов. Старик кивнул и бросил Джею свой карманный блокнот. Тот поймал его на лету, опустился на колени перед столиком и начал записывать полученные результаты.

— Мы можем использовать анаграммный подход, — сказал Джон. — Я предлагаю его, потому что на нем основана строка «Мистер Моджо восходит». Всем известно, что Моджо — это анаграмма для имени Джима Моррисона.

— Так уж и всем? — спросил Майкл.

— За малым исключением.

— Из «L. A. Woman» можно составить анаграмму «AWOL Man», что означает «чел в самоволке», — сказал Килрой 2.0.

— Звучит подходяще, — согласился Майкл. — Альфа удирал отсюда, как черт из ада.

Хакер поднял вверх толстый палец.

— Это также акроним для анального музицирования.

Джон засмеялся.

— Допустим, — взмахнув рукой, сказал доктор Майк. — Возможно, анаграммы действительно являются намеками. Но давайте рассмотрим картину в целом. Название песни — «L. A. Women» — имеет первостепенное значение. Я нутром чую, что сообщение Альфы как-то связано с этим городом. Будем считать, что нам повезло. Лос-Анджелес — моя вотчина. Я там живу.

Пока Джей делал записи в блокноте, все задумчиво молчали. Наконец отец Томас заговорил:

— Мне кажется важным кое-что другое. Альфа намеренно оставил этот файл для нас семерых. Он даже подписал его. То есть он знал, что файл попадет в руки тех, кто понимает азбуку Морзе. Альфа знал, что если код переведут в буквы, один из нас сыграет мелодию, составленную из этих аккордов. И римские цифры. Он как бы дает нам наживку. Он знает…

— …что наши общие навыки помогут разгадать загадку, — добавил Майкл. — Вот ведь сукин сын! Неудивительно, что парни Дурбина зашли в тупик. Это сообщение предназначено только нам. Генерал сказал, что вся наша жизнь была «под колпаком». Сведения о нас направлялись спецам «Седьмого сына». Но пока Альфа оставался здесь, он тоже видел эти данные. Он знал о нас все. Знал, где мы жили. Знал наши сильные стороны.

— К сожалению, мы многое еще не понимаем, — сказал Джей, отложив карандаш в сторону. — Взять хотя бы последние числа «двести девяносто семь», «три» и букву «Е» между ними. Нам нужно умножить их или разделить? Что они выражают? Координаты на карте, как предполагал Майкл, или страницы в книге? Почтовый индекс города? Мы потратим дни, выясняя их значение.

— Ты упустил главный момент, — сказал доктор Майк. — Священник прав.

— У священника имеется имя.

— Прости, Томас. Но все равно ты прав. Мы уже обладаем знанием, необходимым для решения загадки. Майкл тоже прав. Альфа учел наши навыки. Мы не сможем расшифровать сообщение, работая отдельно друг от друга. Но вместе мы разгадаем его с минимальными затратами ума и времени.

— Ты называешь это минимальными затратами времени? — спросил Джек.

Доктор Майк засмеялся.

— Видел бы ты меня при составлении психологических профилей преступников. Голову ломаю, пока мигрень не начнется. По ночам не сплю. Из головы едва дерьмо не лезет. А тут у нас уже появились намеки. И даже римские цифры мы получили без болеутоляющих таблеток. Ответы пришли естественно. Так же будет и с остальными догадками. Поймите меня правильно. Вероятно, Альфа умнее каждого из нас. Пока мы врозь, это наш минус. Но сейчас мы имеем фору. Он направляет нас. Он хочет поймать нас на крючок, как верно заметил Томас. Нам нужно лишь связать все воедино…

Джон взглянул на лист бумаги. Как похоже на музыкальные ноты! И искомый ответ находится здесь. Прямо перед тобой.

-.-.-.-.-..- -.-. . . . -.. .. . .. .. ..

CCXCVIIEIII

297, E и 3. Что означает «Е»? Где, черт возьми, «Е» в общей картине событий?

— Эй, Майкл? — спросил он. — Какая из этих фигнюшек в азбуке Морзе соответствует «Е»?

— Еще одна тайна, — хихикнув, сказал Килрой.

Морпех взял со стола карандаш и подчеркнул им символ почти в конце строки.

— Вот эта.

Джон посмотрел на последовательность кода.

— Выглядит как точка. Значит, ты говоришь, что точка соответствует «Е»?

— Да, — одновременно ответили Майк и Джей.

Они посмотрели друг на друга и улыбнулись. Улыбки кривились вправо. На щеках появились одинаковые ямочки. Джон покачал головой. Такую жуть не описать словами. Он хотел что-то сказать, но доктор Майк выхватил листок из его рук. Глаза психолога округлились.

— А вдруг это действительно точка?

— И что тогда? — спросил отец Томас.

— Сам подумай! Что, если «Е» действительно означает точку, как сказал Джон? Или период, для которого в азбуке Морзе не нашлось значка?

Доктор Майк сжал листок в кулаке и зашагал по комнате. Затем он бросил скомканную бумагу на стол.

— Допустим, это точка в десятичном числе…

— Тогда оно будет читаться как двести девяносто семь точка три, — сказал Джек. — Оно что-то означает для тебя?

— Да, — кивнув, ответил доктор Майк. — Кажется, да. Килрой, найди мне веб-страницу по ссылке «ДСР», «Диагностическое и статистическое руководства психических расстройств». Ты знаешь, что это такое?

Хакер поморщился. В его глазах мелькнул страх. Но он взял себя в руки и молча кивнул.

— Я уверен, что ты знаешь, — произнес доктор Майк. — Вряд ли поиск потребует много времени. Найди их страницу, Килрой.

Псих застучал по клавишам. Джон склонился вперед.

— И что нам это даст?

Майк с усмешкой взглянул на него.

— Мы были правы, говоря об Альфе. О его намеках, учитывающих наши навыки. Сейчас мяч находится на моем секторе поля.

Килрою 2.0 не потребовалось много времени для получения доступа к сетевой версии «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам». Он действительно был грозным хакером, который огнем и мечом прорубал себе путь в любые области Интернета. Он вскрыл личные данные какого-то психиатра (его номер социального страхования, домашний адрес и коды кредитных карт). В качестве компенсации Килрой 2.0, похихикав, заказал для их невольного благодетеля (доктора Роберта Риля из Толедо, штат Огайо) двухгодовую подписку на эротические «Письма из пентхауса». Это был его способ благодарности за похищенные идентификационные данные.

Генерал Хилл и доктор Кляйнман внезапно почувствовали неодолимое желание обсудить нечто важное в противоположной части комнаты. Они повернулись спиной к их подопечному, который творил в тот момент противоправные действия. Джон усмехнулся. Вот так всегда. Не спрашивай, не услышишь. Если не вижу, то вон из ума.

Килрой 2.0 запустил программу, которую назвал «трекскремблером». Открыв веб-страницу «ДСР» Американской ассоциации психиатров, он указал украденный пароль, ввел в окне поиска искомый пункт 297.3 и получил одно совпадение. Доктор Майк не ошибся. Это был психиатрический диагноз.

— Разделенное психотическое расстройство, — глядя на экран из-за плеча Килроя, прочитал морской пехотинец.

Он, казалось, не замечал тошнотворного запаха немытого толстяка или, возможно, просто игнорировал его.

— Речь идет об иллюзии, разделяемой двумя и более людьми, — сказал доктор Майк. — Такая иллюзия обычно создается «индуктором», который страдает психотическим расстройством.

Майкл повернулся к нему.

— Мне не помешало бы объяснение на простом английском языке. Без всякой зауми и непонятных слов.

Доктор Майк поднялся с дивана.

— Я знаком с этим расстройством. Мне доводилось изучать его на курсах повышения квалификации.

— Неужели Альфа знал об этом? — изумился Джек.

Джей и Томас мрачно переглянулись.

— Я думаю, нам всем известен этот недуг, — сказал доктор Майк. — Разделенное психотическое расстройство, нечто вроде «культа личности», только в малом масштабе.

— «Культ личности» — это «Ливинг колор» поют, — прошептал Джон. — Убойная песня.

— Да, — согласился священник. — Говорят, они снова воссоединились.

Джон чуть не рассмеялся.

— Вы удивляете меня, отец Томас.

— В это расстройство, — продолжил доктор Майк, — обычно вовлекают близкие отношения между двумя людьми, один из которых, с психической точки зрения, является безумным человеком, а второй — здоровым, но подверженным чужому влиянию. Какие бы иллюзии ни выражал психотик, внушаемая личность начинает верить ему и тоже постепенно становится безумной. Я читал о влюбленной паре, которая верила, что за ними через экран домашнего компьютера наблюдали агенты ФБР. Часто подобные иллюзии сопровождаются манией преследования. Но бывают случаи, когда влюбленная пара или группа людей — а именно так и начинаются различные культы — превращают свои иллюзии в стиль жизни.

— Как, например, эксцентричный секс? — спросил Майкл. — Мы сейчас об этом говорим?

— О бога ради! — простонал отец Томас.

— Давайте отнесем подобный секс к частным случаям, — ответил психолог. — Обычно речь идет о людях, которые совершают ненормальные поступки, порою осуждаемые обществом. Классическим примером являются Бонни и Клайд. В прошлом специалисты называли такое состояние «психической инфекцией», «двойным безумием» или «заразным безумием». Во французском языке для этого феномена имеется особый термин.

— Да, я вижу, — глядя на экран, произнес морпех. — Фоли а дё, общий психоз.

— Безумие на двоих, — прошептал Джей.

— Верно, — сказал доктор Майк. — Фоли а…

Он замолчал на полуслове и шлепнул себя ладонью по лбу. Килрой 2.0 визгливо засмеялся.

— Ай да Альфа! — вскричал доктор Майк. — Ну и хитрец!

— В чем дело, док? — спросил Майкл.

— Парень указал нам место!

Психолог размахивал руками, как проповедник в передвижной палатке евангелистов.

— Это ночной клуб в Лос-Анджелесе. Он так и называется — «Фоли а дё»!

Майкл похлопал Килроя по плечу.

— Покопайся в списках лос-анджелесских заведений. Нам нужны желтые страницы, газеты, карты… Короче, все, что ты сможешь достать.

Килрой 2.0 кивнул и яростно застучал по кнопкам. На его лице застыла безумная усмешка гения, которым он, несомненно, являлся. Морпех повернулся к психологу.

— Ну что, док? Поедем в клуб на танцульки?