Прочитайте онлайн Сдвиг по Фазе | Глава 1 Лисандер

Читать книгу Сдвиг по Фазе
1416+1622
  • Автор:
  • Перевёл: Анна Владимировна Семенова
  • Язык: ru

Глава 1

Лисандер

Лисандер нашёл своё место в шаттле, только когда тот начал медленно разгоняться. Космический корабль относился к классу лайнеров с индивидуальными кабинами для каждого из пассажиров, однако планетарный шаттл в этом смысле ничем не отличался от обычного атмосферного транспорта. Ну, ему не привыкать к тесноте после времени, проведённого в лаборатории.

Он поколебался, глядя на молодую женщину в соседнем кресле. Та как раз избавлялась от платья.

— Пожалуйста, простите мою навязчивость…

Она взглянула вверх; платье плотно сидело на уровне обнажённых ягодиц. У неё были короткие чёрные кудряшки и тёмно-карие глаза, весьма напоминавшие его собственные. Но то, что открывалось ниже, не совпадало.

— Я вас смущаю? — весело осведомилась она.

— Нет, я очень даже заинтересован. Ваши формы невероятно благолепны.

Девушка моргнула.

— Что?

Кажется, он воспользовался неверным термином.

— Эстетичные очертания. Пленительные. Объект для восхищения. Побуждающие к мыслям о сексе.

Она улыбнулась.

— Привлекательны?

— Да, спасибо. Вероятно, этот термин более расхож.

— Вы точно откуда-то издалека, — отметила она.

— Весьма точное наблюдение. Действительно. Но вы… вы — уроженка планеты, куда мы летим?

— Да. Ну, не совсем. Я рабыня. Мы не носим одежду.

— Теперь понимаю. Я прочёл информационный буклет. Мне тоже предстоит стать рабом, чтобы заработать на дальнейшую независимую жизнь. Но не желаете ли вы обменяться местами? У меня весьма ограниченный опыт путешествий в космосе, и очень хотелось бы посмотреть на планету, когда мы будем садиться.

— О, разумеется, я уже видела её раньше. — Девушка поднялась и шагнула в центральный проход; платье по-прежнему оставалось наполовину спущенным. Лисандер занял её сиденье. Затем его спутница сняла платье через голову, и на ней остались только розовый лифчик с трусиками. Она была хорошо сложена и привлекательна, особенно в подобном виде. Аккуратно сложив платье, девушка уселась рядом.

— Благодарю, — улыбнулся Лисандер. — Позволите представиться? Меня зовут Лисандер, и я лечу с планеты Гренадье. Я — специалист по электронным схемам роботов.

— Алиси, — откликнулась она. — Не Алиса. У нас, рабов, и так почти ничего нет, кроме имени. Мне предстоит стать ассистенткой Гражданина Голубого. Полагаю, ваш класс выше.

— Класс?

— Я не получила образования, подобного вашему. Просто помогаю по хозяйству: готовлю, убираюсь и так далее. Закончила только обычную школу.

На его лице снова появилась улыбка.

— Кажется, произошло недоразумение. Я не получал образования. Я — андроид.

Она поражённо уставилась на него.

— Вы… ты шутишь!

— Моё чувство юмора ограничено, как и у всех андроидов. Моё тело создано в лаборатории.

— Но андроиды… ну, не очень-то умны. Ты разговариваешь совсем не как они!

— Вероятно, это потому, что мой мозг полностью состоит из органики. Его вынули из живого существа и имплантировали в тело андроида наподобие киборга. Образование я получил в лаборатории, оставалось лишь научиться пользоваться телом.

— Потрясающе! — сказала она. — Никогда не слышала об андроидах-киборгах!

— Следовательно, вы понимаете, что о классовых различиях между нами не может быть и речи. Я ведь не настоящий человек. Я существую в данном виде всего два года.

Она смотрела на него с возрастающим интересом.

— И ты не получил никакого опыта общения в своём мире?

— Не уверен, что вы имеете в виду. Я ознакомлен с процессами питания, испражнения, сна…

— Подразумевалось взаимодействие мужчин с женщинами, — уточнила Алиси.

— Меня проинструктировали касательно механизмов сношения.

Девушка рассмеялась.

— Свидания, танцы, поцелуи.

— Механизмы относятся к местному календарю событий или… — По выражению её лица Лисандер увидел, что ошибается. — Подозреваю, что нет.

— Хочешь, научу? Ну, то есть, до того, как ты вольёшься в местное общество на Фазе.

— На Фазе? Это какой-то диалект?

Она снова засмеялась.

— Фаза. Магия — часть Протона.

— Магия? Я точно чего-то не понимаю.

— Значит, ты ничего не слышал о слиянии двух миров. Ну, полагаю, они не стали распускать об этом слухи за пределами планеты. Сам всё увидишь. Но я хотела спросить, не станешь ли ты моим бойфрендом, пока не найдёшь девушку своего уровня интеллекта?

— Но ты ведь настоящий человек! — запротестовал Лисандер. — Моё обучение весьма специфично отзывается о смешанных браках. Я обязан уведомлять любого человека о своём статусе.

Алиси закатила глаза.

— Да ладно, я рабыня, и ты тоже будешь рабом. На Протоне мы все равны: люди, роботы, киборги, андроиды и пришельцы. И все обнажены; справишься?

Он нахмурился.

— Различные социальные типы взаимодействуют между собой? Я полагал, что андроиды должны общаться с андроидами, а люди — с людьми. На практике.

— Ты — мужчина, Лисандер, и я тебе это докажу. Единственное, что будет под запретом, это неповиновение Гражданину. Разумеется, рабы обычно не женятся друг на друге, но отношения заводят. Так что… — Она вопросительно посмотрела на него.

— В таком случае мой ответ «хорошо», я буду рад побыть твоим социальным партнёром. Как я уже отметил, твои формы привлекательны.

— Ох, я так рада! — воскликнула Алиси. — Уверена, что мы отлично проведём время.

— Эти отношения временны?

— Со мной — да. Видишь ли, мне нравятся умные мужчины, и поначалу я тоже их привлекаю, но они всегда бросают меня ради кого-нибудь поумнее.

— Заранее извиняюсь за то, что это сделаю.

Она начала было смеяться, но оборвала себя, вспомнив, что с чувством юмора у него туго.

— Пойдёт, — и нагнулась, чтобы его поцеловать.

— Пристегните ремни, начинается посадка, — объявил динамик шаттла. Тот за всё это время успел разогнаться до одного джи и теперь разворачивал сопла к планете. Таким образом он уменьшил инерцию. Посадка же требовала больше одного джи.

— Ну, вот, — притворно огорчилась девушка. — Как раз когда всё стало интересным. — Быстро чмокнув его, она поудобней уселась в собственном кресле и пристегнулась.

Лисандер тоже не стал игнорировать указания и застегнул ремень безопасности, оглянувшись предварительно по сторонам. Другие пассажиры все были — или казались — людьми, хотя некоторые напоминали роботов. Неудивительно, ведь Протон являлся человеческой колонией; помимо обитателей Земли, он мало кому подходил. Сила тяжести, атмосфера, цикл дня и ночи, интенсивность света и температура были практически идентичны земным.

— Не возражаешь, если я понаблюдаю за приближением? — На всякий случай уточнил он. — Разумеется, я заинтересован и в твоих предложениях, но ты останешься рядом, а приземление — мимолётно.

— Конечно, всё в порядке, — кивнула после секундного колебания Алиси. — Я пока подержу тебя за руку.

Лисандер выглянул в старомодный иллюминатор. Они садились на планету по наклонной, и его глазам предстала великолепная панорама, которая просто заворожила его.

Странности, известные ему о Протоне, наготой рабов не ограничивались. К примеру, Южный Полюс всегда точно указывал на его солнце. Большинство планет в большей части систем вращались по эклиптичным орбитам; экваторы являлись самой тёплой их точкой, полюса — самой холодной. Некоторые были смещены, и их полюса со временем тоже нагревались. Но Протон вёл себя так, будто был нанижен на невидимую ось, протянутую прямо из звезды, и дерзко отрицал все законы физики.

Ускорение возросло, джи поднялся до полутора. Правая рука чувствовала себя необычно. С трудом отведя взгляд от иллюминатора, Лисандер посмотрел на неё.

Алиси держала её прижатой к своей груди и покрывала поцелуями. Его отвлекло её дыхание, которое ощущали пальцы. С облегчением убедившись, что ничего серьёзного не случилось — иногда его тело реагировало на стресс странным образом, — Лисандер вновь повернулся к окошку.

Что он находил сложным понять, так это как планета умудрялась сохранять регулярный цикл дня и ночи. Поскольку солнечный свет всегда устремлён в направлении Южного Полюса, то и изменений быть не должно; на южной полусфере всегда должен царить день, а на северной — ночь. Но нет, Протон упрямо вёл себя так, будто вращался под разными углами, и ночная тень медленно отступала в сторону. Согласно буклету, учёные так и не пришли к единому мнению по поводу того, как это вообще возможно. На данный момент превалировала теория, что планета реагировала на свет, подобно чёрной дыре, отклоняя его на девяносто градусов без побочных эффектов. Это не давало ответа на все возникающие вопросы, но лучшей пока никто не предложил. Кажется, загадка никого и не интересовала настолько, чтобы проводить серьёзные исследования.

Шаттл сменил направление, и планета скрылась из вида. Они приближались к поверхности. Больше ничего любопытного глазам не предстанет.

Алиси всё ещё держала его за руку. Теперь она лизала кожу. Лисандер постарался припомнить, было ли это в пределах нормы, но в его памяти подобных прецедентов не нашлось. Пришлось принять её поведение в качестве экспериментально-допустимого.

Она заметила его взгляд.

— Прости, — извинилась девушка. — Большое количество джи меня нервирует. — Она перестала лизать и целовать его пальцы, но руку не отдала.

Реакция на стресс. Лисандер внёс новую информацию в базу данных. Разные люди справляются с ним по-разному. И всё же не исключено, что не только перспектива встречаться с более умной девушкой вынуждала мужчин покинуть эту.

Количество джи увеличилось. Затем последовал глухой удар, и нагрузка исчезла. Они опустились.

Алиси расслабилась и выпустила руку Лисандера.

— На земле мне спокойней, — доверительно поделилась она. — Давление просто… — Она пожала плечами. Потом коснулась скрепляющей чашечки бюстгальтера кнопки, и две половинки, разделившись, упали. — Можем подождать, пока выйдут остальные, — предложила она, кивая на толпившихся в проходе пассажиров.

Лисандер заметил, что некоторые проделывали то же, что и Алиси, постепенно обнажаясь. Одежду они несли подмышками. Багажа у них вроде не имелось.

Алиси подтянула ноги и скинула с себя трусики.

— Можешь раздеться тут, — сказала она. — Таким образом они решат, что ты — раб, который возвращается из отпуска, как я, и получится избежать вступительной белиберды.

Тот кивнул. Он предпочитал избегать повышенного внимания. Лисандер начал разоблачаться — неуклюже, прямо в кресле.

Алиси наклонилась, чтобы ему помочь. Её руки беззаботно касались его тела, не стыдясь и области гениталий.

— Не уверен, что это мудро, — сказал Лисандер.

— Нет, я тебя уверяю, лучше избавиться от одежды здесь, — убедительно улыбнулась девушка.

— Прикосновения твоих пальцев вызывают непроизвольную реакцию, — пояснил он.

— А, ну да, ты же новичок. Думаешь, что нагота — это сексуально!

— Так я и полагал. Ошибся?

— Да. Рабы не сексуальны, а просто скучны. Надо постараться, если хочешь кого-то заинтересовать. Одежда помогает; в свой первый отпуск я так разогрелась… — Алиси снова пожала плечами. — Но я знаю, что тебе сейчас всё кажется наоборот. Я могу об этом позаботиться. Давай, разденься, чтобы я…

Лисандер сообразил, что она собиралась продолжить сексуальные игры. Интерес людей к акту обычно угасал после того, как тот оканчивался. Но он предвидел неловкость, понимая, что подобное должно происходить не на глазах публики. Также его неопытность наверняка приведёт к новым ошибкам. Лучше отклонить предложение.

Как бы там ни было, покинуть корабль и выйти на всеобщее обозрение в состоянии эрекции он тоже не хотел; это тоже привлекло бы к нему лишнее внимание.

Придётся положиться на свою истинную природу, чтобы её убрать.

— Думаю, я адаптируюсь к культуре, — ответил Лисандер. — Дай мне минуту.

— Как пожелаешь. — Алиси выглядела разочарованной.

Он обратился к своему настоящему восприятию. Таким он видел мир в своём бывшем теле. Открыв доступные два глазных сегмента, Лисандер опять взглянул на девушку.

Та была абсолютно омерзительна. Вокруг головы и торчащих слуховых каналов извивался длинный мех, пучки которого закручивались ещё и сами по себе. Её дыхательные отверстия то сужались, то расширялись, а безобразно круглые глаза утонули глубоко в черепе. Внутри ротового прохода, за яркими складками, виднелись белые костяные наросты. На грудной клетке висели два жировых мешочка. В нижней части её туловище раздваивалось, и жира там было ещё больше.

Лисандер закрыл глаза; ужасное видение! Позволив восприятию зайти дальше, он вряд ли сумеет приспособиться к жизни среди пришельцев — и его миссия провалится.

Он встал и лихорадочно сбросил с себя остатки одежды. Эрекция пропала. Лисандер надеялся, что время исцелит его от кошмарного образа попутчицы, чтобы своим чередом они смогли заняться тем, на что она рассчитывала.

— Да ты и впрямь приспособился, — подняла бровь Алиси. — Ладно, в другой раз. В шаттле всё равно было бы не слишком удобно. — В любом случае, она бы не отказалась попробовать.

— Да. Теперь я должен войти в город и подыскать работодателя.

— У тебя ещё нет работы? — удивилась девушка.

— Я понимаю, что она неизбежна. Обзавестись местом следовало до прибытия?

— О, нет! Просто подумала, что тебя сюда вызвали в качестве специалиста. Ну, знаешь, особое задание.

— Нет, я лишь желал бы достичь чего-то большего в культуре, принимающей андроидов либеральней, нежели моя собственная.

— Тогда, наверное, тебе следует попытать счастья у Гражданина Голубого! — просияла Алиси. — Он хороший работодатель, правда! Очень щедрый. Большинство граждан не отпускают своих рабов с планеты вплоть до окончания срока их пребывания на Протоне, и им приходится мириться с таким положением вещей, но мой хозяин разрешает мне путешествовать.

Лисандер нахмурился, хотя именно с этой целью сюда и прилетел.

— Разве это не вызывает конфликт интересов?

Она повела его вдоль прохода, причём её мясистая задняя часть так и мелькала перед глазами, угрожая новой волной отвращения. Лисандер сфокусировался на её лице, только что вполоборота повернувшемся к нему.

— Конфликт? — удивилась Алиси.

— Если мы с тобой будем состоять в отношениях, разве получится работать у того же гражданина?

Она расхохоталась; она вообще часто и с готовностью смеялась.

— Ну уж нет! Граждан отношения рабов не заботят. Просто делай, что велено. Проблема возникает только когда Гражданин хочет быть единственным, кто спит с рабыней. Но Голубой не такой; он верен жене уже целых двадцать лет.

— Должно быть, она замечательная женщина.

— Она робот. У них есть сын, — Алиси замолчала в ожидании его реакции.

Лисандер переварил это ровно к тому моменту, когда они покинули шаттл и проследовали в зал космопорта.

— У робота есть ребёнок?

— Он тоже робот, — пояснила девушка. — Её зовут Шина, а его — Маш. Маш-Шина. Машина, понимаешь? Вроде как каламбур, только никому не смешно. И этот сын женат на инопланетянке, и у них есть дочь, Нипи. У них всё устроено ещё сложнее.

— Думаю, со временем я усвою все сложности, — печально вздохнул Лисандер. Оглядевшись, он увидел, что стражи правопорядка и впрямь штурмуют лишь одетые группки людей; обнажённых никто не трогал. — Значит, ты полагаешь, что Гражданин Голубой примет меня на работу, если испытывает нужду в моих способностях?

— Сто процентов! — с энтузиазмом заверила его Алиси. — Я могу попросить за тебя!

— Это нормально? Я читал, что сперва следует зарегистрироваться в базе данных безработных, и если я никому не подойду в течение трёх дней, меня депортируют с планеты. Признаю, это меня тревожит.

— Ты и зарегистрируешься, но Голубой наймёт тебя, если я его попрошу… наверное, — сказала она.

— В таком случае, конечно же, попроси, — согласился Лисандер.

— О, как всё замечательно складывается! — воскликнула девушка, опять беря его за руку.

Он начал понимать, почему её связи с мужчинами были кратковременны. Алиси была довольно откровенна и настойчива, предлагая себя столь быстро, что у них очень скоро пропадал к ней интерес. Но сейчас это было очень кстати. В лаборатории Лисандера проинструктировали, но практического опыта у него не было, так что её прямолинейность позволяла обучаться без грубых ошибок.

Девушка подвела его к регистрационной стойке космопорта.

— Зарегистрируйся здесь, и они дадут тебе трёхдневную визу, — объяснила она. — Потом мы отправимся к Голубому.

Лисандер приблизился к стойке.

— Могу ли я зарегистрироваться для поиска работы?

Обнажённая женщина по другую сторону со скучающим видом взглянула на него.

— Имя и планета проживания?

— Лисандер с Гренадье.

Та уставилась на экран терминала.

— Верно. Андроид. Специализируешься на играх и компьютерных схемах. Подвинься ближе, сейчас отсканируют сетчатку твоего глаза.

Она немного ошиблась в деталях специализации, но Лисандер решил не поправлять.

Перед ним располагалась панель со сканирующим окошком. Он придвинул лицо ближе, зная, что сканер запишет схему его сетчатки и сравнит с имеющейся. Подделать подобную идентификацию можно было, лишь заменив глазные яблоки, чем средние нарушители себя не утруждали. Андроидов стандартизировали во многих аспектах, включая иммунную систему, так что им трансплантировать глазные яблоки было проще, чем людям. Но все схемы их сетчатки записывались в регистр, и если в документах утверждалось иное, трансплант оказывался бесполезен в любом деле, кроме коррекции зрения.

— С местным протоколом ознакомлен? — осведомилась женщина, когда он шагнул прочь от окошка. Сканирование было завершено.

— Полагаю, что так. Я должен ходить обнажённым, обращаться к каждому гражданину «сэр» и выполнять их приказы.

— Существуют и другие мелочи. Тебе известно, что здесь действуют законы магии?

— Я немного разбираюсь в фокусах. Любопытно будет посмотреть на здешние.

Губы женщины сухо поджались.

— Я другое имела в виду. Наверное, тебе лучше всё-таки пройти вступительный курс.

— Я ему помогу, — вмешалась Алиси. — Я — Алиси, работаю на Гражданина Голубого. Можно ему позвонить?

— Как пожелаете, — и сотрудница космопорта развернула к ним видео-экран.

— Алиси звонит Гражданину Голубому, — сообщила монитору девушка.

Женщина подняла брови.

— Вы ждёте, что он так сразу вам и ответит?

На экране появилось женское лицо. Серые глаза, каштановые кудри с выбеленными кончиками, изящно ниспадающими на плечи. Морщины на лице и шее сигнализировали о возрасте, но красота её ещё не увяла.

— Ты вернулась, Алиси! — явно обрадовалась она. — Удачно ли прошло твоё путешествие?

— Да, Шина. Смешно было носить одежду. Приятно вернуться. Можно… можно мне поговорить с Гражданином, пожалуйста?

Женщина за стойкой чуть заметно покачала от такой дерзости головой. Умные рабы явно не испытывали удачу подобным образом.

На экране появилось лицо мужчины. Вопрос о возрасте не стоял; ему было, по меньшей мере, пятьдесят, но глаза жили полной жизнью. Внизу изображения виднелся воротник рубашки; одетый — следовательно, гражданина.

— Да, Алиси.

Челюсть работницы слегка отвисла. Женщина отвернулась.

— Сэр, возвращаясь, я повстречала на корабле мужчину. Может, вы возьмёте его на работу?

Лицо гражданина изменилось и приобрело знакомое Лисандеру выражение, которое обычно появлялось на лицах тех, кто разговаривал с Алиси, ребёнком или безобидным животным, только что напрудившим на ковёр.

— Может. Кто он?

— Лисандер. Он разбирается в компьютерах и играх, хотя…

— Он присутствует?

— Прямо тут, сэр! — воскликнула она и подвинулась, чтобы гражданин мог посмотреть на её спутника.

Голубой кивнул.

— Обещаний давать не буду, Алиси, но можешь привести его сюда.

— О, благодарю вас, сэр! — просияла девушка, подпрыгнув от удовольствия. Однако взгляд гражданина на Лисандера, когда изображение на экране погасло, был неуютно пронизывающим. Беседа с ним обещала стать более рискованной, чем регистрация!

Алиси вывела его из космопорта на стоянку общественного транспорта. Автобус уже наполовину заполнили нагие гуманоиды, хотя присутствовали там и несколько машин различных конфигураций. Все люди отличались отменным здоровьем, ни один не обладал лишним весом; кажется, злоупотребление чем бы то ни было граждане не приветствовали. Лисандер подумал, что у этой планеты хорошие правители.

— Насчёт магии, — вспомнил он. — Что подразумевала сотрудница? Ты упоминала магию в шаттле, но не уточнила свою отсылку.

— Около года назад миры совместились, — весело начала Алиси. — Гражданин Голубой сделал это, чтобы предотвратить разрушение обоих враждебно настроенными гражданами. Это произошло ещё до моего появления, так что не знаю, как здесь всё было раньше, но сейчас хорошо. В любом случае, наука работает — и магия тоже. Это забавно.

— Как я уже говорил, моё образование — программа. Мой мозг искусственно насытили наречием этой планеты и общими сведениями о галактике, включая обязательные навыки выживания. Возможно, я что-то упустил. Магия, как правило, упоминается в связи с шарлатанством… Фокусники, иллюзионисты — люди, которые обещают одно, но показывают совсем другое. Магия — нонсенс по определению. Таким образом, я хотел бы знать, что подразумевается под этим термином здесь, поскольку он явно идёт вразрез с моим значением.

Алиси многообещающе улыбнулась.

— Братец, скоро ты сам всё поймёшь по опыту!

— Ты предлагаешь показать мне магию в действии?

— Ну, не я. Ею владеют, в основном, те, кто долго здесь пробыл, особенно двойники. Но я уверена…

— Двойники?

— Ох, всё усложняется! Видишь ли, когда-то существовало два измерения, Протон и Фаза, которые потом разделили, и в одном мире действовали законы науки, а в другом — магии. При чём люди остались такими же. То есть у народа на Протоне были отражения на Фазе, которые занимались магией. Но все они слились, и люди тоже. Теперь они… ладно, подожди, пока встретишься с Машем-Бэйном и Флетой-Агапой!

— Маш Пэйн и Флета кто?..

— Они… да ты всё равно мне не поверишь, пока не увидишь. Пока просто прими моё объяснение: теперь тут есть магия, потому что земля тоже слилась. Но говорят, что многие заклинания срабатывают всего раз, так что часто её не употребляют. Только для естественных изменений.

— Приму твоё объяснение, — вздохнул Лисандер, надеясь, что она не уловила цинизма. Раньше она безумной не казалась!

Вскоре они прибыли в ту часть города, где находилась резиденция Гражданина Голубого. Общий вид здания удивил Лисандера; никаких признаков роскоши не наблюдалось. Его уважение к гражданину росло — и неприязнь вместе с ним; он совсем не был уверен, что этого человека удастся обмануть.

— Нервничаешь, что ли? — толкнула его под локоть Алиси. — По себе знаю, каково это! Я была так напугана, когда прилетела сюда впервые, что думала: в трусики наложу… а ведь на мне их нет. Но Голубой просто великолепен; он тебе понравится.

Лисандер сомневался.

— И мы сможем быть вместе, — весело продолжала она. — Я всё тебе здесь покажу. Голубой позволяет новоприбывшим экскурсии, чтобы легче было влиться в общество.

Это звучало привлекательней. Чем больше времени у него будет до того, как приступить к выполнению миссии, тем лучше окажется результат.

Он полагал, что их пригласят в строго официальную комнату, где гражданин проинтервьюирует его по видео. Но нет. Вместо этого их впустили внутрь общих апартаментов, где Гражданин Голубой с Шиной уже ждали во плоти.

Шина ступила вперёд и обняла Алиси, как дорогую подругу. Шина была роботом, но это едва ли ощущалось; выглядела она обычной женщиной.

— Как ты слетала домой, милая? — поинтересовалась хозяйка дома.

— Всё было здорово! — со своим обычным энтузиазмом откликнулась та. — И мама тоже: «Тебе надо больше есть, ты же худенькая, как спичка!». Это было забавно; сама она так поправилась, хотя всё ещё симпатичная.

— Не слушай её, — улыбнулась Шина. — Мужчины предпочитают худеньких. И раз уж мы о них заговорили… это и есть твой новый молодой человек? — Её взгляд устремился на Лисандера.

— Да, примерно часовой давности, — сказал тот. — Она помогала мне адаптироваться.

— Она это любит, — согласилась Шина. Затем повернулас назад к Алиси. — Пойдём, познакомимся заново с Агнес. Пусть пока мужчины побеседуют наедине.

Две обнажённые женщины ушли в другую комнату, оставив Лисандера с гражданином. Голубой был крохотным человечком, на голову ниже обычных мужчин, хотя и не такой маленький, как карлик. На нём была рубашка с отложным воротом и брюки; обувь напоминала шлёпанцы. На любой другой гуманоидной планете его заклеймили бы человеком среднего класса. Здесь же наличие одежды само по себе являлось признаком высокого статуса.

Но даже будь Голубой обнажён, манера держаться выделяла бы его из толпы. В нём чувствовалась власть, не позволявшая игнорировать его присутствие. Лисандер полагал, что это свойственно гражданам вообще, но этому — в особенности, ведь он знал, что перед ним далеко не обычный гражданин. Его называли ведущей фигурой планеты. Вот почему его доступность изумляла. Конечно же, за ними наблюдали телохранители — или киллеры с лазерными пушками наготове; гражданин никогда бы не вышел открыто на милость постороннего.

— Присаживайся, Лисандер, — предложил Голубой и занял одно из кресел самолично.

Лисандер сел напротив, на один из простых пластиковых стульев. Визит не носил гостевой характер; его собирались интервьюировать на вакантную должность. Своего рода критический тест. Если бы Голубой только заподозрил об истинной его миссии…

— Твоя встреча с Алиси не случайна, — сказал Гражданин.

Ну вот, началось.

— Нет, сэр, — согласился Лисандер.

— Объясни, пожалуйста.

— Я прошёл спецтренинг. Моя планета — то есть власти — хотели бы обновить свои компьютерные технологии. Особенно их интересуют наделённые сознанием роботы. Они считают, что поможет солидный опыт работы с продвинутыми системами. Узнав, что на Протон возвращается девушка — служанка семьи с двумя такими роботами, они решили, что это прекрасная возможность, и её нельзя упустить. Поэтому они организовали мне место рядом с ней, зная об её склонности к красивым мужчинам.

— А тебя создали красивым, — кивнул Голубой.

— Да, сэр. Моё тело — тело андроида, выстроено согласно идеальным гуманоидным формам. Мой мозг принадлежал животному, так что я не страдаю типичной дисфункцией андроидов.

— Ты использовал Алиси в качестве возможности трудоустроиться?

— Нет, сэр. То есть, моим намерением было подружиться с ней и получить лучший доступ к тем, кто находится у власти, для гарантии трудоустройства по специальности. Известно, что вы поддерживаете тех, кто на вас работает, поэтому ощутив, что её состояние улучшится от моего пребывания на этой планете в качестве раба, организуете его. Но работать на вас самого…

— Она удивила тебя своей готовностью помочь, — проницательно заметил Голубой.

— Да, сэр.

— Твоё досье проверено. Мы можем воспользоваться твоими навыками. Но я уделю особое внимание твоим отношениям с Алиси. Она уязвима для мужчин, которые любят эксплуатировать женщин. У неё душа нараспашку, согласно одной нашей древней поговорке, но это не значит, будто она недостойна любви. Каковы твои намерения?

— На данный момент я не связан с ней эмоционально, сэр. Прикажете с ней расстаться, так и сделаю.

— Я не отдаю подобных приказов.

— Тогда я предпочёл бы исследовать предлагаемые ею перспективы, сэр. Я неопытен в социальном и сексуальном взаимодействии, поскольку был создан всего пару лет назад и большую часть времени провёл в теоретическом обучении. Думаю, она может показать мне много всего, доселе неизвестного.

— А что будет, когда ты наберёшься практического опыта?

— Она уведомила меня, что её отношения, в основном, кратковременны, поскольку мужчины выбирают более интеллигентных женщин. Моя специальность интересует меня больше социальных взаимодействий. Я не вижу причин порвать с ней, если только она не пойдёт на это первой.

— Подобные вещи непредсказуемы, — пожал плечами Гражданин. — Я любил настоящую женщину, но потом утратил эту любовь и сошёлся с Шиной. Если твой интерес угаснет, ты волен поступать, как вздумается. Я лишь прошу тебя дать Алиси шанс, и если у тебя появится желание сменить девушку, обойтись с ней помягче.

— Я так и сделаю, сэр.

— В таком случае иди и прогуляйся по планете, — кивнул Голубой. — Алиси покажет тебе достопримечательности. Ознакомься с нашими особенностями, прежде чем приступить к своим обязанностям.

— Но сэр, со всем уважением, у меня всего три дня, чтобы найти работодателя. Если я упущу возможность…

Голубой остановил его, подняв ладонь.

— Прошу прощения, Лисандер. Я думал, ты меня понял. Ты зарегистрирован в качестве моего раба. Моё предложение носит характер приказа.

На мгновение тот потерял дар речи и лишь молча глазел на своего нового работодателя.

Гражданин улыбнулся.

— Для тебя всё здесь внове. Вот почему следует ознакомиться с нашей культурой. Позволь предупредить тебя прежде, чем это сделает Алиси: когда гражданин говорит с тобой, воспринимай его слова буквально. Никогда не возражай, если только у тебя в рукаве нет козыря, о котором он не осведомлён, и который изменит обстоятельства. В любой другой ситуации просто не замечай граждан, но не становись у них на пути.

— Извиняюсь за нарушение правила, сэр, — смутился Лисандер.

— И не извиняйся перед гражданином; таким образом ты раздуваешь их мухи слона.

— Да, сэр, — снова покраснел тот.

— И вообще молчи, пока у тебя не потребуют ответа.

Лисандер промолчал.

Голубой рассмеялся.

— Не обижайся. Я просто наглядно демонстрирую тебе особенности здешней культуры. Пойдём, присоединимся к дамам. — Он поднялся, и Лисандер тут же последовал его примеру.

Голубой взглянул на него.

— Я велел тебе встать?

— Нет, сэр, — поспешно отозвался Лисандер, вновь садясь.

— Но подтекст был именно таков. Я пригласил тебя составить компанию нашим дамам, что ты нашёл бы затруднительным, оставшись сидеть. Но ты встал просто потому, что поднялся я — а это уже ошибка.

Лисандер опять вскочил, на сей раз не произнося ни слова. Он подозревал, что пылает не только лицо, но и всё его тело.

Гражданин хлопнул его по плечу.

— Несколько дней, проведённых с Алиси, помогут тебе разобраться в тонкостях нашего поведения. Однако твоя специальность может привлечь внимание других граждан, или я могу иногда связываться с тобой в это время, и я не хочу оказаться в неловком положении из-за того, что мой раб игнорирует протокол. Не могу сказать, что одобряю все хитросплетения нашей системы, но другие — да, и это придаёт значение ритуалам. Понимаешь?

— Да, сэр.

— Именно, — и Голубой повёл его в другую комнату.

Старая служанка ставила на стол напитки.

— Это Агнес, не только служанка, но и друг, — представил её хозяин. — В наше с женой отсутствие она — ключевая фигура, и ты будешь относиться с почтением к любой её просьбе.

Лисандер кивнул Агнес, но не заговорил. Они заняли места за столом.

Алиси взглянула на Гражданина так, будто хотела что-то сказать. Голубой кивнул.

— Сэр, Лисандер не верит в магию.

Гражданин нахмурился.

— И у тебя хватило нахальства вступить с ним в отношения?

Шина улыбнулась. Поняв намёк, Лисандер тоже растянул губы.

— Да, сэр, — опешила девушка. — Я подумала, может…

— Похоже, у моей внучки появилась работа, — сказал Голубой.

— Да, сэр.

— Расстанешься с ним на час?

— Да, сэр! — счастливо откликнулась Алиси.

— Но тебе известно, что он уже никогда не будет прежним после того, как Нипи с ним закончит.

— Не дразни её, милый, — попросила мужа Шина. Тот ответил ей улыбкой. Алиси явно не обижалась на поддразнивания с его стороны.

Гражданин кивнул Агнес, которая вышла из комнаты. Затем они приступили к своим напиткам — ненастоящему вину. На вид и вкус оно ничем не отличалось от старинного, но алкоголя в нём не содержалось. Лисандер с интересом увидел, что Шина тоже пьёт. Идеальная женщина, хотя и машина.

На его горизонте появилась проблема. Эти люди ему нравились. Когда наступит час действовать, он ощутит неловкость.