Прочитайте онлайн Самые знаменитые ученые России | Иван Михайлович Губкин

Читать книгу Самые знаменитые ученые России
396+5009
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Иван Михайлович Губкин

Геолог.

Родился 9 сентября 1871 года в селе Поздняково Владимирской губернии в семье крестьянина. Неграмотные родители образования сыну дать не могли. Грамоте он выучился благодаря бабушке, отдавшей его в сельскую школу. Это позволило Губкину поступить в Муромское уездное училище, а затем в Киржачскую учительскую семинарию, которую он благополучно окончил в 1890 году. Поскольку обучение оплачивалось государством, Губкину следовало пять лет отработать учителем в сельской школе. Учительствовал он, кстати, в селе Карачарове, где, как известно, тридцать три года сиднем отсидел на печи былинный герой Илья Муромец.

Решив продолжить образование, в 1895 году Губкин поступил в Петербургский учительский институт. Деятельный характер не дал ему возможности остаться в стороне от бурной общественной жизни тех лет. Он принял самое активное участие в деятельности «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Это многое определило в его будущей жизни.

В 1903 году Губкин оставил учительский институт и поступил в Горный.

Завершил образование Губкин почти в сорок лет. В 1910 году его зачислили научным сотрудником в Геологический комитет. «К этому времени, – вспоминал Губкин, – у меня был большой научный багаж. Этим и объясняется то, что моя дальнейшая научно-исследовательская работа так быстро развернулась. В науку я вошел хозяином. В этом мне помог мой большой жизненный опыт».

Еще на практических работах Губкин хорошо изучил горные породы, слагающие Майкопский нефтеносный район (Северный Кавказ). Признаки нефти в тех местах отмечались давно, но поисковые работы не приносили ожидаемых результатов. Часто случалось так, что какая-то скважина давала богатый выход нефти, а скважины, пробуренные буквально в нескольких метрах от этого выхода, оказывались пустыми. Губкин объяснил это явление. В 1912 году он предложил свой собственный метод построения геологических карт, отражающих распространение нефтеносных пластов в Майкопском районе. Именно тогда были установлены рукавообразные типы залежей нефти, которые позже в Америке получили название «шнурковых залежей».

Эта работа сразу сделала имя Губкина известным.

Тогда же он начал геологические работы на Таманском полуострове.

До Губкина на Таманском полуострове работал академик Андрусов, тем не менее, собственные исследования позволили Губкину выделить в отложениях полуострова сразу четыре новых стратиграфических горизонта. Здесь же Губкин выделил неизвестный ранее для России тип тектоники – так называемые диапировые складки с ядрами протыкания. Ближайшие подобные образования известны только в Румынии.

С 1913 года научные интересы Губкина были полностью связаны с геологией и нефтеносностью Апшеронского полуострова и смежных с ним районов. Там Губкин определил условия залегания и возраст продуктивных толщ, с которыми связаны богатейшие нефтяные залежи Азербайджана. До работ Губкина в российской геологии существовало убеждение, что районы активных грязевых вулканов в принципе не могут содержать много нефти. Изучив все доступные в те годы материалы, Губкин построил собственную теорию происхождения грязевых вулканов, из которой следовал важный практический вывод: грязевые вулканы тесно связаны с диапировыми складками, значит, нефть может скапливаться в закупоренных слоях продуктивных толщ.

Революция 1917 года застала Губкина в США, куда он был командирован для изучения нефтяных месторождений Америки. При первых полученных из России сообщениях Губкин немедленно купил билет на родину, хотя ему, как известному специалисту-нефтянику предлагали в США самые выгодные контракты. Даже Нобелевский институт готов был предоставить русскому ученому возможности для полноценной работы.

В Норвегии судьба свела Губкина с американцем Джоном Ридом, автором знаменитой книги «Десять дней, которые потрясли мир». Именно от него Губкин услышал подробности о событиях, произошедших в России. Увидел он и некоторые документы новой власти, привезенные из России. Особенно поразил Губкина Декрет об образовании, подписанный Народным комиссаром по просвещению Луначарским. Этот Декрет не просто указывал на что-то, он – объяснял.

«Следует подчеркнуть разницу между обучением и образованием, – говорилось в Декрете. – Обучение есть передача готовых знаний учителем ученику. Образование есть творческий процесс. Всю жизнь „образуется“ личность человека, ширится, обогащается, усиливается и совершенствуется. Трудовые народные массы – рабочие, солдаты, крестьяне – жаждут обучения грамоте и всяким наукам. Но они жаждут также и образования. Его не может дать им ни государство, ни интеллигенция, ни какая бы то ни была сила вне их самих. Школа, книга, театр, музей и т. д. могут быть здесь лишь помощниками. Народные массы будут сами вырабатывать свою культуру сознательно или бессознательно. У них имеются свои идеи, созданные их общественным положением, столь отличным от положения творивших до сих пор культуру господствующих классов и интеллигенции, свои идеи, свои чувства, свои подходы ко всем задачам личности и общества. Городской рабочий по-своему, сельский труженик по-своему будут строить свое светлое, проникнутое классовой трудовой мыслью миросозерцание. Нет явления более величественного и прекрасного, чем то, свидетелями которого и участниками будут ближайшие поколения, – построение трудовыми коллективами своей общей богатой и свободной души».

Вопроса – принимать или не принимать революцию – перед Губкиным, в прошлом активным деятелем «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», просто не существовало.

Вернувшись, ученый сразу включился в бурную общественную жизнь страны, чему немало способствовало полное его согласие с проводимой новыми властями политикой. Взяв на себя организацию горной и геологической служб, Губкин сумел настоять в правительстве на детальном геологическом изучении Урала и Поволжья, где на огромных пространствах давно были выявлены выходы нефти, но не было к тому времени ни одного крупного промышленного месторождения. Не уставая постоянно напоминать о чрезвычайной важности топливной проблемы для молодого государства, Губкин начал систематические разведочные работы. Скоро скважина, пробитая неподалеку от города Пермь, дала богатый фонтан, – это сразу укрепило позиции Губкина. А потом ударили фонтаны и из других скважин, в том числе – из богатейшего Ишимбайского месторождения.

Большое значение придавал Губкин горючим сланцам и сапропелям, поскольку понимал их практическое значение.

Инициатива ученого была замечена.

16 октября 1922 года В. И. Ленин писал в президиум ВСНХ:

«Тов. Красин прислал мне письмо, в котором сообщает о крупнейших успехах группы инженеров во главе с тов. Губкиным, которая с упорством, приближающимся к героическому, и при ничтожной поддержке со стороны государственных органов, из ничего развила не только обстоятельное научное исследование горючих сланцев и сапропеля, но и научилась практически приготовлять из этих ископаемых различные полезные продукты, как то: ихтиол, черный лак, различные мыла, парафин, сернокислый аммоний и т. д.

Ввиду того, что эти работы, по свидетельству тов. Красина, являются прочной основой промышленности, которая через десяток, другой лет будет давать России сотни миллионов, я предлагаю: немедленно обеспечить в финансовом отношении дальнейшее развитие этих работ, устранить и впредь устранять всяческие препятствия, тормозящие их, и наградить указанную группу инженеров трудовым орденом Красного знамени и крупной денежной суммой».

Колоссальный материл, посвященный геологической истории Урала и Поволжья («Второго Баку»), Губкин обрабатывал много лет. К сожалению, опубликовать он успел только фрагменты огромного труда. В виде монографии «Урало-Волжская нефтеносная область» еще одна часть фрагментов была опубликована в 1940 году его учениками.

Немало сил отдал Губкин изучению Курской магнитной аномалии.

Двадцать лет занимался этой загадкой профессор Московского университета Э. Е. Лейст. Он первый пришел к выводу, что причиной столь мощной магнитной аномалии является скопление гигантских подземных масс железа. В 1918 году Лейст, выехавший на лечение в Германию, умер, но исследования, начатые им, на этом не прервались. Уже с ноября 1918 года в Советской России начала работать специальная Комиссия. Несмотря на военные действия, все еще шедшие в интересующих ученых районах, в июне 1919 года Академия наук направила в Щигровский и Тимский уезды группу специалистов. Ученые работали в очень трудных условиях, не раз оказывались между фронтами, но сумели в первый же год провести необходимые измерения почти в 400 пунктах, что позволило оконтурить границы аномалии.

С 1920 года работу Комиссии возглавил Губкин.

В состав Комиссии в то время входило много видных ученых – В. А. Стеклов, П. П. Лазарев, Э. В. Штелинг, А. Н. Крылов, Ю. М. Шокальский, Д. А. Смирнов, А. Д. Архангельский, Н. И. Курсанов, А. Н. Ляпунов. Использование гравитационного вариометра дало возможность исследователям определить глубину залегания железа. 7 апреля 1923 года из скважины глубиной 167 метров извлекли первый керн, который оказался железистым кварцитом.

В 1920 году Губкина избрали профессором Горной академии в Москве. В 1921 года он стал ее ректором. Одновременно Губкин занимал пост председателя Главного сланцевого комитета России и директора Правления сланцевой промышленности. При Горной академии Губкин создал особую нефтяную кафедру, позже реорганизованную в нефтяной факультет. В 1929 году на базе этого факультета возник самостоятельный Московский нефтяной институт (ныне – им. Губкина).

В 1920 году по инициативе ученого начал выходить журнал «Нефтяное и сланцевое хозяйство», а в 1925 году – «Нефтяное хозяйство», бессменным редактором которых Губкин был до самой кончины.

В 1928 году Губкина избрали в действительные члены Академии наук СССР, его научная деятельность была отмечена орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.

В 1932 году Губкин дал научно обоснованные прогнозы поисковых работ на нефть в Западно-Сибирской низменности, в Кузбассе, в Минусинской котловине, в Прибайкалье, в Якутии. В том же году в известной работе «Учение о нефти» ученый подвел итоги своим многолетним исследованиям. Эта работа Губкина, неоднократно переиздававшаяся, заложила основы геологии нефти.

С 1930 по 1936 год Губкин возглавлял Совет по изучению производительных сил СССР. С 1936 года он – вице-президент Академии наук СССР, а с 1937 года – председатель ее Азербайджанского филиала.

Умер Губкин 21 апреля 1939 года.