Прочитайте онлайн Самое модное привидение | Глава 25

Читать книгу Самое модное привидение
3816+2135
  • Автор:

Глава 25

    – Ты хоть понимаешь, как я тебя люблю? – спросил Дима, стаскивая с меня одеяло.

    Нет, я этого не понимала, более того – даже не догадывалась, то есть я надеялась, но… Неужели он это произнес? Вцепившись в одеяло покрепче, я внимательно посмотрела на Диму.

    – Уж не хочешь ли ты сказать, что испытываешь нечто большее, чем обычную симпатию? Что твое сердце замирает при виде меня, а душа кружится в вихре вальса.

    – Именно так, особенно с вальсом согласен, – засмеялся Дима. – Ты выйдешь за меня замуж?

    Где-то я уже слышала нечто подобное… Что-то последнее время мне часто делали предложения руки и сердца, и самое интересное – они исходили от одного и того же человека. Эти слова, конечно же, радовали. Точно капельки росы на тонких зеленых стебельках, они дрожали и переливались в моей душе, но что отвечать и как себя вести, я совершенно не представляла. Хотелось сказать «да», вернее – крикнуть «да! да! да!», но стоит ли торопиться с ответом? Разве не должен Дима чуть-чуть помучиться, поволноваться, а то сейчас поймет, как сильно я его люблю, и возгордится. Ну и что, пусть поймет, но, с другой стороны, ожидание так волнительно… Как же поступить: согласиться сразу или через пять минут?..

    – Давай еще подумаем о том, как бы нам побыстрее разбогатеть, – произнесла я, вытаскивая из-под подушки кольцо, план дома и портрет Глафиры Сергеевны.

    – Катюшка, не заговаривай мне зубы, – ответил Дима, наблюдая с улыбкой за моими безуспешными попытками сосредоточиться. – Между прочим, совсем недавно ты дала мне положительный ответ.

    – Но тогда все было не по-настоящему, – пробормотала я, демонстративно разворачивая лист бумаги, – а сейчас я очень занята, не отвлекай, пожалуйста. Вот первый этаж, вот второй…

    Дима сел рядом и закурил. Два часа назад мы в сто первый раз ломали голову над планом, но так ни к чему и не пришли. Сейчас же, уткнувшись в чертеж, я старательно скрывала смущение и одновременно размышляла: сколько еще минут покочевряжиться, очень уж хотелось сказать это замечательное слово «да».

    – Ну как? – с иронией в голосе поинтересовался Дима. – Результаты есть?

    Я нахмурилась, демонстрируя бесконечную увлеченность поисками сокровищ. Терпение у Димы, видно, подошло к концу, он взял кольцо Глафиры Сергеевны и произнес:

    – Катька, я тебя люблю! Ты согласна выйти за меня замуж или нет? А ну, давай сюда палец!

    Блаженно улыбаясь, я кивнула.

    – Не слышу?

    – Да, да, да! – выпалила я, светясь от счастья.

    Наконец-то кольцо вернулось на палец. Дима сгреб меня в охапку и стал нежно и долго целовать. До чего же хорошо, до чего же волшебно! В голове пронеслось – а вдруг мы бы не переехали в новый дом, и я никогда бы не познакомилась с Димой, никогда бы не узнала, как это прекрасно – любить… Нет, такого не могло произойти – все случается тогда, когда и должно случиться… Кольцо соскользнуло с пальца и почти бесшумно упало на бумагу. Я посмотрела ему вслед, протянула руку и тут же отдернула ее.

    – Посмотри! – воскликнула я, указывая на план.

    Мебель на чертеже была нанесена символически, в виде не очень четких рисунков, изображающих диваны, шкафы и прочую обстановку. На нашей кухне, посередине, располагался неровный круг, ничем особо не отличавшийся от остальных обозначений. Кольцо лежало как раз на этом месте, создавалось впечатление, что кто-то просто обвел его контур.

    Дима приподнял кольцо.

    – Я думала, здесь нарисован стол со стулом, – пробормотала я, чувствуя, как внутри закипает жажда деятельности.

    – Я тоже, но, похоже, это контур кольца, – задумчиво произнес Дима. – Значит, не случайно оно было в шкатулке с планом, значит, здесь его место.

    – Так надо искать на кухне? В этом круге?

    Дима потер висок, взял портрет Глафиры Сергеевны, помедлил немного и положил его на комнату Ильи и Лизы. Портрет оказался в точности такого же размера, как и обведенный жирной линией прямоугольник. Сейчас, глядя на предметы, занявшие на плане свои места, я думала только об одном – как же раньше мы не увидели столь очевидных вещей.

    – И кольцо, и портрет как-то взаимосвязаны… – сказала я. В голове закрутилась мысль, оставалось только схватить ее за хвост. – Мне кажется, ее рука не просто так лежит на плече, палец указывает на что-то…

    Дима вскочил с кровати и направился к шкафу, вооружившись длиной линейкой и карандашом, он вернулся к плану, разложил его на полу и сел рядом. Я, свесившись с кровати, замерла, чувствуя, что сейчас тайна будет разгадана. Первая линия стала продолжением указательного пальца Глафиры Сергеевны, вторая – вышла прямо из острия синего сапфира. Следя за карандашом, я еле дождалась момента, когда можно было увидеть точку пересечения.

    – Ирония судьбы, – усмехнулся Дима – похоже, состояние Глафиры Сергеевны спрятано в центре комнаты Романа Соловейчикова, человека, не остановившегося ни перед чем в поисках того, что лежало у него под ногами.

    Илья отодвинул ногой стопочку небольших полированных дощечек, почесал затылок и сказал:

    – Ну, искатели приключений, если все, что вы мне рассказали, окажется ерундой, новый паркет будете укладывать самолично.

    – Ладно, – отмахнулся Дима, – мы готовы потратить на это весь медовый месяц.

    Вечером я вернулась домой вместе с Димой. Затащив Илью в библиотеку, мы поведали ему историю наших поисков. Пожалуй, такого выражения лица у брата я не видела очень давно – безграничное удивление, помноженное на восторг. Долго убеждать Илью вскрыть пол не пришлось, он хоть и подшучивал над нашим азартом, но все же верил в успех. Лиза с Мариной уехали к своим родителям с ночевкой, Илья не хотел волновать жену раньше времени, так что откладывать поиски мы не стали.

    В полу зияла приличная дыра, за два с половиной часа Дима с Ильей разворотили все до старого потемневшего кирпича. Я время от времени подключалась к разрушительным действиям, давая своевременные и, бесспорно, очень ценные советы.

    – Ломайте быстрее! – потребовала я.

    – До чего же ты нетерпеливая, – улыбнулся Дима, – не волнуйся, осталось совсем немного.

    Кусочки кирпича полетели в разные стороны. В воздухе повис запах тайны, щекоча нос, волнуя душу, он заставлял меня неотрывно следить за происходящим, я чувствовала, как подскакивает сердце и как нервы натягиваются в струны.

    Дима осторожно разобрал осколки, и я увидела серую крышку кованого сундучка.

    – Но этого не может быть! – выдохнул Илья.

    – Иногда сказки превращаются в реальность, – ответил Дима.

    – Ура! – воскликнула я.