Прочитайте онлайн Самое модное привидение | Глава 16

Читать книгу Самое модное привидение
3816+2150
  • Автор:

Глава 16

    – Поедем ко мне, – предложил Дима, захлопывая дверцу машины.

    – Зачем? – спросила я.

    – У меня кое-что есть.

    – Не пугай, – еле сдерживая смех, сказала я, – о чем ты?

    – Лупа, – расплываясь в улыбке, ответил Дима, – у меня есть лупа, которая поможет нам узнать, что написано на листке.

    – Пожалуй, прочти сам, а потом обязательно позвони мне и поделись информацией.

    – Разве тебе не любопытно, что там? Если поедем сейчас ко мне, ты узнаешь об этом намного быстрее.

    Дима взял меня за руку и слегка сжал пальцы, приятная дрожь пробежала по всему моему телу, пробуждая необыкновенные чувства и желания. Я знала, для чего он зовет меня, и знала, для чего хочу поехать к нему. Но душа вдруг заметалась, точно кошка с обожженной лапой, сея сомнения и страх… Вздохнув, я осторожно высвободила руку.

    Мне хотелось поехать к Диме, очень хотелось, и не только загадка Глафиры Сергеевны была тому причиной, мне просто нравилось, когда он рядом, когда он так смотрит… когда целует… Но я не могла сейчас сказать «да», слишком много душевных переживаний, слишком много неуверенности. Что будет завтра? Вдруг он просто скажет: «Доброе утро, тебя когда отвезти домой?» – или еще что-нибудь в этом роде. Нет! Не готова я к такой правде, не готова!

    Презирая себя за трусость, я пробурчала:

    – Хочу домой, устала.

    – Хорошо, – кивнул Дима, – ты чего загрустила? Обещаю позвонить тебе сразу, как только прочитаю записку.

    – Спасибо, – улыбнулась я, надеясь, что мое смятение осталось незамеченным.

    В комнату я пробралась на цыпочках, жутко боясь, что сейчас увижу Илью, и он начнет задавать глупые вопросы, ворчать и целый час рассказывать, как не смог уснуть, волнуясь за меня. Но опасения оказались напрасными: пообщавшись со мной по телефону, Илья, видно, спокойно лег спать. Остается только надеяться, что завтра ни у него, ни у Лизы не возникнет желания завалить меня бессмысленными советами на тему отношений между мужчиной и женщиной.

    Дима позвонил довольно быстро, похрустывая чипсами, я как раз решала сложный вопрос – смывать косметику или лечь спать безумно красивой.

    – Приготовься внимательно слушать, – скомандовал Дима.

    – Мои уши и иные органы приведены в полную боевую готовность.

    – «Где стройный ряд бессмертных книг нетерпеливых ожидает рук, где ангел света оставил след, там и живет теперь надежда».

    – Это в библиотеке, – выпалила я.

    – Уверен, что так.

    – Я сейчас же побегу смотреть!

    – Не торопись, – усмехнулся Дима, – библиотека Глафиры Сергеевны находилась вовсе не там, где сейчас ваша.

    – Ой, я об этом совсем не подумала. А где же находился «стройный ряд бессмертных книг» раньше?

    – Вряд ли я обрадую тебя.

    – Говори немедленно!

    – Теперь это кухня Светланы Аркадьевны.

    – О нет!

    – О да.

    – Как нам туда пробраться?

    – Это как раз сделать можно, придется рисковать, но без риска все равно никак. Проблема в другом, – вздохнул Дима.

    – В чем же? – нетерпеливо спросила я.

    – Где именно искать? Если бы речь шла о комнате на вашей территории, мы могли бы потихоньку осмотреть там все, но так как нам придется посетить другую часть дома, то вылазка должна быть быстрой и практически бесшумной.

    – Согласна, нам нужно знать точное место тайника.

    – Во второй части загадки говорится о каком-то ангеле, есть какие-нибудь идеи?

    – Нет, – вздохнула я, – надо напрячь мозги.

    – Пока я тоже не знаю, что имеется в виду. Ладно, ложись-ка ты спать, сегодня мы и так много сделали.

    – Спокойной ночи.

    Я положила телефон на стол, подошла к зеркалу и, размышляя не больше секунды, приняла отличное решение – оставить свое лицо и косметику на нем в полном покое до завтрашнего дня.

    – Моя благодарность не имеет границ, – сказал Илья, пожимая руку Казакову, – прошу вас пообедать с нами, только не отказывайтесь, не огорчайте нас.

    – С удовольствием, с удовольствием, – поглаживая усики, ответил Петр Яковлевич.

    Разговаривая с частным детективом, Илья прижимал к груди папку, наверняка чувствуя себя при этом самым счастливым человеком на земле или даже во всей вселенной. Лиза так хотела угодить Казакову, что взялась помогать Марине с приготовлением обеда. Пару раз и я зашла на кухню, но мой визит был скорее ревизией, хотелось убедиться, что уж мясо-то они пожарить смогут. Ромка два раза бегал в магазин докупать продукты, которые требовались двум нашим поварихам. Заглянув в одну из сумок, я увидела пластиковые коробочки с развесными готовыми салатами, этот факт меня порадовал, хоть что-то точно будет вкусным.

    – Как же вам удалось найти документы? – нетерпеливо спросил Илья. – А главное, кто тот негодяй, позарившийся на чужое; предъявить какие-либо обвинения ему не получится, но врага надо знать в лицо.

    – Я вовсе не собираюсь ничего от вас скрывать, – откусывая маринованный огурчик, сказал Казаков, – и сейчас непременно поделюсь историей своего расследования.

    Петр Яковлевич сегодня был при параде: черный костюм, белая рубашка, аккуратно зачесанные волосы, холеные усики. Пожалуй, весь вчерашний вечер и сегодняшнее утро он предвкушал тот миг, когда все взоры обратятся к нему, возможно, он даже отрепетировал свою речь.

    – Мы в вас нисколько не сомневались, – горячо сказала Лиза.

    Вот ведь врет и не краснеет.

    – Собственно, победа мне досталась легко, поверите ли, друзья, частному детективу в подобной ситуации гордиться нечем. Один мой приятель, сейчас он работает начальником службы безопасности в одной конторе – право, не пойму, как он мог променять сыскное дело на кабинет, забитый ненужным хламом…

    Пока Петр Яковлевич рассказывал о своем приятеле, о его жене и детях, впрочем, он, как всегда, делился совершенно ненужной информацией, мы с Лизой ехидно переглядывались. Наши взгляды можно было перевести так: «он безумен и, похоже, этого не понимает», «надеюсь, он будет рассказывать только про одного своего приятеля» и «второго такого чудака просто не найти».

    – Так вот, – наконец-то перешел к делу Петр Яковлевич, – раньше мой приятель занимался исключительно шпионскими историями, к нему обращались те, кто подозревал своих подчиненных в недостойных махинациях, а также он с легкостью пресекал любой криминал, возникающий между солидными фирмами. Вот ему-то, недолго думая, я и показал список конкурентов, который вы, Илья Андреевич, любезно мне предоставили. И что же? Он сразу выделил две фамилии и заверил, что эти люди попадались ему на пути и пару раз были замечены в делах, которыми истинный джентльмен гордиться не может.

    – Это в каких же? – поинтересовалась Лиза.

    – Шпионаж, шантаж и прочие темные делишки. Первого я проверил довольно быстро, ничего интересного, фирму передает своему сыну и особо в бизнес на данном этапе не вникает. Три недели назад он женился на двадцатидвухлетней особе, и похоже, его мало что интересует. В ближайшее время он планирует эмигрировать в Канаду. А вот второй – весьма интересный фрукт.

    – Назовите же фамилию, – взмолился Илья, – я сгораю от любопытства.

    – Чибисов Борис Александрович, – торжественно объявил Казаков. – Вам что-нибудь говорит эта фамилия?

    – Конечно, – подскочил Илья, – в феврале мы вместе боролись за один отличный контракт. Так, значит, это он?

    – Да, – довольный произведенным эффектом ответил Казаков, – мой приятель рассказал, что у Чибисова в машине есть специальный сейф, расположенный под задним сиденьем, и там он хранит много интересного.

    – А откуда ваш друг узнал про этот сейф? – поинтересовалась Лиза.

    – Совершенно случайно, как-то его наняли следить за Чибисовым, вот он и подглядел.

    – И вы полезли в его машину, – улыбнулась я.

    – Да, где вы с Димой меня и застукали, – хохотнул Петр Яковлевич.

    – Почему вы так неосторожны, – упрекнула я его, – на стоянке вполне мог оказаться кто-то еще, или сам Чибисов захотел бы пораньше вернуться домой. Что тогда?

    – О! Такие ситуации бывали в моей практике. Вы же помните, как я был одет, – кто будет связываться с бомжом, пустое это занятие.

    – Вы взломали машину? – изумился Илья. – Катя вкратце поведала, как встретила вас… но признаться, я не все понял.

    – Пришлось опустить подробности, Петр Яковлевич должен был сам решить, что рассказывать о тайнах следствия, а что нет, – сказала я.

    Казаков повернулся и поцеловал мне руку.

    – Знаете, по работе я как-то научился управляться с замками, – усмехнулся он, – открыть машину труда не составило, а вот с сейфом пришлось повозиться. Но для меня нет непреодолимых преград. Вот так вот. Вряд ли стоит афишировать это все, Илья Андреевич, тогда придется объяснять, каким образом к вам вернулись ваши документы…

    – Я понимаю, да и не в моих интересах огласка, но с Чибисовым никаких дел иметь больше не желаю и обязательно предупрежу своих партнеров о его нечистоплотности. По всей видимости, он нанял кого-то, воришка прокрался к нам, и дело было сделано.

    – Да, да, – забормотал Казаков, – пока не могу сказать, кто именно был его помощником, но надеюсь узнать это в самое ближайшее время.

    – Не стоит, – отмахнулся Илья, – я так счастлив, что пропажа нашлась, все остальное отошло на второй план.

    – А ведь я не удержался и оставил Чибисову маленький подарок в сейфе, – звонко захихикал Петр Яковлевич, – будет знать, как заниматься грязными делишками.

    – Так вот почему вы задержались в машине? – догадалась я.

    – Да, не хотел делать сие при свидетелях.

    – Боюсь даже подумать что это, – делая глоток вина, сказала Лиза.

    – Моя соседка жутко мучается с мышами, они пробираются к ней из подвала и ходят по квартире как ни в чем не бывало. Хорошо, что я живу этажом выше, а то и у меня была бы такая же проблема. На днях я прикупил ей три мышеловки и попросил улов отдать мне.

    – Только не говорите, что вы положили в сейф Чибисова трех дохлых мышей, – засмеялся Илья.

    – Еще как положил! Думаю, в этот сейф он часто не заглядывает, так что впереди у него весьма неприятный сюрприз.

    Лиза тихонечко отодвинула тарелку, похоже, аппетит у нее исчез в одну секунду.

    – Браво, – захлопала я, – пожалуй, лучшей мести придумать было нельзя.

    Петр Яковлевич покраснел, пригладил свои усики и пробормотал:

    – Я за справедливость, друзья мои, за справедливость.

    Илья долго не хотел отпускать гостя, после обеда они закрылись в библиотеке и о чем-то мило болтали. Время от времени слышались взрывы хохота и громкие восклицания Петра Яковлевича «верите ли мне, друг мой!», потом все стихало до следующей кульминации в очередной байке.

    Я помогла убрать со стола и отправилась в свою комнату, хотелось в тишине поразмышлять над новой загадкой, подумать о Диме и почитать какую-нибудь книгу.

    На втором этаже, развалившись на диване, сидел Глеб. Увидев меня, он вскочил и схватил меня за руку:

    – Этот прыщ зачем пришел?

    По всей видимости, речь шла о Казакове.

    – Спроси у Ильи, – резко ответила я.

    – Он что-нибудь нашел?

    – О чем это ты?

    – Клад, меня интересует клад, – более спокойно ответил Глеб.

    – Нет, трудно найти то, чего не ищешь.

    – Я не верю тебе.

    – Ну и что? – пожала я плечами, высвобождая руку.

    – Кстати, – зло проговорил Глеб, – я уже осмотрел хорошенько две комнаты, и к тому же твой братец разрешил мне делать в библиотеке все, что я захочу. Как видишь, твои запреты не помогли.

    – Если у тебя много свободного времени и ты потом все аккуратно поставишь на место, то ни в чем себе не отказывай.

    Понимая, что я совершенно равнодушна к любым провокациям и ругаться не собираюсь, Глеб резко повернулся ко мне спиной и зашагал к двери, ведущей на другую половину. Уходя, он крикнул:

    – Все будет моим!

    Вздохнуть с облегчением я не успела. Стоило мне перешагнуть порог комнаты, как тут же мне в спину задышала Вика.

    – Он здесь? – набросилась она на меня.

    – Да.

    – Почему ты мне не сказала, почему не позвала?

    – А тебе-то какое до этого дело?

    – Ты что, я же его судьба!

    Происходящее постепенно стало вырисовываться, Вика имела в виду Диму.

    – Вот не знала, что ты испытываешь такие сильные чувства к Казакову, – усмехнулась я.

    – При чем здесь этот ненормальный? Где Дима?

    – Дима у себя дома, а в гостях у нас Петр Яковлевич. Если ты так рвешься его увидеть, то спустись в библиотеку, правда, не уверена, что он по тебе соскучился.

    – Я думала… – забормотала Вика. – Глеб мне сказал, что у вас важный гость, и я решила, что это Дима. А когда он придет?

    – Послушай, Вика, я очень рекомендую тебе вспомнить, что тот человек, которым ты так горячо интересуешься, является моим женихом, и уж точно не стоит приходить сюда с подобным бредом.

    – Вы нашли документы Ильи? – хитро спросила она.

    – Их нашел Казаков, это была его работа.

    – А ты сказала своему брату про ту улику, которую я тебе отдала?

    – Сказала, – соврала я.

    – Разве он не хочет меня как-то вознаградить за это? Мне нужны новые наряды.

    Вот ведь противная девчонка! Мало того, что в качестве платы она потребовала свидание с Димой, она еще и денег жаждет. Куда катится наша молодежь!

    – Ты совсем обнаглела! – взорвалась я. – Совесть у тебя есть или нет!

    – Мне нужны деньги, я хочу выглядеть хорошо, это сейчас очень важно, – спокойно ответила Вика.

    – Не смей допекать Илью своими глупостями!

    Если она пойдет к моему брату, то вряд ли ему понравится, что я скрыла улику, которая ускорила бы поиски документов. Но не могла же я сама дать Вике денег на шмотки, чтобы она красовалась перед Димой… Даже сделай я это, противная нахалка потащилась бы потом и к Илье за еще одной порцией наличных!

    – А что ты так разволновалась? – спросила Вика, щуря глаза. – Ты отдала ему осколок от фишки?

    – Я разволновалась, потому что ты совсем стыд потеряла.

    – Подумаешь, Илья даст мне пару сотен баксов, почему ты принимаешь это так близко к сердцу?

    – Не хочется напоминать еще раз о том, что ты живешь под крышей моего брата, но, видно, придется.

    – Ты отдала улику Илье? – резко спросила Вика.

    – Не успела.

    – Ничего себе, разве на это нужно много времени?

    Оказаться в положении, когда надо оправдываться, мне не хотелось, но, кажется, я уже попала в ловушку.

    – Это не твое дело, у нас была сделка, так что все по-честному, а теперь топай отсюда.

    – Почему ты не сказала Илье о фишке, ты задумала что-то плохое? Это ты украла документы?

    От такой версии дар речи потерять можно или заработать инфаркт, а я еще удивлялась, как это Вика умудряется получать второе высшее образование? Мозги у нее, оказывается, вон как изумительно работают!

    – Бред, – замотала я головой.

    – Не буду больше гадать, почему ты так поступила со своим братцем, дело твое, – хмыкнула Вика, – но молчать не стану. Если не выполнишь мои условия, я всем расскажу еще и про нашу сделку, как ради этой фишки ты даже жениха своего отдала мне на целый вечер, и кто поверит потом, что ты просто забыла рассказать об улике?

    – Догадываюсь, чего ты попросишь.

    Конечно, Илья не поверит, что я могла залезть к нему в комнату ночью с целью ограбления, но как мне ему объяснить, почему я не отдала улику…

    – Десять свиданий, – объявила Вика.

    Хотя момент для меня был явно трагический, услышав это, я начала так хохотать, что повалилась на кровать. Вика стояла рядом и с недоумением смотрела на мою странную реакцию.

    – А ничего у тебя не треснет? – поинтересовалась я, понимая, что опять придется блефовать.

    Видел бы и слышал все это Дима, очень бы порадовался, наверное.

    – Я хочу его, и он будет моим, я лучше тебя в сто раз!

    – Хорошо, хорошо, не буду спорить, но если ты такая крутая, то зачем у меня просить десять свиданий, одного хватит. Выцыганишь у него телефон, и общайтесь далее без меня сколько хотите.

    Жаль, конечно, что пришлось подсказать ей идею с телефоном, но обещать Вике десять свиданий с Димой я не могла, и вообще, почему у меня одной болит голова из-за этого, пусть сам с ней разбирается. Кинув на Вику оценивающий взгляд, я заметила, что она выщипала брови, красиво уложила длинные волосы, да и голубой свитер очень хорошо смотрелся на ее тощей фигурке.

    – Одно свидание, – выдавила я из себя, принимая решение больше не уступать ей ни в чем.

    Вика хотела что-то сказать, уже открыла рот, но я окатила ее таким взглядом, что фраза застряла у нее в горле.

    – Хорошо, – кивнула она.

    – А если подобный шантаж повторится, – сказала я, – то я просто тебя убью, поняла? Последний раз я иду у тебя на поводу, разбирайся со своей любовью сама и не впутывай меня в это.

    Как только Вика ушла, я впала в глубокую задумчивость. В крайнем случае можно сказать Илье, что все это вранье и ни о какой улике я ничего не знаю, но все равно произойдет скандал и длительные разборки неминуемы. Сейчас я вообще оказалась не готова к случившемуся, подобное мне не могло прийти в голову, но в дальнейшем буду держать с Викой ухо востро, надо как можно меньше иметь с ней дел.