Прочитайте онлайн Самое модное привидение | Глава 10

Читать книгу Самое модное привидение
3816+2131
  • Автор:

Глава 10

    Маринка поставила передо мной тарелку с макаронами и сказала:

    – Кушай на здоровье.

    Наверное, она полагала, что в этом блюде очень много витаминов.

    – Что-то у тебя глаза красные, – заметила Лиза, – у тебя была бессонная ночь?

    – Нет, – ответила я, – наркотики проклятые, никак не слезу с иглы.

    – Катя, я прошу тебя не шутить так, – выглядывая из-за газеты, сказал Илья.

    В дверь позвонили, и Марина побежала открывать, вернулась она минуты через три с совершенно изумленным выражением лица, в ее руках был конверт, а в глазах – паника.

    – Что там? – спросил Илья, откладывая газету в сторону.

    – Письмо… вам, Илья Андреевич, – пробормотала Марина.

    – Что ты стоишь, как истукан? – рассердилась Лиза. – Давай сюда конверт!

    – Там… там… – забормотала Марина, – я к двери подошла, принесли почту, а там…

    Чувствуя, что это надолго, я посыпала уже остывшие макароны сыром и неторопливо стала есть.

    – Марина, ты можешь объяснить, что произошло? – строго спросил Илья.

    – Замок на двери испорчен, то есть он выломан, – сказала та, прижимая руки к груди.

    Илья резко встал из-за стола и направился к месту разрушения, Лиза побежала за ним, а я осталась сидеть за столом, потому что после увиденного ночью меня уже ничто не могло удивить.

    – Катя, – сказал Илья, возвращаясь в гостиную, – замок действительно выломан, срочно проверь, не пропало ли что-нибудь у тебя, возможно, ночью здесь побывали воры.

    – Вряд ли у меня можно что-нибудь украсть, – вздыхая, ответила я, – особых ценностей у меня нет, вот Лизка – совсем другое дело, уверена, ее украшений хватит на безбедную жизнь в течение десяти лет.

    – Надо позвонить в милицию, – нервно сказала Марина, – они придут и во всем разберутся.

    – Пока я не узнаю, что пропало, – твердо заявил Илья, – никуда звонить не буду, попрошу сохранять спокойствие.

    Дверь кухни приоткрылась, Ромка, улыбаясь до ушей, стал делать какие-то знаки Марине. По всей видимости, его разбирало любопытство, что же случилось и почему такой шум. Маринка побежала к своему другу делиться впечатлениями, а Илья с Лизой бросились в свою комнату. Я тяжело вздохнула и продолжала есть макароны в одиночестве.

    – Что теперь делать… – бормотал Илья, появляясь на кухне, – что теперь делать… в милицию звонить нельзя….

    – Посмотри еще раз, может, ты в другое место положил? – предложила Лиза.

    После осмотра комнаты Илья обнаружил, что сейф открыт, а папки с важными документами нет, и вот теперь мы с Лизкой сидели и смотрели на мечущегося из угла в угол Илью.

    – А почему нельзя обратиться в милицию? – спросила я.

    – Потому что, если станет известно, что у меня украден договор на самый дорогостоящий проект этого года, если узнают, что все расчеты, планы и чертежи пропали, мои конкуренты будут просто счастливы, а через месяц я должен был получить еще один важный заказ, я готовился к этому, и мои идеи тоже остались в украденной папке…

    – А нельзя это как-то восстановить? – спросила я. – Что, черновиков не осталось?

    Илья в ответ обхватил голову руками.

    – Ты хотя бы представляешь, сколько это работы, – сказала мне Лиза с явным упреком.

    – Не сомневаюсь, что ты как раз в этом разбираешься, – огрызнулась я.

    – Мне нужен частный детектив, шанс все исправить есть, – принял решение Илья, – не так много на свете людей, которым могут понадобиться эти документы.

    – Сколько? – спросила я.

    – Около пятнадцати.

    – Нда, – только и смогла ответить я.

    – Опытный человек в этом разберется, – немного успокоившись, сказал Илья, – я попрошу вас не распространяться о том, что именно украдено, информация о случившемся не должна выйти за пределы этого дома.

    Как только появилась возможность, я сразу же позвонила Диме. Поведав ему вкратце о том, что произошло, я спросила:

    – Ты как думаешь, это привидение похитило документы?

    – Да, и наверняка унесло их в загробный мир, – ответил Дима.

    – Чего ты смеешься, если тут есть какая-то связь, то наши шансы найти пропавший листок явно увеличиваются.

    – Прости, но ты так забавно называешь этого воришку привидением, что я не удержался. Уверен, белый балахон был именно на том человеке, который вынес документы твоего брата.

    – Мне вот только странно, – сказала я, – замок на входной двери взломан, а ведь когда я закрывала за тобой, все было в порядке…

    – Ты права, об этом стоит подумать.

    – Помнишь, я просила тебя не шастать по ночам по дому?

    – Было такое.

    – Просто однажды, сидя в своей комнате, я услышала шаги, а потом кто-то убежал от меня через люк на крыше. Как ты думаешь, это тоже было привидение, то есть тот же человек?

    – У вас там просто проходной двор, – возмутился Дима, – столько загадок, голова идет кругом. Давай договоримся о встрече, утром у меня лекции… Вечером будет в самый раз, все хорошенько обдумаем и решим, что нам теперь делать.

    – О том, что случилось, пожалуйста, не рассказывай никому, это важно, мой брат не желает огласки, не хочется его подводить.

    – Без проблем, да и кому я могу рассказать? Ты не волнуйся, мы найдем и документы твоего брата, и потерянный листок.

    После разговора с Димой на душе стало спокойнее, мне очень хотелось помочь брату, к тому же поиски клада захватили меня целиком и полностью.

    Илья позвонил одному из своих друзей, и уже через полтора часа в нашем доме появился частный детектив.

    – Казаков Петр Яковлевич, – представился он и начал внимательно изучать сломанный дверной замок. – А – где сейф?

    Мы прошли на второй этаж и буквально с открытыми ртами стали наблюдать за этим маленьким, суетливым человечком. Петр Яковлевич был полноват, седые волосы зачесаны назад, а усики, которые, мне кажется, он отрастил только чтобы больше походить на сыщика, были аккуратно подстрижены и причесаны. Казаков то приседал, то подпрыгивал, то бросался к сейфу, то отходил к двери, затем он измерил комнату своими небольшими шажочками и недовольно покачал головой.

    – Не очень удачная планировка, – сказал он, с сочувствием глядя на Илью.

    – Абсолютно с вами согласна, – кивнула я, – трехэтажный дом – это не совсем удобно.

    Он вдруг резко обернулся, посмотрел на меня и спросил:

    – Что кажется тебе странным?

    – Дверной замок сломан, а этот нет, – выпалила я и тут же удивилась собственной сообразительности.

    – Правильно, – сказал Петр Яковлевич и похлопал меня по плечу, – из тебя выйдет отличный частный детектив.

    – А может, тут есть отпечатки пальцев? – подала голос Лиза, очень уж ей захотелось тоже заслужить похвалу.

    – А вы их здесь видите? – спросил Петр Яковлевич.

    – Нет, – удивляясь его вопросу, ответила Лиза.

    – Вот и я их тоже не наблюдаю, – развел руками частный детектив.

    Я отвернулась, чтобы никто не увидел выражения моего лица, – сдерживать смех было не так-то просто.

    – Вы что-нибудь слышали этой ночью? – спросил у меня Петр Яковлевич. – Какой-нибудь скрип, визг испуганной кошки, звук подъезжающей машины?

    – Нет, – замотала я головой, – к тому же кошки у нас нет.

    – Я так и знал, девушки обычно очень крепко спят, что всегда осложняет следствие. Случись у тебя бессонница, ты наверняка бы порадовала меня чем-нибудь существенным.

    – Обещаю исправиться, – сказала я, – больше спать никогда не буду.

    Петр Яковлевич перевернул вверх дном всю половину нашего дома, прогулялся по территории Лужиных, обследовал еще раз замки, высунулся по пояс из окна гостиной и многозначительно произнес:

    – Документы украдены конкурентами!

    Я еле сдержалась, чтобы не зааплодировать.

    – Где ты его откопал?! – возмутилась Лиза, как только дверь за Петром Яковлевичем закрылась. – Это же просто что-то невообразимое.

    – Мне его рекомендовал один очень хороший приятель, он предупредил меня, что Казаков странноват, но дело свое знает, так что я на него очень рассчитываю, готов терпеть что угодно, лишь бы он нашел папку с документами.

    Илья вздохнул, нервно схватил газету и тут же положил обратно на столик.

    – Очень сомневаюсь в его компетентности, – поджала губы Лиза, – не лучше ли обратиться к людям, которые вызывают больше доверия.

    – Я в него верю, и мне кажется, мозги у него хорошо работают, – вмешалась я в разговор.

    – Тебе лишь бы устроить здесь цирк, – бросила мне Лиза, – ты даже не понимаешь, как для Ильи важны эти документы.

    – Не ссорьтесь хотя бы сейчас, – взмолился Илья, хватаясь за голову.

    Дима ждал меня в кафе. На столике я увидела чашку недопитого кофе, пепельницу, пачку сигарет и… розу.

    – Это тебе, – протягивая цветок, сказал Дима.

    – По какому случаю?

    Роза кольнула палец, но я ощутила не столько боль, сколько волнение. Уже давно я ни с кем не встречалась, давно мне никто не дарил цветы, и теперь у меня было такое чувство, как будто я нырнула в озеро с ледяной водой. Дима мне был очень приятен, и пожалуй, я даже ждала от него чисто мужского внимания, но все же, в большей мере это было лишь на уровне глупых мечтаний, которые не должны были превратиться в нечто реальное, не могли уколоть как эта роза.

    – Это для подкрепления легенды, должен же я за тобой ухаживать, а то что это за отношения, когда девушка домой даже цветы не приносит.

    Дима улыбнулся, я попыталась понять, шутит он или нет, но не смогла. Как же трудно с этими мужчинами!

    – Тогда ладно, дари, – позволила я, раскрывая меню.

    – Какие новости?

    – Илья нанял следователя, презабавного мужичка, Лизку он раздражает, чем уже заслужил мое уважение, да и как-то верю я в него.

    – Думаешь, он найдет вора? – спросил Дима с сомнением. – Улик-то нет.

    – Все может быть.

    Я смутно представляла, как в данной ситуации можно кого-то найти, но я не частный детектив и опыта не имею, так что мои сомнения не в счет.

    – Нам нужно его опередить или хотя бы подготовиться к тому моменту, когда вор будет уже почти схвачен. Уверен, что наш листок лежит в бумагах твоего брата, вот бы его как-нибудь вынуть до того, как папка вернется к Илье…

    – А почему ты думаешь, что он в папке?

    – Всю ночь я не спал, размышлял… Помнишь, когда это привидение, – Дима усмехнулся, – поравнялось с тем местом, где ты обронила листок? Еще раздался такой странный звук, а потом шорох. Я думаю, что это вор обронил папку и рассыпал бумаги, он быстренько собрал все в кучу и ушел. Наш же листок просто смешался с документами твоего брата, он унес его случайно.

    – Ты прав, думаю, все именно так и было, – закивала я.

    – Тебе знаком кто-нибудь из конкурентов Ильи или из его друзей?

    – Видела пару раз, но их имена мне неизвестны, такие знакомства сразу вылетают из головы, ни к чему было запоминать… Конечно, все это можно выяснить… Знаешь, есть одна странная деталь: дверь сейфа явно открывали ключом, а замок на входной двери почти выломан.

    – Шуметь рядом с постелью твоего брата весьма рискованно в такой ситуации.

    – Да, у Ильи две смежные комнаты, спальня и небольшая гостиная, в ней-то и находится сейф. Если бы орудовали молотком или еще какими-нибудь инструментами, то он бы точно проснулся.

    – А сигнализация у вас есть?

    – Нет, мы же недавно въехали, не успели еще поставить, да и Илье, мне кажется, было не до этого. А Лизка слоняется по дому и ничего не делает, хотя могла бы взять на себя некоторые обязанности.

    Поворчав на Лизку, я устыдилась, все же не одна она бьет баклуши, на мне давно от безделья выросли мухоморы, хоть косой коси, а ведь в школе была активисткой, сделала карьеру, став председателем совета отряда. Ах ты, детство золотое!

    – Замок на сейфе так себе, без всяких кодов, открывается ключом. Илья там и не собирался хранить ничего ценного, во всяком случае, настолько, чтобы сильно беспокоиться о безопасности. Вот папка эта была для него важна, на работе он ее не хотел оставлять, думал, в доме никто не возьмет.

    – Есть у меня одна мысль… – задумчиво сказал Дима. – Ты закрыла за мной дверь, замок был в целости и сохранности. Значит, вор вернулся и сломал его. Зачем?

    – Не знаю.

    – Это кто-то из вашего дома… заметал следы, хотел отвлечь внимание от себя.

    – Почему ты так решил?

    – Зачем вор будет надевать на себя белый балахон и изображать привидение?

    – Чтобы его не узнали, – подумав, ответила я, – если бы проснулся Илья или кто-то ему встретился в коридоре, первая реакция безусловно – шок, у вора была бы возможность скрыться.

    – Да, стащить у твоего брата ключи от сейфа, живя с ним под одной крышей, не так сложно.

    – А зачем тогда вор выходил из дома?

    – Он отнес документы тому, для кого их брал. Разве членам твоей семьи интересны дела Ильи? Не думаю. Этот человек действовал по заказу, к тому же держать бумаги у себя было опасно…

    – Потом он вернулся и сломал замок, чтобы подумали, что это обычное ограбление, – продолжила я, – или вор не предполагал, что за ним закроют дверь, ключей у него не было, а возвратиться нужно обязательно, выход один – ломать замок.

    – Точно.

    – Вот почему Казаков похвалил меня за эти замки, – воскликнула я, – он тоже об этом догадался.

    – Кто такой Казаков, должен ли я ревновать тебя? – улыбнулся Дима.

    – Это частный детектив, но ты ревнуй, мне это приятно.

    – Он старый?

    – Лет пятьдесят, но ты же знаешь, что девушкам нравятся мужчины постарше.

    Дима прикоснулся к моей руке и спросил:

    – Но ведь он же тебе совсем не понравился, признайся.

    Я засмеялась, думаю, если бы Дима увидел Казакова, ему даже шутить так не захотелось бы. Меня никогда в жизни ни к кому не ревновали, интересно, что чувствуешь в такой момент? Хотя во всем нужна мера, если это постоянная лесопилка, слежка и скандалы, то подобное безобразие ни одной нормальной женщине не понравится, а если ревность редкая и мимолетная, то от таких искр в отношениях, пожалуй, я не откажусь.

    – Не отвлекайся, – строго сказала я, – сосредоточься на нашей проблеме.

    – Представь, – продолжал Дима, – если бы мы еще немного задержались в гостиной, то наверняка бы застали вора, ломающего замок.

    – Все так, я не сомневаюсь в этом ни секунды. Вообще-то мы с тобой просто сила! – с гордостью заявила я. – Найдем этого гада, и листочек вернется к нам.

    – Думаю, не все так просто, вор же отдал папку заказчику, и даже если нам повезет и мы вычислим злоумышленника, то потом придется отбирать эту папку неизвестно у кого. Думаю, сейчас она лежит в каком-нибудь неприступном сейфе.

    – Кошмар.

    – Всего лишь реальность. Давай не будем пока настраиваться на худшее, а для начала просто найдем того, кто мог так подло поступить с твоим братом.

Мысленно перебрав всех, я остановилась на Лизке. Конечно, я ее терпеть не могу, но если отбросить мои чувства, все равно она слишком подозрительная особа в данный момент.

    – Я думаю, что это жена моего брата.

    – У тебя к ней есть некоторая неприязнь, ты поэтому ее подозреваешь?

    – Нет, просто последнее время она ведет себя странно, недавно закатила истерику, прилетела нервная, я никогда ее такой не видела, и наорала на свою сестру, а потом я нашла у нее визитку…

    – Наверное, мне не стоит спрашивать, каким образом ты ее нашла, – улыбнулся Дима.

    – Не стоит, могу тебе только сказать, что порядочные люди не позволяют себе подобное поведение.

    – А все же?

    – Я залезла в ее сумочку, – призналась я. – Проведя небольшое расследование, я узнала, что человек, чье имя значится на визитке, директор весьма задрипанного магазина, там продаются кассеты и диски. Что может связывать его с Лизкой, я даже не представляю. Она вся такая фифа – если в торговом центре двери сами не открываются, то она туда и не пойдет, а магазинчик этого фрукта вообще находится в подвале.

    – Ты молодец, – похвалил Дима, – пожалуй, в следующий раз я подарю тебе три розы.

    После кафе Дима подвез меня к дому, расставаться сразу нам не хотелось, мы сидели в машине, откинувшись в креслах, и просто болтали, в моей руке была роза, а в душе легкое смятение. Дима рассказал несколько забавных историй из его преподавательской жизни, я от души посмеялась и слегка позавидовала. Жутко захотелось по утрам таскаться на работу, покупать в столовке на обед салатики с булочками, а вечером ждать, когда же отпустят домой.

    – Смотри, – сказала я, кивая в сторону подъезда, – это же Лизка, она явно куда-то собралась.

    Лиза перешла дорогу и свернула на перекрестке, мы медленно поехали за ней. Она подняла руку в надежде поймать машину и оглянулась, но нас она не заметила.

    – Она ведет себя странно, – сказала я.

    – Почему?

    – У Лизы есть машина, правда, она ее не водит, но мы для того и приняли на работу Ромку, чтобы при случае он отвозил нас куда нужно. Почему же она сейчас стоит и голосует?

    – Возможно, он занят?

    – У него не так много работы, и потом, заметь, Лиза специально не стала ловить машину около дома, а отошла в сторону, она хочет, чтобы никто этого не видел.

    – Пожалуй, – сказал Дима, – я подарю тебе пять роз.

    – А если я вышью платочек крестиком?

    – Боюсь, что мне денег не хватит отблагодарить тебя за это, – засмеялся Дима.

    – У нее довольно пухлая сумка, обычно она берет другую, поменьше.

    Лиза села в машину, что-то сказала водителю и стала звонить по мобильнику.

    – Точно, у нее какая-то встреча, – сказала я, – не потеряй ее из вида.

    – Живой она не уйдет, – пообещал Дима, и я успокоилась, потому что свято верила каждому его слову.

    Ехать нам пришлось около двадцати минут, за это время Лиза три раза доставала телефон. Я видела, как она нервничает во время разговора, она размахивала рукой, что-то весьма эмоционально доказывала, не обращая внимания на водителя.

    – Она идет в ресторан, – сказал Дима.

    – Похоже на то, только рестораном это не назовешь, забегаловка какая-то. Наверное, после похода в такое заведение она будет мыться с щеткой, знаю я ее брезгливость.

    – Тогда вдвойне странно, что она сюда приехала. Пойдем, посмотрим, что происходит внутри.

    Мы вылезли из машины и подошли к одному из окон ресторана. Лиза сидела за столиком не одна, напротив, развалившись на стуле, практически лежал Лаврухин. Он крутил в руках салфетку и что-то говорил, явно посмеиваясь над своей собеседницей. Лиза волновалась, она не брала меню и все время оборачивалась на дверь, как будто боялась, что зайдет кто-нибудь знакомый и узнает ее. Когда подошел официант, она отпрянула от неожиданности. Лаврухин сел нормально и взял Лизу за руку, она вскочила и явно сказала что-то оскорбительное в адрес директора магазина, потом опять села и отвернулась. Она точно замкнулась в себе и уже никак не реагировала на слова Лаврухина. Он глотнул пива и забарабанил пальцами по столу, Лиза открыла сумку и вынула из нее пухлый пакет. Положив его на стол, она что-то сказала и направилась к выходу, Лаврухин засмеялся и вновь развалился на стуле. Лиза уехала, а мы остались наблюдать за ее собеседником.

    – Надо посмотреть, куда он отвезет этот пакет – домой или на работу.

    – Ты знаешь, где он живет? – спросил Дима.

    – Нет, знаю только, где находится его магазин. Ты думаешь, это документы Ильи?

    – Очень похоже на то, хотя это немного не вяжется с нашей версией, не выгодно ей разорять собственного мужа… Но проверить нам придется.

    – А может, мы просто треснем его по голове где-нибудь в подъезде и отберем пакет, – предложила я.

    – Как не стыдно, как не стыдно, – закачал головой Дмитрий, – а ведь приличная девушка с виду.

    – Чего с ним церемониться, и вообще, это документы моего брата!

    – В том-то и дело, что это не факт.

    Лаврухин не поехал на работу, его машина остановилась около подъезда жилого дома, и директор магазина «Лента» скрылся за весьма внушительной дверью.

    – Как мы теперь узнаем, где он живет? – застонала я.

    – Быстро вылезай, – скомандовал Дима.

    Он достал из багажника черную сумку, схватил меня за локоть и потянул к дому напротив.

    – Быстрее, быстрее, – торопил меня он, перепрыгивая через ступеньки.

    На пятом этаже мы прильнули к окну.

    – Вот смотри! – воскликнула я. – Загорелся свет!

    – Бежим на седьмой, – сказал Дима, и мы рванули вверх.

    Теперь окно, которое нас интересовало, находилось напротив, вот только ничего видно не было. Дима достал из сумки бинокль и сказал:

    – Надеюсь, в этот раз меня не застукают.

    – Что там? – нетерпеливо спросила я, прыгая вокруг него.

    – Это он… бросил куртку на диван, включил телевизор… разворачивает пакет, смеется…

    – Там папка?

    – Нет, какой-то журнал… он достает из него конверт… деньги, в конверте деньги.

    – Жаль, – разочарованно сказала я, – а вообще-то, хотела бы я знать, с чего вдруг Лизка занялась благотворительностью.

    – Спроси у нее, может, она тебе расскажет, – усмехнулся Дима.