Прочитайте онлайн Салон медвежьих услуг | Глава 9

Читать книгу Салон медвежьих услуг
4516+1090
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

— «Фольксваген» числится в розыске, — сообщил Денис. — Я нутром чуял, что здесь что-то нечисто.

Кусков молча снял очки, положил их на стол и потер ладонями лицо:

— А что удалось узнать непосредственно про водителя?

— Да ничего. Настоящий Макс Тишинский — вчерашний студент. Совсем зеленый еще. Его никогда не посылают на переговоры с потенциальными клиентами.

— Откуда же у нашего мистера Икс все данные, цены?

— Скачал из компьютера, — пожал плечами Миша.

— Зачем тогда девицам из «Триады» потребовалась личная встреча с представителем «Офелии»? Они ведь тоже могли взять все данные из компьютера.

— Они и взяли. При личной же встрече разговор ведется уже более конкретный — о возможных скидках, о предполагаемом размере партии.

— Или еще вариант, — добавил Денис. — Этот мнимый Макс мог сам стать потенциальным клиентом «Офелии». Приехал к ним, представился каким-нибудь менеджером по закупкам. В таком случае ему все рассказали, показали и снабдили прайсами.

— Уточни это у руководства «Офелии», — приказал Кусков.

— Фирма находится в Зеленограде, — напомнил Миша. — Вряд ли этот тип катался туда-сюда.

— Все равно проверить не мешает.

— Ну, допустим, они его вспомнят, — Денис попытался устроиться поудобнее на жестком стуле. — И что? Морду его мы и сами видели.

Описание нам не нужно. А что еще ценного мы услышим?

— Он мог показать какой-нибудь документ.

— Краденый, как и «Фольксваген».

— Надо сделать его фоторобот. Сегодня же выделите время, — велел Кусков.

— Его целью была Еланская. Но зачем кому-то втираться к ней в доверие? — вслух продолжал рассуждать Денис. — Возможно, она владеет некой информацией?

— Допускаю, что этот так называемый Макс — мелкий аферист-одиночка, — высказал свое мнение Миша. — Не имеющий никакого отношения к нашим убийствам. Возможно, он по мелочи общипывает фирмочки типа «Офелии» или «Триады».

— И ты считаешь, что аферист, попавший под пистолетный выстрел, не испарится, словно утренний туман, в ту же минуту? Этот тип провел у Еланской ночь, она наверняка рассказала ему всю историю про убийства. И тем не менее он остался с ней.

— Она привлекательная женщина, — неуверенно возразил Миша.

— Не настолько, чтобы после одного вечера в ресторане идти ради нее на такой риск.

— Согласен, — поддержал его Кусков. — Этот человек безусловно представляет для нас интерес.

— Да… — протянул Денис. — С Максом мы явно лопухнулись.

— Что ж, попробуйте действовать через Луговскую. Доверие — вот что здесь главное. Денис, ты должен постараться.

— Вы меня смущаете, Андрей Андреевич, — усмехнулся тот. — Завоевываю, как могу.

— Проявил инициативу — расплачивайся, — поддел его Миша.

Кусков надел очки и вздохнул. Пока что его в этом деле ничто не обнадеживало.

* * *

Сегодня Игорь остался дома, чтобы как следует поработать. В сущности, поработать на нынешний момент означало для него — подумать.

Хорошенько подумать, прежде чем что-то предпринимать. Самое главное — не выйти из тени на свет. Хомяков до сих пор оставался в стороне от расследования убийства своей последней любовницы. Если верить ему, они с Викторией никогда не показывались вместе на людях.

Только это и внушало некоторый оптимизм. Да еще то, что удалось для страховки нанять Милу Хомяков клялся, что не бывал в салоне у Виктории и даже телефонные звонки у них были закодированы — на случай любопытных ушей и всяких других неожиданностей.

Игорь достал из верхнего ящика бумажный пакет с фотографиями, которые сделал для него Сеня Кроткий. Все персонажи драмы были здесь — крупно взяты лица, отчего снимки, выложенные в ряд, походили на игральные карты.

Игорь и в самом деле собирался разложить из них пасьянс. Только в этом живом пасьянсе, в отличие от карточного, все зависело не от слепого случая, а исключительно от ловкости сдающего.

Вадим Анисимов на снимке казался мрачнее тучи. Он действительно похож на Кларка Гейбла, подумал Игорь. И эти усы — вопиющий выпендреж. А вот и три жертвы: Анисимова, Карташова, Леонтьева. Несмотря на то что все очень разные, в сознании Игоря они объединились в одно целое. Он сдвинул снимки на самый верх, не разглядывая, — на сегодняшний день это уже отработанный материал. В стопке оказалось несколько второстепенных лиц — небезызвестный супруг Еланской Дмитрий, питерский любовник Луговской, муж Прохоровой.

А вот и знаменитая «Триада». Самая красивая, конечно, Луговская. И очень фотогеничная. Такое впечатление, что ее снимали не второпях, а специально ставили свет — тонкое лицо, выразительные глаза, бесподобные волосы.

Игорь из чистого любопытства приложил фотографию к снимку Анисимова. Они выглядели, словно голливудская парочка.

У малютки Прохоровой воинственный вид.

Строгая и правильная, такое впечатление, что ей по наследству передался бюрократический ген, который, активизировавшись, задавил в ее натуре все алогичное и спонтанное.

А вот и дама пик. Еланская. На голливудскую звезду не тянет, но выражение лица непередаваемое. Бездна гонора, ум, ирония и на редкость удачный макияж.

Он выдернул из своего пасьянса снимок Вадима Анисимова и положил его вниз, к Еланской.

— Так на кого же из вас поставить? — задумчиво пробормотал Игорь. — На тебя? — Он постучал фотографа по глянцевому лбу. — Или на тебя?

И обвел пальцем контур Сашиного лица.

* * *

— Мне кажется, я выгляжу сногсшибательно! — заявила Саша, появляясь перед Анной с сияющей улыбкой.

— По-моему, такой маскировкой можно обмануть только кретинов.

— Деточка! Когда мужчины видят блондинку с грудью номер пять, они все как один становятся кретинами.

— А вот женщина сразу догадается, что на тебе парик.

— Какая женщина, Анюта?

— Ты сама сказала: убийцей может оказаться кто угодно. Ты ведь не только от милиции собираешься скрываться. А что, если убийца — женщина?

— Думаешь, меня вот так сразу можно узнать?

Саша расхлябанной походочкой прошлась по кабинету. На ней было короткое узкое платье из буклированного трикотажа и босоножки на шпильках. На голове — один из самых бездарных париков с маркировкой «яркий блондин», наличествовавших в салоне: волосы до плеч, закрученные на концах крупными кольцами, размер бюста искусственно увеличен до размера, вызывающего у противоположного пола заикание.

— Тебя арестуют за проституцию.

— Ну, хорошо. Предложи что-нибудь другое! — Саша улыбнулась вульгарно подрисованными губами.

— Можно снова переодеть тебя в бабку.

— Так мне больше нравится.

— Не сомневаюсь. Но ты привлекаешь к себе внимание.

— А, да ладно! — легкомысленно махнула рукой Саша. — Даже забавно. Значит, так.

Я ухожу, пока сюда кто-нибудь не явился. Ваша с Женькой главная задача — убедительно врать.

Вы оставите мне ключи от квартиры, но ни в коем случае не пытайтесь со мной связаться.

Иначе моя явка провалится. Время от времени я буду звонить. Но по телефону ничего не обсуждаем. Два слова — и вешайте трубку. Если нам нужно будет встретиться, встречу назначаем только по времени. Место не обсуждаем, его мы оговорим заранее. Пусть это будет.., ну… Главпочтамт. Он у меня под боком. Я вас там встречу Заодно проверю, нет ли «хвоста».

— А где конкретно на Главпочтамте ты будешь нас ждать?

— Не важно. Вы просто входите внутрь, а уж я вас сама подкараулю.

— Безумие какое-то.

— Звучит и в самом деле безумно. Но ситуация, согласись, нестандартная. И прятки — единственная возможность действовать без опаски. Понимаешь, мне нужна свобода действий.

— Ты всерьез полагаешь, что тебе удастся найти убийцу?

— Не знаю. Но попытаться стоит. В конце концов, какой еще у меня есть выход? Смотри: милиции не известны все факты. Часть из них пришлось скрывать. Если я расскажу правду, сама же попаду под подозрение. И никто не гарантирует, что мне удастся после этого отмазаться.

— Сашка, ну как ты найдешь убийцу? — Анна выглядела абсолютно расстроенной. — У тебя нет никаких возможностей, никакой информации.

— Уж что-что, а добывать информацию — моя профессия. Ты-то должна знать.

— Даже спорить не хочу, — сказала Анна. — Ну и вид у тебя!

Саша взяла баул с вещами, закинула на плечо маленькую сумочку:

— Сможешь сегодня организовать передачу ключей?

— Конечно. Сейчас позвоню Женьке. А ты куда?

— Послоняюсь по центру. Заодно разработаю план действий.

* * *

— Она решила смыться. Ничего в этом нет удивительного, — пожала плечами Анна, щеки которой стали пунцовыми от волнения. — Поехала к тетке в Дагестан.

— Куда-куда? — переспросил ошарашенный Денис.

— В Дагестан. Ты же знаешь, какая там сейчас ситуация! Надо помочь той переехать в более безопасный район.

— А адрес тетки ты знаешь?

— Она специально не сказала, чтобы ее не стали искать.

— Нет, ну как она могла уехать? — Денис раздраженно расхаживал по кабинету.

— А ты бы не уехал, если бы за тобой охотился убийца? Вот скажи: что бы ты стал делать в таком случае?

— Не представляю, — пожал плечами Денис. — Честно, не представляю. Но суть не в этом. Суть в том, что я предпринял все необходимые меры для Сашиной охраны. Разработал план. Договорился с людьми.

— Ничего страшного, — Анна сделала витиеватый жест рукой. — Сашка поступила умно.

Никто сейчас не знает, где она на самом деле.

— На самом деле?

— Конечно. Даже если преступник вычислит ее тетку, вряд ли он помчится за ней в такое неспокойное место, как Дагестан.

Денис со вздохом посмотрел на Анну, но вслух возражать не стал. Теперь ему тем более нужно быть постоянно рядом с ней, потому что, если Саша Еланская и проявится в ближайшее время, нетрудно догадаться, чей номер она наберет.

Дениса смущала роль, которую он разыгрывал перед Анной. И которую сам себе выбрал.

Эта женщина понравилась ему с самого начала.

Однако он лгал, когда говорил, что ее возраст не имеет для него значения. Все имело значение: то, что она почти на десять лет старше, то, что он ухаживает за ней, что называется, в интересах следствия и таким образом обманывает ее, то, что ей, возможно, угрожает опасность…

— Зато перед отъездом Сашка сообщила мне кое-что экстраординарное, — глаза Анны лихорадочно блестели.

— Да? И что же это? — мгновенно заинтересовался Денис.

— Она поняла, что пропало из нашего офиса.

— Серьезно?

— Совершенно серьезно.

— Ты мне скажешь?

— Конечно. Я тебе уже столько всего порассказала… Было бы глупо останавливаться на полдороге. С другой стороны, стоит ли тебя впутывать еще больше?

— Стоит, — уверенно сказал Денис. — Так что же исчезло из офиса?

— Исчезла одежда. Юбка, блузка и пиджак.

Вещи, которые принадлежали.., угадай кому?

Аде Анисимовой.

— Не понял. Как у вас оказались ее вещи?

— Ада приходила к нам накануне своей гибели. Ее страшно интересовало, какие рекомендации мы дали сводной сестре ее мужа. В том числе и по поводу одежды. Она помчалась в бутик, где Анна выбрала для Виктории брючный костюм для съемки, и купила почти такой же.

Привезла нам посмотреть — идентичен ли он тому, что выбрала Вика.

— А зачем ей это понадобилось? — изумился Денис.

— Ну.. Мы предполагаем, что Ада ревновала своего мужа к сводной сестре. И когда он чересчур увлекся, решила, что ни в чем не должна уступать сопернице.

— Там все так далеко зашло?

— Не думаю. Скорее всего, у Ады снова разыгралось воображение. Она прославилась скандалами, связанными с флиртами Вадима.

Короче говоря, Ада прямо здесь переоделась в брючный костюм, а свою повседневную одежду просто забыла у нас. Мы повесили ее в свой шкаф среди кофточек и плащей. Потом Сашка тоже прибарахлилась и, когда сегодня забирала свои шмотки, вдруг сообразила, что одежда Ады куда-то исчезла.

— Погоди-погоди. Вы с тех пор ни разу не вспомнили про нее?

— Представь себе, нет. Но сегодня я обязательно позвоню следователю.

— Хорошо, — Денис потер руки. — Говоришь, это был костюм. По карманам вы, конечно, не лазили.

— Смеешься? Разве это могло прийти кому-нибудь в голову? Мы же интеллигентные женщины. — Анна хмыкнула и добавила:

— Но если бы предвидеть ситуацию, то полазили бы.

— Так-так, — Денис напряженно размышлял.

Если в офисе «Триады», как предполагал Кусков, незваной гостьей побывала Настя Леонтьева, то в таком случае именно она и забрала костюм своей сестры. Только зачем она сделала это тайком, взломав дверь и отключив сигнализацию? Рискуя нарваться на крупные неприятности? Она не стала сообщать о забытом костюме Вадиму, который запросто мог бы попросить его у Саши Еланской. Может быть, в кармане жакета лежал какой-то документ, о котором Настя знала? Записка, номер телефона? Записная книжка? Интересно, а где теперь этот костюм?

Денис решил, что ему нужно срочно повидаться с Кусковым.

— Чего ты к нему побежишь? — тихо, чтобы не услышала Анна, спросил Миша, все это время молчаливым слушателем сидевший в сторонке.

— Я его уважаю.

— За что это?

— Он не ленится отрывать свой зад от казенного стула.

Однако уходить Денис не торопился. Он напряженно просчитывал возможность засечь Еланскую в тот момент, когда она позвонит Анне. Или наоборот — когда Анна позвонит ей.

Глупо думать, что эту шебутную девицу действительно понесло в Дагестан. Скорее всего, она просто прячется. Причем в Москве, где по сравнению с провинцией просто рай для пряток.

Денис решил, что нужно подбросить какую-нибудь наживку, на которую Анна клюнет обязательно. Долго думать ему не пришлось.

— Мы с Мишей тоже выяснили кое-что экстраординарное, — сказал Денис. — И мне жаль, что твоя Саша ничего не узнала до отъезда.

— Да? — в голосе Анны прозвучала неподдельная тревога. — А мне ты скажешь?

— Конечно, скажу. Тем более что это и тебя тоже касается.

— Что — это?

— Не что, а кто. Это Макс.

— Тишинский? Что с ним такое?

— Дело в том, что Макс, с которым познакомила нас Саша, на самом деле никакой не Макс. Настоящий Макс Тишинский ни с кем из «Триады» не встречался. Он до сих пор терпеливо дожидается обещанного звонка.

— Но.., как же так? — растерялась Анна. — Я ведь лично договаривалась с ним о встрече…

— Он позвонил сам, ведь правда?

— Кажется. Да-да, теперь припоминаю.

Я сделала только один звонок руководству.

А Макс позже действительно позвонил сам, представился и предложил встретиться. Слушай, но тогда кто же этот тип?

— Возможно, аферист, который задумал обчистить вашу фирму.

— Черт побери! — вознегодовала Анна, для которой «Триада» была единственным и любимым детищем. — А Сашка оставляла его на ночь у себя!

Анна закусила губу. Она тут же решила, что это именно лже-Макс подложил в Сашкин портфель пистолет. Может быть, он не аферист, а еще круче? Убийца, например. У Анны по спине поползли мурашки. Она клялась Сашке, что никому не расскажет про оружие из портфеля, в том числе и Денису. И теперь с трудом сдержалась, чтобы не вывалить на него всю правду — Когда ты поедешь домой? — спросил Денис. — Мы с Мишей хотим тебя проводить, Наверное, он давал понять, что не останется. Анна мгновенно представила, что ей придется провести ночь в пустой квартире, и беспомощно посмотрела на него.

— Я приеду чуть позже, — добавил Денис, будто угадав ее мысли. — Есть еще дела. Ты пока собирайся, Миша побудет в холле. А я сгоняю за сигаретами. Потом тронемся.

Денис специально оставлял Анну одну в офисе для того, чтобы дать ей время связаться с Еланской. Если Анна знает, где она, то обязательно позвонит, чтобы предупредить о Максе.

Миша будет начеку и запишет звук набираемого номера.

Однако Анна позвонила всего лишь Жене Прохоровой. Дома никого не оказалось, и она так и просидела до возвращения Дениса за столом, задумчиво глядя в стену.

* * *

Женя в это время ехала в редакцию на Бутырском валу, чтобы передать для Саши ключи.

Охранники на входе Сашу хорошо знали и без колебаний взяли адресованный ей конверт. Возвратившись домой, Женя упала в кресло и прикрыла глаза. Муж после очередного разноса все-таки оторвался от дивана и повел девочек на музыку. Она усмехнулась, представив, с какой физиономией он читает газету, дожидаясь окончания занятий. Что ж, можно немного расслабиться. Но сначала надо позвонить Анне домой, узнать, нет ли новостей.

— Алло? — сказала Анна. Голос у нее был ужасно официальный.

— Я все отвезла, — сообщила Женя.

— Клиентке понравились платья?

Женя секунду помолчала, потом догадалась:

— Ты что, не можешь говорить?

— Да, но очень хочу.

Денис находился неподалеку и, естественно, слышал каждое ее слово.

— Тебе нужно мне что-то сообщить? Прямо сейчас?

— Ну, конечно!

— Ладно. Придется мне немножко поиграть в угадайку. Сейчас начну фантазировать. Про кого ты хочешь мне сказать? Про Сашку?

— Нет, но ей явно не понравится этот цвет.

Очень не понравится.

— Неприятное известие для Сашки?

— Абсолютно согласна.

— Так… Это неодушевленный предмет или одушевленный?

— Последняя примерка прошла прекрасно.

— Последнее верно. Значит, человек. Я его знаю?

— Безусловно.

— На какую букву начинается его имя?

— Надо купить масло для массажа. Об этом масле я очень беспокоюсь. О его качестве, я имею в виду.

— Масло — это значит на "М"?

— Конечно.

— Это имя или фамилия?

— Первый вариант подойдет.

— Значит, имя. Это женщина?

— Отнюдь.

— Мужчина на "М". Он связан с делом?

— Да.

— Это Макс, — догадалась Женя.

— Отличная выкройка!

— Ты что-то знаешь про Макса, что расстроит Сашку.

— Да ты просто умница.

— Конечно, умница. Я вся вспотела от волнения. Теперь мне нужно задать правильный вопрос. Макс звонил?

— Нет-нет, не это.

— Должен позвонить? Может позвонить?

— Все не то. Клиентам нужно нечто сногсшибательное.

— Ты узнала про него нечто сногсшибательное?

— Вот именно. Ты же знаешь, как можно вляпаться с этим массажным маслом. Когда покупаешь, тебе расхваливают фирму и качество, а на деле оказывается, что это нечто совсем другое.

— Черт побери! Я, кажется, понимаю. Макс не тот, за кого себя выдает? А за кого он себя выдает? За представителя фирмы «Офелия». Он не имеет никакого отношения к «Офелии»?

— Молодчина. Фантазия у тебя развита потрясающе.

— Так кто же он такой? Намекни, а я попробую догадаться.

— Беда в том, что мы совершенно ничего не знаем о вкусах этой клиентки. Совершенно ничего.

— То есть ты понятия не имеешь, кто он и для чего нарисовался?

— Верно.

— Да уж, вот так новость. Я должна сказать об этом Сашке, если она позвонит?

— Именно, именно. Но только встречаться нужно тет-а-тет. Муж сможет подменить тебя с девочками, если понадобится?

— Когда Сашка позвонит, я должна съездить и все ей рассказать?

— Ты все понимаешь правильно. Уверена, что клиентка останется довольна.

Если бы Женя не знала Анну, то подумала бы, что на том конце провода — легкомысленная и манерная девица. «Надо будет сказать ей, что лгунишка из нее никудышная. И ни грамма актерских способностей. Господи, хоть один маленький недостаток в моей безупречной подружке».

В этот момент Денис, которому тема разговора была явно неинтересна, вышел на балкон.

Воспользовавшись моментом, Анна понизила голос и зашептала в трубку:

— Слушай сюда. Денис думает, что Макс — мелкий аферист, который обворовывает такие фирмы, как наша. А я думаю, что этот тип может оказаться убийцей…

* * *

Саша сделала все, как было условлено. Сначала позвонила Анне, но та быстро ответила:

«Вас не слышно, перезвоните». Фраза означала, что нужно говорить с Женей. Как и предполагала Саша, та потребовала встречи.

«И что там у них случилось? — думала Саша, шагая по Мясницкой и ежась от вечерней прохлады. — Только что расстались, и вот на тебе — какие-то новости». Она не знала, хорошо это или плохо. Потом решила, что хорошо. Любая информация идет в плюс тому, кто намерен строить версии по поводу трех убийств. На самом деле Саша даже представления не имела, как вести расследование. То есть она об этом пока не думала. Отложила на потом. Сначала надо обосноваться на новом месте, сесть и поразмышлять. Ведь даже спонтанные идеи рождаются, как правило, не на голом месте. Сначала идет подготовительная работа ума и подсознания. А уж потом — бац! — и тебя осеняет какая-нибудь гениальная мысль.

Мужчины, попадавшиеся навстречу, задерживали на ней взгляд, некоторые даже оборачивались вслед. «Это немного бодрит, — подумала Саша, не привыкшая к пристальному вниманию. — И какой примитивный рецепт: побольше ног, побольше волос, побольше бюста. Все женщины знают про этот рецепт, но не все им пользуются. Наверное, одним это быстро надоедает, другим претит, третьи заняты чем-то более интересным, чем мужчины».

Умная Женя, появившись в дверях Главпочтамта, не стала оглядываться по сторонам, а поднялась по ступенькам и прямиком отправилась в зал к окошку, где продавали открытки, конверты и марки. Купила почтовую карточку и стала заполнять ее своим мелким круглым почерком. Саша пропустила ее мимо себя и возвратилась ко входу. Наблюдала. Буквально через минуту в дверях возникла знакомая физиономия. Миша! Он надел темные очки и кепку с длинным, плотно простроченным козырьком, но Саша все равно его узнала. Наверное, он Женьку охраняет. Они ведь с Денисом обещали сделать что-нибудь. Странные все-таки личности, какая дружба с такой разницей в возрасте?

Впрочем, судя по тому, как Денис запал на Анну, ему, вероятно, в людях в первую очередь нравится зрелость. Миша остался у газетного киоска.

Анна объяснила Жене, в каком виде их подруга убралась из офиса, но та все равно была потрясена Сашкиным видом. На секунду закатила глаза и постучала ногтем по карточке. Саша моргнула, показывая, что все поняла. В тот момент, когда Женя отходила от стойки, оставив на ней плод своих творческих усилий, Саша прошла мимо и небрежным жестом взяла карточку в руки.

"Если с тобой свяжется Тишинский, будь осторожна! Он не тот, за кого себя выдает. Неизвестно, откуда взялся этот тип и как его зовут.

Настоящий Макс Тишинский до сих пор ждет звонка из нашего офиса. Он не разговаривал с Анной и не назначал встречу в ресторане «Старый скрипач». Денис и Миша предполагают, что парень — аферист, обворовывающий мелкие фирмы типа нашей. Анна убеждена, что это убийца".

«Ну, вряд ли он убийца, — подумала расстроенная Саша. — А вот аферист — наверняка». Она в самом деле расстроилась. Первый раз в жизни ей, что называется, с первого взгляда понравился мужчина, и уже на второй день выяснилось, что он мошенник. Черт побери, девочки правы: с ней в самом деле что-то не так.

«Наверное, под мой темперамент могут подстроиться только трепачи, аферисты и мошенники. А все почему? Они по природе люди мобильные, азартные, сильные. Иначе не стали бы тем, кем стали. Прав Еланский: я вряд ли найду себе нового мужа. По крайней мере, среди добропорядочных граждан».

Женя между тем степенно шествовала по направлению к выходу. Судя по ее довольной ухмылке, ей безумно понравилась вся эта конспирация. Своего рода игра, если не вспоминать о том, что она началась с трех трупов. Миша, как привязанный, двинулся вслед за ней.

Наверняка он ничего не понял. Саша решила пару минут повременить. Она подошла к витрине с поздравительными открытками и только было собралась спрятать Женино предупреждение в сумочку, как кто-то, подкравшийся сзади, быстрым движением вырвал карточку у нее из пальцев.

Молниеносно развернувшись, Саша ахнула и отшатнулась. Это был Макс собственной персоной. Лже-Макс. Держа карточку в вытянутой руке, он бегло пробежал текст и криво усмехнулся:

— Почему-то меня вечно принимают за проходимца. Но за убийцу, если по-честному, в первый раз.

Саша гневно топнула ногой:

— Ты не имеешь права цапать мои записки!

— Так записка-то про меня.

Макс весь лучился обаянием, что бесило Сашу еще сильнее.

— Улыбаешься, как плохой конферансье хорошей публике. Сейчас же признавайся, кто ты такой!

— Сначала скажи, как ты сама думаешь, кто я: аферист или убийца?

— Твое счастье, что ты подошел ко мне в таком людном месте, иначе бы я сразу тебя прикончила.

— Чем? Шилом, которое припрятала в чулке?

— Голыми руками, — мрачно сказала Саша. — Как ты меня нашел?

— Выследил твою подружку. Вы такие смешные, когда играете в казаков-разбойников! Если бы за тобой действительно охотился убийца, он бы тебя уже давно пристукнул.

— А ты уверен, что он за мной не охотится?

— Да, киска, уверен. Никто за тобой не охотится.

— Во-первых, скажи, кто ты такой. Во-вторых, откуда ты все это знаешь. И в-третьих, возьми назад «киску».

— Почему это?

— Потому что я с тобой всего лишь поцеловалась после ужина в ресторане, а не отдалась за десять баксов в подворотне.

— Ладно, киска, беру киску обратно.

— Прекрати свои шуточки. Зачем тебе понадобилось со мной встречаться?

— Когда? Вчера в ресторане или сегодня здесь?

— И вчера, и сегодня?

— Может быть, поговорим где-нибудь в более уютном месте? Ты ужинала?

— Нет еще, — буркнула Саша.

— Тогда можешь взять меня под руку, и мы отправимся в тихое местечко, где можно обменяться информацией. Ты мне понравилась, Александра, поэтому ради тебя я рискую своей шкурой.

Саша с подозрением поглядела на него, но потом улыбнулась:

— Ну и жук! Забавно будет выяснить, что тебе от меня нужно на самом деле.

Они вышли из здания Главпочтамта, и Макс, свернув за угол, широким жестом показал на белую «Волгу», приткнувшуюся к тротуару — Ты всерьез считаешь, что после записки, которую мне передали девочки, я без всякого опасения сяду с тобой в машину?

— В том смысле, что я увезу тебя в темный переулок и шлепну?

Саша несколько секунд пристально смотрела ему в глаза, потом подумала, что игра стоит свеч. Этот парень что-то знает. Если бы он хотел ее убить, то сделал бы это вчера ночью, когда она спала, приняв снотворное. Поэтому, отведя глаза, Саша как ни в чем не бывало спросила:

— У тебя новая машина?

— Она не моя. — Когда Саша уселась на переднее сиденье, он завел мотор и добавил:

— Я ее угнал.

— Очень приятно; Значит, если нас поймают, будет весело.

— Ты мне не веришь? Что ж, это даже к лучшему.

— А теперь признайся, как тебя зовут?

— Олег.

— Олег, надо же. Олег. А фамилия — секрет фирмы?

— Все равно ты не поверишь, что это — моя настоящая фамилия, — Она что, ужасно смешная?

— Очень.

— Ну ладно, скажи.

— Моя фамилия Попов.

— Ну и что здесь смешного?

— Если не принимать в расчет имени, то ничего.

— А! — наконец-то сообразила Саша. — Олег Попов! Твои родители что, тебя совсем не любили?

— Я не знал своих родителей, — сдержанно ответил Олег.

— Извини. Так куда же ты меня повезешь?

— Поедем в какое-нибудь приличное место.

— Ну а зачем нам далеко ездить? — пожала плечами Саша. — В окрестностях полно всяких кафе.

— В ресторан больше не хочешь?

— С тобой — не хочу.

— Ну, ладно, уговорила. Пойдем просто выпьем кофе. В конце концов, моя цель не в том, чтобы произвести на тебя впечатление.

Они выбрались из машины и перешли дорогу. Олег остановился и, сложив руки лодочкой, стал прикуривать. Взглянув на его лицо, Саша поняла, что он делает это для того, чтобы внимательно осмотреть улицу позади себя. Ей стало неуютно.

— Думаешь, за нами следят?

— Да нет, просто проверяю на всякий случай.

Когда они уже заказали по чашечке кофе, Олег продолжил свои объяснения:

— Вчера у меня мелькнуло подозрение, кто мог стрелять у ресторана.

— В тебя или в меня?

— В меня.

— Ах ты, кретин! — воскликнула Саша, откладывая ложечку. — Это ведь ты заставил меня думать, будто моя жизнь в опасности! Я протряслась сутки, напугала девочек до полусмерти, прячусь…

— Подожди, успокойся. Я не был уверен.

— А теперь уверен?

— Теперь уверен в том, что больше никто не будет стрелять ни в тебя, ни в меня.

— Я должна поверить тебе на слово?

— В общем-то да.

— А зачем ты выдал себя за Макса Тишинского?

Олег скривился:

— Это такой деликатный вопрос…

— Значит, ты действительно мошенник, — заключила Саша. — Ты хотел нас обворовать.

— Вот только не это, — пробормотал Олег. — Не люблю огульных обвинений. У тебя нет доказательств, только догадки.

— Но ты выдавал себя за Макса, — упрямилась Саша.

— Послушай, тебе будет легче, если я скажу, что это личное, даже семейное дело, что никаким мошенничеством здесь не пахнет. Ни одна фирма не пострадала бы от моего маленького обмана…

Саша, подперев щеку кулаком, смотрела на мужчину напротив и думала: «Зачем он снова со мной встретился? Чтобы успокоить? Глупо. Он не поленился выследить Женьку. Значит, торчал возле ее дома. И наверняка видел гарцующего там же Мишу. Черт побери, все это безумно странно. Однако он намерен и дальше врать, правды точно от него не добьешься».

— Ты подвезешь меня? — оборвала она разливавшегося соловьем Олега.

— А куда ты собираешься?

— Какое твое дело? Ты сообщил все, что хотел: мне можно больше не прятаться. Информацию я приняла. Что тебе еще надо?

— Я подвезу, подвезу. Но имею же я право поинтересоваться, куда отправляется моя дама.

— Твоя дама отправляется к себе на работу.

Они снова уселись в «Волгу», и Олег впился глазами в зеркальце, обозревая окрестности. Он был очень осторожным типом.

— На работу? Так поздно? Что ты там одна будешь делать?

Саша и сама не знала, что собирается там делать. Просто если ее никто не хочет убить, то и прятаться незачем. Может, тогда стоит возвратиться домой — и дело с концом? Но до дома ехать далеко, а Женькина квартира прямо тут, рядышком. Не лучше ли переночевать в ней?

Саша вытащила из-под ног баул со своей одеждой и сказала:

— Пожалуй, не надо меня никуда подвозить. Я тут останусь, в окрестностях.

— Можно, я тебя хотя бы немножко провожу? — спросил Олег.

— Только немножко. Можем выкурить по сигаретке возле памятника, и ты отправишься по своим мошенническим делам, а я пойду спать.

— Не скажешь куда?

— Зачем тебе знать? Я ведь тебя не приглашаю.

— Не приглашаешь, — пробормотал Олег.

Выбравшись наружу, они практически одновременно хлопнули дверцами и, обойдя машину спереди, поднялись на тротуар. Им удалось пройти всего с пару десятков шагов, когда позади раздался оглушительный грохот, и «Волга», в которой они только что сидели, взлетела на воздух. Сашу отбросило взрывной волной, она упала на асфальт и сильно ушиблась. Попыталась посмотреть назад, но голова закружилась, а перед глазами замелькали красно-желтые точки. В тот же миг к ней подбежал Олег и, обхватив за талию, рывком поставил на ноги.

— Это называется — ни за тобой, ни за мной никто не охотится? — простонала Саша, пытаясь ощупать свое тело.

— Скорее! — приказал Олег. — Нам нужно немедленно смываться.

Саша сделала несколько неуверенных шагов.

— Я бы взял тебя на руки, но так нас точно засекут. Не хочешь бросить сумку?

Саша отрицательно помотала головой, вцепившись в свой баул. Олег потащил ее за локоть вперед, потом увлек в первый же переулок. Позади них остался хаос. Людей на месте происшествия собралось порядочно, подходили все новые и новые. Запела милицейская сирена.

Олег затащил Сашу в какой-то подъезд, и там они прислонились к холодной стене, пытаясь отдышаться.

— Кого-то из нас действительно хотят убить, — наконец выговорил Олег, убедившись, что никто их не преследует. — Удивительное дело.

— Ты еще вчера в этом убедился, — у Саши стучали зубы. — Честно скажу, для меня это слишком. Да-да, слишком. Сейчас я очень испугалась. Больше, чем вчера. Меня, кажется, сейчас стошнит.

— Наверное, ты здорово стукнулась головой. Знаешь, нам надо смываться. Черт, не знаю, что и делать. Мой мобильный пропал вместе с машиной. Придется довольно долго идти переулками, чтобы поймать тачку. Ты можешь двигаться?

Саша молча кивнула.

— Наверное, можешь. У тебя шок. Еще некоторое время будешь идти на автомате. Обещаю, что, как только доберемся до дома, сразу напьемся.

— Здорово, — пробормотала Саша. — До какого дома?

Олег не ответил.

— Где твое чувство юмора? — взывал он, буквально волоча ее за собой. — Ты же настоящая язва. Мобилизуй весь свой сарказм и трансформируй его в мышечную силу.

Они выбежали на Покровку и мгновенно забрались в тормознувшую машину. Водитель оказался чересчур разговорчивым, он полностью завладел вниманием Олега. Так что у Саши, скрючившейся на заднем сиденье, было достаточно времени, чтобы хоть немного прийти в себя.

"Как только появляется этот тип, у меня тут же начинаются неприятности, — подумала Саша. — Может быть, он знает больше, чем говорит? И убить хотят все же его, а не меня?

И вообще — зачем я ему сдалась? Если он аферист, теперь, прочитав Женькину записку, он в курсе, что его раскрыли. Почему же тогда он не смылся с Главпочтамта, а потащил меня в кафе?"

Голова у Саши в прямом смысле слова шла кругом. Она чувствовала себя разбитой и испуганной. И это называется — сыщица? Собралась начать расследование! Тоже мне, спец по добыче информации… Недаром Анна так волновалась за нее. Саша не стала спрашивать у Олега о цели их поездки. Ей почему-то было абсолютно безразлично: куда они едут, куда приедут…

Олег несколько раз оборачивался и смотрел на нее, но ничего не спрашивал. Потом переводил взгляд на шоссе позади. Наверное, проверял, не едет ли кто следом. Раньше Саша бы поклялась, что все чисто. Но сегодня… Сегодня ее уверенность в своей наблюдательности и сообразительности сильно пошатнулась.

* * *

Они вошли в старый мрачный дом неподалеку от «Маяковской». Олег позвонил, и в тот же миг, будто караулила на пороге, за распахнувшейся дверью обнаружилась невысокая пожилая женщина в ярком цветастом фартуке, со стрижкой «паж» и большими карими глазами, глядевшими весело и одновременно внимательно.

— Привет, ма, — быстро сказал Олег. — Познакомься, это Саша. Ей нужно принять душ, поесть, поспать, а потом обговорить со мной одно важное дело.

— Очень приятно познакомиться, проходите, — женщина улыбнулась как ни в чем не бывало и отступила в сторону, приглашая войти. — Меня зовут Маргарита Михайловна.

Саша улыбнулась ей в ответ, потом метнула на Олега убийственный взгляд.

— Ты мне наврал! — прошипела она, как только его мать скрылась в кухне. — «Я не знал своих родителей!» — передразнила она. — Самый настоящий поганец.

Олег засунул Сашу в ванную комнату, загрузив ее полотенцами, мылом, гелем для душа и мочалкой. Защелкнув задвижку, она первым делом посмотрела на себя в зеркало. И как только Маргарита Михайловна не упала в обморок, увидев ее?

Она стояла под душем и яростно намыливала волосы. Олег сказал, что сначала даст ей выспаться, и лишь потом у них состоится серьезный разговор. Что ж, это Сашу устраивало. Надо попытаться выбросить все ужасы из головы хотя бы на короткое время. Позже, конечно, все снова обрушится, весь этот кошмар. Но это будет не скоро, не сейчас. Может быть, первое впечатление сгладится, и она сможет взглянуть на происходящее трезво и здраво.

— Твоя дама ждет тебя на кухне, — понизив голос, сообщила Маргарита Михайловна своему сыну. — Хочу тебя предупредить, что после душа она очень изменилась.

— Да? Ты серьезно?

— Вполне. Она смыла с себя волосы и грудь.

— Совсем? — хмыкнул Олег.

— Нет, кое-что, конечно, осталось.

— Думаю, того, что осталось, мне будет достаточно.

— Какой ты все-таки циник!

«Может быть, это вообще не его мать? — внезапно подумала Саша, запахивая халат поглубже. — В конце концов выяснится, что это парочка шпионов, которые хотят с моей помощью выкрасть Еланского и потребовать у телеканала выкуп».

Заснула она, едва лишь донеся голову до подушки, и не слышала, как Олег ходил по комнате и чертыхался сквозь зубы.