Прочитайте онлайн Салон медвежьих услуг | Глава 8

Читать книгу Салон медвежьих услуг
4516+1084
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8

— У вас состоится военный совет, а мне придется ехать домой, — с сожалением сообщила Женя. — Девчонок надо вести на музыку.

— Пусть твой муж один раз под суетится, — не выдержала Саша. — В конце концов, он не работает, мог бы помочь с детьми. Чем он вообще целый день занимается?

— У него почки барахлят. Он пьет минералку и лежит на диване, обмотав чресла шерстяным шарфом. От того, что он плохо себя чувствует, у него депрессия. Поэтому он принимает реланиум.

— Может, все наоборот? — предположила Анна. — Он жрет реланиум, от которого у него болят почки и наступает депрессия?

Женя задумчиво сдвинула брови:

— Такая версия, если честно, мне в голову не приходила.

— Так ты подумай над ней.

— Девчонки, я чувствую себя преступницей, — внезапно сообщила Саша. — Я столько всего скрыла от милиции! А вдруг это важно?

— Что важно?

— То, как я следила за Викторией и как в меня стреляли возле ресторана.

— Можешь облегчить душу и все рассказать.

— Так пулю мужики твои забрали!

— Вот пусть и посоветуют, как теперь быть.

— Кстати, Анюта, — Женя понизила голос, — ты меня просто сразила наповал этим своим Денисом. Он такой миленький, но ведь молодой!

— Да я знаю, знаю, — отмахнулась Анна. — А что я могу поделать?

— Резонный вопрос.

— У тебя с ним шуры-муры или серьезно?

— Она проходит реабилитацию после Карабасова, — заявила Саша, опорожняя пепельницу. — Молодые гормоны хорошо снимают стресс.

— Пошли вы к черту, — пробормотала Анна. — И не это сейчас главное. Вон Сашка зубами стучит.

— Я сама боюсь, — призналась Женя. — Нас ведь всех могут к чертовой матери пострелять.

Войдут парни с автоматами. Та-та-та-та, попрыгают по машинам, и поминай как звали.

А здесь останутся три теплых трупа. — Женя нервно засмеялась.

— Веселая ты баба, как я погляжу, — покачала головой Саша. — Умеешь схохмить, когда надо.

— На самом деле мы ведем себя как полные дуры, — Анна села в свое директорское кресло за столом и чинно сложила руки. — Почему бы нам не поискать заступничества у каких-нибудь серьезных людей?

— У мафии, что ли?

— У какой мафии? — Анна покрутила пальцем у виска. — У чинов с Петровки. Или из ФСБ. Раз наша «крыша» неожиданно обрушилась.

— Так твой Денис вроде бы обещал поговорить с кем надо.

— Я про Дениса не знаю ровным счетом ничего. И потом, может, он привирает?

— А что? Запросто. Решил выпендриться перед тобой.

— Надо по своим каналам найти кого-то.

Встретиться и посоветоваться.

— У меня нет больше никаких каналов, — удрученно сказала Женя. — Если бы были, я бы сразу то же самое предложила.

— Послушай, а что, если тебе позвонить Еланскому? — воскликнула Анна. — Он ведь не простой мужик. Знакомых у него тьма. Причем в самых разных сферах.

— О боже мой! — Саша закатила глаза. — Не станет он заниматься моими проблемами. Он жениться собирается.

— Послушай, отбрось личные обиды, — не сдавалась Анна. — Если тебя шлепнут, ты Еланскому уже никогда нос не утрешь.

— Господи! И это я собиралась блистать! — удрученно сказала Саша. — Опять я явлюсь к нему в непотребном виде. Видели бы вы, как изящно он морщится, оглядывая меня с ног до головы. Хотя… Я ведь до сих пор не забрала отсюда новые шмотки, которые мы покупали! — Саша подскочила к шкафу и, открыв его, провела рукой по запакованным в целлофан вешалкам с костюмами. — Это выход! Да, я позвоню Еланскому.

— А если бы хорошей одежды здесь не оказалось, то лучше под пули, — хмуро заметила Женя.

— Одна проблема, — вдруг нахмурилась Анна. — Тебе сейчас по улицам ездить не стоит.

Поговори с ним по телефону.

— Да ты что? Ты знаешь, как Еланский говорит по телефону? Девяносто процентов информации пропускает мимо ушей.

В этот момент раздался звонок. Саша, как всегда, первой схватила трубку.

— Шурочка, это ты? — раздался взволнованный голос Еланского.

— Телепат, — сказала Саша вместо приветствия. — Только что о тебе говорили.

— Безумно приятно. Что там у вас происходит, можешь мне объяснить?

— Смотря что ты имеешь в виду, — осторожно ответила Саша.

— Ко мне приходил следователь из прокуратуры. Задавал десятки вопросов. Заодно вскрылись весьма неприглядные твои поступки.

— Какие это?

— Я могу к тебе сейчас подъехать? — вместо ответа спросил Дима.

— Вполне.

— Минут через тридцать подтянусь, объяснишься.

Положив трубку, Саша сообщила:

— Ваш любимый Кусков допрашивал Еланского.

— Естественно! Тобой вплотную занимаются. Ведь в тебя стреляли! — сказала Женя.

— Но в милиции этого не знают.

— Действительно, — пробормотала Женя. — Вдруг к моему охламону тоже приходили? Могу себе представить, как он перепугался. Девочки, а что, если я прямо сейчас поеду домой? — Женя жалобно посмотрела на подруг.

— Да поезжай, конечно, — махнула рукой Анна.

— А как же Сашка?

— О Сашке мы с Денисом позаботимся. А у тебя дети, надо ведь и о них подумать.

— Выглядит так, будто я струсила.

— Ой, я тебя умоляю, — Саша похлопала ее по плечу — Будем сидеть здесь, как шпроты в банке. Сейчас приедет Еланский, сменит тебя на боевом посту.

— Как только он приедет, я схожу закуплю провизию, — встрепенулась Анна. — А то у меня дома хоть шаром покати. Но сначала надо заняться тобой. Давай подумаем, что тебе лучше надеть.

Саша с Анной принялись мудрить над темно-синим костюмом, и как они ни пытались вести себя как ни в чем не бывало, руки у обеих явственно дрожали. Тем не менее к приезду Еланского Саша выглядела великолепно.

— Общий привет! — сказал Дима, одарив всех коротким вариантом своей коронной улыбки. — Ну, что же, Шура, вскрылись позорные факты твоей биографии. Оказывается, ты мне изменяла с Анисимовым.

Дима Еланский сел на стул, небрежно закинув ногу на ногу.

— Это тебе следователь рассказал? — не поверила Саша.

— Вот именно.

Анна и Женя, синхронно втянув головы в плечи, выскользнули за дверь.

— Оказывается, жена Анисимова страшно ревновала. Случайно выяснилось, что она даже ходила к какому-то магу, чтобы тот тебя заколдовал.

— Вот почему у меня тогда сломался холодильник, — пробормотала Саша.

— Шура, я поверить не могу. Ты так спокойненько об этом рассуждаешь? Холодильник у нее сломался, ешкин кот!

— Да это было легкое увлечение. С кем не бывает! Я же твоих мымр не перечисляю!

— Потому что их не было.

— Ты просто ни разу не попался.

— Настоящие мужчины по-глупому не попадаются, — разозлился Дима.

— Ты не настоящий мужчина. А всего лишь его телевизионный вариант. Я читала книжку одного американского психолога «Что надо знать о настоящих мужчинах». Так вот. Все, что там написано, к тебе не подходит.

— Шура, прекрати сливать на меня отходы своего интеллекта. Давай рассказывай, как ты влипла в эту историю.

— Откуда я знаю, как я влипла?! — визгливо вскричала Саша. — Убийцу-то не нашли! Если бы нашли, он бы рассказал, как я влипла.

Саша плюхнулась на стул и взяла со стола пачку сигарет. Прикурив и сделав пару глубоких затяжек, она уже спокойнее произнесла:

— Послушай, я ведь хотела сама тебе звонить. В меня вчера стреляли. Теперь я до смерти боюсь.

— Это потому, что ты с Анисимовым вась-вась.

— Он ко мне всего один раз приходил.

— Ага. Случайно.

— Господи, да кончай ты. У тебя же новая невеста! Как можно быть таким жадным, чтобы ревновать еще и бывшую жену?

— Мы еще не развелись, ты не забыла?

— Именно поэтому я тебя и прошу о помощи! Или тебя вдохновила мысль заделаться вдовцом?

— Вот оно, началось, — обреченно произнес Дима. — Неконтролируемые эмоции во всем своем блеске. Шура, ты никогда не найдешь себе другого мужа. Ни один человек в здравом уме не сможет тебя вытерпеть.

— Так ты мне поможешь или нет?

Дима смахнул в сторону упавшую на глаза челку, положил руку на стол и побарабанил пальцами, задумчиво поглядев в потолок:

— Дай-ка подумать… О! Знаю, кому позвонить. Но это можно сделать только вечером.

У меня есть один знакомый мужик с Петровки.

А пока расскажи мне все, что случилось.

Саша принялась рассказывать. По ходу дела они вдвоем заполняли пепельницу окурками.

Саша взяла свой коричневый портфель и полезла за новой пачкой сигарет.

— Все это выглядит довольно зловеще, — заметил Дима.

Саша покопалась в портфеле и наткнулась на незнакомый ей серый замшевый мешочек.

Довольно большой. И в нем лежало что-то тяжелое. Еланский продолжал распинаться, плавно перейдя с преступлений на Сашин склочный характер. Не вынимая мешочка из портфеля, Саша тем временем развязала тесемки и, мельком посмотрев внутрь, запустила туда руку Внутри лежал пистолет. Настоящий пистолет с хромированным стволом. Тяжелый и страшный, он глянул на Сашу черным дулом, заставив ее отпрянуть. Быстро закрыв портфель, но продолжая держать его на коленях, Саша неожиданно высоким голосом спросила:

— Послушай, а профессиональные киллеры разве не оставляют оружие на месте преступления?

— Когда как, — пожал плечами Дима. — А что? Ты надеешься, что за тобой охотится любитель?

— Нет, но… А что, если пистолет кому-нибудь подбросят?

— Не понял.

— Ну… Если вдруг я приду домой, а под подушкой у меня — пистолет, из которого убили всех этих женщин…

— Шурочка, не шути так. Тебя сразу загребут. И будешь сидеть в предвариловке, пока на тебя не навешают нужных улик.

— А потом?

— А что потом? Потом, как водится: суд, Сибирь.

— А если на пистолете нет моих отпечатков?

Да у меня и мотивов нет…

— Слушай, что за детсад? Разве ты не знаешь, как это опасно — иметь на руках главную улику, когда у милиции нет кандидатуры на роль убийцы? И вообще — мне твои вопросы категорически не нравятся. Ты что, нашла оружие?

В голосе Еланского прозвучало опасение, и Саша мигом смекнула: если показать ему пистолет, он или убежит, или хлопнется в обморок.

По крайней мере, реакция у него будет неадекватной. Еланский всегда был трусоват и болезненно законопослушен.

— Я просто так спросила. Гипотетически, — махнула рукой Саша. — Так мне вечером ждать твоего звонка?

— Да, я постараюсь связать тебя с нужным человеком.

— Ладно.

— Что ж, тогда я поеду Только… Шурочка, постарайся не высовываться.

— Ты мог бы для разнообразия предложить мне убежище. Одной, знаешь, как страшно!

Дима озадаченно посмотрел на нее:

— А как я объясню это моей невесте?

— Ах, невесте! Да, если я попрошусь переночевать, она не поймет.

Саша быстро выставила Еланского и, оставшись одна, мгновенно схватилась за портфель.

Пистолет по-прежнему был там. Саша смотрела на серый замшевый мешочек с витиеватой надписью «Андре Баланэ» и не могла ни на что решиться. Неприятное ощущение в желудке, которое поднялось при первом взгляде на оружие, нарастало.

Саша никогда не считала себя слабой. Но сейчас почувствовала абсолютную беспомощность. Мысли проносились в голове с ураганной скоростью. Вернее, это были даже не мысли, а их куцые обрывки, они не складывались ни во что стоящее, и только паническое «Что теперь будет?» порхало над всей этой мешаниной хорошим цельным вопросом. Именно в эту минуту за спиной раздался голос Анны:

— Что это с тобой? — Она подошла к столу и водрузила на него два увесистых пакета с провизией. Саша молчала и не поднимала глаз.

— Он что, тебя поцеловал?

Саша отрицательно покачала головой.

— Вы подрались и ты подбила ему глаз? Поэтому сегодня вечером он не выйдет в эфир?

Саша пошевелила губами, пытаясь выговорить хоть что-нибудь, но в груди застрял кол, и из горла ничего не шло. Она нутром чуяла, что пистолет тот самый. Она ничего не понимала в оружии и даже в тире стреляла только один раз в жизни. Но сейчас интуиция подсказывала ей, что все очень плохо.

— Ты что, подавилась? — испуганно спросила Анна, наклоняясь и заглядывая подруге в лицо.

Саша заставила себя глубоко вздохнуть и оторвать взгляд от портфеля. Потом издала странный каркающий звук.

— Господи, да что с тобой? — Анна по-настоящему испугалась. — Говори сейчас же!

— Я открыла портфель, — свистящим голосом сказала Саша, — а там пистолет.

— Сашка, ты что, какой пистолет?

Кажется, Анна поняла все сразу, ее тон, взгляд, пальцы, вцепившиеся в стол, — все говорило о том, что ей удалось просечь ситуацию мгновенно.

— Посмотри сама.

Саша негнущимися пальцами расстегнула замочек на портфеле, откинула крышку и взяла в руки замшевый мешочек.

— Он там, — сказала она, выкладывая мешочек на стол. — Как ты думаешь, если я сдам его милиции, меня не заподозрят?

Анна не осмелилась заглянуть внутрь. Она лишь осторожно потрогала мешочек указательным пальцем.

— А ты действительно путалась с Анисимовым? И Ада застукала тебя с ним?

— В ночном клубе, — пробормотала Саша. — Но мы не успели стать любовниками, если тебя интересует вся подноготная.

— Тебе могут не поверить. Скажут, что у тебя был мотив. И еще — ты не забыла? Ты ведь следила за Викой.

— Но я никому не говорила!

— А вдруг тебя видели? Вдруг у милиции появится какой-нибудь свидетель?

— Что же мне делать?

— Давай я скажу, что пистолет подбросили мне.

— Да ты что! Я никогда не соглашусь. Если у тебя возникнут неприятности, я тут же расколюсь. Не представляю, что тогда будет. Еланский уверен, что тот, у кого найдут оружие, сразу отправится в Бутырку.

— Это он тебя тут так подбадривал?

— Я ему ничего не сказала про пистолет.

— И слава богу.

— Слушай, Анюта, мне кажется, лучше поскорее избавиться от него.

— Как? Господи, это безнадега… Куда ты его денешь — выбросишь в реку? А вдруг милиция уже следит за тобой? Оружие выловят, но ты уже никогда не отмажешься. То же самое будет, если ты попытаешься припрятать его в любом другом месте.

— Но какой же выход?

— Ты можешь просто носить его с собой.

— С ума сошла? Меня тошнит от страха, как только я о нем подумаю. А все время иметь его при себе… — Она обреченно махнула рукой.

— Может быть, посоветоваться с Денисом? — вслух подумала Анна.

— Ни в коем случае! Ты сама сказала, он темная лошадка. То, что он преподает карате каким-то засекреченным личностям, еще не характеризует его как человека порядочного.

И потом. Многое ли вас связывает?

— Почти ничего, — потупилась Анна. — Блицроман.

— Карабасовская отрыжка, — Саша села на стул и сжала голову ладонями. — Думай, голова, думай. Так ты считаешь, за нашим салоном следят? Милиция уже сидит у меня на хвосте?

— Я понятия не имею. Но, полагаю, что в связи с заинтересованностью Кускова этого исключить никак нельзя. Кроме того, все три убитые женщины побывали в «Триаде». Ты же помнишь, как этот следователь до нас докапывался? И они наверняка уже знают, что ты знакома с Анисимовым и даже встречалась с ним…

На несколько минут обе замолчали, потом Саша внезапно воскликнула:

— Послушай, у меня идея! Ведь выход из нашего салона находится в обычном подъезде.

— Ну и что? Собираешься уходить чердаками, как Валентине от поклонниц?

— Да нет же, нет. Не стану я лазить по чердакам! Мы ведь в конце концов имидж-салон.

— Ну?

— Вот и создай мне какой-нибудь другой имидж. Такой, чтобы меня не узнали менты.

Я выйду из подъезда так, будто я в нем живу. Сечешь? Оторвусь от наблюдения, избавлюсь от пистолета, вернусь и снова переоденусь. Тот, кто следит за салоном, даже не узнает, что я выходила.

— А что, это мысль, — пробормотала Анна и, склонив голову к плечу, критически взглянула на подругу. — Так кого из тебя сделать? Бодрую старушку?

* * *

Саша вышла из подъезда и, стараясь не озираться по сторонам, неторопливо спустилась по ступенькам, помахивая портфелем. Анна одела ее в унылую серую юбку до полу и бесформенную трикотажную хламиду, нахлобучила на голову седоватый парк, скрутив его старушечьим узлом, лицо замазала темной крем-пудрой, положила под глазами серые тени. Даже очки нашла. Очки были настоящие, но не слишком сильные, в них вполне можно было ориентироваться в пространстве. Так что вместо жизнерадостной Саши Еланской на улицу вышла основательно побитая жизнью женщина в летах.

Вроде бы в их дворе нет ничего подозрительного — ни машины со скучающим шофером, ни беспечного курильщика на скамейке.

Наверное, она преувеличила степень своей важности — никто за ней не следит, никакой милиции она даром не нужна. Вероятно, не такие там работают легковерные товарищи, чтобы подозревать ни в чем не повинную Сашу во всех смертных грехах. Может быть, и убийца за ней не гоняется? А все, случившееся накануне, — нелепая случайность?

Тем не менее именно в ее портфеле лежит пистолет. Лихорадочное желание избавиться от страшной вещи буквально распирало Сашу. На оживленном перекрестке, где не было светофора, она остановилась: глаза начали слезиться, и ей пришлось на время снять очки. Она стояла и моргала, словно сова, не рискуя перебегать шоссе, пока зрение не восстановится.

Но тут к ней неожиданно подошел молодой человек лет восемнадцати и сказал:

— Бабушка, вам что, на другую сторону?

— На другую, — кивнула Саша, не зная, как реагировать на «бабушку» — смертельно оскорбиться или порадоваться, что она так классно замаскировалась.

— Так давайте я вас переведу!

— Переведи, сынок, — пробормотала Саша и вцепилась в подставленный локоть.

«С ума можно сойти! — подумала она, торопливо семеня рядом с неожиданно нарисовавшимся тимуровцем. — А еще говорят, молодежь испортилась!»

— Спасибо тебе, дружок! — дребезжащим голосом поблагодарила Саша, оказавшись на другой стороне улицы. — Дай тебе бог здоровья!

— И вам, бабушка! — во весь рот улыбнулся тимуровец и потряс Сашу за обе руки. В правой у нее был портфель, а на левом плече висела видавшая виды сумка с кошельком.

— Попробуй догони, карга!

Пальцы тимуровца захватили ремешок сумки, последовал рывок и… Негодяй понесся по улице, прижав свою добычу к груди.

— А ну, стой! — что есть силы закричала Саша. — Стой, кому говорят! Гайдаровец хренов!

Люди, бывшие свидетелями происшествия, остановились, принялись галдеть и громко возмущаться.

— Какой ужас! Среди бела дня! На глазах у милиции!

Воришка улепетывал во все лопатки.

— Думаешь, умнее всех? — злорадно крикнула Саша ему в спину, подобрала юбку и бросилась в погоню. Да так, что только ветер в ушах засвистел.

— Во бабка дает! — с радостным удивлением воскликнул какой-то гражданин и даже всплеснул руками.

— Что тут случилось? — К столпившимся людям подошел милиционер с суровым лицом.

— Какая-то старуха погналась за молодым человеком, — взахлеб принялась рассказывать пышная дама, которая ничего толком не разглядела, но очень хотела побыть в центре внимания.

— Зачем? — допытывался страж порядка.

— Говорит, пока не перебьем всех гайдаровцев, ничего хорошего в стране не будет!

— Правильно! — крикнула какая-то бабка, лязгнув вставной челюстью. — Гайдара — в Бутырку, Чубайса — в Сибирь!

— Слушай, ты, мусор истории, — сказал какой-то «бычок», надвигаясь на нее молодой тушей. — Замерзни!

Милиционер заволновался:

— Граждане, немедленно разойдитесь!

— Смотрите-ка, такой молодой, а за коммунистов.

— Да что вы несете? — рявкнул тот.

— Значит, селезневец, — заявили из толпы.

Воришка между тем обогнул сквер и теперь бежал в обратную сторону, часто оглядываясь.

Рот у него был открыт, и в нем болтался розовый язык, который уже почти вываливался наружу. Саша сделала отчаянный рывок и, оттолкнувшись на пике разбега, прыгнула ему на спину. Оба повалились на асфальт. Саша села на похитителя верхом и принялась дубасить его портфелем по голове.

— Вот тебе, гадина! Это за сумку! А это отдельно — за каргу!

Тот до такой степени обессилел, что просто лежал и равнодушно сносил побои. Милиционер, приседая от волнения, побежал к ним.

— Бабушка, прекратите сейчас же!

Сашу с трудом оторвали от жертвы и вернули ей сумочку.

Какой-то юный журналист сунул ей под нос диктофон:

— В чем секрет вашей потрясающей физической формы? — спросил он визгливым голосом. — Вы пьете рыбий жир?

— Да-да, — хихикнула Саша. — Рыбий жир.

И пользуюсь пастой «Аквафреш». Ежедневно вместо мыла умываюсь «Клерасилом». Поэтому у меня нет жировых отложений и всего один прыщ.

— Что ж, в таком случае пройдемте в отделение! — велел милиционер. — Будем разбираться.

Саша тут же вспомнила, что у нее в портфеле пистолет, который она решила выбросить в реку. Если его, не приведи господи, найдут…

— Можете забирать этого типа, если вам надо, — сказала она, пятясь. — А я, пожалуй, пойду.

Она развернулась и быстро-быстро засеменила по тротуару.

— Эй, да вы что?! — возмутился милиционер ей в спину.

— Я же говорил, — вскинулся гражданин, который наблюдал за происшествием с самого начала. — Я говорил, что это политическое нападение! Красные наступают! Скоро они Железного Феликса обратно притаранят, будут вокруг него на Новый год хороводы водить.

«Господи, чуть не попалась!» — ругала себя Саша, двигаясь по переулку в сторону Садового. Хотя она изо всех сил старалась принять беззаботный и даже немного скучающий вид, получалось это у нее не слишком удачно.

В переулке было пусто, лишь однажды навстречу ей прошла молодая мама с коляской да, хохоча, промчалась парочка студентов. Внезапно Саша насторожилась. Неприметная машина с тонированными стеклами медленно проехала мимо и, далеко обогнав Сашу, приткнулась к тротуару. Никто из машины не вышел. Саша замедлила шаг и сощурилась вдаль, пытаясь разглядеть, кто сидит за рулем, но пока она была еще слишком далеко для этого. Она беспомощно оглянулась. Позади никого, впереди тоже.

Сердце Саши забилось вдвое быстрее.

В тот же миг дверца испугавшего ее автомобиля открылась, и на улицу выбрался здоровый парень в джинсах и футболке. Волосы у него были стрижены ежиком, а суровой нижней челюсти могла бы позавидовать и акула. Парень зыркнул в сторону напуганной Саши, но тут же отвернулся, достал из салона тряпку и принялся старательно протирать лобовое стекло.

«Я дура, — подумала та. — В каждом встречном мужике мне мерещится убийца. Кстати, убийца меня просто не может опознать, я ведь загримирована!» Саше и в голову не пришло, что ее большой коричневый портфель с красивой серебряной монограммой над замком является самой лучшей приметой, какую только можно вообразить! «Почему этому типу приспичило остановиться именно здесь и наводить марафет на свою тачку?» — тем не менее подумала она.

Парень тем временем достал с заднего сиденья своей машины объемистый пакет и, хлопнув дверцей, вышел на тротуар. Трудно было придумать лучший ход, чтобы усыпить бдительность женщины. Пакет мгновенно придал ему вид человека занятого, приехавшего сюда по делу, и Саша, расслабившись, снова прибавила шаг.

Парень с пакетом двигался ей навстречу.

Глядел он не на нее, а куда-то вдаль, и к тому моменту, когда они поравнялись, ни одной тревожной мысли в Сашиной голове уже не витало.

Поэтому для нее оказалось полной неожиданностью то, что произошло в следующую секунду Оказавшись справа, парень выбросил в Сашину сторону громадную руку и, схватив портфель, с силой рванул его на себя. Завладев желанной добычей, он швырнул пакет, который нес, на землю и, развернувшись, бросился бежать.

— Опять? — крикнула Саша, опешив. — Опять кража?

Потом опомнилась и, выкрикивая ругательства, сорвалась с места. Однако практически сразу поняла, что преследовать этого типа — дело безнадежное: он несся по переулку, словно разогнавшийся товарняк, и через минуту уже влетел в свою машину, завелся и рванул с места.

Нет, тут дело было не в стремлении поживиться, отнюдь. Парень точно знал, на кого напасть и что украсть.

«Номера специально грязью замазал, гад!» — подумала Саша и, развернувшись, двинулась назад. Со злостью пнула ногой брошенный похитителем пакет, который оказался набит кусками пенопласта. «В каждом плохом событии непременно содержится что-то хорошее, — постаралась успокоить она себя. — Я ведь хотела избавиться от этого пистолета? Вот я от него и избавилась».

* * *

— Что, черт возьми, происходит? — Саша яростно стирала с лица макияж, ватные шарики так и летели в разные стороны. — Сначала мне в портфель подкладывают пистолет, а потом среди бела дня, прямо на улице нападают и отнимают его.

— Похоже, кто-то спрятал у тебя пистолет на время. Не рассчитывая, что ты станешь гулять с ним по улицам.

— Но портфель мой любимый! Я часто беру его с собой.

— Тот, кто сунул туда пистолет, мог об этом не знать. Или же у него не было времени, чтобы искать другое место для тайника.

— Значит, в первом случае это Макс, а во втором Еланский, — уверенно заявила Саша. — Макс вполне мог подумать, что портфель, засунутый глубоко под вешалку, — вещь заброшенная. Еланский же, владея ключом от квартиры, если у него действительно неприятности, мог на секунду забежать и сунуть пистолет в портфель просто потому, что тот находился неподалеку от входной двери.

— Кстати, расскажи мне про этого Макса, — попросила Анна. — Впечатление он производит неплохое.

— А больше, в сущности, мне и рассказать нечего.

— Но он провел у тебя ночь!

— Мы спали в разных комнатах. Правда, после ресторана один раз поцеловались. Черт!

У меня голова просто пухнет от вопросов.

— Может, все-таки рассказать всю историю следователю? — задумчиво проговорила Анна.

— Да ты что? — Сашина рука замерла в воздухе. — Представляешь, как я буду выглядеть?

«Вы знаете, мне подбросили пистолет. Я целый день носила его в своем портфеле, а потом какой-то нехороший человек набросился на меня прямо на улице, отобрал портфель и убежал».

Ну как? Звучит?

— Звучит. Но ужасно подозрительно.

— Вот видишь! Нет, надо придумать какой-то другой ход. Что-то, что снимет с меня все подозрения!

— Так просто, — насмешливо сказала Анна. — Для этого надо найти убийцу.

Саша круто повернулась к подруге:

— Анюта! Это гениально!

— Да что ты говоришь?

— Нет, я серьезно.

Анна опустила плечи и возвела глаза к потолку:

— Когда я слышу от тебя «Я серьезно», мне хочется дать тебе по голове.

— Почему?

— Потому что это означает рождение очередной сумасшедшей идеи, которой ты предашься с упоением фаната. И не будешь слушать никаких доводов разума.

— Ты сама только что подала мне эту идею.

— Правда?

— Конечно. Мне самой надо найти убийцу.

— Звучит многообещающе. Думаю, милиция должна прийти и поклониться тебе в ножки.

— Почему в меня никто не верит? Я что, неудачница? Я совершила ряд непоправимых поступков? Я пала на самое дно? Я испортила себе жизнь?

Анна задумчиво сдвинула брови и сделала губы трубочкой. Потом медленно сказала:

— Да нет. Вроде бы нет.

— Тогда почему меня все донимают своими предостережениями, опасениями и даже угрозами? Я взрослая самостоятельная женщина, я попала в неприятную ситуацию, но придумала, как из нее выкарабкаться. Ты, как подруга, должна меня поддержать, а не чихвостить на все лады.

— Прости, Сашка, я ужасно нервничаю.

— Короче, с завтрашнего дня я ухожу в отпуск. — Саша хлопнула ладонью по столу. — Вам с Женькой придется справляться самим.

— Чтобы не прогореть, мы должны работать, — кивнула Анна.

— Только, пожалуйста, не раздавай больше клиенткам наших визиток, хорошо? Пусть заносят данные в свои записные книжки.

— Я их все заперла в ящике своего стола.

— Проверь, — велела Саша. — А что, если именно из-за них к нам забрались ночью?

Убийца хочет оставлять на месте преступления именно наши визитки. Какой-то особый маньяк, понимаешь?

Анна резво достала ключ от стола и открыла ящик.

Саша в это время посмотрела в окно и, наставив куда-то вдаль указательный палец, воскликнула:

— Я знаю эту тетку. Она толчется возле нашего подъезда днями и ночами. Не первый раз уже вижу ее то тут, то там. У нее такой пронзительный взгляд, просто дрожь пробирает.

— Что за тетка? — рассеянно спросила Анна — Вон та. Каштановые волосы, свернутые в пучок, немножко полновата, на мой взгляд.

— Где она?

— Уже ушла, — махнула рукой Саша.

— Вроде бы все на месте. — Анна проинспектировала ящик. — Хотя за то, что не увели пару-тройку визиток, я, конечно, не поручусь.

— А больше пары-тройки и не надо. Что, если у него определено количество жертв заранее?

Например, их должно быть ровно пять. Или шесть.

Анна заметно побледнела:

— Ты думаешь, нас всех троих хотят убрать?

Тебя, меня и Женьку? Вот и будет ровно шесть.

— Нет, не думаю, — смилостивилась Саша. — Тогда они просто подложили бы бомбу к нам в офис. Чтобы избавиться от всех сразу.

— Почему ты говоришь «они»?

— Это чистая условность. Может быть, «он», может быть, «она». Обещаю тебе, рано или поздно, я все выясню.

— Лучше рано, — Анна содрогнулась. — Сашка, ты знаешь, у меня такое ощущение, будто я голая стою на площади, где полно народу — А у меня еще с вечера лопатки ушли назад и почти соприкасаются друг с другом, — призналась Саша. — Как будто я жду удара сзади.

Никогда не представляла себе до конца, что испытывает преследуемый человек. Это ужасное чувство незащищенности…

— Сашка, но если кто-то действительно покушался на тебя, он ведь почти наверняка повторит попытку. Как ты сможешь вести расследование, находясь под прицелом?

— Я об этом подумала, — важно кивнула Саша. — Ничего особо умного мне в голову не пришло. Но чем проще план, тем надежнее он срабатывает.

— Каков же план?

— Анюта, пошевели мозгами. Я только что выходила на улицу переодетая.

— Будешь гримироваться?

— Уверена, мне потребуется минимум маскировки. Волосы, бюст, макияж — и я неуязвима. Никакой киллер меня просто не узнает.

— А где ты будешь жить?

— Ну, допустим, в Женькиной квартире.

Она ведь пока не нашла новых жильцов. Вот я и буду таким жильцом. Я ей даже заплачу.

Однокомнатную квартиру на Чистых прудах, доставшуюся Жене по наследству от бабки, она сама называла «прокормной». Женя с девочками и мужем жила в трехкомнатной квартире в Тушине, однокомнатную же сдавала жильцам. Вырученные средства зачастую были ее единственным доходом — времена наступили тяжкие, а бизнес пока не слишком-то процветал.

— А если о тебе будут спрашивать?

— Кто? Кусков?

— Или Макс, например.

Саша нахмурилась. Она почему-то думала, что Макс обязательно позвонит в течение дня.

Но телефон молчал.

— Подписку о невыезде с меня не взяли.

Скажешь, что я отправилась к тетке в Дагестан.

Там сейчас так легко затеряться…

— В Дагестан?! Ты с ума сошла. Кто ж мне поверит?

— Если не поверят, это их дело.

— А у тебя действительно есть тетка в Дагестане?

— Есть. Так что тут все тип-топ. И учти: правду должны знать только вы двое — ты и Женька. Предупреди ее, пожалуйста. Чтобы ни муж, ни сват, ни брат… Ну, ты понимаешь. И вот еще что: сегодня вечером мне нужны будут ключи от квартиры на Чистых. Пусть Женька подъедет в мою старую редакцию и оставит у охраны конверт на мое имя.

— Хорошо. Я все поняла.

Саша вздохнула и хлопнула себя по коленкам:

— Ну, что? Можно начинать воплощать задуманное в реальность. У нас здесь есть сумка?

Какая-нибудь большая сумка, чтобы туда влезли все мои новые наряды. Надо же мне во что-нибудь одеваться.

— Кажется, у нас есть баул, в нем коробка с кремами. Сейчас пойду освобожу его и принесу Анна вышла в зал, а Саша поднялась и подошла к шкафу. Открыла створки и по очереди сняла все вешалки с одеждой. Аккуратно положила их на стол. Снова повернулась к шкафу, чтобы закрыть дверки, и.., застыла на месте.

— Анюта! — громко закричала она.

— Я здесь, — Анна появилась на пороге с сумкой в руках.

Саша сделала руки в боки и с чувством произнесла:

— Я знаю, что пропало из нашего офиса.