Прочитайте онлайн Салон медвежьих услуг | Глава 7

Читать книгу Салон медвежьих услуг
4516+1108
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7

Анастасия Леонтьева так и не дожила до своего двадцатитрехлетия. Кто-то ударил ее кулаком в лицо, сбив с ног, потом накрыл голову подушкой и выстрелил через нее из пистолета, попав прямо в переносицу. Подушку эксперт-криминалист снял. И теперь со всех стен на мертвую девушку смотрели фотокрасотки с застывшими улыбками, выставляя на обозрение голые плечи, ноги и животы.

— А вот и фирменный знак убийцы, — один из оперативников положил на стол извлеченный из сумочки жертвы картонный квадратик.

Фирменным знаком убийцы оказалась визитная карточка «Триады». В ней было отмечено, что вчера днем девушка побывала в растреклятом имидж-салоне, после чего жизнь ее не стала стоить и ломаного гроша. Ее застрелили тем же вечером, примерно от десяти до полуночи. Однако на сей раз убийца воспользовался не «береттой», а пистолетом «ТТ».

— Надеюсь, это ваша последняя родственница? — спросил Кусков, обращаясь к хозяину студии, сидевшему с остановившимися глазами в соседней комнате. — Если нет, то сообщите нам адреса остальных. Мы попытаемся предупредить их об опасности.

— Черт возьми, я ни в чем не виноват! — надрывно выкрикнул Анисимов. Руки у него дрожали, и, чтобы унять эту противную дрожь, он зажал их между коленями.

— Вас пока никто ни в чем не обвиняет, — холодно сказал Кусков.

— Вы допрашиваете меня снова и снова!

Лучше бы сделали что-нибудь! Каждую неделю кого-нибудь убивают, а вы…

— И заметьте — убивают кого-нибудь из вашего окружения. Подумайте, Вадим Сергеевич, вы ничего не упустили? Есть ли у вас враги? Может быть, экспансивная брошенная женщина? Вам не угрожали? Странные звонки по телефону?

— Я ничего не знаю!

— Как убитая попала в вашу студию?

— Не знаю!

— Вы не хотите с нами сотрудничать?

— Хочу. Только дайте мне прийти в себя.

— На это нет времени. Когда эксперты закончат, я попрошу, чтобы вам сделали чашку кофе. Или нет. Лучше вы поедете с нами. Я самолично заварю для вас кофе в своем кабинете.

Согласны?

— Разве у меня есть выбор?

— По крайней мере, с нами вы будете в безопасности.

— Не думаю, что опасность угрожает именно мне.

— Да? — Кусков опустился на стул напротив. — А что вы думаете? Вы ведь что-то думаете? Какова ваша версия происходящего?

— Какой-то маньяк… Ему не нравятся красивые женщины.

— Не все красивые женщины. А лишь те, которые имеют какое-то отношение к вам.

И вот еще странное стечение обстоятельств — каждая из них накануне смерти намеревается стать еще красивее и.., идет в салон под названием «Триада». Будто злой рок ведет ее туда.

Как только в сумочке бедняжки оказывается карточка с назначенным визитом — пах! — и жизнь ее странным образом обрывается.

Вадим облизал сухие губы и еще сильнее стиснул руки. Потом быстро взглянул на Кускова и сказал:

— Меня это волнует не меньше, чем вас.

А может, даже больше. В конце концов, убили мою жену.

— Еще сестру и свояченицу, — подсказал Кусков, поддержав пальцем очки на носу.

— Единственное, в чем я могу себя обвинить, так это в том, что недавно в дым разругался с этой вздорной девицей.., простите, с последней жертвой. С Настей, короче говоря.

— Ну-ну, рассказывайте, — подбодрил его Кусков, усаживаясь напротив. — Из-за чего же вышла ссора?

— Она почему-то решила, что я убил Аду.

— Вот как? Интересно… У нее были основания?

— Да не было у нее никаких оснований! — зло воскликнул Вадим.

Несколько человек, ходивших по комнате, оглянулись и посмотрели на него. Вадим пошевелился на своем стуле, извлек из заднего кармана джинсов мятую пачку сигарет и щелкнул зажигалкой.

— В тот последний раз, как мы с ней виделись, девчонка налетела на меня как коршун.

Вообще-то я не слишком хорошо с ней знаком.

Был знаком не слишком хорошо. Ада встречалась с ней время от времени. Но чаще всего они вдвоем ходили в какой-нибудь ресторан или бар. Пили вермут и болтали. Ада не распространялась о своих родственниках. А я не настаивал.

— Почему?

— Ну.. Меня они мало интересовали, если уж начистоту.

— Кто у вас еще остался? Из родственников, я имею в виду.

— Никого нет.

— А какая-нибудь близкая подруга?

Вадим отрицательно покачал головой.

— Вы ведь понимаете, — не отставал Кусков. — Я интересуюсь не из праздного любопытства. Поэтому если есть женщина, чья судьба вам небезразлична… — Он сделал многозначительную паузу.

— Черт возьми, да нет у меня никого! — снова взорвался Вадим.

— Ну ладно, ладно… — Кусков примирительно вытянул перед собой руку. — Оставим пока эту тему и вернемся к Леонтьевой. Когда, говорите, вы виделись с ней в последний раз?

— Позавчера. Она приходила сюда.

— Как она узнала, где находится студия?

— Они бывали здесь с Адой неоднократно.

Года два назад я даже делал Настин художественный портрет.

— Я хотел бы на него взглянуть.

— Попробую поискать. Но там нет ничего интересного. Коса через плечо, кружевной воротничок. Даже челку не захотела выпустить.

Так что я сделал акцент на глаза. На снимке получилась глазастая девица, вот и все.

— Сколько существует ключей от студии?

— Ключей? — Вадим озадаченно нахмурился. — Один у меня на общей связке и один запасной. Висит на гвоздике возле стеллажа.

Кусков сходил в другую комнату и тут же вернулся:

— На гвоздике, положим, ничего не висит.

Выходит, Леонтьева открыла эту дверь запасным ключом. И вы, конечно, не видели, когда она его взяла?

— Нет.

— Ну, хорошо. Она явилась к вам в студию.

Как все происходило, можете описать? Только поподробнее. Сколько было времени, чем вы были в это время заняты, все такое.

— Так. — Вадим потер лоб и зажег новую сигарету, выкурив предыдущую до самого фильтра. — Было около одиннадцати утра…

* * *

Саша проснулась с ощущением, что накануне с ней случилась какая-то гадость. Минуты две ей потребовалось на то, чтобы вспомнить весь вчерашний вечер. Во рту мгновенно пересохло от страха. В нее стреляли! И где-то здесь, в квартире, должен быть Макс. В ту же секунду она услышала звон посуды, доносившийся с кухни. Саша натянула халат и позвала:

— Макс!

Он тотчас же появился на пороге — абсолютно заспанный, с всклокоченными волосами и отросшей щетиной.

— Доброе утро! — сказал он, склонив голову к плечу. — Ты любишь поваляться в постели?

— В каком это смысле? — подозрительно спросила Саша.

— Просто претендую на то, чтобы первым принять душ.

— А-а-а, в этом смысле. Валяться я не люблю, но ванну тебе уступлю, так и быть. Чистые полотенца в шкафчике.

Когда зашумела вода, Саша схватила телефон и с невероятной скоростью принялась тыкать в кнопки. Дома у Анны на звонок ответил какой-то мужчина. Повинуясь привычке, Саша тут же ляпнула:

— Басов, это ты?

— К счастью, нет, — ответил приятный баритон.

— Извините. Анну можно попросить? — Саша готова была откусить себе язык.

Анна тут же перехватила трубку:

— Сашка? В такую рань звонишь, наверняка вчера за ужином случилось что-то ужасное.

— Ты совершенно права.

— Надеюсь, человек из «Офелии» в порядке? Ты его не кастрировала?

— Анюта, мне сейчас не до шуток. С Тишинским все в порядке. Представь себе, он до сих пор со мной.

— Ого!

— Это не то, что ты думаешь. Вчера, когда мы вышли из ресторана, кто-то выпустил пулю прямо в меня.

Саша принялась в подробностях рассказывать о происшествии.

— Ты где сейчас? В милиции? — спросила Анна.

— Мы не поехали в милицию. Мы просто сделали ноги. И теперь я не знаю, что нужно предпринять.

Саша услышала, что баритон там, у Анны, что-то быстро говорит.

— Подожди минутку, — сказала та и прикрыла трубку ладонью. Через некоторое время ее голос снова ожил в телефонной трубке:

— Можешь сделать так, чтобы Тишинский задержался у тебя еще на один час?

— Думаю, это легко. Вполне возможно, мы с ним просидим тут гораздо дольше.

— Обещай, что ровно час вы проведете в квартире.

— Обещаю.

— Потом я тебе перезвоню и проинструктирую, что делать дальше.

— Это твой приятель взял бразды?

— Да.

— А он кто?

— Не важно. Потом расскажу.

Едва Саша положила трубку, как из ванной появился Макс. Волосы его были влажными, и он их тщательно зачесал наверх.

— Ты в курсе, что в доме нет вообще никакой еды? — с места в карьер спросил он.

— Не может быть, — не слишком уверенно возразила Саша.

— Может, может. Я проинспектировал холодильник. Там только банка консервированных ананасов.

— Будет буржуйский завтрак. Кофе с ананасами.

Макс покорно вздохнул, а Саша рассмеялась:

— Есть еще тушенка, печенье, чипсы и пельмени в морозилке. Устраивает?

— Еще бы! Только приготовлю я сам.

— Чего это вдруг?

— Ты ведь говорила — от тебя муж сбежал.

— Ах ты! — Саша замахнулась на него кухонным полотенцем. — Юморист доморощенный.

Потом она посмотрела на одеяло, которым они вчера занавесили окно, и ей тут же расхотелось веселиться.

— Думаю, маскировку можно снять, — ответил Макс, проследив за ее взглядом. — Я сейчас.

Заодно осмотрю окрестности. У тебя есть бинокль?

Он знал, что есть. Ночью во время обыска в коричневом портфеле рядом с диктофоном и пистолетом он обнаружил бинокль в красивом бархатном футляре. Саша сказала ему:

— Возьми в портфеле, он стоит в коридоре под вешалкой.

«Потрясающее самообладание, — подумал — Макс. — Или потрясающая беспечность. Она уверена, что я возьму бинокль и не буду рассматривать, что лежит по соседству».

— Что будем делать дальше? — спросила Саша. — Мы ведь даже не можем выйти на лестничную площадку. Вдруг нас там кто-нибудь поджидает?

— Я позвоню своим друзьям, — сказал Макс. — И они вытащат нас отсюда.

— Ладно, — Саша не стала уточнять, что своим друзьям она уже позвонила. — А дальше?

— Там видно будет.

Саша специально старалась потянуть время, чтобы Макс внезапно не собрался действовать.

Примерно полчаса у них ушло на то, чтобы навести в квартире относительный порядок. Позже, пока Саша возилась на кухне, Макс взял бинокль и, отправившись в гостиную, устроился возле окна. Немного отодвинул занавески, настроил фокус и принялся оглядывать двор. Он медленно вел бинокль вниз, пока в поле зрения не попал его собственный «Фольксваген».

— Это что еще такое? — пробормотал Макс и даже вскочил от неожиданности.

Рядом с его машиной сидел на корточках человек. Дверца была открыта.

— Не понял, — сказал Макс.

Он стал внимательно рассматривать человека, который химичил возле машины. Довольно молодой блондин, накачанный, в светло-голубых джинсах и рубашке-поло, на руках ни перстней, ни татуировок.

Удостоверившись, что Саша ничего не слышит из-за шума льющейся воды и шкворчащей сковородки, Макс взял свой сотовый и набрал номер.

— Привет, братишка, — по-деловому сказал он. — На меня тут наехали. Надо проверить «Фольксваген». Прямо сейчас. Сам видел, как в нем кто-то копался. Так что записывай адрес.

Отключившись, Макс отправился на кухню.

И только они с Сашей позавтракали, как зазвонил ее телефон. На проводе была Анна.

— Сашка, давайте одевайтесь по-быстрому Мы тут проверили подъезд и все подступы, никого нет.

— Кто это мы?

— Я, мой друг Денис и друг Дениса.

— Прекрасно.

Саша быстро объяснила Максу ситуацию, и буквально через пять минут они уже стояли на пороге, готовые к выходу.

— Может быть, мне стоит взять с собой документы и деньги? Когда еще удастся сюда вернуться?

— Не дури, — заявил Макс. — Все образуется. Возьми только паспорт.

Саша покорно кивнула. В дверь позвонили.

— Сашка, это я! — крикнула Анна, не дожидаясь, пока ее рассмотрят в «глазок». — Скоро вы там?

Саша открыла дверь и быстро познакомила ее с Максом.

— Денис спускается сверху, так что не пугайтесь, — предупредила Анна. — А вот и он.

Денис, это Саша. А это Максим.

Мужчины пожали друг другу руки, быстро и внимательно оглядев один другого. Макс даже глазом не моргнул, хотя сразу понял, что именно этот тип только что открывал его машину.

Когда вся компания вышла на улицу, у подъезда их встретил еще один человек, который представился просто Мишей, хотя на вид ему было лет шестьдесят.

— Это что, Денисов папа? — шепнула Саша Анне на ухо.

— Говорит, друг. А там кто его знает? — Анна сильно сжала руку подруги и быстро проговорила:

— А теперь, Сашка, тебе нужно избавиться от своего Макса. Давай, спроваживай его.

— Ты думаешь, это срочно?

— Делай, как я говорю.

— Ну что же, Макс, — громко сказала Саша. — Все твои мучения позади. Ребята берут меня под свое крыло. Так что…

Макс тронул ее за руку и отвел немного в сторону:

— Мне не хочется тебя оставлять.

— Не можешь же ты стать моим телохранителем.

— Я серьезно.

— Мне нужно разобраться в ситуации, Макс.

— Я понимаю. И все-таки… Впрочем, ладно, — махнул он рукой. — Отпускаю тебя до вечера. Как ни крути, а сегодня мне надо хотя бы показаться на работе. Кстати, а твой номер?

Саша полезла в сумочку, и в это время Денис сказал:

— Надо уходить. Не стоит нам торчать здесь, как кочкам на болоте.

— Да-да, уходим. — Саша сунула в руку Максу неровно оборванный листочек и улыбнулась:

— Пока! И спасибо тебе.

Втайне она надеялась, что Макс ее поцелует хотя бы в щечку, но он даже не попытался.

«Слишком много народу», — подумала Саша и, подчиняясь окрику Анны, помахала рукой.

Макс посмотрел им вслед, засек номер «Москвича» и тут же достал мобильный:

— Привет, это я, — не здороваясь, сказал он. — По-быстрому пробей номерок одной тачки. Записывай…

* * *

Игорь Шитов с раннего утра позвонил своему помощнику Пете Жалееву.

— Мне нужен Чушкин, — без предисловий начал он. — Привези его ко мне домой.

— Толяна? Когда?

— Немедленно.

— Понял.

— Сделай все тихо. Чтоб ни одна живая душа. Ни Коробкин, ни Кроткий, ни тем более Хомяков с Бизиным. Усвоил?

— Ну, — серьезно ответил Петя.

Он не слишком хорошо понимал, какую игру ведет его начальник. С одной стороны, Шитов доверял ему. Но с другой — все равно был «вещью в себе». Что за планы складывались в его голове, Петя понятия не имел. Он догадывался, конечно, что дело опасное и темное, связанное с убийством. И все, как всегда, началось с Хомякова.

В душе Петя считал Хомякова мыльным пузырем. Не было в нем ничего, достойного уважения — ни характера, ни настоящего авторитета, ни денежной жилки, которая всегда позволит держаться на плаву, например, Косте Бизину Бизин был начальником. А Хомяков — его бездарным приложением. Бизина нужно было только охранять. С Хомяковым приходилось нянчиться. Хорошо, что не он, Петя, руководит службой безопасности. Он — хоть и доверенный, но все же рядовой сотрудник. Вся ответственность лежит на Шитове. Сейчас Петя испытывал по отношению к Игорю даже что-то похожее на сочувствие.

Официально Чушкин числился в службе безопасности фирмы, Игорь Шитов был его начальником, поэтому он, не рассуждая, сел с Петей в машину и молча уставился в окно.

"А ведь Толян нервничает, — подумал тот, бросая косые взгляды на приятеля. — Интересно, что у Игоря за дело к нему? Наверняка оно касается Хомякова. Иначе и быть не может.

И Толян это чувствует. Вон как пальцы сцепил, захочешь — не разогнешь".

Игорь между тем мерил шагами комнату Светка уже убежала на работу, и он мог свободно распоряжаться квартирой. На его памяти это был первый раз, когда он вызывал кого-то прямо к себе домой. Но сегодня — случай исключительный. Ему нужна конфиденциальность — полная и абсолютная. Игорь бросил взгляд на диктофон, стоявший в центре стола, и мотнул головой. В диктофоне находилась кассета, которую Чушкину просто необходимо прослушать. В офисе или в машине делать это небезопасно, там могут запросто подслушать.

Не в лес же его везти! Игорь отнюдь не был перестраховщиком, он слишком хорошо знал, как все бывает в этой жизни на самом деле. То, что для свежих людей могло бы стать откровением, для него являлось обыденностью, не более того.

Чушкину предстояла неслабая работа. На репутации фирмы, ответственность за которую Игорь нес, не должно быть ни одного пятнышка. Но сейчас над ней нависла угроза. Однако он знал, что нужно сделать, чтобы отвести ее.

* * *

— Почему ты мне раньше не рассказала всю эту хреновину про убийства? — спросил Денис, забрасывая в рот фруктовый леденец.

— Зачем бы я стала тебе голову забивать? — Анна пожала плечами.

— У тебя странные понятия о мужских приоритетах.

Они ехали в раздолбанном «Москвиче», за рулем сидел молчаливый Миша, Саша — на переднем сиденье рядом с ним.

— Я думала, ты — учитель! — Анна не желала сдаваться и сказала это тоном обвинителя.

— Я и есть учитель. Ты же не спрашивала, кого, где и чему я учу.

— А я могу про это спросить? — Саша всем корпусом повернулась назад. — Что же вы преподаете?

— Боевые искусства.

— Ого! А кому?

— Слушателям одной очень закрытой школы.

— Взрослым слушателям, надо понимать.

— Конечно.

— А вы, Миша? — Саша вернулась в исходное положение и пытливо посмотрела на человека за рулем.

— Я как раз один из слушателей.

— А стоит ли вам в таком случае, мальчики, — заинтересованно спросила Саша, — влезать в это скользкое дело? Ведь милиция не выпускает нас из поля зрения. Так что…

— Слышишь, Миша? — с напускной серьезностью спросил Денис. — Можешь засветиться.

Местные менты возьмут тебя на карандаш и станут тщательно проверять.

Миша коротко усмехнулся. Оба мужчины явно забавлялись Сашиной заботой.

— А теперь расскажите об этом Тишинском.

— Я же тебе все объяснила, — откликнулась Анна. — Кто он такой, откуда взялся.

— Думаю, Макс здесь ни при чем, — как можно более равнодушно сказала Саша.

— Мы ведь сами вышли на эту «Офелию», — подхватила Анна. — Совершенно случайно.

Клянусь.

— Он странно себя повел, — не сдавался Денис.

— Например? — Саша внутренне ощетинилась.

— Например, он уехал на своем «Фольксвагене» с дыркой в сиденье. Как будто так и должно быть.

— С пулей в сиденье, — поправила Анна.

— Нет, именно с дыркой. Пулю я вытащил.

Саша сосредоточенно думала.

— Если бы цены у «Офелии» были чуть повыше, никакого Макса вообще не было бы рядом со мной, — сообщила она итог своих размышлений.

— Я понимаю, понимаю… — Денис сощурился, сосредоточенно глядя в окно. — И все же он показался мне подозрительным.

— Не знаю, как такое может быть! — раздраженно заявила Саша.

— Ладно, оставьте это нам с Мишей. Позже мы немного посовещаемся…

Когда они подъехали к «Триаде» и вошли в кабинет, навстречу им поднялась хмурая Женя.

Ее познакомили с мужчинами и объяснили, что при них можно говорить абсолютно обо всем.

— А вы знаете, что у нас случилось? Кто-то ночью влез в офис.

— Только этого еще не хватало! — Саша, вознамерившаяся было плюхнуться в кресло, застыла на месте.

— Я прихожу, наружная дверь просто прикрыта, дверь в кабинет тоже.

— А сигнализация?

— Вырубили.

— Чудесно! — Анна потерла лоб.

Тем временем Денис с Мишей осмотрели следы проникновения.

— Что касается сигнализации, — сообщил Денис, — то здесь действовали наверняка. Знали, что необходимо сделать. Никаких глупостей.

— Придется звонить следователю. Этому, как его, Кускову, — констатировала Саша. — Его визитка лежит под стаканчиком с карандашами.

— Прежде надо выяснить, что у нас пропало, — предложила Анна.

— Ничего не пропало, — сказала Женя. — Я проверила каждый флакончик талька, каждую салфетку и бумажку.

— А компьютер? — спросил Миша.

— Там ничего важного. Я даже пароль не ставила — смысла нет. Одна наша бухгалтерия.

Великая тайна!

— И все-таки зачем-то сюда залезли, — не уступил Денис. — Вам обязательно нужно догадаться зачем. Вас и следователь об этом спросит.

Ну-ка, сядьте и сосредоточьтесь.

Женщины послушно сели. После нескольких минут молчания Саша покачала головой:

— Нет, не знаю.

— Я тоже, — пожала плечами Анна. Потом робко спросила:

— Может быть, на сегодня «Триаду» закрыть? А то через час придут мастера, потом потянутся клиенты, не думаю, что следователь будет доволен. Может быть, мы здесь уничтожаем важные следы?

— Ежу ясно, что уничтожаем, — пробормотала Саша. — Я позвоню Татьяне, обрисую ситуацию, пусть сядет на телефон и все отменит.

— Хороший бизнес! — сказала Женя с горьким сарказмом.

— Ну что ж, расстанемся до вечера, — ре-1 шил Денис. — Вы тут разбирайтесь со следователем, а мы с Мишей попробуем разложить ситуацию по полочкам. Думаю, Аня, Александру тебе следует взять вечером с собой.

— А за мной снова будут охотиться? — напряженно спросила Саша. — Тогда я подставлю под удар и ее тоже.

— Не волнуйся, мы за этим последим.

— За чем?

— Да за вашей безопасностью, дурочка.

Когда мужчины вышли, Женя мрачно сказала:

— Да-а, дела действительно плохи. Сашку обозвали дурочкой, а она в ответ промолчала.

— Неужели ты не понимаешь, что я в шоке?

В конце концов, за мной кто-то охотится.

— Поверить не могу, что ты так безответственно отнеслась к вчерашнему покушению, — покачала головой Женя. — Почему ты не позвонила в милицию? Объясни мне? Ведь страшно же до чертиков: Аду застрелили, Вику застрелили. Теперь стреляют в тебя, а ты едешь домой с незнакомым мужиком и ведешь себя как ни в чем не бывало.

— Макс сказал, что, узнав о покушении, оперативники из меня сразу же сделают приманку номер один. За мной будет ходить «хвост», что, естественно, вряд ли спасет при нападении. Они всегда так делают.

— А ты, конечно, знаешь, как они всегда делают! Такое впечатление, что у тебя башню снесло.

— А теперь я и подавно не могу ничего рассказать этому Кускову, — заявила Саша. — Пулю Анютины приятели утащили, Макс скрылся в трубе, мне не хочется его подставлять…

— Ах, Макс! Ну, конечно! — возопила Женя. — Хорошенькая постановка вопроса. Лучше ходить под прицелом, чем создать неудобства этому красавчику.

— Он вовсе не красавчик, — возразила Саша.

— Девочки! О чем вы говорите! Какая-то невероятная чушь! — вмешалась Анна. — Женька, доставай визитку и звони куда следует.

— А что же я буду говорить про выстрел? — всплеснула руками Саша.

— А ты не говори про выстрел. Скажи, тебе со вчерашнего вечера кажется, что за тобой следят. Они дадут тебе охрану, я уверена.

— Велика птица! Охрану мне давать. Пинка под зад мне дадут, вот и все.

В этот момент зазвонил телефон. Саша, нервно схватившая трубку, услышала голос Вадима Анисимова. Выслушав его, Саша медленно села. Все краски схлынули с ее лица. Дальнейший разговор сопровождался междометиями и растерянными вскриками.

— Что? — хором спросили Анна с Женей, впившись в нее глазами, когда она положила трубку.

— Помните нахальную девчонку, которая хотела свести веснушки?

— Да, — одними губами ответила Анна. — Настя ее имя.

— Знаете, кем она была? Младшей сестрой Алы Анисимовой. Ее убили вчера вечером.

— Я сама заполняла ей карточку для следующего визита, — нервно сглотнув, сказала Анна.

— Думаю, следователю звонить не потребуется. Он сам сюда явится. Поскольку эту карточку нашли у нее в сумочке.

* * *

— Ну, что, шпион хренов? — мрачно спросил Кусков, постукивая карандашом по столу. — Как себя дальше поведешь?

Денис неопределенно пожал плечами:

— А что, Андрей Андреевич, я разве мешаю следствию?

— Он не ту женщину выбрал, — сообщил Миша, разминая сигарету. — Еланская — вот на кого надо было направить обаяние.

— Да это все вышло совершенно случайно.

Я ведь вам говорил, — разозлился Денис. — Увидел в ресторане Луговскую, узнал ее, понял, что она поссорилась со своим бойфрендом, и воспользовался моментом. Сплошной экспромт.

— А пуля? — спросил Миша.

— А что пуля? Пуля как пуля, — пробормотал Кусков. — Не подходит ни к одному нашему случаю. Анисимову и Карташову застрелили из одного и того же оружия, из «беретты». В Леонтьеву стреляли из «ТТ». А пуля, которую вы выковыряли из сиденья машины человека по имени Макс, выпущена из «глока».

— Совершенно убойная вещь, — прокомментировал Миша. — Пробивает лошадиный череп, как конфетную обертку.

— Я ни черта не понимаю в этой схеме, — сказал Денис. — Какой-то собачий бред.

— Версию криминала в салоне Карташовой можно со счетов сбросить, — сообщил Кусков. — Нет там ничего. Несмотря на то что их «крыша» в полном составе отправилась в места не столь отдаленные.

— А фамильная ненависть?

— Так мы ж не в Англии, Миша, — усмехнулся Денис.

— То, что убирают родственников Анисимова, конечно, наводит на размышления. — Кусков поправил очки на носу. — Но пока семейная версия тоже не вырисовывается. Ни мотивов, ни подходящей кандидатуры на роль убийцы.

— А если это сам фотограф? — предположил Денис. — Может, он крэзанутый? Вы ведь знаете, у психопатов мотивы совершенно улетные.

— На время убийства жены у него железное алиби, — покачал головой Кусков.

— А если он действовал не сам? Нанял кого-то?

— При таком количестве жертв Анисимов бы обязательно вступил с этим кем-то в контакт. Мы бы тут же их накрыли.

— Достаточно расколоть любое из убийств, как клубочек легко распутается, — сказал Миша, пуская дым в потолок.

— А что делать со взломом в «Триаде»? — задумчиво спросил Денис.

— Похоже, тут все просто. — Кусков откинулся назад и скрестил руки на груди. — Скорее всего, в салоне побывала Леонтьева.

— Эта девчонка? Одна?

— Представь себе.

— А сигнализация?

— Знаешь, где Леонтьева работала последние полгода? В подмосковной фирме «Сигнал», занимающейся продажей и установкой сигнализационных систем.

— Класс. Но зачем она туда полезла? — нахмурился Миша.

Денис мгновенно откликнулся:

— Да, вероятно, ни за чем. Наобум полезла.

Она же возомнила себя сыщицей, пыталась самолично отыскать убийцу сестры. Сначала побывала в салоне как клиентка, разведала обстановку, а ночью решила пошуровать в офисе.

Авось нашла бы что-нибудь.

— А если она и в самом деле что-то нашла? — пытливо спросил Кусков. — Какую-то улику. За это ее и шлепнули.

— Но характер убийства совсем другой.

В Леонтьеву стреляли не с улицы, как это было в случае с Анисимовой. И не в подъезде, как это было в случае с Карташовой. Плюс еще эта подушка…

— Возможно, убийство Леонтьевой не было спланировано заранее.

— Или ее убил кто-то другой.

— Или нас просто пытаются запутать.

— Надо заставить девочек из салона основательно поломать голову над тем, что могло исчезнуть из их офиса, — высказал идею Миша.

— Надо. — Кусков хлопнул ладонью по столу. — Душу из них вытрясите, но узнайте, что пропало.

— Мы встречаемся вечером, — сказал Денис. — Из салона все вместе поедем к Луговской домой. Если маршрут по какой-то причине изменится, я позвоню.

— За Еланской надо бы присмотреть, — заметил Кусков. — Как ни крути, а кто-то ведь выпустил в нее пулю.