Прочитайте онлайн Салон медвежьих услуг | Глава 6

Читать книгу Салон медвежьих услуг
4516+1106
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6

Анна пыталась преодолеть душевный разлад и все свои нравственные силы бросила на то, чтобы придумать для Саши новый умопомрачительный имидж.

— Чувствую себя довольно странно, — призналась Саша, закидывая ногу на ногу. — Сто лет не показывала посторонним своих коленок.

— Это ничего, — усмехнулась Анна. — С твоим характером ты быстро обвыкнешься. Еще будешь выставлять их напоказ.

Саша и в самом деле преобразилась. Ее обычное каре превратилось в короткую стрижку, волосы мелировали и уложили гелем сильной фиксации, под макияж нанесли ровный слой крем-пудры. С нее удалось содрать брюки, и теперь Саша выглядела совершенно другой женщиной в облегающем темно-синем платье и черных туфлях на невысоком скошенном каблучке, стоимость которых поначалу привела ее в ярость.

— Все, что мы купили, я пока оставлю здесь.

Домой уже не успею заехать. — Она хотела взглянуть на часы, но, обнаружив вместо них браслет, закатила глаза. — Сколько там натикало?

— Через полчаса можешь выезжать, — не оборачиваясь, ответила Женя.

В этот момент в дверь просунулась голова Томочки, мастера по прическам.

— Простите, там у нас клиентка без записи.

А мы все заняты.

— Я сама поговорю с ней, — тотчас же поднялась Анна.

Саша от нечего делать отправилась следом.

Новая клиентка оказалась молоденькой круглощекой девицей. Длинные светлые волосы заплетены в толстую косу. Саша сто лет не видела, чтобы кто-нибудь носил такую.

— Сколько стоит отбелить веснушки? — с ходу поинтересовалась девица. В ее голосе и позе читалась забавная самоуверенность.

Анна пустила в ход свое знаменитое обаяние и, взяв прейскурант, принялась что-то тихо обсуждать с посетительницей. Саше стало скучно.

Поглядев на себя во все наличествующие зеркала по очереди, она хмыкнула и вернулась в кабинет. Однако перед уходом обратила внимание на женщину, сидящую в одном из кресел. «Кажется, я где-то ее уже видела», — подумала Саша и нахмурилась. Ей потребовалось время, чтобы сообразить, что несколько дней назад эта же самая женщина стояла перед салоном и таращилась на окна директорского кабинета. Саша еще тогда подумала, что надо купить жалюзи.

Женя не поддержала ее порыва потрепаться, предпочитая общаться со своей бухгалтерской программой. Закурив, Саша уселась прямо на стол, вытянув ноги и придирчиво разглядывая их. Вдруг дверь распахнулась, и давешняя девица с косой ворвалась внутрь, но, наткнувшись прямо на Сашу, разочарованно сказала:

— Я думала, у вас тут сауна или кислородные ванны.

Окинув кабинет прощальным взглядом, она ретировалась, позабыв извиниться за вторжение.

— В ее летах, — с неудовольствием заявила Саша, — надо грызть гранит науки, а не веснушки сводить. Во, какая мордастая.

— Господи, как не правильно нас воспитывали! — отозвалась Женя. — Она ведь хорошо делает, что заботится о своей внешности смолоду — Да, ты права, — смилостивилась Саша. — Если бы я лет с восемнадцати бегала по салонам красоты, Еланский у меня вот бы где сидел!

— Неужели он тебя до сих пор так колышет?

— Меня колышет не он, а странный жизненный парадокс.

— Какой?

— Отчего мужчины покоряются с таким большим трудом, а потом так легко меня бросают?

— Фи! Тоже мне, загадка! Ты слишком много себе позволяешь.

— Как это?

— Во-первых, ты мужикам хамишь. — Женя сделала оборот на своем вертящемся стуле и, положив локти на коленки, уперлась кулачками в подбородок. — Действительно, Сашка, это правда: нахамить мужику тебе ничего не стоит. — Саша хмуро молчала. — Во-вторых, ты слишком умничаешь. Не даешь мужику почувствовать себя на высоте. Все время норовишь показать, где его место. В-третьих, ты не поддаешься на лесть, высмеиваешь комплименты, не умеешь кокетничать, романтические порывы называешь охмурежем, а самые нежные ухаживания — сексуальным инстинктом.

— Это все я? — "не поверила Саша.

— Безусловно.

— А ты ничего не преувеличиваешь?

— Преувеличиваю? Да ты возьми своего последнего ухажера!

— Павлика, что ли?

— Угу. Как сейчас помню: этот тихий, почти робкий человек после одного ужина топал ногами и потрясал над головой сжатыми кулаками.

Кстати, что он тебе говорил?

— Он спрашивал, когда я наконец заткнусь.

А я ответила: только когда во мне что-нибудь сломается.

Женя рассмеялась.

— Знаешь что? — сказала она. — Тебе сейчас идти на важное свидание. С мужчиной.

— Думаешь, я могу сорвать деловую встречу?

— Запросто сорвешь. Если тебе что-нибудь в этом бедолаге не понравится, ты ведь его живым не отпустишь.

— Так что же делать? — осведомилась Саша.

— Давай попробуем самоконтроль. — Женя схватила свою визитку и, разложив ее на столе, аккуратно написала на обратной стороне два слова, после чего протянула ее Саше. — Вот, все время держи при себе. Он тебе что-нибудь скажет, а ты, прежде чем ответить, посмотри, что там написано.

— А что там написано? — Саша взяла визитку. На ней крупным Жениным почерком было выведено: «Не хами».

— Боже мой, я — хамка! — скорбно воскликнула Саша, — Мне надо давить свои порывы.

— Смотри, опоздаешь А это не самое лучшее начало переговоров.

— Ладно, я пошла. Как ты думаешь, можно будет разрешить проводить себя до дома? — спросила Саша, уже открыв дверь.

— Можно, можно, — крикнула ей вслед Женя, после чего буркнула себе под нос:

— Только боюсь, он не захочет.

* * *

Саша поймала машину, потому что рассчитывала как минимум на ужин с вином. Встреча была назначена в ресторанчике «Старый скрипач», неподалеку от Цветного. Расплатившись с водителем, она вошла в проулок и почти сразу попала в крошечный чистенький дворик, гладко заасфальтированный, с двумя длинными клумбами, засаженными анютиными глазками.

Саша сразу вспомнила детство, когда анютины глазки высаживали повсюду, теперь же они превратились почти что в экзотику.

Перед дверью ресторана стояло около десятка машин, какой-то весьма элегантный мужчина выходил из «Фольксвагена». В этот момент сзади, как из-под земли, появились два бритоголовых парня. Обгоняя Сашу с двух сторон, они начали отпускать сомнительные комплименты в ее адрес. Саша промолчала, но парни притормозили, и один сказал другому:

— А телку-то никто не пасет! Давай увезем ее и устроим втроем фейерверк.

— Фейерверка не получится, — бросила на ходу Саша. — Фитильки у вас коротки.

Мужчина возле «Фольксвагена» усмехнулся.

Саша, приободренная его присутствием, ускорила шаг. И тут один из парней шлепнул ее по мягкому месту, другой всей тушей навалился на плечи, попытавшись сгрести в охапку. Разгневанная Саша отбросила его руку и сделала королевский мах ногой, вознамерившись дать нахалу пинка под зад, но тот увернулся, и оба приятеля с хохотом скрылись в узком переулке в глубине двора.

Мужчина, задержавшийся возле «Фольксвагена», еле сдерживал смех.

— Если вам действительно так смешно, заплатите за представление, — выпалила Саша.

Тот не выдержал и громко расхохотался, откинув голову назад. Это Сашу почему-то безумно взбесило.

— Прекратите смеяться, а то…

— Съедите меня? Ой-ой-ой… — насмешливо пропел тот.

Саша рассвирепела.

— Вот вам!

Повинуясь неожиданному порыву, она размахнулась и от души шарахнула его сумочкой по голове.

— Черт побери! — воскликнул незнакомец, сразу перестав веселиться и схватившись за голову — Вы на меня напали!

— Надеюсь, рога целы?

— Я не женат, поэтому не могу быть рогоносцем.

— Вы не рогоносец, а козел!

— Грубо.

Не обращая больше на него внимания, Саша достала из сумочки телефон и быстро набрала номер. Тут же раздался звонок — это заливался телефон незнакомца, лежавший на переднем сиденье «Фольксвагена».

— Кажется, это я вам звоню, — с неудовольствием констатировала Саша. — Неужели вы Тишинский?

Мужчина кивнул.

— Ну, конечно. Иначе и быть не может, — скорбно заявила Саша.

— Зовите меня Макс, — усмехнулся тот, машинально потирая затылок. — А вы, получается, Саша?

— Александра.

— Что ж, надо выпить за столь приятное начало знакомства.

Поджав губы, Саша первой вошла в зал ресторана. Здесь было просторно, но очень уютно.

— Честно говоря, — сказал Макс, — я даже не знаю, как теперь строить беседу. Я полагал, что сначала будет ужин, а потом деловая часть.

Но после вашего небольшого приключения…

— Мы можем поговорить о делах во время ужина, — предложила Саша.

Они оба не сговариваясь заказали рыбу, к которой по распоряжению Тишинского подали невиданное Сашей доселе белое французское вино. Ужин прошел в неприличном молчании, и лишь за кофе ее спутник поинтересовался:

— А как, собственно, вы узнали о нашей фирме?

— Элементарно, Макс. Разумеется, Интернет-реклама. А вы что подумали?

— Подумал, что вы взломали базу данных ЦРУ. Новые клиенты иногда бывают слишком шустрыми. Итак, у вас…

— Имидж-салон.

— Салон красоты, надо понимать?

— Почти. У нас не только непосредственно наводят красоту, но и вырабатывают стратегию: как достичь совершенства.

— Здорово. То есть если я заплачу, мне скажут, на какую сторону зачесывать челку и какого цвета рубашки больше всего подходят к моим глазам?

Саша достала визитку с Женысиным предупреждением, несколько секунд внимательно смотрела на нее, потом смиренно ответила:

— Что-то вроде.

Они немного поговорили о деле под медленную мелодию, которую на протяжении вечера исполнял абсолютно поглощенный собой музыкант.

— Почему, интересно, ресторан называется «Старый скрипач», а музыкант играет на рояле? — вслух подумала Саша.

— Для скрипача, да еще старого, здесь слишком душно.

Сашу настолько распирало желание сделать собственный комментарий к этому заявлению, что она снова полезла в карман за Женькиной визиткой. Видимо, именно это и позволило им достаточно мирно договориться относительно предстоящих закупок.

На вид Максу Тишинскому можно было дать лет сорок, может, чуть поменьше. Рост и фигура Саше понравились, прямые русые волосы зачесаны набок, лицо, правда, не особо выдающееся. Зато у него была широкая улыбка и хорошие глаза. Саша придавала выражению глаз большое значение. Дошло до того, что она стала пристально смотреть на него поверх бокала с вином. Тот в конце концов не выдержал и сказал:

— Вы, по-моему, строите мне глазки.

— Нет, что вы. Вам показалось. Я практикую только безопасный флирт.

— Что такое безопасный флирт?

— Это флирт с импотентами. Вы ведь не импотент?

Макс усмехнулся и покачал головой:

— Да-а… Вам палец в рот не клади!

— Это точно. У меня здоровые зубы и хорошо развитые рефлексы.

— Черт побери, ну что за женщина! — воскликнул он.

Саша не поняла, чего больше было в этом возгласе — восхищения или досады. «Зачем я его постоянно подкалываю?» — подумала она.

В этот момент Макс галантно пригласил ее на танец. Он оказался выше и крупнее ее, и это было приятно.

— Хорошо, что моя начальница передоверила мне сегодняшнюю встречу, — прошептал Макс, чуть теснее прижимая к себе партнершу — Вы ее видели? Тело века, доложу я вам.

— Нет, мы не знакомы, — холодно ответила Саша. — Это во-первых. А во-вторых, я не уполномочена обсуждать физические особенности партнеров по бизнесу.

Макс вздохнул:

— Мне показалось, после ужина вы смягчились. Но нет, это была только иллюзия.

— Мужчины, которым дороги иллюзии, как правило, оказываются гомосексуалистами.

— Ваша речь, Сашенька, напоминает фехтование, — светским тоном сказал Макс. — Слова так и летят от вас со звоном. Поэтому, несмотря на вашу хрупкость, вы, простите, похожи на солдафона.

— Туше. Вам удалось задеть мое женское самолюбие.

— Наверное, вы это делаете специально, — не обращая внимания на ее слова, продолжал тот. — Чтобы держать мужчин в постоянном напряжении.

— Упаси бог. Иначе потом им захочется со мной расслабиться.

— Знаете, я от вас устал, — внезапно сказал Макс, — А?

— Устал от вас. Вы вся в колючках. К вам даже не протянешь руку.

— Вы ведь пришли сюда не с целью меня потрогать!

— Знаете, я, пожалуй, оплачу счет и отвезу вас домой. Ваш язык должен хоть немного отдыхать.

— Вы заботливы.

— Кроме того, желчь в организме вырабатывается наиболее активно во сне. Вам надо пополнить ее запасы, вы ее слишком много израсходовали сегодня вечером.

— Что ж, заметано, расплачивайтесь.

Когда они вышли на улицу, в лицо им дохнуло прохладой. Дворик был хорошо освещен, из ресторана доносилась музыка, и Сашу вдруг охватила пронзительная тоска. Сейчас опять домой, где нет живой души. Ей стало безумно жаль, что она не выполнила данного себе обещания обольстить нового знакомого.

— Вы поймаете мне машину? — глухо спро-1 сила она.

— Зачем же? Я отвезу вас на своей.

— Не стоит. Желчь будет капать с моего языка и испачкает чехлы на сиденьях.

Макс рассмеялся:

— Знаете, если вас никто не остановит, вы в конце концов станете настоящей мымрой.

— Остановить меня? Кому это под силу?

— Ну, что ж. Пожалуй, я подпишусь минуты на две…

Саша хотела спросить, что он имеет в виду, когда Макс внезапно притянул ее к себе и поцеловал. Нежно и одновременно настойчиво. Она не сопротивлялась. И когда он отпустил ее, не сказала ни слова. Макс тоже промолчал, только открыл для нее дверцу своего «Фольксвагена».

Одновременно где-то сбоку послышался характерный щелчок. Оружие. Кто-то передернул затвор. Саша краем глаза заметила, как в проулке слева шевельнулось что-то темное. В этот момент Макс резко дернул ее за руку, потом схватил за шею и с силой нагнул вниз, заставив присесть за колесо, и в ту же секунду прозвучал выстрел. Саша кое-как поднялась на ноги и услышала топот убегающего человека.

— Уезжаем! Быстро! — Макс буквально затолкал ее в машину и рванул с места.

Ему удалось без проблем вырулить на Цветной, и, только влившись в поток машин, он медленно выдохнул воздух и посмотрел на свою пассажирку:

— Тебя только что хотели убить.

— По какому это поводу мы перешли на «ты»? — дрожащим голосом спросила Саша.

— Во-первых, я тебя поцеловал. Во-вторых, спас тебе жизнь. По-моему, оба повода годятся.

Ты не находишь?

Саша достала из сумочки сигареты.

— Можно я закурю? — спросила она.

— Кури-кури. Заявлять собираешься?

— О чем заявлять-то? — Саша глотала дым, пытаясь прийти в себя. — Мы же смылись с места происшествия.

— Зато увезли с собой улику. Пуля застряла в сиденье за твоей спиной.

— Господи, — выдохнула Саша, наклонившись вперед и шаря позади себя ладонью.

— Не дергайся. Лучше пристегнись. Где ты живешь?

— На Дубнинской.

— Знаю, как доехать. У тебя что, на работе неприятности?

— Если и на работе, я узнала о них только что.

— Значит, убийцу с пистолетом ничто не предвещало? — не отставал Макс.

Саша вспомнила об Аде и Виктории и пробормотала:

— Ну, это как сказать…

— Знаешь, я ведь тоже сейчас рискую жизнью вместе с тобой. В конце концов, я должен знать, за что страдаю.

— Я расскажу. Только чуть позже, — выдавила из себя Саша. — Дай опомниться.

Выкурив две сигареты подряд, Саша вкратце поведала ему всю историю. Даже о своей слежке за Викторией не стала умалчивать.

— Хочешь сказать, наша фирма здесь совершенно ни при чем? — уточнил Макс.

— «Офелия»? С какой стати? Мы о вас вообще узнали два дня назад. И то совершенно случайно. Методом слепого тыка.

— Фу, успокоила. Послушай, вот что я думаю. Думаю, ваш салон каким-то боком замешан в деле. С него и надо начинать.

— Что начинать? — со слезой в голосе спросила Саша.

— Подожди, мне надо подумать.

Они немного помолчали, наконец Макс подал голос:

— Послушай, а ты с кем живешь?

— Одна. Правда, у меня есть муж, но мы находимся в состоянии развода. И уже год, как он съехал.

— А дети?

— Детей нет.

— И на том спасибо. Значит, сегодня я останусь у тебя.

— Ноя…

— Охранять буду. Даго честное слово, что обойдусь без приставаний. Неужели тебе не страшно остаться ночью одной после покушения?

— Конечно, страшно.

— Значит, ты должна быть рада, что я предложил тебе компанию.

— Я и рада, — уныло сказала Саша.

От страха на нее напала апатия. Господи, да ее в любой момент могут убить! Вот сейчас машина остановится, и только она откроет дверцу, как в темноте сверкнет огонек, и все. Или это может произойти в подъезде, как случилось с Викторией. Она поднималась по лестнице, а убийца шел сверху. В такой ситуации нет ни одного шанса уцелеть. Но за что?! Что такого она сделала или знает, что ее надо убивать?

— Я позвоню брату, предупрежу, что не приеду. А то он будет волноваться, — сказал между тем Макс.

Разговор с братом у него получился лаконичным. «Это все потому, что у мужчин не принято расспрашивать друг друга о личной жизни по телефону».

Макс остановил машину не у Сашиного дома, а у соседнего.

— Если тебя ждут и здесь тоже, мы можем увидеть их первыми.

Он обнял Сашу за плечи и медленно повел по дорожке сквозь темноту, разреженную светом, падающим из десятков окон. У Саши подгибались коленки, и Максу пришлось переместить свою руку на ее талию, чтобы хоть немного поддержать. В подъезде они сели в раздолбанный лифт, и Саша в унисон его тарахтению принялась клацать зубами. Вдобавок ко всему она никак не могла отыскать в сумочке ключи от квартиры, и Максу пришлось взять эту миссию на себя.

Справившись с замком, он открыл дверь и замер на пороге, чутко прислушиваясь. Потом засунул руку внутрь и нашарил на стене выключатель. Когда вспыхнул свет, отрывисто сказал:

— Подожди здесь, я все проверю.

Метнувшись в квартиру, он пронесся по комнатам, потом втащил Сашу вслед за собой и молниеносным движением запер дверь. Даже цепочку накинул.

— В комнате разбито окно и, кажется, ваза.

Саша ахнула и зажала рот ладонью.

— Думаю, окно разбили камнем — на полу среди осколков лежит увесистый булыжник.

Может быть, это просто хулиганы.

Не успел он договорить, как прозвенел звонок.

— Шурочка! — раздался из-за двери квохчущий голос.

— Соседка! — одними губами пояснила Саша. — Впускать?

Макс отрицательно покачал головой.

— Э… Извините, Оксана Федотовна, я не могу открыть! — прокричала Саша так громко, что тот подпрыгнул.

— Я только хотела сказать, что вам тут оставили пятьдесят долларов.

— Кто? — изумилась Саша.

— Человек из фирмы «Заря».

Саша и Макс изумленно переглянулись.

— Просто пришел человек из фирмы «Заря» и оставил для меня деньги? — уточнила она.

— Это компенсация за вашу полочку, которую он разбил.

— Он разбил не полочку, а окно! — возмутилась Саша.

Макс шепотом предположил:

— Наверное, это был мойщик окон. Он болтался где-нибудь снаружи дома, обслуживая клиентов, и случайно расколотил твое окно.

— Нет-нет! — воскликнула Оксана Федотовна. — Окно разбил ваш супруг. Он позвонил мне и попросил вызвать на завтра стекольщика. Дмитрий подъехал к дому, вышел из машины, и тут его что-то разозлило. Тогда он поднял камень и швырнул прямо в окно.

Лия Яковлевна с первого этажа видела собственными глазами.

— Господи боже мой! — всплеснула руками Саша. — Вероятно, у Еланского творческое за вихрение, не иначе.

Когда старушка удалилась, Макс сказал:

— Хорошо, хоть с этим разобрались. У тебя есть стеклянная бутылка?

Саша сходила на кухню и принесла бутылку из-под можайского молока. Макс с огромной осторожностью установил ее на ручке входной двери.

— Ты напоишь меня чаем? — спросил он, глядя на дело рук своих.

— Конечно. Только на кухне занавески не слишком плотные. Что, если кто-нибудь увидит с улицы наши силуэты и снова пальнет?

— Тащи одеяло, мы перекинем его через карниз. И ночник, если есть. Свет будет не слишком яркий.

Пока они пили чай и разговаривали о каких-то посторонних вещах, в подсознании Саши билась только одна мысль: как хорошо, что она познакомилась с Максом и он не бросил ее одну.

Ей ничто в нем не показалось странным. Даже то, что он с ходу вызвался помогать практически незнакомой женщине, которая весь вечер язвила в его адрес. Макс не настаивал на том, чтобы поехать в милицию. Пуля, застрявшая в сиденье «Фольксвагена», как будто вовсе не волновала его. А ведь это была улика! И, должно быть, важная. И еще. Когда она собралась домой, он спокойно поехал с ней. Хотя первое, что должно было прийти в голову здравомыслящему мужчине, это избегать мест, где его спутницу могли поджидать наемные убийцы. Но Саша ни о чем этом не думала. От страха она потеряла всякие ориентиры.

— Я постелю тебе на диване в маленькой комнате, — сказала она, убирая со стола. — Думаю, ты уместишься.

— Подожди, Александра, давай все-таки поговорим.

Саша покорно возвратилась на свой стул и сложила руки на коленях.

— Не знаю, что еще я могу тебе рассказать.

Кажется, ничего не упустила.

— Расскажи про ваш салон. Как вы решили его организовать, как помещение снимали, как с девчонками договорились дела вести.

— Зачем это?

— Да мне просто интересно, — пожал плечами Макс. — Интересно, как ты живешь, чем дышишь…

Саша кашлянула:

— Догадайся, кем я работала еще год назад?

— Ты? — Макс сморщил нос. — Актрисой, наверное.

— С чего ты взял?

— У тебя потрясающая мимика, голос выразительный, сумасшедшая реакция, ну и внешность, конечно.

— Внешность! — воскликнула Саша. — Ты лжешь.

— Почему это? — Потому что ты первый о ней говоришь.

— Да быть того не может! — усмехнулся Макс. — Если опустить цветистые фразы, лично мне твоя внешность очень даже нравится.

И я ни капельки не лгу. Так кем же ты работала?

Маникюршей?

— Газетным репортером.

— О! — Макс откинулся на спинку стула. — Это те, которые без мыла.., прямо в душу…

Саша рассмеялась:

— Ты тоже тот еще фрукт.

Потом она начала рассказывать Максу о том, как зарождалась идея имидж-салона, какие препятствия появились на пути к успеху и как обстоят дела на сегодняшний день. Таким образом, все снова вернулось к убийствам.

— Оперативники Анну прямо за горло взяли: что за карточки оказались на руках у жертв?

Откуда они? Зачем? Кто вписывал туда часы посещений?

— Фирменные визитки, что ли? — не понял Макс.

— Вроде того. Такие маленькие книжечки, как в дорогих парикмахерских или женских клубах. Я сейчас тебе покажу.

Саша сходила за своей сумочкой и достала из кошелька визитку «Триады».

— Видишь? Я сама делала эскиз для обложки.

— Красиво, — похвалил Макс. — А вот на этих разграфленных листочках вы пишете время следующего визита?

— Так точно. Ведь женская память — штука избирательная. Женщина может помнить телефон любовника, с которым рассталась лет пятнадцать назад, и забыть, во сколько ей сегодня к зубному.

— Может, твоя память все-таки подкинет тебе ответ на вопрос: зачем в тебя сегодня стреляли?

— Я не знаю. Правда. А если это не в меня, а в тебя стреляли?

— Нет, как раз в тебя. Я видел, куда попала пуля. Я даже рядом не стоял.

— Если честно, мне безумно страшно. И я никак не соображу, что надо делать.

— Мы с тобой вместе сообразим. Завтра.

А сегодня надо хорошо выспаться. Недаром же говорят: утро вечера мудренее.

— Я, пожалуй, сегодня не смогу спать, — призналась Саша.

— А у тебя есть валерьянка?

— Есть успокоительные таблетки.

— Тащи сюда.

Макс вытряхнул для нее из пузырька две таблетки снотворного, она их послушно выпила. А когда приняла ванну и удалилась в спальню, он пришел проведать ее перед сном.

Поправил одеяло, потом наклонился и поцеловал в лобик. Саша сонно улыбнулась в ответ.

Макс ушел в маленькую комнату и выждал полчаса. После чего поднялся на ноги, вышел в коридор и начал методично обыскивать квартиру Довольно быстро нашел пистолет. Долго осматривал его, потом засунул на место. Больше ничего криминального не оказалось, но и пистолета было выше головы.

Закончив обыск, Макс притащил на свой диванчик альбомы с фотографиями. Каждого изображенного на фото человека рассматривал долго и пристально, прочитывал все подписи на оборотах. Увидев Диму Еланского, мгновенно среагировал на знакомое лицо.

Минуты две пытался понять, откуда он знает этого парня. Потом наконец вспомнил, что практически ежедневно видит его на телеэкране, когда смотрит новости. Пролистал свадебные фотографии, покачал головой. Прошел на цыпочках к стеллажу, поставил альбомы на место и заглянул к Саше. Ей снилось что-то плохое: она сердито надувала губы и сжимала-разжимала кулаки. Макс вспомнил, как она третировала его, и усмехнулся. Перец, а не девка.

Возвратившись в маленькую комнату, он сел на диванчик и, поглядев на себя в зеркало шкафа-купе, тихо сказал:

— Я влип во что-то не то.