Прочитайте онлайн Салон медвежьих услуг | Глава 2

Читать книгу Салон медвежьих услуг
4516+1052
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 2

Без четверти пять Вадим и Ада вошли в гулкий подъезд нового дома. Властно толкнув жену к закутку под лестницей, Вадим с легкостью взлетел на второй этаж. Через минуту дверь квартиры бесшумно закрылась за ним.

Достав из кармана перчатки, Вадим натянул их на руки и сразу же двинулся к сейфу. Деньги — в первую очередь. В этот момент внизу громко хлопнула дверь, и подъезд внезапно наполнился визгливыми голосами, смехом, коротким уханьем баяна и топотом десятков ног.

Вадим возвратился в коридор и припал к «глазку». Увидев на лестнице толпу, застрявшую между лестничными маршами, он тихо выругался.

Вот еще только новоселья ему и не хватало!

Стоять и размышлять было некогда, и он снова вернулся к сейфу. Ему потребовалось совсем мало времени, чтобы открыть его. Увидев знакомую коробку, Вадим потянул ее на себя, и сердце его в ту же секунду ухнуло вниз. Коробка была слишком легкой. И денег в ней не было.

— Стерва! — выругался Вадим. — Куда она их дела? Жадная хитрая тварь!

Он заметался по комнате, понимая, что искать бессмысленно. Нет времени, да и никакой надежды на то, что деньги все еще в квартире.

Надо было все отменить. Никакого убийства, никаких поездок в Борисовку.

В подъезде все еще топотали и выводили под баян частушки. Закрыв сейф и сунув в карман перчатки, Вадим снова заглянул в «глазок», с бессильной яростью наблюдая, как гуляющий народ медленно проползает по лестнице наверх. Скорее, скорее, торопил он. Необходимо предупредить Аду. Вадим поглядел на часы. Одна минута шестого. Он кинулся к окну в кухне и увидел, что Вика уже подъехала и выходит из машины. Остановить Аду не оставалось времени. Хорошо бы успеть смыться самому.

Как только последний из гуляк скрылся из виду, Вадим выскочил из квартиры и, заперев дверь, метнулся на площадку между этажами.

Едва он сел на подоконник, как появилась Вика. В ту же секунду внизу скрипнула дверь подъезда. Вадим понял, что его жена отправилась в свой бессмысленный вояж.

— Ах, вот ты где! — сказала Вика, позвякивая ключами на пальце. — У меня совсем мало времени.

— Знаешь, девицы меня подставили. Никакой съемки сегодня не будет. Так что «мере» я возьму у тебя в другой раз. Не возражаешь?

— Ну, ты даешь, братец! — Виктория сверкнула глазами. — Я, как полная дура, выдерживаю твой срочный график, мчусь сюда, а ты говоришь — не надо. Позвонить можно было?

— Я свой мобильник дома забыл, — объяснил Вадим.

— Ладно, пошли, я бегу, дела! — телеграфно сообщила Вика, настойчиво подталкивая родственничка к выходу.

Вадим чувствовал себя ужасно странно, прямо как спущенный воздушный шарик. Нервное напряжение, владевшее им с самого утра, внезапно ушло, и наступила дурацкая растерянность и пустота. «Сейчас мы выйдем на улицу, — подумал он, — и Викуша увидит, что ее машины нет. Начнет визжать, как ошпаренная кошка».

Обнаружив пропажу, Вика сначала повертела головой по сторонам, потом, как будто и не удивившись, спросила:

— А где моя тачка?

Поскольку Вадим ей не ответил, она махнула рукой и светским тоном сказала:

— Конечно, ее угнали! И на что только я рассчитывала? Это ты во всем виноват! — зыркнула она на Вадима. — Я не должна была вообще оставлять ее без присмотра!

— Лапуля, не дрейфь, она найдется.

— Конечно, найдется! — саркастически ухмыльнулась Вика. — Милиция машину разыщет в сжатые сроки, а злоумышленники будут наказаны по всей строгости наших гуманных законов. — Она было раскрыла рот, чтобы продолжить волнующую тему, однако вдруг замолчала, быстро глянула на сверкнувшие разноцветными бриллиантовыми огнями изящные часики и поинтересовалась:

— Не одолжишь мне колымагу? У меня встреча, а отменить — хренушки.

— А заявить об угоне? — осторожно поинтересовался Вадим.

— Потом, все потом. — Вика уже впала в то странное нервическое состояние, когда грядущие неприятности казались гораздо серьезнее неприятностей уже произошедших.

— Ладно, как хочешь, — пожал тот плечами, протягивая ей ключи.

Когда «девятку» Виктории объявят в розыск, а она обнаружится в гараже Викиного коттеджа, где ее оставит Ада, будет довольно забавно. И все-таки поведение Вики показалось Вадиму несколько странным. Он-то знал, на что способна его сестренка, когда задеты ее материальные интересы. Здесь же — ни проклятий, ни отборного мата и при этом поразительная индифферентность, как будто не машина пропала, а опостылевший муж.

Однако углубляться в особенности Викиного поведения ему было некогда — надо решать свои проблемы, причем решать очень быстро.

Но сначала предстояло дождаться, пока Ада вернется домой. Она, конечно, тоже разозлится, но ничего, пусть считает эту поездку генеральной репетицией. А затем предстоит выяснить, куда все-таки делись деньги. Изъятие их у мерзавки Вики представлялось теперь Вадиму актом, может быть, и не вполне праведным, но уж точно справедливым.

Оставшись один, он попытался сосредоточиться. Вечер оказался совершенно свободным.

«Почти что выходной», — усмехнулся он и отправился в бар, чтобы хоть немножко снять стресс.

Весь вечер Вадим просидел в баре, потягивая вискарик и размышляя. Подумать только — ведь он едва не убил человека. Хотя, с другой стороны, звания человека Вика, может быть, и не заслуживала — сколько крови она попортила родителям, знакомым, несчастным мужикам, которые сдуру западали на роковую красотку, ему лично сколько гадостей сделала… Деньги вот куда-то спрятала. Или что-то купила. Но что? Куда можно вложить такую сумму? Так и не придя ни к какому выводу, зато хорошенько поднабравшись, он отправился домой.

Нетвердой рукой открывая входную дверь своей квартиры, Вадим услышал, как на журнальном столике в холле зазвонил телефон. Не успев включить свет, он рванулся вперед и едва не снес плечом замысловатый настенный светильник, предмет особой гордости Ады. Спасая хрупкое творение неизвестных мастеров, Вадим сделал отчаянную попытку резко отклонить плохо повинующееся тело вправо. Решение было единственно верным, однако при выключенном свете не вполне продуктивным. Анисимовский холл при живейшем участии супруги был превращен в помесь антикварной лавки и провинциального краеведческого музея. Какие-то сомнительные канделябры, бронзовые статуэтки, чучела неведомых зверушек, облысевшие от времени, плохо сохранившиеся, но безумно дорогие сабли, кортики и шпаги, дуэльные пистолеты, из которых поубивали едва ли не весь цвет российской аристократии, и гордость Ады — доспехи якобы рыцаря-крестоносца, сильно смахивающие на мосфильмовскую бутафорию, однако снабженные специальным сертификатом аукционного дома, где они были приобретены.

Боль, которую Анисимов испытал, с лету ударившись лицом о ребристое забрало рыцарского шлема, описанию не поддавалась. Нос сломан — молнией пронеслось в голове. Доспехи, загремев, рухнули куда-то вниз в темноту, а Вадим, чтобы не упасть, попытался опереться свободной рукой о стену. Ничего хорошего из этого не получилось, так как в этом месте на стене оказались проклятые дуэльные волыны, и Вадим с маху распорол ладонь об один из крюков-держателей. Пистолет упал на пол, но, пролетая, больно ударил по коленной чашечке.

Включив наконец свет, мигом протрезвевший Вадим еще некоторое время не мог поверить в то, что остался жив. Болели лицо, колено, с руки капала на ковер ручной работы красная анисимовская кровь. Телефон тем временем продолжал звонить. Уцелевшей рукой Вадим снял наконец трубку.

— Анисимов Вадим Сергеевич? — спросил далекий мужской голос. Голос был какой-то неестественно скучный, и Вадим сразу напрягся.

В трубке зашипело, защелкало, и сквозь помехи до него теперь долетали лишь обрывки фраз. «Какая-то белиберда, — подумал Вадим. — Куда это я должен ехать и при чем здесь блондинка?» Вдруг ему показалось, что голос произнес «Борисовка». Тогда Вадим принялся стучать по трубке и кричать: «Алло! Говорите громче! Вас не слышно!» Внезапно шум прекратился, линия очистилась от помех, и тот же скучный голос совершенно отчетливо завершил свою тираду:

— Мы пытаемся установить личность убитой женщины. В ее сумочке обнаружена ваша визитная карточка.

* * *

Официально Саша Еланская была замужем.

Но больше года назад муж позорно бежал из квартиры, чтобы, как он заявил, отдохнуть от ее кипучей энергии и злого языка. Свой побег из дома Дима Еланский, известный тележурналист, старательно скрывал от общественности.

Об этом знала только его мать, которая посчитала нужным высказать Саше собственное мнение на этот счет. Мнение было следующим: Дима принял верное решение.

Прожив в браке первый год, Дима настойчиво заговорил о ребенке. Саша не делала ничего, чтобы воспрепятствовать появлению младенца, но у них почему-то это не получалось.

А потом она подслушала, как кипятилась по этому поводу Димина мать: "Уверена, что она тебя обманывает. Пьет какие-нибудь таблетки.

Еще бы! Ведь если что, ей придется уйти из редакции. Кончатся эти авралы, ночные тусовки, всякие поездки. Мотай на ус". Саша так разозлилась тогда! Ребенок тем не менее упорно не хотел появляться на свет, хотя оба потенциальных родителя были абсолютно здоровы. Саше казалось, что ее организм ведет себя так просто из чувства противоречия.

Еще два года брак с Еланским кое-как прошатался. И вот наконец Дима съехал. Как жилец, которого, в сущности, ничто особенно не держало. Достаточно было только собрать личные вещи. Время от времени Дима все-таки приезжал повидать Сашу, и каждый раз они успевали поругаться быстрее, чем поговорить о своих делах. Как бы то ни было, а впереди маячил развод. И хотя Саша постоянно внушала себе, что она свободная женщина и может строить новые, лучшие отношения, ее личная жизнь оставалась до смешного небогатой.

Сейчас Саша постаралась позабыть о собственных проблемах и целиком сосредоточилась на дороге: в пятницу, да еще во второй половине дня сильный пол, сидевший за рулем, лихачил почем зря. Вопреки взрывному характеру, машину Саша водила осторожно. Припарковавшись возле художественного салона, которым управляла Виктория Карташова, Саша постаралась оценить обстановку и приготовиться к действию. Первым делом достала диктофон и вставила туда новую пленку.

— Раз, раз. Проверка, — сказала она раздельно прямо в динамик. — Десятое июня, пятница, шестнадцать тридцать. Нахожусь возле салона «Виктория».

Ей не пришлось ждать долго: вскоре стеклянные двери распахнулись, выпуская невысокую кареглазую брюнетку с великолепной стрижкой. Саша даже не сразу узнала ее, потому что раньше Вика выглядела гораздо проще.

— Да… Наши девочки постарались, — протянула Саша и, снова включив диктофон, поделилась с ним своими впечатлениями. — На объекте голубой брючный костюм из мокрого шелка, белые туфли и маленькая сумочка с большим золотым замком. Клипсы с жемчугом. В общем, я вне себя от зависти.

Виктория села за руль белой «девятки» и почти мгновенно рванула с места.

— Ой, как плохо-то, — сказала Саша. — Чувствую, эта рисковая баба сейчас помчится как ветер.

Так и вышло. Уже через две минуты Саша отчетливо поняла, что слежка — дело опасное.

— Судя по направлению, объект движется к собственному дому, — сообщила она диктофону и попыталась плотно сесть Вике на хвост, но у нее ничего не вышло. Еще бы! Вокруг целое шоссе грубых мужчин, которые мгновенно оттерли ее от «девятки». Мало того: эти кретины резко сигналили и делали ей руками всякие знаки — каждый в меру своей испорченности. Она тоже не оставалась в долгу и с остервенением крутила пальцем у виска, выкрикивала ругательства, а одному зарвавшемуся «Опелю» даже показала язык.

Когда же подъехала к новенькой кирпичной пятиэтажке, то машины Виктории не увидела. Остановившись неподалеку, доморощенная сыщица попыталась высчитать, где находятся нужные ей окна, как вдруг из подъезда быстро вышла Виктория под руку с мужчиной.

Саша сразу узнала Вадима Анисимова, с которым, надо признаться, у нее были связаны не слишком приятные воспоминания. Саша хорошо помнила, что за своими тонкими черными усами этот тип ухаживал с гораздо большим усердием, чем за женщинами.

Остановившись возле подъезда, сводные брат и сестра начали что-то бурно обсуждать, оглядываясь по сторонам и размахивая руками.

Саша даже открыла окно, чтобы подслушать, но так ничего и не поняла. Но вот Вадим вручил Виктории ключи от своей машины, и через минуту та тронулась с места на его бежевых «Жигулях».

— Семнадцать часов десять минут, — сказала Саша, нажимая на клавишу. — Объект сменил средство передвижения.

Проезжая мимо пешего Вадима, Саша вжалась в сиденье. Ей не хотелось, чтобы он ее узнал. Теперь Викторию нельзя было терять из виду. Саша понятия не имела, где та может провести вечер. Кстати, почему она взяла машину Вадима и куда дела свою?

Возле девятиэтажки в районе «Полежаевской» Виктория затормозила. Заперла машину, посмотрела вверх и, заметив мужчину в окне второго этажа, быстро помахала ему рукой. Саша тоже остановилась и тоже поглядела на мужчину Он был коротко стрижен и довольно упитан. Мужчина отошел от окна. Видимо, отправился открывать дверь. Саша поспешно достала бинокль и приникла к окулярам. Вполне возможно, ей удастся что-нибудь увидеть, поскольку занавески широко раздвинуты.

— Семнадцать часов тридцать пять минут, — Саша продолжила запись. — Объект зашел в подъезд.

В этот момент в знакомом окне снова появился мужчина. Он махнул рукой, и почти тотчас же серый «Ауди», стоявший неподалеку, тронулся с места. «Наверное, этот тип отпустил личного шофера. Значит, свидание будет долгим, и на сегодня стоит закончить слежку», — подумала Саша. Она произнесла в динамик номер отъезжавшей машины, просто так, из чистого азарта. И тут в окне возникла Виктория.

Она подошла к мужчине сзади и нежно обняла, прижавшись щекой к его спине. Он повернулся и поцеловал ее, потом задернул тюль на окне.

— Аут, — сказала Саша и спрятала бинокль в портфель.

* * *

Ада лежала в большой комнате Викиного коттеджа на правом боку, согнув ногу в колене.

Светлые волосы свободно рассыпались по ковру. Ее поза была настолько естественной, что казалось, женщина позирует для очередного рекламного снимка. В нее выстрелили из сада, когда она стояла возле окна. Пуля попала в голову.

— Господи! — пробормотал Вадим, нажимая пальцами на глаза. — Господи!

Почти та же самая ситуация, что он прогнозировал накануне. Только вместо мертвой Вики — его жена. Что-то где-то сдвинулось во вселенском распорядке, и одна женщина непостижимым образом оказалась на месте другой.

Вадим плохо помнил дорогу в Борисовку и обратно. Ему говорили, в какую машину сесть, показывали, что делать, задавали вопросы.

В мрачном, скудно обставленном кабинете следователь принес ему стакан с горячим чаем. Вадим благодарно кивнул и стал глотать кипяток, словно газировку.

— Вы можете подтвердить, что весь вечер были в баре?

— Могу. Конечно, могу. Меня видели десятки людей. Я разговаривал с барменом, поболтал с девушками… Уверен, что меня запомнили.

Следователь бросил еще один взгляд на выразительное лицо фотографа, украшенное маленькими ухоженными усами, на его живописно растрепавшуюся прическу и подумал, что да, действительно, в баре наверняка его запомнили.

— Вы не знаете, зачем ваша жена отправилась в Борисовку? — задал он следующий вопрос.

— Наверное, хотела встретиться с Викторией.

— С какой целью?

— Понятия не имею, — пожал плечами Вадим. — Надо спросить у моей сестры.

— Спросим, когда найдем. В настоящее время ее нет дома, и телефон не отвечает.

— А сотовый?

Следователь развел руками:

— Абонент временно недоступен.

— А самой Виктории не было в коттедже? — спросил Вадим.

— Нет.

— А ее машина?

— Никаких машин на месте происшествия.

Гараж пустой.

Вадим отвел глаза в сторону. Куда же делись Викины «Жигули», на которых в Борисовку приехала Ада? Возможно, убийца забрал их?

Тогда информация, которую ему приходится скрывать, становится чрезвычайно важной для следствия. Но он не мог сказать правды. Никакой приемлемой версии, почему Ада оказалась в машине Вики, он придумать не мог. Ведь сама Вика думает, что машину угнали.

Все указывало на то, что Ада действовала точно по разработанному плану. К моменту смерти она успела переодеться в джинсы и футболку и спрятала парик. Значит, стрелявший отнюдь не перепутал ее с Викой — первая мысль, которая могла прийти ему в голову. Если бы убийца, спрятавшийся в саду, поджидал Вику, брюнетку с короткой стрижкой, длинные волосы цвета меда должны были подсказать ему, что женщина в окне — не хозяйка коттеджа Значит, охотились именно за Адой. Но ведь никто не мог знать, что она поедет в Борисовку! Это означало только одно: за Адой следили. В то самое время, как он наливался выпивкой, неизвестный человек ехал за его женой. Когда добрались до места, он дождался удобного момента и выстрелил.

— Неужели нет никаких следов? — спросил Вадим у следователя. — Отпечатки ботинок или колес?

— Мы над этим работаем, — уклончиво ответил тот.

Чего Вадим не мог понять, так это отсутствия в гараже коттеджа Викиных «Жигулей». Если убийца следил за Адой от самой Москвы, он сам был на колесах. Или убийц несколько?

Один из них увел Викину машину с места преступления. Какая в этом логика? А какая вообще логика в убийстве Ады? Кто мог иметь на нее зуб? Может быть, у нее был любовник?

Впервые подобная мысль пришла Вадиму в голову. Невысказанные вопросы мешали ему по-настоящему осознать случившееся. Во время разговора со следователем приходилось сосредотачиваться изо всех сил, чтобы не подставить себя. Стоит ошибиться в какой-то мелочи, и его тут же припрут к стене. А он знал, что лгуны ловятся в первую очередь на противоречиях и мелких просчетах.