Прочитайте онлайн Салон медвежьих услуг | Глава 13

Читать книгу Салон медвежьих услуг
4516+1107
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 13

— Господи, да вот же он, вот! — воскликнула Саша, тыча пальцем в автомобиль, подруливший к аккуратному, недавно отреставрированному особнячку с вывеской «Бихом-экспорт» над входом. — «Ауди» с тем самым номером!

— Не надо метаться по салону, — предупредил Олег. — Ты можешь привлечь к себе внимание, а это нам ни к чему. Сиди смирно, ладно?

Из искомой машины вышел высокий брюнет с представительными усами и министерским взглядом и направился ко входу.

— Это он? — спросил Олег нетерпеливо.

— Не-а, — покачала головой Саша. — Совсем не похож. Тот мордастый такой, и стрижка у него другая.

— Ты уверена, что не ошибешься?

— Уверена. Если бы ты заставил меня обрисовать его детально, я бы еще засомневалась.

А вот просто узнать, когда увижу, — плевое дело. Я не ошибусь, не беспокойся.

Хомяков явился на службу только без четверти одиннадцать. Олег за это время уже два раза бегал к киоску за горячим кофе. Картонные стаканчики были опасной тарой, зато сам кофе оказался вкусным — густым и крепким, и Саша с удовольствием вдыхала его горьковатый аромат. Она как раз допивала очередную порцию, когда на стоянку вырулила иномарка, и в поле зрения возник персонаж, который появлялся в самом начале драмы.

— Вот он! — сказала Саша торжествующим голосом. — Тот самый тип. Это точно он.

Олег в очередной раз достал фотоаппарат и, быстро подняв его к глазам, сделал снимок.

В очередной — потому что он фотографировал всех, кто подъезжал к офису на машинах. Пешии люд — мелких служащих, секретарш и так далее — вниманием не удостаивал.

— Мне нужна вся верхушка, — пояснил он Саше. — Уверен, что наш баловник не из простых. Раз у него персональный шофер и возможность уединяться с любовницей во время рабочего дня.

— Обрати внимание, что приехал он не на «Ауди».

— Я снял номер его тачки. И человека за рулем, кстати, тоже. Шофер — это фигура. Шофер порой знает так много, что сам приобретает определенный вес.

Они просидели возле «Бихом-экспорта» еще примерно час, прежде чем Олег дал отбой. Вечером он разложил на своем кухонном столе готовые фотографии.

— Смотри сюда, — сказал он. — Открылся секретный уровень в нашей игре. Совершенно новые люди и масса связанных с ними фактов.

Начнем с главной фигуры, — он взял верхний снимок и выложил его на середину стола. — Вениамин Хомяков, один из хозяев фирмы. По твоим подтвержденным данным — любовник Виктории Карташовой. Это, — он достал вторую фотографию, — его партнер, Константин Бизин.

— А кто из них главнее? — с детским любопытством спросила Саша.

— Судя по оперативным данным, Хомяков как бизнесмен — полное ничтожество, всем заправляет Бизин. Зато… — Олег поднял вверх указательный палец, — регулирует движение и гарантирует зеленый свет на трассе тесть Хомякова, депутат Государственной думы. Сечешь? Так что кто из них главнее — еще вопрос. Хороших бизнесменов — пруд пруди, а тестей-депутатов по пальцам можно пересчитать.

— Понимаю… — промямлила Саша и тут же подпрыгнула:

— О господи! Смотри скорее!

Это тот самый тип, который украл у меня портфель!

Она схватила фотографию и поднесла поближе к глазам.

— Ну точно! Такую челюсть нельзя забыть!

Кто же он такой?

— Анатолий Чушкин, в просторечье Толян или Толик. Действительно выразительное лицо.

Этот милашка — личный шофер и телохранитель Хомякова. И я не удивлен, что его заинтересовал пистолет.

— Так это он был в сером «Ауди» возле дома для свиданий на «Полежаевской»? — обрадовалась Саша.

— Может, и он. Хотя обычно «Ауди» водит совсем другой человек. Фамилия его — Коробкин. А вот и его физиономия. Или этот Коробкин был за рулем, или Чушкин позаимствовал у него машину. Этот вопрос обязательно надо прояснить — кто возил Хомякова в ту пятницу, когда произошло убийство. И еще надо попытаться выяснить, что делал каждый из этих персонажей во время второго убийства. — Олег сделал пометку в своем блокноте. — Из важных персон у нас остались только главный бухгалтер Симаков, вот он тут у нас, с усами, помнишь, мы видели его утром? И парни из службы безопасности. Руководитель этой самой службы Игорь Шитов — серьезный мужик, настоящий профи.

Олег достал фотографию Игоря Шитова и подвинул ее к Саше.

— Очень приятный, — прокомментировала та, будто давала оценку новому знакомому — Выражение лица только какое-то такое.., странное.

— Черты приятные, а глаза, как у удава, — пояснил Олег. — А вот его подчиненный Петр Жалеев. Так, ничего особенного.

— Ну, — пожала плечами Саша, окидывая взглядом фотографии на столе. — И что из всего этого можно извлечь? Мы выучили штатное расписание фирмы «Бихом-экспорт». Это тебе что-нибудь дает?

— Давай порассуждаем… После разговора с Яновским мы с тобой пришли к выводу, что убить хотели именно Викторию. С Адой разделались по ошибке. Возможно, Леонтьева погибла только потому, что высунулась со своим расследованием. То есть Виктория, именно Виктория — главное звено во всей этой истории.

— Это все равно не приближает нас к разгадке — кто и за что хотел ее убить. И еще — я-то тут при чем?

— Мне нужно все хорошенько обмозговать, — сказал Олег, напряженно глядя в стену — Думаю, ты не будешь против провести вечер перед телевизором, а потом пораньше лечь спать?

— А что сейчас по телевизору? Новости?

Опять любоваться на парадное лицо Еланского? Нет уж, я лучше почитаю книжку. У тебя есть что-нибудь легкое?

— Конечно, есть, — обрадованно сказал Олег, рванувшись с места.

— Только действительно легкое, — крикнула ему вслед Саша.

На журнальном столике под ночником она видела заложенный старым конвертом том Томаса Манна. Возможно, этот тип использует его как снотворное? Сейчас Саше хотелось отвлечься по-настоящему. Просто забыть на время обо всех убийствах, преследователях и сыщиках. Особенно о сыщиках. Светловолосых и обаятельных, которые носят зеленые контактные линзы и называют ее Александрой.

* * *

За ночь Олег закончил разрабатывать план операции, которая должна была завершить дело о трех убийствах. Он выстроил вполне приемлемую версию и теперь размышлял, как сделать так, чтобы Саша не подверглась серьезной опасности. Потому что собирался выпустить ее, словно маленькую рыбку в заводь, в качестве приманки. Узнав о том, что беззаботная рыбка как ни в чем не бывало резвится на мелководье, хищник должен сделать рывок. Тут он и будет схвачен. По крайней мере, Олег надеялся, что все произойдет именно так.

— Осталось потерпеть совсем чуть-чуть, — сообщил поутру Олег Саше, хрустевшей тостами с сыром. — Я договорился со своими приятелями, они помогут мне закончить дело. Сейчас ты позавтракаешь и можешь отправляться к своим девочкам. Я через пару часов заеду и все вам расскажу. Лады?

— Угу, — пробормотала та, приканчивая вторую чашку кофе. — И что — опасности уже нет?

— Никакой опасности, — Олег улыбнулся самой обаятельной из своих улыбок. Он и сам почти что верил в это. В конце концов, что может случиться? За студией Анисимова следят, за входом в «Бихом-экспорт» тоже. Он сам с лучшим другом Никитой будет находиться возле «Триады».

Возле салона наверняка дежурит человек.

Его трудно обнаружить. Возможно, это прикорнувший на скамейке в сквере пенсионер, или подросток, гоняющий банку по асфальтовым выбоинам, или мужчина, копающийся в моторе своей машины. В сущности, не важно. Как только Саша появится в поле его зрения, тот тут же сообщит боссу. И он немедленно начнет действовать. Тут-то его и накроют Олег со товарищи. Внезапность — вот их козырь.

— Надеюсь, ты не откажешься сегодня поужинать со мной? — Совесть Олега если и пыталась заговорить, то профессионализм быстро заткнул ей рот. — Когда все закончится?

— Конечно, — проговорила Саша с набитым ртом. — Ты отвезешь меня в «Триаду»?

— В сущности, я готов ехать.

Через полчаса они были на месте. Олег играл в беззаботность, что ему удавалось просто великолепно: глупая Саша расслабилась и вообще перестала думать о какой бы то ни было опасности.

Пообещав заехать за ней уже с хорошими вестями, Олег развернул машину и скрылся, взревев мотором. Заехав за угол, он остановился и быстро прошагал к автомобилю, стоявшему поодаль. Из его окон можно было наблюдать за «Триадой» безо всяких помех.

— Привет, Никита! — сказал Олег сидевшему внутри добродушному на вид мужчине. — Какие новости?

— По всей видимости, наблюдателя я засек, — сообщил тот. — Посмотри, вон там под аркой стоит женщина. Мне кажется, провести несколько часов в таком месте — занятие малоинтересное даже для любительницы свежего воздуха.

— Александра как раз идет мимо нее. Сейчас мы все выясним. Если женщина, увидев Еланскую, бросится звонить… Что за черт?!

Олег не закончил предложения. Потому что Саша, шедшая фланирующей походкой, поравнявшись с аркой, внезапно сделала выпад вправо и, схватив незнакомку за локоть, что-то выпалила ей в лицо. Началась жаркая перепалка.

— Что делает эта твоя девица? — Никита наклонился вперед, пытаясь разобраться в ситуации. — Может быть, они знакомы?

— Не знаю, — раздраженно отозвался Олег. — Ненавижу сюрпризы.

— Как ты думаешь, Еланская способна по-настоящему навредить делу?

— Конечно. Она способна даже его сорвать.

В незнакомке, прятавшейся под аркой, Саша сразу же узнала женщину, которая околачивалась здесь раньше. Заложив крутой вираж, она приблизилась к наблюдательнице с тыла.

— Опять вы! — громко сказала Саша, схватив женщину за локоть. — Что вы тут вынюхиваете, а?

Незнакомка подпрыгнула от неожиданности и, обернувшись, ошалело уставилась на Сашу. Потом вдруг метнулась в сторону, но та, не будь дурой, крепко схватила ее за запястье.

— Нет уж, вы подождите. Сейчас мы пойдем в салон и вызовем милицию.

— Господи, зачем? — испугалась тетка.

— Затем, что вы подбросили мне пистолет!

И еще вы взорвали «Волгу»! И застрелили трех молоденьких женщин!

— Да вы что? — рассердилась обвиняемая. — Вы в своем уме?

Тем временем Олег вытолкал из машины своего напарника и сказал:

— Иди, сделай что-нибудь! Я-то не могу, Саша думает, что я уехал, понимаешь?

Засунув руки в карманы и отчаянно хмурясь, Никита двинулся к арке, где разыгрывалась настоящая драма. Незнакомка вырвала руку из цепких Сашиных пальцев и бросилась бежать. Саша мгновенно сориентировалась и подставила ей подножку. Беглянка растянулась на асфальте, а ее преследовательница прыгнула сверху и радостно закричала:

— Попалась, гнида толстощекая!

Никита, подошедший непосредственно к живописно расположившейся возле канализационного люка группе, осторожно заметил:

— Кажется, гнида хочет вам что-то сказать.

Саша недовольно посмотрела на него и пробурчала:

— Гуляй, дядя! — Потом слезла с незнакомки и заявила:

— Пойдешь со мной в салон.

— Да ладно-ладно! — рассерженно отозвалась та, исступленно отряхиваясь. — Пойду.

Саша за руку довела ее до двери и пропустила вперед. Задрав подбородок, незнакомка вошла в кабинет, молча кивнув Анне и Жене, которые при виде странной парочки выпучили глаза.

— Сашка, ты! А это кто?

— Я и сама не знаю — кто. Она шпионит за нами. Причем уже давно. Я ее видела сто раз.

Отирается поблизости, подглядывает в окна.

— Послушайте, это правда? Что вам нужно? — строго спросила Анна, складывая руки перед собой.

— Думаю, вам не очень понравится мой ответ, — усмехнулась незнакомка. — Я — жена вашего любовника.

— Нашего любовника? — удивленно переспросила Женя.

— Ее любовника, — незнакомка направила на Анну указательный палец. — Я Тамара Басова.

— Какая драма! — пробормотала Саша, опускаясь в кресло. — Зачем я только ее поймала?

Ой, не доведет меня до добра моя наблюдательность!

Анна как-то сразу побледнела.

— Знаю-знаю, что вы подумали. Вы не ожидали, что я абсолютно здорова и при этом достаточно миловидна. Этот гад всем рассказывает, что я практически при смерти и страшна как смертный грех. Чем вызывает к себе жалость, знаете ли.

— Так что вы здесь делаете? — хмуро спросила Саша, испытывая чувство вины за то, что притащила сюда столь взрывоопасный объект.

— Пытаюсь разобраться со своим муженьком. Езжу по стране и разоряю его гнезда.

Анна вскинула глаза в немом вопросе.

— Вот именно, душечка моя. У него таких, как вы, — целый штат. Он раскинул сеть по всей стране, как телефонная компания. В городах, куда он более или менее стабильно ездит в командировки, у него есть по бабе.

— Значит, я — его московская баба? — задумчиво спросила Анна. — Кстати, зря вы за мной следили. Я порвала с вашим мужем. Хотя совсем недавно, но все же порвала.

— Ах, какая жалость! Если честно, я хотела его застукать на месте преступления.

— Я рада, что это у вас не получилось, — сказала Анна. — Нервы у меня все-таки не железные.

— Да я ничего против вас не имею, — пожала плечами Басова. — Он вас обманывал не хуже, чем меня. Разве вы стали бы с ним встречаться и дальше, узнав, что у вас есть, так сказать, соратницы? — Она полезла в сумочку и достала оттуда пачку фотографий. — Вот, поглядите. Это Саратов, это Нижний Новгород, это Новосибирск. Филиалы семейного очага.

Откровения Басовой произвели на Анну довольно сильное впечатление. И после непринужденного прощания той и ухода она осталась сидеть, уставившись в стол.

— Эх, правда так правда! — внезапно решившись, сказала Саша. — Анюта, приготовься услышать еще одну гадость. До кучи, так сказать. Не могу же я выжидать, пока ты очухаешься, чтобы опять тебе настроение испортить?

— Говори, — покорно сказала Анна. — Что за гадость?

— Твой новый любовник… Он.., расследует все эти убийства. И использует тебя по полной программе. С твоей помощью контролирует ход событий, так сказать, изнутри.

— Вот черт! — вознегодовала Женя. — Гадство. Не могу поверить! Послушать вас, так мой муж — просто чистое золото.

— Почему мне, черт возьми, так не везет с мужчинами? — простонала Анна. — Вот ведь вы посмотрите. Все принцы в моей жизни почему-то оказываются жабами.

— И правда, — пробормотала Саша. — Твой бывший муж, Карабасов. И вот теперь Денис — та еще жаба.

* * *

— Судя по всему, эта дамочка из подворотни — вовсе никакой не наблюдатель. Значит, тут я лопухнулся, — сказал Никита, откидываясь назад. — Но о появлении Еланской настоящий наблюдатель уже должен был сообщить кому надо. И в соответствии с твоим планом он — или его доверенное лицо — вот именно сейчас отправится к Анисимову.

— К Анисимову отправится доверенное лицо, — убежденно сказал Олег. — А он займется Еланской лично. Тут не может быть никаких сомнений. Он хочет ее убрать, поэтому ни с кем делиться планами не станет. Возможно, кроме наблюдателя, он вообще не использует в этом деле помощников. Поэтому сначала поедет к Анисимову, а потом сюда, в «Триаду», по Сашину душу — Но ведь Саша может уйти, пока он будет у фотографа.

— Значит, наблюдатель по-прежнему остается на месте, чтобы сообщать ему о Сашиных передвижениях.

Они немного помолчали, глядя на подъезд напротив, потом Никита сказал:

— Я все еще сомневаюсь в правильности твоей схемы.

— Что тебе в ней не нравится? — лениво спросил Олег.

— Недопустимое количество предположений.

— Ладно, посмотрим, — процедил Олег, напряженно наблюдая за стрелками на часах. — Ну, что же вы, давайте, давайте!

Словно поддавшись на уговоры, запищал телефон.

— К студии Анисимова подъехал «Опель».

В нем Еланский. Заходит в подъезд.

— Еланский?! — не поверил Олег. — Как так — Еланский? Какого черта? Этого не может быть!

— А я ведь говорил. Нельзя полагаться на одни лишь умозаключения. Подвела тебя на сей раз твоя хваленая дедукция.

— Еланский — это случайность, — уперся Олег. — Хотя какое отношение он имеет к Анисимову?

— По твоим данным — никакого. Если они и знакомы, то шапочно.

— Тогда зачем этот визит? Именно сейчас? — морща лоб, бормотал Олег. — Неужели мы чего-то не учли?

Прошло минут десять, когда телефон снова начал подавать сигналы.

— Еланский вышел от Анисимова и теперь движется в вашем направлении.

— Вот видишь! — воскликнул Никита. — Все ты перепутал. Я же говорил: здесь что-то не то.

— План надо менять, — внезапно вскинулся Олег. — Расчет был на то, что убийца, незнакомый с Еланской, станет следить за ней издали.

А мы будем следить за ним. И поймаем его на покушении. С Еланским же этот номер не пройдет. Он отправится прямиком к своей жене и может избавиться от нее в любой момент — подсыплет в чай отравы или сделает так, что она поскользнется в ванне.

— Так что будем делать?

— Импровизировать. — Олег не на шутку разволновался. — Есть два варианта. Или я прикинусь ревнивым влюбленным и последую за ним к Александре…

— Так ты расстроишь его планы и все накроется, — уточнил Никита.

— Безусловно.

— Или?

— Или ловлю его по дороге и беру на понт.

— Опять?! — вскинулся Никита. — Ну, знаешь, с твоими понтами мы уже столько раз влипали.

— У нас нет времени для маневра. — Олег потряс головой. — Я совершенно сбит с толку.

Не могу придумать ни одной приемлемой версии, зачем Еланскому потребовалось убивать Викто… Ах ты, хрень болотная!

— Что? — вскинулся Никита.

— Я понял! Башка моя оловянная! Анисимов ведь такой.., такой.., утонченный.

— Ну?

— Такой красивый… Очаровательный… С нежной кожей…

— Ты что, чокнулся? — Никита вытаращил глаза.

— Не понимаешь, да?

— Да, — сказал Никита. — Не понимаю.

— Он наверняка «голубой». Все сумасшедше красивые мужики «голубые».

— Например?

— Например, например… Жан Марэ!

— А Еланский? — заинтересованно спросил Никита, явно оживляясь. Новая версия показалась ему перспективной. — Еланский что?

— Что-что? Еланский — его любовник! Парочка — что надо.

— Еланский ведь женат. И Анисимов был женат.

— Ну и что, дурила? Это означает только то, что они бисексуалы. Допустим, Еланский через свою жену познакомился с Анисимовым. У них возникли эти.., отношения. Они их тщательно скрывали, сам понимаешь почему. Оба на виду — Так-так-так-так, — пробормотал Никита. — Кое-что вырисовывается. Значит, мотив убийства — ревность.

— Да! Заметь: мы искали женщину, роковую женщину, которая ревновала Анисимова. А это на самом деле мужик?

В этот момент «Опель» Еланского вынырнул из-за угла и остановился неподалеку.

— Надо идти, — неуверенно сказал Олег. — И как я буду выкручиваться? Я ничего не знаю про Еланского.

— Ты знаешь главное, — усмехнулся Никита. — Он бисексуал и хочет убить свою жену.

Еланский между тем вылез из машины и стоял возле дверцы, поправляя воротничок рубашки, очки и прическу.

— Оглаживается, — презрительно заметил Никита.

Запищал телефон. Он взял трубку, выслушал сообщение и, поведя бровями, обернулся к Олегу:

— Саня, пока торчал возле студии, разговорился с соседями. Они вчера видели, как Еланский с Анисимовым, обнявшись, входили в подъезд. А сейчас Саня звонит в дверь фотографа, но ему никто не открывает.

— Черт, а может, Еланский его убил? В «голубой» среде это не редкость. Неверный дружок…

Дима Еланский между тем в последний раз провел пальцами по пуговицам рубашки и уже было навострился двинуться в сторону салона, как тут прямо на его пути вырос Олег.

— Здравствуйте, Дима, — игривым голосом сказал он и подмигнул. — Куда торопитесь? Несете к жене грехи ваши тяжкие?

— Вы кто? — Еланский сделал шаг назад и даже слегка побледнел. — Это не я грехи несу, а вы несете чушь.

— Ну-ну, Дима, не будем ссориться. Вы же умный человек, должны понимать, что за Анисимовым ведется постоянное наблюдение.

— А мне что за дело? — огрызнулся Еланский, темнея лицом.

— Вы же только что от него. И ключ от студии у вас в кармане, — высказал мгновенную догадку Олег. Если они любовники, то это вполне естественно.

Еланский невольно прикоснулся к своему карману и тут же отдернул руку:

— И что с того?

— Да ничего. Просто… Мы в курсе всех ваших дел.

Дима съежился.

— Ничего не докажете, — высоким голосом сказал он.

Олег снисходительно поцокал языком.

— У нас специальная аппаратура, дружок.

Вы же телевизионщик, можете себе представить — какая. Ваш короткий, но плодотворный визит в студию записан на пленку в лучшем виде, — соврал он.

Еланский побледнел, а Олег в душе чертыхнулся. Неужели этот тип и впрямь укокошил фотографа?

— Пойдемте в мою машину, прокатимся.

— Куда? — спросил Еланский. Было видно, что он по-настоящему струхнул.

«Сейчас расколется, — решил Олег. — Если он и в самом деле убил своего любовника, то долго не выдержит. Мне еще придется вытирать ему слезы».

Он жестом показал Никите, чтобы тот оставался на месте, и сел за руль своего автомобиля.

Еланский устроился рядом и сразу же начал пристегиваться ремнем.

— Скажите, Дима, зачем вы это сделали? — Олег кинул пробный шар.

Еланский, насупясь, глядел на свои сцепленные пальцы.

— Я ревновал, — наконец признался он.

Олег тронул машину с места и, развернувшись, вывел ее на шоссе.

— И именно из ревности вы сделали это с Анисимовым?

— Как вы догадались? Кажется, только сейчас я понял, что по-настоящему люблю Шурочку.

— Шурочку? В каком это смысле — Шурочку? — Олег с недоумением посмотрел на своего пассажира.

— Свою жену, — твердо сказал Еланский, оправившийся от первого испуга. — Поэтому мое, так сказать, мелкое хулиганство можно было бы и простить. Приняв во внимание сильные чувства. Не понимаю, зачем вы меня куда-то тащите?

— Мелкое хулиганство? — Олег затормозил и, приткнув машину к обочине, резко повернулся к Еланскому. — Мы вообще о чем с вами говорим? Об убийстве или нет?

— О каком убийстве? — опешил Еланский.

— Ты ведь только что убил Анисимова?

— Я?! Убил Анисимова?! Глупость какая-то!

— Тогда что ты с ним сотворил? — Олег внезапно перешел на «ты».

— Я.., это… — Дима кашлянул и, сделав в воздухе странный жест рукой, выдавил из себя:

— Сбрил ему усы.

— Господи Иисусе! Сбрил усы? Зачем?

— Чтобы не выпендривался.

— И ты не «голубой»?

— Да вы что?!

— Соседи видели, как позавчера вы в обнимку с фотографом ввалились к нему в студию.

— А.., это. Я рассказал Шурочке. Анисимова похитили и увезли загород…

— Я знаю эту историю.

— Его, вероятно, накачали наркотиками. Он до сих пор не может прийти в себя. Лежит, делает руками такие движения, как будто плывет. С рыбами разговаривает. Я просто нес его на себе Может, со стороны было похоже, что мы обнимаемся, но на самом деле… Ключ я у него из кармана вытащил, чтобы сегодня прийти проверить, не отбросил ли он копыта. Пришел, посмотрел, не удержался и… Сбрил его нахальные усы. Теперь он долго еще не повыпендривается.

Уж Шурочке-то на глаза точно показываться не посмеет. А я тем временем налажу с ней отношения.

Олег неприлично выругался. В ту же секунду заверещал телефон.

— От «Бихом-экспорта» отчалили две машины. Одна движется в нашем направлении, другая уже пересекла Садовое. Судя по всему, едет к студии Анисимова.

— Сколько человек в каждой? — спросил Олег, мгновенно забыв про Еланского.

— К «Триаде» подъезжает один. Зато на фотографа напустили целых две ряхи в тяжелом весе.

— Скажи Сане, чтобы не прозевал его, ради всего святого. Говорят, он все еще в отключке.

Через две минуты Олег снова подъехал к «Триаде».

— Садись в свой «Опель», — велел он Еланскому, — И дуй отсюда во все лопатки. Если попробуешь сунуться к Александре, тебя пристрелят.

Еланский, коротко кивнув, пулей вылетел из машины. Олег вышел следом, быстро пересек двор, снова присоединившись к напарнику.

— Он не убивал ни Карташову, ни Анисимова. И он не «голубой».

— Ты сам проверял?

Олег ухмыльнулся.

— Значит, твой первоначальный план остается в силе, — констатировал Никита. — Ты уверен, что этот тип не пальнет в Еланскую, как только та появится на ступеньках?

— Если я все правильно рассчитал, то не пальнет. Он вряд ли станет стрелять прямо здесь. Это слишком опасно. Скорее всего, поведет ее. Будет выжидать. Хотя…

— Скорее всего… Вряд ли… Тебе девку-то совсем, что ли, не жаль?

Олег скрючился, как будто разжевал какую-то горечь:

— Мы ее не потеряем.

Сердце у него тем не менее бухнуло. Он тотчас же представил, что вот сейчас откроется дверь, и Саша появится на пороге — ничего не подозревающая, беззащитная, с дерзким вызовом всему миру в светлых глазах… И тут прозвучит выстрел — выстрел, который он не смог предугадать. Саша упадет. И умрет.

Олега внезапно прошиб пот. В ту же секунду он понял, что мир, в котором он существовал до сих пор, каким-то непостижимым образом успел измениться до неузнаваемости. В этом мире появилось кое-что поважнее азарта и профессиональных амбиций.

— Он подъезжает, — сообщил Никита.

Олег колебался всего секунду, после чего твердо сказал:

— Надо все отменить.

Никита усмехнулся и насмешливо произнес:

— Чего, отпустим его?

— Я позвоню Ковшу, пусть они приедут и возьмут его.

— Так на чем они его возьмут, если до покушения ты дела доводить не хочешь?

— У него на руках должен быть горячий ствол, ты не забыл?

— Ладно, звони. Поднимем на новый уровень наши взаимоотношения с ментами.

* * *

Толик Чушкин появился на своем собственном автомобиле. Не делая резких движений, неспешно огляделся по сторонам. Олега с Никитой заметил сразу, и их присутствие ему не понравилось.

— Интересно, он, когда ехал, не боялся, что Еланскую охраняют?

— Чего ему бояться? Она ж не губернатор.

А если друзья охраняют, так это ему нипочем.

Он не собирается высовываться.

— Ну что, пошли?

— Пошли.

Они одновременно открыли дверцы, Олег демонстративно потянулся, Никита с ленцой двинулся в сторону замершего на переднем сиденье Чушкина. Подошли с двух сторон. Оба передних окна были опущены. Поэтому Олег, не особо напрягая голос, скомандовал:

— Выходи из машины. Живо!

Увидев, что Никита держит руку под светлым пиджаком, тот подчинился.

— Руки сюда. Где оружие?

— Да вы чего, мужики? — добродушно оглянулся Толик. — У меня есть разрешение.

— Конечно, есть, — ласково сказал Олег. — Только не на «беретту», из которой ты прикончил двух человек.

Толик непроизвольно дернулся.

— Стоять! — прикрикнул Никита.

В этот момент где-то совсем рядом запела милицейская сирена.

— А вот и твои няньки приехали, — злорадно сказал Олег, не удержавшись и пнув Чушкина ногой. — Сейчас в ментовку поедешь сопли на кулак наматывать.