Прочитайте онлайн Рыцарь Таверны | Глава 20. Перевоплощенный Хоган

Читать книгу Рыцарь Таверны
2016+1693
  • Автор:
  • Перевёл: В. Г. Подбельский
  • Язык: ru

Глава 20. Перевоплощенный Хоган

Густые сумерки легли на город, когда Кеннет и его конвой въехали в Вальтхам и остановились перед гостиницей «Трактир Крестоносца».

Дверь была гостеприимно распахнута, и из нее струился теплый луч света, отражаясь на мокрой дороге. Сержант повел Кеннета мимо общего зала в небольшую пристройку, стоящую на внутреннем дворе гостиницы. Он провел его по тускло освещенному коридору и, наконец, остановившись перед дверью, отворил ее и втолкнул задержанного в небольшую комнату, обитую дубовыми досками. В дальнем углу комнаты полыхал огромный камин, и спиной к нему стоял крупный мужчина с юношески задорным лицом, которое мало вязалось с серебристой прядью седины в волосах, говоря о том, что эта седина преждевременная. Кираса и шлем лежали в углу комнаты, но на столе Кеннет заметил шляпу, длинный меч и пару пистолетов.

Снова взглянув на могучую фигуру мужчины, Кеннет, к своему изумлению, обнаружил что-то знакомое в чертах его лица.

Он попытался вспомнить, где и при каких обстоятельствах встречал этого человека, как вдруг раздался знакомый голос.

— Клянусь душой! — воскликнул мужчина. — Мастер Стюарт, чтоб мне сдохнуть!

— Стюарт? — разом воскликнули его подчиненные, напряженно вглядываясь в лицо пленника.

В ответ на их слова капитан разразился громким хохотом.

— Нет, не молодой Чарльз Стюарт! — прогрохотал он. — Нет, нет! Ваш пленник не такая важная птица. Это всего-навсего Кеннет Стюарт из Бэйлиночи.

— Но он назвался другим именем! — вскричал сержант. — Он сказал, что его зовут Джаспер Блаунт. С этим надо разобраться, капитан. Мне кажется, я не зря притащил его сюда.

Капитан сделал пренебрежительный жест. В этот момент Кеннет узнал его. Это был Гарри Хоган — человек, чью жизнь Криспин спас в Пенрите.

— А, пустая добыча, Бэддоуз, — сказал он.

— Может и нет, — возразил сержант. — Он везет письмо, которое, по его словам, написано Джозефом Ашберном из замка Марлёй полковнику Прайду. Имя полковника указано на конверте, но, может быть, это только уловка? Иначе зачем ему было называть себя Блаунтом?

Хоган нахмурил брови.

— Так-так. Ха! Обезоружь его и обыщи!

С показным спокойствием Кеннет выдержал эту процедуру. Внутри он кипел от негодования на непредвиденную задержку и ругал себя за то, что так опрометчиво назвался Блаунтом. Если бы не это, Хоган сразу же отпустил бы его. Однако вряд ли они задержат его надолго. Обнаружив, что он везет только письмо Ашберна, они отпустят его.

Но обыскали его очень тщательно. С него сняли ботинки, раздели донага, прощупывая каждую деталь его туалета. Наконец обыск был закончен, и Хоган задумчиво держал в руках пакет Ашберна.

— Теперь, сэр, вы, несомненно, позволите мне ехать? — крикнул Кеннет. — Уверяю вас, это дело срочного характера, и если я не поспею в Лондон до полуночи, будет уже поздно.

— Поздно для чего? — осведомился Хоган.

— Я… я не знаю.

— О?! — смех ирландца был не из разряда приятных.

Он находился в «прекрасных» отношениях с полковником Прайдом. Полковник считал его солдатом до мозга костей, примкнувшим к войскам Парламента только ради наживы, и, будучи сам фанатическим приверженцем Кромвеля, он частенько высказывал Хогану свое презрительное отношение. Хоган не боялся его по той причине, что он не боялся никого на свете. Но он вместе с тем понимал, что было бы неплохо нащупать брешь в доспехах старого пуританина. Если послание не содержит ничего крамольного, то он сможет оправдаться тем, что вскрытие конверта диктовалось соображениями чисто служебного характера. С этой мыслью он завладел письмом.

Неприятный смех Хогана поразил Кеннета, который решил, что раз его освобождение затягивается, значит, Хоган его в чем-то подозревает, но в чем, этого Кеннет не мог понять.

Внезапно ему в голову пришла одна мысль.

— Могу я поговорить с вами наедине, капитан Хоган? — Он говорил настойчивым тоном, который произвел впечатление на ирландца. Тот приказал всем выйти. — Теперь, капитан, я прошу вас незамедлительно отпустить меня. Я и так потерял уже массу времени из-за тупости ваших солдат. В то же время мне очень необходимо быть в Лондоне до полуночи, и вы должны понять меня.

— Клянусь душой, мастер Стюарт, вы возмужали с момента нашей последней встречи.

— На вашем месте я бы не стал упоминать о нашей последней встрече, мастер-Переодеваться.

Ирландец удивленно взметнул брови.

— Вот как? Черт меня побери, мне плевать на твой тон.

— Если вы меня не отпустите, вы об этом пожалеете. — Кеннет был уверен, что держит в руках большой козырь. — Что скажут ваши корноухие друзья, если узнают о вашем прошлом?

— Над этим действительно стоит задуматься, — сказал Хоган.

— Как они, по-вашему, отнесутся к истории о прожженном разбойнике, который дезертировал из армии короля, будучи приговоренным к повешению за убийство?

— Действительно, как? — горестно вздохнул Хоган.

— Как вы думаете, это скажется на репутации капитана благочестивой армии Парламента?

— Да какая уж к черту репутация! — униженно сознался Хоган.

— Так вот, капитан Хоган, — начал взыгравший духом Кеннет, — если вы немедленно вернете мне этот пакет, то тем самым избавитесь от меня и той кучи неприятностей, которые я могу вам доставить.

Хоган уставился на юношу с выражением комического изумления, и на мгновение между ними воцарилась тишина. Затем, не отрывая взгляда от лица Кеннета, Хоган издал смех, больше похожий на ржание лошади, и срезал ножом печать.

— О, не волнуйтесь! — вежливо произнес он. — У меня и в мыслях не было намерения причинить вам боль. А чтобы вы не тешили себя напрасными иллюзиями, мастер Стюарт, позвольте мне напомнить вам, что я ирландец, а не дурак. Неужели вы считаете меня таким простаком, что, покидая эту несчастную армию Стюарта Чарльза, я не обдумывал возможность, что в любой момент могу столкнуться с кем-нибудь, кто наслышан о моих былых подвигах? Как вы можете видеть, я даже не сменил имя. Вы видите перед собой, сэр, Гарри Хогана, когда-то заблуждавшегося изменника и бунтовщика, последователя Чарльза Стюарта, превращенного Божьей милостью в покорного преданного сына израилевого. Теперь, мастер Стюарт, вы можете рассказать им все, что вам вздумается, но я вас уверяю, вы не встретите взаимопонимания в изобличении такого негодяя, как я.

Он снова рассмеялся и наконец сломал печать. Кеннет, смущенный, не пытался помешать его действиям.

Хоган распечатал письмо, и после прочтения первых строк его лицо приняло озабоченное выражение. По мере чтения письма его брови все больше хмурились, и под конец он издал проклятие.

— Святой Иисус! — Он поднял глаза и пристально посмотрел на юношу.

— Что, что там? — спросил наконец мальчик. Но Хоган так и не ответил ему. Он быстрыми шагами прошел мимо него и распахнул дверь.

— Бэддоуз! — рявкнул он. В коридоре послышался шум шагов, и на пороге появился сержант. — У вас здесь есть солдат?

— Питер, который приехал с нами.

— Пусть он присмотрит за этим парнем. Прикажи ему запереть его под замок здесь, в гостинице, и держать до тех пор, пока он мне не понадобится. Да скажи ему, что он отвечает за пленника головой!

Кеннет в страхе отпрянул назад.

— Сэр… капитан Хоган… извольте объясниться…

— Объясниться? Вы получите объяснение еще до утра, или можете назвать меня старым ослом. Но нам нечего бояться. Я не собираюсь причинять вам вреда. Бэддоуз, уведите его, затем возвращайтесь ко мне!

Когда Бэддоуз вернулся, он застал Хогана сидящим в кресле с письмом Ашберна, разложенным на столе.

— О, разве я был не прав в своих подозрениях, капитан? — осторожно осведомился он.

— Тысячу раз прав, Бэддоуз, само небо направляло тебя! Это дело не государственное, но оно касается одного человека, в котором я очень заинтересован.

Во взгляде сержанта читалось откровенное любопытство, но Хоган не спешил его удовлетворить.

— Вы немедленно отправитесь на свой пост! — приказал он. — Если лорд Ориель попадет вам в руки, как мы надеялись, пришлите его сюда. Но вы останетесь контролировать дорогу и проверять всех проезжающих. По этой дороге вскоре должен проследовать сэр Криспин Геллиард. Вы должны его задержать и доставить ко мне. Он высокого роста, худощав…

— Черт! Я знаю его, сэр, — вмешался Бэддоуз. — В армии бунтовщиков его звали «Рыцарь Таверны». Я видел его в Ворчсстере, он был взят в плен после битвы.

Хоган нахмурился. Этот чертов Бэддоуз знал больше, чем было нужно.

— Именно этот человек мне и нужен, — сказал он коротко. — Езжай и смотри, чтобы он не проскользнул мимо твоих рук. У меня в нем большая и срочная необходимость.

Глаза Бэддоуза раскрылись от изумления.

— Он может везти сведения, которые мне необходимы, — прояснил Хоган. — Можешь быть свободен!

Оставшись один, Хоган придвинул кресло поближе к огню, набил трубку — за время своих походов он пристрастился курить табак, — положил ноги на соседний стул и начал размышлять. Прошел час, в комнату заглянул трактирщик узнать, не нужно ли чего капитану. Прошел еще час, и капитан задремал.

Проснулся он внезапно. Огонь в камине догорал, а стрелки здоровенных часов в углу показывали полночь. Из коридора донеслись звуки шагов и шум голосов. Прежде чем он успел встать с кресла, дверь распахнулась, и на пороге вырос сильный мужчина в сопровождении нескольких солдат.

— Мы доставили его, капитан, — объявил один из стражников.

— Вы привели меня, корноухие собаки, способные только распевать псалмы! — прорычал Криспин, бешено вращая глазами.

Остановившись взглядом на безмятежном лице Хогана, он резко прекратил поток ругательств.

Ирландец вытянулся во весь рост и посмотрел на солдат.

— Оставьте нас! — коротко скомандовал он.

Он продолжал стоять неподвижно до тех пор, пока шаги солдат не стихли в отдалении.

Затем он, не глядя на Криспина, подошел к двери и запер ее на ключ. После этого он повернулся с широкой улыбкой на лице и протянул ему руку.

— Слава Богу, Крис! Наконец-то я могу отблагодарить тебя за ту услугу, которую ты мне оказал в Пенрите.