Прочитайте онлайн Рыбалка на живца | Глава IVПОХОД

Читать книгу Рыбалка на живца
3316+1331
  • Автор:

Глава IV

ПОХОД

— Как дела, Шерлок Холмс? — встретил меня следующим утром возле церкви Женька.

— Сам знаешь, — ответил я. — Твоего велосипеда у Семы нет.

— Я так и думал, что ты нарочно эту бодягу с сараем затеял.

— Ну и хорошо, теперь, по крайней мере, все прояснилось.

— Как это все? Ты ж не знаешь, кто убил.

— Может, и знаю, — ответил со злости я.

— Не бреши.

Я молчал и шел к Семиному дому.

— Тогда кто? — Женька засомневался, вдруг я вправду нашел убийцу.

— Дед Пихто в кожаном пальто. Не захотел мне помогать, и ладно. А убийцу я знаю, только пока доказательств нет. Вот соберу их и тогда скажу.

И зачем я только наврал, сам не знаю, со злости, наверное. Я вообще-то на Женьку и так в последнее время обижен был, а тут он еще вздумал дразниться. Но, соврав, я загнал себя в угол, теперь мне надо было найти преступника уж наверняка, только я не знал, как это сделать.

Утренняя разминка прошла, как обычно, и мы заняли свои места вокруг самовара. На сей раз я притащил из дома печенье, которое специально испекла моя мама. К этому времени я уже рассказал родителям, что хожу к Семе. Отец это дело одобрил, он, оказывается, тоже знал Сему. "Семен — хороший парень, — сказал в одобрение отец, — а тебе, и правда, подкачаться не помешает".

И вот мы сидели и лопали мамино печенье с Наташкиным вареньем, когда Сема продолжил тему месяца:

— Так что? Клад больше искать не будете?

— А где? — спросил Игорь. — Липовую аллею перекапывать?

— Можно и аллею прозвонить, — согласился Сема, — а лучше отправиться в Ильинское. Хотите? Если ничего не найдем, так хоть отдохнем, как полагается. Остатки усадьбы посмотрим.

— Это как ты себе представляешь? — вступил в разговор Лыка.

— Очень просто. Мы можем сплавиться вниз по реке. Нас здесь восемь человек. — Сема обвел всех взглядом. — У кого есть байдарки? У меня одна тройка.

— У нас тоже есть тройка, — сказала Наташка.

Больше ни у кого не оказалось.

— Надо достать еще одну, одолжить у кого-нибудь, и можно плыть за сокровищами.

— А ты с нами? — спросил Сему Женька.

— Ну а зачем я вам это предлагаю? Поспрашивайте у знакомых, может, у кого и найдется еще одна лодочка.

В общем, предложение Семы нашло горячий отклик, все захотели плыть. Оно и понятно, делать-то в Узорове особенно нечего, а тут приключение. Честно говоря, мне тоже захотелось. Найти убийцу и велосипед я надеялся все меньше и меньше. А вот в поход сходить перед окончанием лета не помешало бы. Да еще я сразу прикинул, что можно пригласить с собой Светку. Авось ее родители отпустят.

Сразу после чаепития я к Светке и отправился. Неожиданно оказалось, что у Светкиных родителей есть байдарка и тоже тройка. Так что влезали все. А вот отпускать ее в поход мама ну никак не хотела. Мы со Светкой потратили весь день, уламывая ее. И когда пришел Андрей Николаевич, мы все еще так и не добились успеха.

— Ты понимаешь, — обратилась к нему Светкина мама, — взбрело им в голову в поход на байдарках отправиться. Подбил их какой-то Сема, к которому они в гости бегают. Здоровый мужик. Зачем ему это надо? Я Свету не пускаю, мало ли что. Тут у нас убийства всякие, хулиганы…

Андрей Николаевич внимательно выслушал речь Светкиной мамы и спросил меня:

— Сема, это кто? Семен Никифоров, что ли, из Узорова?

— Ну да, он.

— Тогда, я думаю, можно и отпустить. Парень надежный.

— Вот те раз! — всплеснула руками Светкина мама. — Ты-то его откуда знаешь?

— Да личность известная. С ним ребят отпустить можно.

— Ну знаете что, я все-таки против, но, если папа не возражает, делайте, что хотите!

Светкина мама немного обиделась. Она-то рассчитывала на поддержку, а вышло наоборот. Впрочем, уже через десять минут мы все вместе составляли список вещей, которые было необходимо взять с собой в поход.

А уже на следующий день мы стаскивали вещи и проводили профилактический осмотр байдарок во дворе Семиного дома. Самое смешное, что, как оказалось, грести никто из нас и не пробовал.

— Это ерунда, — уверенно отмахивался Сема, — огород лопатой копали?

— Копали.

— Ну почти то же самое. К тому же маршрут у нас нетрудный. Москва-река спокойная, с небольшими перекатиками, но без порогов. Плыть недалеко. Можно и вовсе не грести, течение само нас вынесет. Правда, через плотину под Знаменским придется байдарки и вещи на руках тащить, но вы ребята здоровые. Прогулка это, а не поход получится.

Короче, за следующий день мы, по Семиному мнению, подготовились к походу полностью. Байдарки нашлись. Палатки тоже. Крупы, картошку и тушенку мы купили в магазине. Котелки всякие и шампуры у Семы были. Аптечку собрали общими силами. Не хватало на всех спальных мешков и ковриков из полиуретана, которые стелют на пол палатки, особенно в сырую погоду, но погода опять стояла сухая, да и вообще это не главное.

Отплытие назначили на утро следующего дня. В нашей байдарке должны были плыть я, Светка, Женька и Тамерлан. Ксюша оставалась дома. Светка не решилась тащить ее с собой. Из всей компании, посещавшей Сему, в плавание за сокровищами не отправлялся только скептик Витька.

— Если что, я к вам на автобусе приеду, — насмешливо заметил он.

С вечера я окончательно упаковал рюкзак, а в восемь утра был уже на месте сбора, конечно же, возле церкви. Скоро все подтянулись. Спустившись к реке, мы собрали байдарки, погрузили вещи, погрузились сами и отчалили.

Трудности возникли лишь на первом этапе с Тамерланом, который упирался как баран, скулил, рычал даже и никак не хотел лезть в байдарку. Впрочем, и с этим я справился, отвесив ему пинка и заслужив тем всевозможные укоры Светки в жестоком обращении с животными. На воде же пес быстро успокоился, устроившись у меня между ног, и с любопытством завертел своей тяжелой головой, мешая мне управляться с веслом. Наша флотилия медленно отчалила от узоровского берега.

Грести оказалось действительно не сложно. Труднее всего было попадать в такт с другими гребцами, сидящими в твоей лодке. Но несколько взмахов весел вынесли нас на середину реки. Течение подхватило байдарки, и они заскользили меж крутых, покрытых сочной изумрудной травой берегов Москвы-реки.

Светка сразу засачковала.

— Куда вы спешите, — начала она, едва мы миновали первый поворот реки.

— Ну вон же Лыков отрывается, — указал вперед лопастью весла сидевший на носу Женька.

Я сидел сзади, то есть на корме, а Светка посередине. Байдарка с Лыковым, Игорем и Наташкой действительно вырвалась вперед. У них получалось неплохо, весла опускались в воду и поднимались равномерно и слаженно, будто они специально натренировались.

— Ну и пусть себе отрывается, — продолжала свою политику Светка, — у нас что здесь, олимпийские игры, что ли? Мы отдыхать собрались, а не вкалывать.

— Ну во-о-от, я так и знал, — расстроился Женька, даже перестав грести.

— Я не понимаю, — не успокоилась еще Светка, — ведь течение сильное, сиди себе и отдыхай, любуйся природой, загорай. Верно? — Она обернулась ко мне за поддержкой.

Я только тяжело вздохнул. Женька тоже молчал, положив весло поперек лодки.

— Ладно, ты не греби, — предложил я Светке, — сиди и наслаждайся, а мы с Женькой сами управимся.

Светка охотно согласилась и, по-моему, больше к своему веслу так и не притрагивалась. Вскоре она нацепила на нос темные очки, сняла майку и устроилась с комфортом, прямо-таки развалясь, этакая Клеопатра, плывущая по Нилу, а мы с Женькой, соответственно, рабы.

В целом плавание прошло без приключений. Беспокоился только Сема, снующий со своим экипажем, состоящим из двух наших младших товарищей Олега и Вовки, между головной Лыковой и замыкающей нашей байдарками. Семе-то это была легкая разминочка, а вот Олегу и Вовке пришлось попотеть, они больше всех намаялись.

Солнышко нас на воде припекало. А мы плыли мимо старых деревянных дач и новых строившихся кирпичных коттеджей, мимо купающихся в речке людей, мимо соснового бора, тихо, спокойно все было и хорошо. Правда, Женька страдал, что не может посоперничать в гребле с Лыковым, но молчал, а что ему оставалось делать?

У плотины, как и предполагалось, мы причалили к берегу и перетащили наши лодки и пожитки по берегу. Светка и тут чувствовала себя леди. Она несла лишь свое весло и вела на поводке Тамерлана. Впрочем, наверное, так и должно было быть. А я с некоторым сожалением миновал это место, у плотин всегда хорошо ловится рыба, на живца здесь можно поймать и щучку. Так что я с удовольствием остановился бы где-нибудь здесь, половил. Тем более что вся снасть у меня была с собой. Но путь наш лежал в Ильинское, раз уж отправились все вместе, так и плыть надо было со всеми.

Часа через три мы были уже около цели нашего путешествия. Совсем недалекое вышло плавание, даже жалко. Но мы причалили к берегу, под высоким обрывом, там, где не было купающихся людей; невдалеке поднимались деревья, и не видно было никаких строений, выходящих близко к реке. Вытащили из байдарок вещи и решили заняться приготовлением обеда. Тут-то мы с Женькой и отыгрались.

Дрова мы собрали быстро, отойдя от реки метров на пятьдесят, благо лес на берегах Москвы-реки еще до конца не вырубили. Костер развести тоже было делом одной минуты, а затем мы развалились на солнышке, презрительно наблюдая, как Светка с Наташкой варганят варево, и помогали им всякими идиотскими советами. Сема и остальная мужская братия валялись рядом и посмеивались.

После обеда, который получился, на удивление, вкусным и заслужил всеобщее одобрение, Сема вытащил из рюкзака какой-то пожелтелый журнал с планом старинной подмосковной усадьбы Ильинское. Прямо чародей, а не Сема. Чего только он не мог достать, чего только у него не было — и карты старые и новые, и миноискатели, шпион, да и только.

Рассматривая план бывшей усадьбы, от которой на данный момент, по словам Семы, почти ничего не осталось, мы решали, в каком месте копать. Вернее, я не решал, мне, честно говоря, это было безразлично. Да и не верил я очень-то, что тут что-либо можно найти, кроме бутылки из-под пива. Однако народ взялся за дело серьезно. Почему-то решили копать на том месте, где когда-то находилась каменная оранжерея. Игорек особенно настаивал, что именно там мог быть спрятан какой-нибудь клад. Ну так как он единственный из всех, кроме Семы, конечно, читал книжку о кладах и кладоискательстве, к нему прислушались и решили тут же идти на территорию усадьбы, искать это самое место.

— Только надо разделиться, — заметил Сема. — Пусть в лагере возле вещей кто-нибудь останется.

Я, конечно, не против был прогуляться со Светкой по старинному парку, но не в такой же компании. Да и после обеда меня не очень тянуло на дальние пешие прогулки. Я сказал, что останусь здесь с Тамерланом: может, собак и вовсе не пускают на территорию этого Ильинского. Надеялся я, что и Светка останется тоже, однако она уже заразилась вирусом кладоискательства. И все остальные тоже вроде как собирались идти.

— Нет, — сказал Сема, — придется бросать жребий. — Оставлять Саню одного не годится, даже и с Тамерланом.

— Ну ладно, я останусь, — сказал неожиданно Лыков. — Мы с ним палатки не спеша поставим, а вы там место найдите и возвращайтесь. Все равно ведь копать ночью будем.

— Пепси там купите, — попросил я на прощание.

Палатки мы с Лыковым действительно поставили. Помучились немного, но справились. А потом Серега сразу завалился в одну из трех палаток читать какую-то книжку, которую взял с собой. Я и не подозревал, что у него наблюдается такая тяга к литературе.

— Может, пойдем к вечеру рыбы наловим? — предложил я. — У меня все с собой, и тебе удочка найдется.

— Не, Санек, я не рыбак, ты же знаешь. Иди, я здесь посторожу.

— Да я и не пойду далеко, — ответил я Лыкову, — река-то вот она.

Так мы и провели время в ожидании нашей компании. Я рыбу ловил, он в палатке читал. Поймал я мало, ухи не сваришь. Решил эту рыбу завялить, выбрасывать-то жалко, а так пропадет. И утром сходить поискать место получше. Я слышал от рыбаков, что под Ильинским рыба ловится.

К вечеру вернулись Сема и ребята. Место они нашли и собирались ночью отправляться на раскопки. Причем, чтобы никому не было обидно, решили, что в первую ночь будут копать Наташка, Игорь, Сема и Олег, а во вторую — Вовка, Светка, Серега, Сема и Женька. То есть Сема был задействован в обеих партиях, а я — ни в какой. Потому что сам вызвался быть сторожем и рыболовом.

Мы поужинали с пепси и даже с пивом, посидели у костра, Сема затравил очередную байку, которых знал не меньше, чем дядя Гена, потом мы попели под Семину же гитару, и партия кладокопателей стала собираться. Но вот тут-то опять вмешалась коварная подмосковная погода. Чистое весь день небо стало к вечеру покрываться сизыми облаками. И хотя Сема выражал уверенность, что дождя не будет, его надеждам не суждено было сбыться. С наступлением темноты пошел не крупный, но противный дождь.

Кладокопатели ругались. Я тоже не очень радовался, потому что при перемене погоды рыба берет плохо. Зато все остались в лагере и в одиннадцать разошлись по палаткам, готовясь ко сну. Сема расселил нас так: в одной двухместной палатке Светка и Наташка, в другой он сам с Игорем, вроде как штаб экспедиции, а в третьей, четырехместной, мы располагались аж впятером — Я, Лыка, Женька, Вовка и Олег. Да еще Тамерлан в ногах, который страшно не любил тесноту и злобно ругался на всех, скаля зубы.

Еще с полчаса мы коротали время за беседой, а потом, когда Вовка с Олегом уснули, Лыков вытянул из своего рюкзака еще две бутылки пива, и мы их оприходовали втроем. После этого угомонились тоже.