Прочитайте онлайн Русское братство | Глава IX. Операция в ресторане

Читать книгу Русское братство
3216+811
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава IX. Операция в ресторане

Сценарий Колешки заключался в следующем. «Жигули» он поставит у парадного входа в ресторан. Это для отвлечения внимания. Уходить же будет на другой машине. За два дня до передачи денег Колешко попросил Максима Степаненко дать доверенность на автомобиль «Ауди». Пояснил, что якобы его «Жигули» нуждаются в серьезном ремонте, а у него появилась кое-какая постоянная клиентура. Дело было в том, что недавно Ира плакалась Максиму на бедность, тот одолжил денег. Им, эфэсбэшникам, хорошо. Оклад приличный, и по большей части ничего особенного не делают, груши хреном околачивают. Степаненко с сектантами воюет… И вот он, Колешко, молодой ученый, был вынужден оставить лабораторию и заняться добычей денег путем частного извоза для возврата долга. Таким образом, просьба дать доверенность на автомобиль, чтобы недельку, пока якобы «Жигули» в ремонте, потаксовать, была вполне обоснована. Именно иномарку друга Колешко заранее поставил во дворах за рестораном. Колешко намеревался покинуть ресторан через черный ход. Разумеется, с деньгами.

Конечно, возникнут проблемы. Но в институте Алексей занимался и боксом, и подводным плаванием, и даже на каратэ довелось походить. В крайнем случае — применит оружие. Недавно приобрел на «Луже» у залетного эстонского коммерсанта весьма удобный газовый пистолет с двумя обоймами. Одну обойму выстрелял в лесу для тренировки. Заряды смешанные: слезоточивый газ и мельчайшая, как мак, дробь. Говорят, сносит кожу с лица за милую душу.

Таким образом он намеревался просто-напросто уйти, убежать и от Губермана, и от этого противного грузина Сохадзе, который, как он понял, обеспечивал силовую поддержку аферы.

Но вот что будет потом? Колешко не особо задумывался. Когда у него будет десять тысяч американских баксов, сам черт ему будет не брат. Возможно, он раздаст деньги равными долями всем тем, кто уже не верит в конечный успех проекта и перестал ему помогать. Может, он заберет жену и детей, образцы своего изделия «Э-3» и исчезнет, растворится.

Нет, это глупо. Если бы у него была сумма в десять раз большая, это было бы реально. А за десять тысяч особо не разгуляешься. Но главное — для продолжения работы ему нужна лаборатория.

Разумеется, если все выйдет удачно, последуют наезды и Губермана, и этого узколицего бандита Сохадзе. Придется потерпеть. В случае — припугнуть милицией, ФСБ. В конце концов не он сам, а Губерман затеял эту опасную игру.

Нет, все будет по-другому. Скорее всего, он часть денег раздаст коллегам по работе, часть оставит для будущего, возможно, некую часть придется отдать бандитам, тому же Сохадзе. А вот Губерман не получит ни шиша!

Колешко еще раз поправил галстук, искоса взглянул на штанину — не слишком ли заметны дырки. Перевел глаза на часы. Кажется, пора. Но прежде он решил выглянуть на улицу. Толкнул стеклянную дверь, вышел наружу, прошелся вдоль улицы. Среди припаркованных авто выделялась «Волга», возле которой крутились какие-то два типа. Когда Колешко появился на улице, оба отвернулись и со скучающим видом стали рассматривать прохожих на тротуаре противоположной стороны улицы.

Колешко вернулся в фойе, наблюдая за отражением улицы на стекле двери. Вышло так, что как только он повернулся, оба молодчика посмотрели ему вслед.

«Пастухи! — понял он. — Уже на месте… Значит, я подстраховался не зря. Ну и стойте… Флаг вам в руки!»

Он мог только догадываться, что должны были делать «пастухи». А перед Леонидом Яровым, по кличке Ярик, и Ашотом Мирцхулавой, по кличке Мирча была поставлена задача предельно четкая: отобрать деньги у молодого ученого прямо на выходе из ресторана, инсценировав разбойное нападение. Если клиент станет артачиться — применить силу. Губерман для большей убедительности попытается вступиться за клиента, но ему пригрозят огнестрельным оружием. Со-хадзе должен был повалить Колешко и прикрыть собственным телом. Якобы спасая от бандитской пули молодое научное светило. Бить можно только Губермана — тот безоружен. Важно, чтобы рядом оказались случайные прохожие. В качестве свидетелей для возможного будущего разбирательства. Но до этого дело вряд ли дойдет.

Если нападению что-то помешает — милицейский наряд, патруль или что-то еще, операция переносится на парковочную стоянку.

Предусматривался еще и третий вариант. Это уже на тот случай, если возле ресторана ничего не получится. На двух автомобилях, «БМВ» и «Волга», настичь желтые «Жигули» номер такой-то, подстроить небольшую автокатастрофу и завладеть находящимся в «Жигулях» черным чемоданчиком. Одним словом, тем, в чем будут деньги.

Последний вариант развития событий был наименее желателен. Хотя оба, Ярик и Ашот, в своих сугубо специфических кругах славились тем, что могут «на тачках делать понты».

Потому-то Сохадзе и взял их на дело. Дело несложное, не грязное, и даже вообще без «мокрухи». Клиента было приказано бить «сильно, но осторожно», беречь его светлую голову. В случае, если окажет сильное сопротивление, станет дергаться, можно слегка по этой самой светлой голове пристукнуть. Но не насмерть, а так, чтобы эта самая голова впоследствии варила.

В ресторане еще не начался музыкальный бум, но посетители довольно быстро заполняли зал. Колешко опознал «свой» заказанный столик. Он был накрыт на четыре персоны. Графинчик с водкой — в бисерной росе, оранжевая икра заманчиво тускнела ядреными шариками.

За несколько минут до девяти появились гости. Юджина Грина Колешко узнал сразу. Он подошел к столику в обществе Бориса Губермана и Владислава Сохадзе.

После шумных приветствий, обоюдосторонних выражений радости и поздравлений с успехами в работе, символического пригубления рюмок перешли к собственно деловой части встречи. Юджин Грин оглянулся — не наблюдает ли кто за их столиком — и подтолкнул ногой небольшой кожаный дипломат к ногам Колешки. Алексей взял дипломат, удивившись, зачем для десяти-пятнадцати тысяч такая большая тара, да и вес дипломата удивил. «Пару кирпичей к сумме добавил, не иначе», — подумал он.

Юджин Грин незаметно передал Колешке небольшой листочек с четырехзначной цифрой. Алексей понял, что это код замка и тут предложил тост. Сохадзе, увидев, что у Колешки неполная рюмка, попытался долить.

— Мне нельзя, — отвел его руку Алексей. — Я за рулем.

Зато собеседники не отказали себе в удовольствии выпить.

В ресторанном зале становилось все многолюднее. На возвышении тренькали на гитарах, настраивая инструменты трое музыкантов. Несколько пар отрешенно танцевали между столиками под звуки фонограммы.

— За дружбу, — снова предложил американец.

— За дружбу, — согласились Владик и Губерман.

Колешко не удержался и незаметно для соседей набрал код, нажал на кнопки замка дипломата. Подпружиненная крышка поднялась. Молодой ученый глянул вниз. От того, что он там увидел, у него захватило дух, а голова буквально закружилась. В дипломате ровными плотными рядами лежали увесистые пачки американских долларов. Даже с первого взгляда их было так много, что никак не могло быть ни десять, ни пятнадцать, ни даже сто тысяч долларов. В дипломате была кошмарная по понятиям Колешки сумма!

Молодой ученый справился с охватившим его волнением и тут же захлопнул крышку дипломата. Быстро прикинул. Сотки! В каждой пачке по сто бумажек. Это десять тысяч. Всего упаковок штук пятнадцать-двадцать. Если в два ряда — то все тридцать-сорок. Кого это Губерман решил объегорить?

Кровь прилила к лицу. Колешко ухватился за графинчик с водкой.

— Ты же за рулем? — уставился на него Губерман.

— Полрюмки можно, — ответил Колешко, но налил полную.

«Гады, — подумал он, выпив, — в дипломате, может, полмиллиона баксов… Кого это они решили на…?»

— За встречу, — поднял рюмку Сохадзе, — и чтоб не последняя.

Народу становилось все больше и больше. Музыканты ударили по струнам. Невообразимый грохот заложил уши. Возле возвышения собрались танцующие.

Раскрасневшиеся Сохадзе и американец громко разговаривали.

«Пора!» — решил Колешко и почти прокричал на ухо Губерману:

— Мне надо позвонить.

— Пожалуйста, — проговорил тот и вынул из внутреннего кармана мобильный телефон.

Колешко дрожащими от волнения руками стал набирать номер.

— Дай я наберу, — предложил Губерман.

— Зачем вы меня обманули, — спросил Алексей.

— Тебя никто не обманывал, — ответил Губерман, возясь с телефоном. — Так вышло.

Колешко быстро встал и пошел среди танцующих, крепко сжимая в руке ручку дипломата. Сохадзе метнулся наперерез к выходу из ресторана. Колешко завернул за возвышение, на котором играли музыканты. Там находилась дверь, через которую входили и выходили официантки. Через этот вход он попал в длинный коридор с множеством боковых входов. Он увидел Сохадзе, который уже догнал его в этом слабо освещенном коридоре. Колешко выхватил пистолет и выстрелил в Сохадзе. Тот охватил лицо руками и упал на колени. Колешко свернул в первую попавшуюся дверь и очутился в зале, где стояли плиты, котлы, среди которых суетились женщины в белых халатах. Он увидел в конце дверь и метнулся туда. За дверью была лестница. Алексей спустился по ней и очутился на заднем дворе ресторана. Перебежал площадку и перемахнул через небольшой кирпичный забор с ровными отверстиями в половину кирпича. Увидел, что из ресторана выскочил растерянный Губерман в сопровождении американца. Следом за ними вышел Сохадзе, прижимая платок к лицу. Они что-то кричали и размахивали руками.

«Хрен вам…» — злорадно подумал Колешко и прошел вдоль стены какого-то строения во двор жилого дома, где стояла «Ауди» Максима Степаненко. К своему ужасу он обнаружил, что не сможет выехать из двора — с десяток машин жильцов плотно застопорили его машину.

Он оглянулся. Губерман уже перелез через забор и что-то закричал, увидев Колешку. Алексей бросился ко въезду во двор, обогнул угол здания, перешел улицу и быстро пошел к ресторану. У него оставалась надежда, что он сможет воспользоваться собственным автомобилем.