Прочитайте онлайн Русское братство | Глава IV. Баку

Читать книгу Русское братство
3216+929
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава IV. Баку

При перелете из Лондона в Баку Юджин Грин разговорился в самолете с соседкой по креслу — недавней американской школьницей. Из ее откровений следовало, что она решила самостоятельно перед поступлением в колледж изучить Закавказье.

Сюзанна, так звали девушку, оказалась активисткой «Гринписа». Баку интересовало ее еще и по той причине, что там планировалась международная акция за чистоту Каспийского моря.

Веки у Сюзанны были густо накрашены какой-то немыслимой коричневой краской, одета она была в более чем короткую юбочку и напоминала собой работницу американского супермаркета — была такой же рослой, перезрелой и вела себя отнюдь не как маменькина дочка.

Некоторое время она интересовала Юджина, а потом он перестал слушать ее болтовню. Глупышка, убедившись, что Юджин никак не реагирует на россказни, стала усиленно играть глазками, а в довершение ко всему вроде бы невзначай потерлась ногой о его ногу. Юджин даже не улыбнулся — любая попытка соблазнить его во время ответственной работы, как он считал, была обречена.

При других обстоятельствах он, возможно, даже стал бы оказывать девушке знаки внимания. Разве не приятно ухаживать за таким свежим, таким юным существом, каким казалась Сьюзи, так девушка просила называть ее, после немного мумифицированной мисс Блэнчард, оставшейся в Калифорнии, в Силиконовой долине, хранить супружескую верность мужу.

Нельзя было представить, что Сьюзи в недалеком будущем может оказаться чьей-либо женой. Разврат сидел у нее под кожей, застыл в ямке между волнующих сисек, затаился в мощных бедрах… Школьница? Какая она школьница?! Впрочем, нынешняя вторая волна акселерации и не таких сексапильных монстров создает. Нет, такая обязательно пойдет по рукам.

В аэропорту они расстались, даже не попрощавшись, — Юджин поспешил дать знать о своем прибытии резиденту американской разведки в Азербайджане.

Поселился Юджин в отеле далеко за городом. Отель был приличным, хотя и недорогим. В нем словно тени бродили какие-то типы: толстые турки, сухие и жилистые чечены, небритые курды. Возле них толпами вертелись женщины, явно не жены и не дочери обитателей отеля. Среди них были сочногубые славянки, худые грузинки, круглощекие представительницы Среднего Востока.

Прошел день, второй, третий, а работники американской резидентуры что-то не спешили на встречу с Юджином. Днями Грин бесцельно бродил по Баку, поражаясь грязи и горам мусора, заполонившим город, а вечерами торчал у телевизора или наблюдал с балкона номера, как на открытой террасе ресторана дефилирует разношерстная восточная публика.

Он ждал, когда же наконец на него выйдут те, которые должны были провести с ним что-то вроде вводного курса.

Иногда он ездил в дипломатическое представительство, чтобы потолкаться там среди европейцев. Однажды после такой поездки, возвратясь в отель, Юджин входил в вестибюль. Его уже узнавали швейцары и официанты в баре и ресторане. Впрочем, он никогда не скупился на чаевые, чтобы не прослыть сквалыгой.

Проходя на этот раз через вестибюль, Юджин скользнул взглядом по лицам людей, собравшихся в фойе первого этажа и, уже войдя в лифт, ощутил томящую его, непроизвольную работу памяти. В чем дело? Вставляя ключ в дверь своего номера, он вспомнил: там, внизу, мелькнуло знакомое лицо.

«Вот я и становлюсь опытным разведчиком!» — обрадовался Юджин. Работа памяти становится чисто автоматической. Юджин стоял посреди комнаты, потирая виски, стараясь возобновить работу памяти, чтобы до конца вспомнить, кого же он увидел?

Он не сумел поймать зрительный образ и, мысленно обругав себя, спустился в фойе. Он вглядывался в лица всех, кто был в вестибюле. Вот она, черт побери! Круглая проказливая рожица, мелкие черные кудряшки… Так это же Сьюзи, та самая девушка, с которой он познакомился в самолете и которая так неумело выдавала себя за американскую школьницу!

От скуки он готов был слушать ее болтовню хоть целые сутки!

Девушка тоже узнала его, шагнула навстречу, бесцеремонно бросилась в объятия Юджина.

— Джон! Ты здесь?

При первом знакомстве Юджин назвался Джоном. Теперь приходилось привыкать к этому незапланированному имени.

Сьюзи на этот раз имела несколько потрепанный и блеклый вид. Никакой косметики, глаза с голодным блеском, на коленях — подозрительные синяки.

Редко, если не единожды ему выпало счастье встретить такую девчонку — с побитыми коленками, шершавыми, как апельсинные корки, совсем как в детстве или, пожалуй, и в юношестве, когда девчонки липнут к парням, как мухи на мед.

Они прошли в ресторан отеля и просидели в нем до позднего вечера. Девушка отчаянно флиртовала. То и дело ее нога вроде бы случайно касалась под столом его ноги, а в довершение всего

Сьюзи обвила ногами его ногу под столом и всячески намекала на выбор в его пользу.

«Ясно, — думал Юджин, — как провела эта взбалмошная особа время. С местными студентами. Оттянулась, что называется, на всю катушку!»

Юджин подумал, что можно воспользоваться нынешним расположением девушки, но он не решился затащить Сьюзи к себе в номер — давало знать о себе повышенное чувство ответственности. Помня о задании, Юджин решил быть твердым как скала. Он по-отечески пожурил Сьюзи, расспросил, что именно привело ее в этот загородный отель. Девушка уклончиво ответила, что условилась встретиться здесь с другом из «Грин-писа», но его до сих пор нет.

— У тебя есть друг? — удивился Юджин. Сьюзи уклонилась от ответа. В конце концов Юджин выяснил, что в одном из номеров отеля должно состояться что-то вроде сеанса медитации, но чтобы попасть туда, надо было приобрести у турок или курдов порцию кокаина. Наркотик облегчал медитирование.

— Тебе нужны деньги для этого? — уставился на Сьюзи Юджин.

— Нет. Я просто никогда раньше не пробовала наркотик. Не могу решиться.

— Тебе лучше отсюда уехать, — посоветовал Юджин. Недоумевая и поеживаясь от неприятности — с наркотиками он в жизни не встречался, — Юджин распрощался, оставив девушку в ресторане.

Придя к себе в номер, Юджин, следуя многолетней привычке, сразу же лег спать. Но едва он сомкнул веки, как ему стало сниться какое-то озеро, посреди которого бушевал смерч, а Сюзанна, почему-то босиком бежавшая по волнам, убегала от этого смерча и просила о помощи. Смерч налетал на нее… Вот-вот он закрутит ее в свои смертоносные вихри. Юджин проснулся в холодному поту.

«Уж не влюбился ли я? — подумал он. — Да еще в кого? В девчонку, способную переспать за ужин с шампанским, за порцию кокаина?» Однако, не выдержав, Грин наспех оделся и сошел в ресторан, работавший круглосуточно.

Сьюзи сидела на прежнем месте, а к ней никто не присаживался, хотя ресторан был набит битком около полуночи прибыла партия каких-то очередных то ли курдских, то ли дагестанских беженцев.

По всей видимости, девушке сильно хотелось спать, но она курила сигарету за сигаретой, взбадривая себя. Было довольно свежо, и она накинула на себя пушистую кофту и стала похожа на маленького беспомощного верблюжонка.

Юджину стало жаль ее. Он подошел к ней и предложил ей снять номер.

— Спасибо, не надо, мистер Грин, — подчеркнуто холодно отказалась девушка.

Тогда Юджин со спокойной совестью пошел к себе и завалился спать. И что за наваждение — она опять приснилась ему… Теперь уже более соблазнительная, то есть попросту говоря — голая, как ребеночек в ванночке, она карабкалась к нему под простыню. И тут он опять проснулся, но теперь уже не от внутреннего толчка, а от еле слышного стука.

Юджин осмотрелся — чем бы это вооружиться. Если бы у него был пистолет или хотя бы нож. Сердце отчаянно колотилось. Он на цыпочках подошел к двери.

— Это я, Сьюзи, — услышал он.

— Что случилось?

— Джонни, впусти меня…

Как и положено разведчику в таких ситуациях, Юджин прислонился спиной к стене и отпер. Девчонка ввалилась в номер. Ее колотил озноб.

— Я не могу без тебя. Наверное, это любовь. Я пыталась уйти, но не смогла… Ты такой сильный, добрый…

Юджин усадил ее на диван, налил виски, чтобы она успокоилась, хотя девчонка была изрядно выпившей или делала вид, что ее развезло.

«Почему она здесь? Притворяется?» — подумал Юджин. Он понимал, что в этот момент надо было просто обнять девчонку и она успокоиться. Но Юджин прекрасно понимал, что могло последовать за этим.

— Знаешь, — сказала Сьюзи, — кто мой кумир? Джеймс Бонд.

Юджин насторожился.

— Я просмотрела все фильмы о нем. Я прочла все сценарии этих фильмов…

— Ну и?

— У него было более полусотни женщин каждый год. Считай, каждую неделю — свеженькая.

— На что ты намекаешь? — поежился Юджин.

— У тебя музыка есть? Поставь что-нибудь.

Они потанцевали, а затем Сьюзи сказала:

— Я хочу показать тебе стриптиз…

— Ты этим занималась в Америке?

— Нет, только для тебя, дорогой.

У Юджина еще оставалась надежда на то, что дело ограничится шуткой, каким-нибудь фокусом, но он ошибся.

Сьюзи швырнула мохнатую кофту на диван, встала посреди комнаты и стала извиваться так, словно изображала змею. Медленно, медленно, гибко, не без изящества. Так же медленно, не прекращая извиваться, расстегивала пуговки на блузке. Одна пуговица, вторая, следующая…

— Сьюзи, прекрати! — запротестовал Юджин. Но девушка не унималась. Вероятно, девушка все же заполучила порцию кокаина. Вот блузка оказалась на полу, вот сползла на пол юбчонка. Еще несколько жестов и… девочка танцевала нагишом.

Юджин налил себе виски и залпом выпил. Затем с решительным видом подошел к Сьюзи и отвесил ей мощный шлепок по заднице. Она испуганно вытаращилась на него. От второго шлепка, еще более чувствительного, она совершенно протрезвела. Вся дурь мигом выскочила у нее из головы.

— Я тебе говорила, кто мой кумир. Это не маркиз де Сад.

— Да, говорила, — все еще тяжело дыша, произнес Юджин. — Но я не садист.

— Мне кажется, что он страдал от одиночества. От постоянных стрессов, от недостатка любви и внимания в нем развилась склонность к насилию.

— Вот как?! — удивился Юджин. — Интересно, в ком? В маркизе или Джеймсе Бонде. Имея такое огромное количество женщин, я не удивился бы, что он окончил свои дни в госпитале.

— Ты боишься СПИДа?

— Я хочу получать удовольствие от секса, а не использовать секс как средство для достижения неизвестно каких целей, — проговорил Юджин. — Слава Господу, Джеймс Бонд не мой кумир, я не собираюсь ему подражать. А теперь оденься. Спать будешь на диване. Завтра поедем в американское посольство.

Он помог ей одеться и заботливо укрыл покрывалом.

Утром, когда он проснулся, девушки след простыл.