Прочитайте онлайн Русское братство | Глава III. Лондон

Читать книгу Русское братство
3216+930
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава III. Лондон

Лондон встретил Юджина Грина неприветливо. Этот город показался ему чересчур гигантским, уродливо гигантским — к центру город Юджин на метро добирался почти два часа. Здесь, в электричке лондонского метро, на Юджина нахлынули воспоминания о недавней встрече с Джеком Тайссом.

«Правильно работающий мозг, — утверждал матерый разведчик, — основной инструмент шпиона. Если провал, то ни кулаки, ни пистолеты не спасут».

Не раз и не два старикан называл Юджина сынком. Приходилось терпеть. Все-таки авторитет. Только вот откуда Джек узнал, что Грин получил задание, да еще был в курсе, какое именно? Почему же, однако, Тайсс назвал утверждения о сверхскоростном процессоре, как он выразился — «бредом пьяного койота». Даже иронизировал, готов был держать пари, что Юджин, как мнящий из себя Джеймса Бонда, попытается соблазнить официантку буфета в Российской Академии наук, чтобы та подслушала в разговорах академиков о существовании сверхскоростного процессора. Откуда вообще старикан знал, что Юджин по электронной части?

«Вот что значит опыт», — вздохнул бывший морской пехотинец, пробился к двери, вышел на перрон и стал подниматься по эскалатору. Сразу на выходе из метро он и очутился в условленном месте. Взглянул на часы, и тотчас услышал:

— Ты пунктуален до неприличия!

Юджин оглянулся. Лондонский резидент оказался худощавым мужчиной бесцеремонного вида с совершенно рыжей шевелюрой. Его сразу можно было выделить из лондонской толпы, которая представляла собой невероятное смешении наций, рас и культур. В худощавом чувствовался европеец, настоящий лондонец. Покрытое глубокими морщинами лицо выглядело уставшим.

— Ты направляешься туда, — продолжил худощавый, — где часы служат для красы. Следовало бы поупражняться в безалаберности, — резидент смерил Юджина насмешливым взглядом. — Теперь ты настоящий разведчик, поэтому должен мыслить и вести себя так, как те люди, которых он должен постоянно изучать!

— Хорошо, в следующий раз я обязательно опоздаю, — согласился Юджин.

— А я не ожидал, что ты так молод, — заметил резидент.

— Разве это недостаток?

— Очень существенный. Тебе надо быть начеку. Я имею в виду вопрос моральной устойчивости. Надо помнить, что ударная сила русской контрразведки — женщины.

— О, насчет этого можно не беспокоиться, — отмахнулся Юджин.

— Ты трансвестит? — уставился на Грина резидент.

— Нет, — испуганно пробормотал Юджин. — Просто у меня есть женщина, которой я… верен.

— Ладно, приступим к делу. Я не могу сказать точно, — продолжил резидент, — когда ты отправишься по ту сторону, так сказать, добра и зла. Все будет зависеть от эффективности подготовительного процесса. Некоторое время ты побудешь в Азербайджане, в Баку, под видом английского сотрудника одной из совместных нефтяных компаний. Думаю, на это уйдет один-два месяца. Если же подготовка пойдет эффективно, то ты отправишься в Россию значительно раньше. Мне сообщили, у тебя вполне приличный русский?

— Да, сэр, — сказал Юджин несколько печальным тоном. Его не радовала перспектива торчать в Баку несколько месяцев.

— Давайте пройдемся, — рыжий резидент указал рукой в направлении автостоянки, где блестели хромом и никелем «Ягуары», «Роллс-Ройсы», «Паккарды» и «Мерседесы».

— Надеюсь, ты не очень боишься холода?

— Нет, сэр.

— Ну раз ты не полный профан в русском, останется за малым — освоиться со спецтехникой. Я не зря назначил встречу возле автостоянки. Отправишься в Россию на вот таком «Мерседесе». В нем будет все — печка, холодильник, теле-и аудиоаппаратура, навороты для спутниковой связи. И все смонтировано на немецком автомобиле массовой серии. Надеюсь, ты понимаешь, для чего этот автомобиль нужен?

— Для моей полной автономии.

— Совершенно верно. Мы работали столь продуктивно, что Советский Союз развалился. Теперь у них полный бардак. Их система не потянула в той экономической круговерти, в которую мы ее втянули…

Юджин уловил хвастливые нотки в голосе резидента.

— Как мне выходить на оперативную связь?

— Мы решили, что удобнее всего тебе быть корреспондентом, а не глубоко законспирированным агентом разведки. Так проще. К чему тебе знать, кто, к примеру резидент американской разведки в Москве?

— Это на случай провала, что ли? Вы мне не совсем доверяете?

— Не ерунди. Подстраховаться никогда не помешает. Ты будешь передавать информацию одному приятелю в посольстве Ее Величества.

— В британском посольстве?

— Совершенно верно. Информация потом дойдет по назначению. Ну, кажется, все.

Резидент с тоской посмотрел на Юджина.

— Куда прикажете отправиться сейчас? — спросил Грин.

— В Баку! Торчать в Лондоне не придется. Только на пару недель прилетишь на ознакомление с автомобилем.

Юджин облегченно продохнул.

— Через Баку можно попасть хоть в Иран, хоть в Северную Корею. Все-таки в настоящее время Баку — столица мирового шпионажа. Если потребуется перейти на нелегальное положение — вот шифры. В банке бакинского отделения «Credit Swiss», в ячейке для хранения документов получишь дальнейшие инструкции, а также документы на имя Петрявичюса Николая.

— Насколько я понимаю, это литовская фамилия?!

— Совершенно верно.

— Но ведь я ни слова не понимаю по-литовски, — попробовал возразить Юджин.

— Не беспокойся. Это отработанная практика. Большинство тех, кто переходит на нелегальное положение, имеют «легенду» не коренных граждан, а натурализованных. То есть этап «родился, учился, венчался» должен по «легенде» проходить на территории другого государства.

— С какой целью?

Резидент поморщился, пробурчал:

— Чтобы трудно было провести тщательную проверку на уровне соседей-родственников-од-нокашников. Улавливаешь? Если русские и заподозрят Петрявичюса Николая в каком-либо антигосударственном прегрешении, то для того, чтобы проверить, был ли на самом деле такой тип, им придется ехать в Литву.

— Разве это сложно?

— Ты, я вижу, — вздохнул рыжий, — элементарного представления не имеешь о таком понятии, как пограничный и таможенный контроль. У русских до сих пор с этим чудовищная волокита. Одно упоминание об этом нам может показаться мелочным. Но над этими бессмысленными «мелочами» русские безвозвратно, бессмысленно растрачивают свое и чужое драгоценное время. Если посчитать, сколько анкет я заполнил за годы моей работы в России, то станет тошно! А сколько различного рода подписал я налоговых деклараций, валютных свидетельств?! А сколько мне потребовалось справок о пересечении границы, разрешений на пребывание, разрешений на выезд, заявлений на прописку и выписку?! А сколько часов отстоял я в приемных консульств и органов власти, перед каким числом чиновников высидел, сколько выдержал опросов и обысков на границе?! Только пройдя все это, начинаешь понимать, как много русские потеряли в сравнении с остальным человечеством. Как много отнято у их производительности, творческих сил, ихнего воображения из этих бесполезных и вместе с тем унижающих душу мелочей!

— По крайней мере мне не придется терпеть эти унижения?! — робко спросил Юджин. — Ведь у них теперь демократия. Кроме того, на нелегальное положение я должен буду перейти в крайнем случае.

— Да, это верно. Тебе только в крайних случаях нужно будет представляться Петря-вичюсом. Не все русские охотно идут на контакт с иностранцами. Тем более с нами, американцами. Легенда этого Петрявичюса прилагается.

Рыжий вдруг почему-то скептически осмотрел Юджина с головы до ног. Юджин смутился.

— Знаешь, мне тебя жаль, — сказал рыжий. — Я тебе скажу честно, уже по твоем одному внешнему виду, как только тебя увидел, я понял, что ты не работал ни на подхвате, ни в добывании, ни в обработке информации. Короче, в разведке ты пока ноль! Полный!

Юджин стиснул зубы. Неужели он и в самом деле такой?!

— Нет, я уже был там, — солгал Юджин и кивнул головой на восток. Солгал второй раз в жизни — первый раз он солгал, когда в колледже тайком от родителей пробовал марихуану.

— Ну пусть был, — с легким раздражением согласился рыжий. — Допустим, был. Но не в России. Разве что в Венгрии или Чехии. Ладно, ты парень симпатичный. Поэтому вот тебе мой совет — среди русских в последнее время появились умные люди, которые ищут способ передать нам информацию. Причем — иногда абсолютно безвозмездно. Дело в том, что эта информация, переданная нам, хотя и подрывает долгосрочные стратегические интересы России, но приводит к балансу, паритету сил в мире. Допустим, русские изобрели невероятно мощную бомбу, куда мощнее любой водородной. Их политические лидеры сразу же станут диктовать волю всем остальным народам мира по инерции имперского мышления. Поэтому для их ученых, чтобы не быть слепым орудием в руках недальновидных политиков, есть смысл допустить утечку информации. Ты что-нибудь слышал о психотропном оружии?

— Пришлось вплотную с ним столкнуться, — сказал Юджин и посмотрел на косточки кулака.

Оказывается, в разведке то и дело приходится врать. — Только… разве это не фантазии тех, кто занимается профессиональной дезинформацией мирового общественного мнения?

— Отнюдь нет! — воскликнул рыжий. — Оно существует реально. Но русские, впервые получившие в этой области преимущество, тут же лишились его, потому что произошла именно такая утечка информации, о которой я говорил… А теперь так и вообще — их лучшие специалисты работают на Пентагон. Так что мой совет — ищи подобного патриота, который по пьяной лавочке, разухарившись, решит спасти человечество, свою Россию, а заодно и твою карьеру, парень. Подведем итог: в одном случае ты должен быть журналистом, а в другом — ученым-электронщиком, которому понятны научные проблемы, которые гложут того, кто во имя прогресса хочет передать секреты русских. И Петрявичюс — крайний вариант. Понятно?

Юджин согласно кивнул.