Прочитайте онлайн Русское братство | Глава XXIX. Признание в любви

Читать книгу Русское братство
3216+1011
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава XXIX. Признание в любви

Через два дня вечером они вышли погулять по вечерней Москве. Перед этим Ира была молчалива, и Максим понял, что предстоит объяснение. Это несколько упрощало проблему.

— Я хочу тебе кое-что сказать, — первой нарушила молчание Ира и запнулась, как бы подбирая слова. — Видишь, мне трудно говорить. Если бы ты только знал, что творится в моей душе. Я давно собираюсь сказать тебе об этом, но все как-то не получалось.

Степаненко внимательно слушал.

— Во время наших предыдущих встреч ты старался как можно быстрее распрощаться, вечно торопился… — продолжила Ира. — Как большого счастья я жду каждой встречи с тобой. Если бы ты спросил меня, чем я живу сейчас, я бы ответила: живу мыслями о тебе, живу встречами с тобой.

Ира взяла Максима под руку, прислонилась головой к его плечу.

— Милый мой, славный Макс, я откровенно скажу… — она замолчала на мгновение, подбирая нужное слово, которое в таких случаях не удается сразу найти.

— Я люблю тебя, мой славный, мой милый, мой любимый… Давно люблю.

Степаненко насторожился. Да, он догадывался о ее чувствах, но чтобы все было так серьезно…

Он осторожно взял ее руку, припал губами к маленькой теплой руке.

— Не говори ничего.

— Нет, я сейчас брошусь тебе на шею…

— Что ты делаешь, Ира? Люди увидят…

— Боже мой! Пусть смотрят все, пусть смотрит весь мир. Разве я могу стыдиться своей любви? Разве она оскорбляет тебя? Разве тогда, в беседке, у нас не было того, что называется любовью?

Женщина обхватила его шею руками, принялась целовать. «Спектакль! — подумал Степаненко. — Не удивлюсь, если в это время нас кто-нибудь фотографирует, черт побери!»

— Не надо, Ира, не надо… — растерянно повторял он, не зная, как вести себя, чтобы не обидеть человека, к которому относился так тепло, по-дружески.

— Почему ты молчишь? Почему не ответишь мне?

— Что же мне ответить тебе, Ира?

Она отстранила от него горячее лицо, проговорила взволнованно:

— Я не требую… Прости меня… Я не прошу немедленного ответа. Только дай надежду. И я буду счастлива. Ну что же ты молчишь?

— Я думаю, Ира…

— Я не буду нарушать твоих мыслей.

В проходном московском дворике они присели на скамеечку. Ира была возбуждена, взволнована.

— Прежде чем ответить, я прошу тебя успокоиться… — сказал Степаненко. — Ты услышишь, возможно, неприятные тебе слова. Искренне признаюсь, что ответить взаимностью на твою любовь я не то что не могу… Если хочешь, не имею права.

Ира низко опустила голову.

— Не сердись, Ира. Я по-прежнему уважаю тебя… Да, когда-то я сильно любил тебя. Но прошло столько времени. Не знаю, как сложится предстоящая жизнь. Я должен отомстить за Алексея… Понимаешь? Но и тогда… Послушай, возможно ли повернуть время вспять? Вернется ли то, юношеское?

Степаненко вздохнул. Ира привлекала его как и прежде, но такая страстная демонстрация чувств с ее стороны была подозрительна.

Ира тоже вздохнула.

— Знаешь, Макс, я не перенесу этого. Твои слова такой страшный удар для меня, который выбивает из-под моих ног все, и даже жизнь: я не смогу жить без тебя.

Он встал и подал ей руку.

— Нет, Ира, не говори так. Ты взволнована…

Ира, не принимая его руки, поднялась.

— Тогда, тогда прощай навсегда. Нам надо расстаться, чтобы никогда-никогда не видеть друг друга, не слышать. Прощай… Короче, я не хочу винить тебя, не имею на это никакого права. Не каждому удача в жизни.

Макс потянул ее за руку:

— Сядь. Успокойся.

Она послушалась.

— Моя славная Ира, — проговорил Степаненко, тщательно подыскивая слова. — Ты очень нравишься мне. Быть может, я даже склонен полюбить тебя… Понимаешь, склонен. Но у тебя не найдется ни одного слова, чтобы осудить меня только за то, что сейчас не время… заниматься этим. Я не осуждаю тебя, но во всяком случае хочу — чтобы ни случилось, что бы ты была верна памяти Алексея. А пока, я надеюсь, я хочу верить, что ты будешь моим верным и надежным другом, моим товарищем, на которого я могу рассчитывать в тяжелую минуту…

Ира сжалась в комочек, прошептала:

— На все, на все я согласна.

Он обнял ее.

— Ну вот и хорошо, славная моя, милая девочка.

— Если я нужна тебе, как хороший друг, я всегда в твоем распоряжении.