Прочитайте онлайн Русское братство | Глава XXI. Степаненко действует

Читать книгу Русское братство
3216+954
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава XXI. Степаненко действует

Остаток дня ушел на то, чтобы отремонтировать дверь и вставить новый, теперь уже самый простой, какой нашелся в местном магазине, замок. Невесело поужинали, переночевали. Степаненко перевез Колешку с семьей обратно на дачу, а сам вернулся в город, чтобы найти там руководителя местного отделения ФСБ.

Никого на месте не оказалось. Степаненко прождал до обеда, потом вытребовал у дежурного домашний телефон полковника ФСБ, который возглавлял региональное управление федеральной службы безопасности в этом городе. Домашний телефон полковника не отвечал. Тогда Степаненко раздобыл у все того же дежурного офицера домашний адрес.

Дверь квартиры полковника ФСБ Шмакова долго не открывали. Степаненко, прозвонив несколько раз подряд, прислушался. В глубине квартиры раздался едва различимый шорох — в квартире явно кто-то был Степаненко принялся терзать звонок, затем стучал, потом снова звонил, и, в конце концов, не выдержав, забарабанил в дверь кулаком. За дверью послышались шаги, она резко распахнулась.

На пороге стояла красивая и разодетая женщина. Из-за нее выглядывала другая женщина. Не менее красивая, похожая на фарфоровую куколку. Нет, пожалуй, на мраморную статуэтку.

— Чем обязана? — спросила женщина с вызовом.

— Могу ли я видеть господина Шмакова, Андрея Ильича?

Женщина оглянулась.

— Видишь, уже доложили, — сказала она «статуэтке». Точеное лицо последней осталось непроницаемым.

— Что ж, раз пришли, заходите, — сказала первая женщина.

— Тогда я пойду, — сказала та, к которой обратилась первая.

«Статуэтка» ушла, смерив Максима нескрываемым презрительным взглядом. Эдакие полцентнера мрамора и льда в лайкровых колготках.

Хозяйка квартиры с любопытством уставилась на него. Модное платье чудесно обрисовывало ее фигуру. Степаненко отметил белизну ее кожи, большие, словно у пугливой лани, азиатские, с легкой раскосинкой глаза, и решил, что от такой женщины лучше держаться подальше, если не хочешь пропасть со всеми потрохами.

— Насколько я понимаю, хозяина квартиры нет? — проговорил он.

Женщина неопределенно развела руками, но отступила в глубину прихожей. Степаненко не понял этих жестов, но на всякий случай вошел в квартиру. Хозяйка закрыла дверь, причем замок щелкнул дважды.

Степаненко взглянул в глубину комнат, негромко позвал:

— Андрей Ильич?

Женщина иронично хмыкнула, жестом пригласила Степаненко пройти в гостиную.

В большой комнате под ярко пылающей шестирожковой люстрой был накрыт стол. Было сильно накурено. Шторы на застекленный балкон открыты. На столе, отливающем белизной скатерти, Степаненко быстро насчитал четыре неиспользованных прибора, а возле крайних двух клочки серого пепла, распластанные апельсины, ломтики лимона…

— Где же… хозяин? — обернулся Максим к даме.

Женщина уперлась рукой о дверной косяк, уткнулась губами в сгиб локтя и уставилась на гостя.

Степаненко насторожило непонятное поведение хозяйки квартиры.

— Осмелюсь предположить, — проговорил он. — Вы… жена Шмакова.

— Садитесь, — устало махнула она рукой. — Муж скоро будет.

— Нет-нет, я подожду в машине… — Степаненко попытался войти в прихожую, но женщина преградила ему дорогу и едва ли не силой усадила на диван.

— Сидите! — категорическим тоном приказала она, усаживаясь в отодвинутое от торца стола кресло. — Угощайтесь. Я вам налью…

В рюмку, журча, полилась водка.

— Я за рулем, — произнес он, стараясь говорить так, чтобы голос его звучал как можно более бесстрастно. Но вместо этого голос его зазвучал низко, волнующе. Он подсознательно кадрил такую приятную на вид женщину, с вызывающим видом покачивавшей ногой с направленным в его сторону носком загнутой, татарского покроя, домашней туфельки.

«Вот чертовка!» — подумал Степаненко. Он не ожидал такого пристального внимания к собственной персоне. Тем более такой красавицы. Да еще жены Шмакова. Ведь она сама назвала последнего мужем.

— Андрея нет, — наконец определенно ответила женщина. — И будет он не скоро. Очень не скоро.

Женщина, решила усесться поближе. Для этого ей надо было обойти угол стола, что она и сделала, на ходу пошатываясь. Платье красиво подчеркивало покачивание крутых бедер. Вот она слегка споткнулась на ровном месте, затем не совсем изящно пришвартовалась рядом с Максимом.

— Простите, вы жена Андрея?

Женщина неодобрительно взглянула на Степаненко, но кивнула утвердительно, спросила:

— А вы по… работе?

«Хороший из нее конспиратор, — подумал Степаненко, также утвердительно кивая. — Спросила «не по службе», а именно «по работе».

— Кэгэбисты хреновы, — вдруг сказала женщина, глядя перед собой. — Рыцари плаща и кинжала…

Степаненко пропустил ее слова мимо ушей. Кажется, она не в духе. Вероятно, какой-то испорченный праздник. Скорее всего, неудавшийся день рождения. Интересно, что за женщина была та, которая ушла, похожая на фарфоровую статуэтку в лайкровых колготках. Почему они так долго не открывали дверь? Чем, интересно, они тут занимались? Что выпивали, ясно…

Вот женщина сконцентрировала слегка плавающий взгляд на нем.

— Я слышала, что кэгэбисты становятся особенно смелыми, когда остаются с женщинами наедине. Профессиональное умение, так сказать, да? Или вы по политическим, из второго отделения? Вы же из Москвы?!

— Второе отделение ловило шпионов, — ответил, решив не особо таиться Степаненко. — Политическими занималось пятое.

— Так хоть занималось. А нынешние защитники секретов родины чрезвычайно распутны, умеренно интеллигентны и постоянно подшофе, да?

— Вам не нравится профессия мужа? Вы его не воспринимаете? — поинтересовался Степаненко, поднимаясь и, обойдя весь стол по кругу, направился к двери. Он понял, что от этой женщины можно ожидать все что угодно, кроме информации, где можно разыскать ее мужа.

— Положительно любой эфэсбэшник может восприниматься только в том случае, когда он борется не против своего народа: «своих» бандитов, «своих» наркодельцов, «своих» взяточников, но против чужеродного элемента — иностранцев, — сказала женщина, медленно вставая и тоже направляясь к двери. — А вы?! Вы… Ладно, мне думается, вам и в самом деле пора уйти. Но прежде скажите, вы москвич?

— Москвич, — холодно ответил Степаненко. Слишком холодно. Казалось, тон его ответа несколько отрезвил женщину, и она решила больше не разговаривать с ним.

Женщина повернулась к двери, стала сражаться с замками, беспомощно оглянулась. Максим посмотрел ей в глаза и прочитал в них затаенное страдание. Страдание от одиночества, от какой-то непонятной безысходности. Если он сейчас уйдет, то навсегда останется врагом красивой и изящной, хотя и крупноватой женщины. Она готовилась к празднеству, к шуму, к веселью, возможно, к любви, но на ее праздник никто не пришел. Разве что одна из подружек…

Степаненко шумно втянул воздух, в нос ударил запах ее волос, тонкий аромат духов, скрытый, далекий запах ее тела. Ему почему-то стало не по себе.

— Помогите, — прошептала женщина. — Тут столько замков, что я…

Он кивнул, слегка отстранил ее, стал щелкать рычажками замков и, покосившись, еле устоял на ногах, так закружилась голова. В разрезе платья он увидел, как спелый налив, ее грудь.

Замки были побеждены. Женщина распахнула перед ним дверь и холодно пожелала всего хорошего.

Дверь медленно закрывалась за спиной Степаненко, но до конца так не захлопнулась — он услышал тихий голос женщины:

— Вы не представились?

— Максим, Максим Степаненко, — поспешно, полушепотом произнес майор.

— Если он появится, я сообщу ему… — сказала она, открывая дверь пошире и опираясь на косяк.

О, какая дивная поза!

— Но все-таки, как мне его найти?! — почему-то тоже прошептал Степаненко.

Женщина поманила пальчиком Максима внутрь квартиры. «Определенно, я стал пользоваться успехом у женщин, — подумал Степаненко, отважно шагая в квартиру, — вчера Ира, теперь вот эта…»

Он шагнул внутрь квартиры, прикрыл дверь за собой. Ее руки внезапно обвили его шею. Он было отпрянул, но уперся спиной в дверь. Женщина прижималась к нему всем телом, поймала его взгляд. В ее глазах была, как выразился бы поэт, бездна. Их губы слились в поцелуе. Рефлекторно, сам того не желая, Степаненко положил руку пониже ее спины. Через тонкую ткань не прощупывалось белье.

— Идем, — с трудом владея собой, произнесла женщина. При этом ее рука безошибочно, дважды, щелкнула замком, надежно запирая дверь.

Степаненко на ходу сбросил пиджак, но едва наклонился над страстной хозяйкой квартиры, как она неожиданно вскрикнула… и изо всех сил, наотмашь, влепила Максиму звонкую пощечину. Оплеухи, следовавшие одна за другой, ошеломили на минуту Степаненко.

— Ах ты… — вскричал опешивший Степаненко. — Блядь благородных кровей! — выругался он, держа хозяйку квартиры за руки. Она вырвалась из его рук, хотела броситься к двери, но он сильно толкнул ее, заступил дорогу своим телом и стоял, остолбеневший, с налитым кровью лицом. Ему нужно было забрать собственный пиджак, но таким образом, чтобы не выпустить женщину из квартиры. Чего доброго, эта дура начнет кричать, что ее изнасиловали!

Некоторое время они, тяжело дыша, не сводили друг с друга глаз.

— Вот что… — наконец сказал он спокойно. — Не знаю как вас по имени-отчеству. Я сам понимаю, что это не совсем красиво… И за поступок мой, и за скверное слово прошу прощения.

— Мне не нужны ни ваши извинения, ни, тем более, вы сами… Уходите.

Пиджак мигом очутился на нем. Но Максим не ушел, а молча стал ходить по комнате. Он понимал, что женщину прежде всего надо успокоить. Она сидела в кресле, потихоньку всхлипывая, то и дело вытирая неизвестно откуда появившимся платочком лицом. Ткань платья на груди была в темных пятнах от слез. Настоящих, неподдельных.

— Вам надо принять что-либо успокоительное, — сказал Степаненко. — Хотите, давайте выпьем. Вместе…

— Я и так уже пьяна, — женщина охватила лицо руками.

— Где я могу найти Андрея Шмакова? — Степаненко боялся, что его голос прозвучал опять слишком жестко.

Женщина поднялась, подошла к секционному шкафу, откинула створку, быстро набросала на клочке бумаги адрес, через плечо подала Максиму.

— Не надо давать волю чувствам, — вздохнув, сказал Степаненко.

— А вам не надо строить глазки, — уже успокоившись, сказала женщина. — Надеюсь, вы не станете трепаться…

— А ничего не было…

— Да, ровным счетом ничего, — женщина, словно в знак примирения, улыбнулась, тяжело вздохнув при этом. — И не думайте, что вы победили. Адрес я дала, потому что… Словом, Андрей почти не бывает дома…

По адресу, раздобытому столь странным образом, Степаненко нашел за городом приличный коттедж, обнесенный металлической решеткой в человеческий рост.

Калитку открыла толстогрудая женщина с немигающим взглядом. Степаненко представился. Женщина провела Степаненко в дом, усадила в гостиной на диван, обтянутый коричневым американским велюром. Не успел Степаненко как следует осмотреться, как в гостиную вошла девушка лет тринадцати-четырнадцати. Она казалась значительно старше своего возраста, с развитой фигурой.

«Дочь?! — подумал Степаненко. — Конечно же, не жена и не любовница… Правда, на мать не похожа…»

Девочка поздоровалась, уселась на другой конец дивана и, откинув полу пеньюара, демонстративно заложила нога за ногу таким образом, что стали видны ее трусики.

«Это еще что за новости?» — подумал Степаненко, отводя взгляд.

— Папа скоро будет? — не выдержал он напряженного молчания.

— Сейчас придет, — тоненьким, певучим голоском ответила девочка, сняла ногу с коленки, раскинула полы пеньюара, плотно сжав коленки.

Степаненко неодобрительно посмотрел на девочку. Совсем еще подросток. Хотя фигура что надо. Такие уже чувствуют зуд не только в гениталиях, но и всей шелковистой, туго натянутой кожей, которая уже не могла обойтись без раздевающего взгляда и того, что следовало после. Впрочем, эта девица переросток. В смысле — тело выросло, а мозг немного отстал. Поэтому стоит ли любоваться ляжками девицы, выросшими, словно у бройлерных цыплят, но с такими же куриными мозгами?!

А девица засунула пальцы в трусики и уставила немигающий взгляд на Степаненко. Хорошо сформированная грудь при вздохах подымала шелковый зеленый пеньюар.

«Детская нимфомания…» — мелькнула мысль, когда Степаненко внимательно изучал лицо с сочными зовущими губами, обрамленное короткой подростковой прической. Взгляд у девочки был наглый, вызывающий.

Стукнула дверь. Девочка отдернула руку, закрыла полы пеньюара.

В гостиную вошел хозяин, высокий плечистый мужчина лет сорока пяти. Широкое открытое лицо со спокойным взглядом вдумчивых глаз, уверенные движения, медленная походка — все говорило о том, что характеру этого человека не свойственна суетливость, торопливость.

«Мужчина как мужчина, а дочь — блядь», — подумал Степаненко. Поздоровавшись, он на какое-то мгновение задержал руку Максима в своей руке, бросил тревожный взгляд на девочку.

— Алиса, мне нужно поговорить с гостем…

Девочка послушно встала и удалилась.

Степаненко рассказал о случившейся с молодым ученым неприятности, опуская кое-какие подробности. Он представил все, что произошло с Колешко, как внезапный, не мотивированный ничем наезд бандитов. Руководитель регионального управления ФСБ внимательно слушал его.

— Беда мне с этими учеными, — сказал он. — Готовы годами корпеть над своими пробирками, установками и черт знает над чем еще, а когда у них что-нибудь получается, требуют вознаграждения. Раньше все было отлажено: госпре-мии, звания, почет, персональные дачи и прочее. Теперь всего этого нет, кануло в Лету. Вот они и засуетились… Одни сразу уехали, другие тут что могут распродают… А Колешко, — Шмаков наморщил лоб. — Нет, без картотеки я не вспомню. Кажется, до недавнего времени был засекреченным. Ну да ладно. И что же ты просишь у меня для твоего Колешко?

— Ненавязчивый контроль.

— Mr, — Шмаков нахмурился. — Это сложно.

— Если на Колешко обратили внимание местные преступники, то это не так сложно, как вы думаете…

— Местные? Вряд ли. Впрочем, помогу. Ничего не обещаю, но займусь. В прошлому году тут прихлопнули одного, так сказать, посредника. По фамилии Карпов. Конечно, еврей, и конечно, что-то вроде промышленного шпионажа. Все вынюхивал, где что плохо лежит. Я имею в виду те технологии, которые раньше были задействованы в оборонке, а теперь остаются невостребованными.

— Я попробую через Москву организовать прикрытие, — сказал Степаненко. — Думаю шугануть бандюг, чтобы они оставили Колешку в покое.

— Шугануть? — удивленно повел плечами Шмаков. — Вряд ли тебе это удастся.

— Почему?

— Полагаю, что он сам станет искать с ними встреч.

— Но он не такой, как они.

— Знаешь, Максим, я определил в людях, с которыми имею дело по роду занятия, несколько типов поведения: обычная братва — дуболомы; начальство братвы — паханы, это которые похитрее. Вот два типа поведения. Еще два — иностранная разведка и женщины. И за последние годы выкристаллизовался пятый, особый тип поведения. Присущ исключительно ученым.

— И в чем же он заключается?

— В любом случае они сначала тратят жизнь на черт знает что, а когда обнаруживается, что кроме их пробирок и установок есть еще и солнце, и все то, что под этим солнцем греется, бросаются наверстывать упущенное время. Вот есть тут у нас академик Богомолов, может быть, ты слышал. Известная фамилия. Крупнейший авторитет в области радиоэлектроники. Так вот, старую жену пробросил, уже пенсионерку, а взял, прости за невольную рифму — почти пионерку. Были бы парткомы, старушка пришла бы жаловаться туда. А так — заявилась ко мне, плачет, верните мужа…

Шмаков говорил, а Степаненко слушал его вполуха, все время думал о странном поведении его жены. Да и дочери. Впрочем, большой странности тут не было. Жили порознь. Отец с дочерью, мать отдельно.

— …а тут вышло, что инвестиции, которые Богомолов привлек для своих исследований, исчезли неизвестно куда, — продолжал Шмаков. — Какое-то общество с ограниченной ответственностью взяло деньги, обещали прокрутить и вернуть с лихвой, но вдруг исчезли… Прокуратуре тут работать да работать, а тихо все. Значит, поделились. Нынче все делятся… Администрация Президента с ФСБ, ФСБ с МВД, менты с преступниками, убийцы с жертвами…