Прочитайте онлайн Русское братство | Глава XVII. Ночной визит

Читать книгу Русское братство
3216+1031
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава XVII. Ночной визит

Майор ФСБ Максим Степаненко проснулся глубокой ночью от неясной тревоги. Приподняв голову над подушкой, он прислушался. В комнатах стояла тишина, за стенами квартиры жила своей обычной ночной жизнью Москва.

И все же, почему он проснулся? Может, подумал майор, звонил телефон? Звонок был случайный и оборвался?

Спал Максим всегда чутко: память успела бы четко зафиксировать сигнал телефонного аппарата, если звонок, разумеется, был.

Что могло его разбудить?

Максим, откинул край одеяла, нащупал ногами шлепанцы и прошел на кухню, щелкнул выключателем, зажигая свет.

Какая рань, всего три часа ночи.

Взгляд его остановился на банке с молотым кофе. После смерти матери он стал заправским кофеманом: устойчивая связь между кофе и ледяным отношением матери к нему нарушилась. Подобно многим холостякам, к тому же еще и одиночкам, майор устраивал себе при помощи бодрящего напитка ночные бдения, в пещерной тишине которых пытался разобраться как в самом себе, так и в сложных перипетиях дел, которыми занимался по службе.

Едва днище чайника глухо зашипело, в прихожей послышался какой-то странный звук, словно кто-то скребся в дверь.

Степаненко насторожился, освободился от шлепанцев, беззвучно прошел в прихожую и приник ухом к замочной скважине.

Скорее почувствовал, чем услышал, что за дверью кто-то есть. Максим озадаченно прикинул: текущие дела были столь незначительны, что никому из тех, кто в них фигурировал, в голову не могло прийти беспокоить его ночью. Все же, наученный опытом, Степаненко посчитал нужным предостеречься. Он проскользнул в зал, натянул тренировочный костюм, вооружился пистолетом, вернулся в прихожую и только затем взглянул в глазок.

То, что он там увидел, сильно озадачило его! Перед дверью с измученным лицом стоял его бывший одноклассник Алешка Колешко.

«Пьян он, что ли?» — мелькнула мысль. В самом деле, вытянутое широкоугольной оптикой дверного глазка лицо друга как нельзя более свидетельствовало в пользу последнего предположения. Его трудно было сравнить с тем Ко-лешкой, который неделю назад бодрым голосом приглашал в гости, на дачу, расположенную на лесном озере сравнительно недалеко от Москвы, а потом попросил на несколько дней попользоваться его «Ауди».

Сейчас, в данный момент, Колешко стоял, пошатываясь, не решаясь нажать на кнопку дверного звонка. Что же случилось?

— Ты один? — глухо спросил майор ФСБ.

— Макс?! Слава богу, ты дома… — также глухо пробормотал Колешко. — Открой…

Щелкнул замок, и первое, что увидел Степаненко, это увесистый рюкзачок, который его друг протолкал впереди себя.

— Что с тобой, Алеша? — спросил Степаненко, когда друг очутился в прихожей. — Загулял, что ли? Или Ира выгнала?

— Разбился! — с досадой вымолвил Колешко, наблюдая, как Степаненко запирает дверь.

— Вот те на! Где? — уставился на друга майор ФСБ.

— Сразу за кольцевой дорогой. По «рязанке»…

— Влип? — с неодобрительной миной посмотрел на Колешку Степаненко. Видя, что тот не совсем понимает его, пояснил: — Я имею в виду — виноват?

— Да нет. «Волга» подрезала… Белая…

Степаненко зажег в прихожей свет и заметил, что раны на голове у друга обработаны йодом, а обтертости покрыты корочкой.

— Ты хоть цел? Может, скорую…

— Да цел я, цел. Кости целы, во всяком случае, а вот «жигуль» вдребезги.

— «Жигули?»

— Твоя «Ауди» цела… Я на ней и приехал. Так вышло.

— Иди в ванную, сейчас мы тебя взбодрим, — сказал Максим и потянул на себя рюкзачок, который Колешко по-прежнему держал в руках. Алексей как-то нервно дернулся, но рюкзак выпустил.

— Ого! — майор едва удержал рюкзак одной рукой. — Что тут у тебя?

— Да так, книги…

Степаненко умостил увесистый рюкзак в пустой угол под телефонной полкой, отметив про себя, что его нежданный ночной гость проводил рюкзак настороженным взглядом.

В ванной комнате Степаненко наметанным глазом определил, что Колешко говорит правду — он был помят, исколот осколками стекла, но не избит.

— Умывайся, а я — на кухню.

К этому времени чайник уже закипел. Степаненко до половины налил кипяток в турку, дополнил минералкой, и вскоре в чашках задымился кофе. Умытый и немного посвежевший Колешко некоторое время наблюдал, как хозяин квартиры колдует над кофе, затем уселся за стол.

— Это мой фирменный, на минералке, — пояснил Степаненко.

— Кофе, минералка, — пробормотал Колешко. — А я кофе в последнее время редко пил.

— Я помню, ты пил кофе немеряно, литрами… Врачи запретили?

— Политики… — буркнул Колешко.

Степаненко недоуменно уставился на него.

— Да, да! Политики, финансисты и прочая нынешняя олигархствующая и жирующая шваль, — опять буркнул Колешко, уже раздражительно. — Развалили, б…, страну. Все развалили… Экономику, науку. Это в какой такой стране ученый не может позволить себе чашку кофе?!

— Да, известные дела, — согласился Степаненко, понимая, что крыть ему нечем — за последние годы его друг, будучи молодым ученым, изрядно обнищал.

— Ну рассказывай, что стряслось? — не терпелось Степаненко. — Тебе сахару сколько?

— Авария как авария… — отмахнулся Колешко, то ли от предложенного сахара, то ли от просьбы хозяина квартиры рассказать о причине столь внезапного визита.

— А что ты такой взъерошенный? Может, все-таки ты виноват. Превысил скорость там или…

— Да ну, виноват! — вяло взмахнул рукой Колешко. — Я под сто кэмэ даже не шел, а он, гад, сзади вынырнул, занял левую полосу, сигналит на опережение, а потом как долбанет… Вот это ударчик был. Думал, голову оторвет…

Степаненко смотрел, как оживает от чашки крепчайшего кофе его друг. Редко они встречались в последние годы. Все по телефону, да по телефону. Жизнь развела по разным путям-дорожкам. Колешко был задиристым пареньком из параллельного класса, которому прочили спортивную карьеру. А он неожиданно выбрал научную. И, как мог судить Степаненко по внешнему виду, выбор на сегодняшний момент, был неудачным. Из парня-крепыша Колешко превратился в этакого педанта-сухаря с ранними залысинами и выпирающим, как у беременной женщины, животиком. Хотя коренастость у него осталась прежняя.

Степаненко вспомнил, как где-то полгода назад ему позвонила жена Колешко и со слезами в голосе просила поговорить с ее непутевым, как она считала, муженьком.

— В чем проблема? — поинтересовался тогда Степаненко. — Пьет?

— Если бы пил… Денег нет… — в трубке слышалось прерывистое дыхание. — Его друзья коттеджи возвели, на иномарках катаются, а он все над открытием своим корпеет, будь оно неладно… На одном хлебе сидим.

— Я могу подбросить сотню-другую? — произнес тогда Максим. Никогда бы он не стал предлагать деньги, если в обращении Иры, жены Колешко, к нему — Максиму Степаненко, не было своих резонов.

Ира была не просто школьной подругой Степаненко. Она была его девушкой. Алексей отбил Иру у него еще в десятом классе, а на втором курсе института они, Алексей и Ира, поженились. У них постоянно появлялись проблемы в семейной жизни, и Ира иногда находила время и повод жаловаться Максиму на своего мужа, но Степаненко знал, чем могут окончиться подобные жалобы, и предпочитал не вмешиваться в чужую семью. У него были в семейном плане свои проблемы, а потом — свободных женщин было в избытке.

Жили Колешки в так называемом наукограде, городе-спутнике недалеко от Москвы. Городок до недавнего времени был закрыт, все в нем было поставлено на службу отечественной оборонке. Но вот заказы от Минобороны приказали долго жить, научный люд обнищал, стал разбегаться, а упрямый Колешко продолжал за медный грош, как выразилась Ира, просиживать штаны в лаборатории.

После того звонка Степаненко раздобыл денег, передал их Ире, которая приезжала ради этого в Москву. Женщины оставались женщинами — из чувства благодарности Ира почему-то призналась ему, что она глубоко несчастна с Алексеем, который «женат» скорее на своих научных проектах, нежели на ней. Женщина всем своим видом показывала, что она нуждается в утешении, но Максим был не из тех, кто мог воспользоваться случаем, чтобы наставить рога собственному другу, пусть даже и умыкнувшему у него в свое время эту самую женщину.

Степаненко не знал, как распорядилась деньгами Ира, но вскоре она позвонила и сообщила, что деньги может вернуть, так как муженек наконец-то вернулся к реальности, стал «таксо-вать», то есть подрабатывать ночью на машине. Это было правдой. Колешко несколько раз привозил пассажиров в первопрестольную, звонил Максиму, все в гости приглашал.

Словно читая его мысли, Колешко порылся в кармане куртки, вытащил стодолларовую купюру. На удивление новенькую, хрустящую…

— Вот, — сказал он. — Должок за мной числился. Это половина. В следующий раз, когда…

Он не окончил фразы — в квартиру позвонили.

Этот звонок произвел на Алексея Колешко странное действие. Он испуганно посмотрел в проход к прихожей, перевел взгляд на Максима. Нельзя сказать, чтобы на его лице отобразился испуг. Его лицо скорее изображало недоумение — почему хозяин квартиры после звонка в дверь остался совершенно спокоен и даже не поднялся, чтобы поинтересоваться, кто же беспокоит его среди ночи?

Звонок повторился.

— Т-с-с! — прошептал Колешко. — Это они!

Степаненко выразительно посмотрел на друга.

— Кто «они»? — вполголоса спросил майор ФСБ.

Колешко приложил палец к губам. Степаненко криво улыбнулся, с бравадой вынул пистолет, до сих пор покоившийся у него в кармане тренировочных штанов и здорово их оттягивавший, и прошел в прихожую.

Степаненко взглянул в глазок и не раздумывая открыл дверь. На пороге стоял его знакомый, коллега и даже в некотором отношении приятель Дима Сидоренков. Дима работал в отделе по делам науки. Парень он был хоть куда. С ним Максим сдружился, когда вербовали агентов среди «ночных бабочек».

— Ты чего так рано?

— На грибную охоту, — удивленно произнес Сидоренков. — Мы же договорились.

— А не рано ли?

— Уже четыре… Пока доедем. Мы так условились — как можно раньше. Ты че? Перепил? Вижу, у тебя гость?!

— М-да, — Степаненко потер лоб. — В самом деле. Завтра, то есть уже сегодня, суббота. Совершенно вылетело из головы. Что ж, проходи.

Степаненко представил Колешке Сидорен-кова.

— Друг детства. Один из тех, кто знает род моих занятий. Мы — кофейничали, давно не виделись, вот и проболтали до утра.

— Мне в эту ночь тоже не спалось… Решил к тебе подъехать, смотрю, а у тебя свет в окне, вот я и решил подняться. Извини, не знал, что у тебя гости…

Посидели. Попили теперь уже не кофе, а чай. Но разговор явно не клеился. Слишком разные они были: Колешко, Дима Сидоренков, Степаненко…

— Я слышал, что когда ты брал с поличным российский филиал «Аум Синрике»… — сказал Колешко, — тебе здорово досталось.

— Было дело, — неохотно ответил Степаненко. — Да зажило, как на собаке…

— Ты ведь знаешь, я не очень слежу за печатью. Работа… Вот уже почти десять лет работаю над проектом. То командировки, то эксперименты… Марию Деви, эту «богиню» Белого братства, опять-таки, ты брал?

— Брал, — скептически поджав губы, произнес Степаненко. — В последнем случае вообще туго пришлось. Действовал в одиночку.

— В одиночку? — удивился Сидоренков. — Тебе же помогали…

— На словах помогали. Да, на связи были, но когда приехали, я уже все сделал.

— Завидую тебе — ты человек, абсолютно трезво смотрящий на мир, — вздохнул Колеш-ко. — Я вот долбал столько лет одну тему. Был даже военный заказ на нее. Не вышло. Заказ отменили, секретность сняли. У меня даже куратор кэгэбэшный был… Фамилия, кажется, Шмаков… Он начальник местной службы безопасности.

— Шмаков? — удивился Сидоренков. — Знакомая фамилия. Ну так как грибная охота? Откладывается?

— Похоже, что да, — ответил Степаненко. — Вот человек попал в аварию. Машину разбил. Как я понимаю, — Степаненко обратился к Алексею, — тебя надо доставить домой.

— Домой куда? — поинтересовался Сидоренков.

— В другой город, — дипломатично ответил Степаненко.

— Тогда я пойду. Может, завтра, то есть в воскресенье? — произнес Сидоренков.

— После субботы в лесу делать нечего, — произнес Степаненко. — Ладно, если я освобожусь, то позвоню.

Сидоренков ушел. Степаненко выглянул из окна кухни и проследил, как Дима вышел из подъезда, сел в машину и уехал.

— В самом деле вы собирались ехать за грибами?

— Грибы грибами, — задумчиво произнес Степаненко, все еще глядя в окно. Рядом с «ракушкой», в которой хранилась «Нива» соседа, стоял «Форд», который он раньше никогда не видел. Мало того, ему показалось, что Сидоренков, прежде чем сесть в свою машину, слегка кивнул в сторону этой машины.

«Что-то я подозрительным стал в последнее время…» — подумал Степаненко и обратился к другу:

— Ну так что, поедем вместе?

— Поехали, — сказал Колешко и ухватился за свой рюкзачок. Степаненко почесал нос и задержал указательный палец у щеки. Говорить о своих вдруг возникших подозрениях не стал.

Едва они вышли на улицу, как мотор «Форда» взревел и он вкатил в арку дома, направляясь на выезд из двора. Степаненко успел заметить, что в машине сидело двое, а номер был транзитным. Рассмотреть детально, что за люди сидели в салоне, он не успел.

Пока Степаненко возился с «Ауди», стал накрапывать дождь.

— Ну вот, — недовольно пробормотал Колешко, подставляя руку под капли. — Под дождем пилить дольше придется…

— Не жалуйся, меньше машин будет на дороге…

Когда садились в машину, Степаненко обратил внимание, что Колешко не бросил свою ношу — рюкзак — на заднее сиденье, а прижимает его к груди.

«Непонятно, что там у него… — подумал Максим. — Он вообще странно ведет себя… Словно в рюкзаке есть что-то невероятно ценное».

Майор ФСБ уже не сомневался, что в рюкзаке и в самом деле находится что-то очень стоящее. Во всяком случае, для самого Колешки. Почему же он молчит, не хочет ничего рассказать?

Степаненко поднес ключ к скважине замка зажигания. А вдруг сейчас как рванет? Черт бы побрал все эти тайны, секреты, недоговоренности…

Впрочем, подозрительность есть результат того, что не выспался как следует, накачался кофе и теперь весь день станут одолевать как дурные предчувствия, так и всякого рода подозрения. К примеру, вот этот «Форд», которого во дворе раньше никогда не видел…

Степаненко вздохнул и стал прогревать мотор.

На почти пустой улице обратил внимание на то, что за его машиной, то отставая, то приближаясь, следует темно-зеленый «Фольксваген». А ведь он ожидал увидеть «Форд»!

Да нет же, «Фольксваген» вовсе не преследует их, вот он свернул налево.

Чтобы отвлечься, Степаненко ткнул пальцем в магнитолу.

— Ты любишь Визбора? — удивился Колеш-ко, вслушавшись в музыку.

— Да так. Кассета подвернулась, слушаю иногда.

— Визбор — апологет того поколения, которое не желало платить по общему счету.

Степаненко пожал плечами.

— Современная популярная песня, — продолжил демонстрацию своих познаний в современной музыке Колешко, — постмодернистская…

— Я в этих «измах» не секу, честно признаюсь, — сказал Степаненко. — И вообще, замотался и стал так далек от культуры. В театре последний раз был в прошлом году. И то по службе.

— Постмодернистская означает антироман-тическая, наполненная скепсисом, иногда цинизмом. Под стать нынешней молодежи…

Некоторое время они молчали.

— Мы уже не молодежь, — сказал Степаненко, — я где-то читал, что причина новой востребованности Визбора в том, что дети ищут поддержки, опоры и находят ее, как правило, у дедов…

— Они сейчас говорят: «То, что наши отцы не доделали — это мы».

— Да, дети, выбравшие «Пепси», зашугали отцов. Сейчас требуется или дикая агрессивность, или христианская всепокорность…

— А чем ты занимаешься сейчас? Я имею в виду твои научные интересы?

— Клонированием тлей, — пробормотал Колешко.

— Ты же, насколько я помню, инженер-электронщик.

— Был проект. Закрыли, перестали финансировать. Надо искать спонсора. Немца какого-нибудь, итальянца. А тут свои люди завелись, суетятся предлагают молочные реки с кисельными берегами… Как узнают, что работы море, просвета не видно, сразу отваливают. По существу, есть только идея! Для ее воплощения нужны деньги, труд, усилия многих людей: техников, ученых, простых работяг-лаборантов, которые способны месяцами снимать показания с датчиков, проводить нудные исследования.

Колешко откинул голову на подушку подголовника, закрыл глаза. Вскоре он заснул.

За пределами МКАД Степаненко опять обратил внимание на то, что далеко позади, то и дело перестраиваясь из ряда в ряд, движется уже знакомый темно-зеленый «Фольксваген».

«Ага, это неспроста, — подумал он. — Надо присмотреться».

Он сбросил скорость, но и «Фольксваген» тоже отстал, потом совсем исчез, словно Степаненко спугнул его. Максим неожиданно улыбнулся. Он вспомнил анекдот и, не глядя на друга, начал рассказывать: «Слышал, в России придумали умную бомбу, но никак не могут вытолкнуть ее из самолета». Колешко молчал. Степаненко тронул его за локоть и тот проснулся.

— Уф! — сказал он, потягиваясь. — Едва не проспал. Через километр надо сворачивать.

— Сворачивать, так сворачивать, — добродушно произнес Степаненко.

— По гравейке на километров тридцать ближе, — сказал Колешко. — Кроме того, по пути будет озеро. Искупаемся. Жарко.

Через час езды по свежеподсыпанной гравейке впереди показалась развилка. Степаненко хотел свернуть туда, куда указывала наезженная колея, но Колешко остановил его:

— Сворачивай. Нам к озеру.

— Как дорога? — спросил Степаненко, указывая глазами на колдобины.

— Дорога нормальная, немного на корнях трясет, но терпимо… Я всегда по лесу еду, срезаю к даче километров семь. В объезд все одиннадцать, а напрямик, вдоль озера, гораздо ближе, километра три-четыре.

И в самом деле, через два-три километра дороги сквозь стволы вековых сосен блеснула вода.

— Озеро просто замечательное, — сказал Колешко. — А там рядом и дачка моя. Чего ж нам переться в объезд? Часто, когда я на озере, Ира крикнет со двора, а я слышу и иду, скажем, обедать.

— Ты прав, — согласился Степаненко. — Но у «Ауди» низкая посадка…

— Ничего. Я всегда напрямик езжу, если из столицы. Сейчас погода сухая, колдобины без воды. Видишь, с утра в Москве дождило, а здесь сухо.

Машину бросало на ухабах, колеса стучали по узловатым лесных корням и корягам. Несколько раз земля чиркнула о днище «Ауди».

— Закрой машину, — попросил Колешко, когда они остановились, чтобы искупаться.

— Пожалуйста, — спокойно ответил Степаненко. Терпение и любопытство его лопнули. Теперь он не мог не поинтересоваться, что же находится в загадочном рюкзачке. Улучив момент, когда Колешко спустился к воде, Степаненко ощупал рюкзачок и, обнаружив под руками то, что и ожидал — деньги! Он даже приоткрыл клапан рюкзака, чтобы убедиться, что в нем деньги, причем доллары. Упаковок двадцать-тридцать. Солидный куш. Интересно, откуда они у бедного ученого?!

Степаненко запер машину на ключ и стал спускаться к воде. Теперь неожиданное появление Колешки ночью принимало совершенно другой оборот. Но Степаненко решил молчать. Надо было делать вид, что ничего, ровным счетом ничего не случилось, и он не знает о существовании каких бы то ни было денег.