Прочитайте онлайн Романтические сны | Глава 1

Читать книгу Романтические сны
3016+558
  • Автор:
  • Перевёл: С. Ю. Чебаевская
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

Маленькая спортивная машина, дребезжа и грохоча, на огромной скорости ворвалась в город.

«Наверняка глушитель полетел», — определил Люк Фултон, выглянув на шум из большого зеркального окна своего магазина. Как раз в эту минуту старенький ярко-голубой «триумф-спитфайер» припарковался на другой стороне Мейн-стрит, прямо напротив бакалейной лавки. Водитель… Люк немного прищурился, чтобы получше рассмотреть вышедшую из маленькой машины женщину.

Высокая, не меньше шести футов. «Вареные» джинсы облегали ее, точно вторая кожа. Простенькая белая футболка с засученными рукавами плотно обтягивала ее стройную фигуру. «Чертовски хороша, — подумал Люк, не в силах оторвать восхищенного взгляда. — Наверняка уже полгорода столпилось у окон, отнюдь не из-за грохота ее машины».

Она прикрыла глаза ладонью и огляделась по сторонам, словно чего-то ища.

Прямые, длинные, светло-каштановые волосы девушки были собраны на затылке в «конский хвост». На лоб ниспадала пушистая челка. И хотя Люк не мог отчетливо разглядеть ее лицо, оно показалось ему очень миленьким. Интересно, какого цвета у нее глаза?

Девушка присела на корточки. Некоторое время она сосредоточенно изучала глушитель, затем, достав из багажника сумку с инструментами, спокойно нырнула под машину.

Люк нехотя перевел глаза на разложенные перед ним бумаги и попытался сосредоточиться над своим незаконченным отчетом. Но мысли его неизменно возвращались к Мейн-стрит.

Наконец, придя в крайнее раздражение. Люк закрыл кассу, повесил на дверь табличку с надписью «Перерыв» и вышел, захлопнув дверь. Колокольчик сердито звякнул, словно предупреждая его об опасности. «Господи, у меня работы по горло, а я зачем-то тащусь на эту улицу», — пронеслось у него в голове.

Стояла невыносимая июльская жара. Большинство обитателей городка отправилось на озеро. Ни одна машина не нарушала своим шумом царящей на Мейн-стрит тишины. Люк перешел дорогу и направился к голубому «спитфайеру».

Из-под машины высовывались стройные нога в пыльных ковбойских ботинках. Люк присел на корточки и постучал по покрышке.

— Эй, помощь не нужна? — крикнул он. «Я это делаю из чистого дружелюбия, — уговаривал он себя. — Просто выполняю свой долг. Меня абсолютно не интересует эта девушка, — продолжал внушать себе Люк. — Я ведь не бросился сломя голову, не сразу вскочил и побежал к ней на помощь. К тому же, если честно, мне изрядно наскучили все эти молодые богачки».

— Дайте, пожалуйста, вон тот гаечный ключ с красной ручкой.

От звука ее мягкого бархатистого голоса Люку показалось, будто он стоит на краю огромной пропасти, еще секунда — и он рухнет вниз. Богатые дамы, словно перелетные птицы, залетали в город на несколько дней, чтобы развлечься и покататься на лыжах с горы Гейта. Блистая красотой и соря деньгами, они жаждали острых ощущений, и многие пытались завязать с ним легкий курортный роман. Но ни одна из них не стала бы ломать себе ногти об отвертку. Он впервые видел богатую туристку лежащей под машиной.

Люк кинулся искать отвертку.

— Нашли?

— Да. Вам и вправду не нужна помощь?

— Я уже почти закончила, — отозвалась она. — Мне просто нужна эта отвертка.

Девушка высунула руку из-под машины, и Люк послушно вложил в ее ладонь отвертку. На длинных тонких пальцах с короткими, но аккуратными ногтями не было ни одного кольца, так что Люку оставалось только гадать, замужем она или нет.

Пусть она окажется замужем! Для него это так важно. Своего рода табу. Правило, в котором нет исключений.

— Интересно, сегодня тысяча градусов или две? — весело спросила незнакомка.

Люк невольно улыбнулся:

— Табло на здании банка показывает только тридцать пять.

— Только? И как вы, парни, позволили разгуляться такой жаре в Вермонте?! Мне, впрочем, жаловаться грех. Я ведь в тени.

Раздался звук соскользнувшей отвертки.

— Ай! — туристка тихо выругалась, но, вспомнив о Люке, добавила: — Простите, возможно, мне не стоит так выражаться при незнакомом мужчине. Вы, наверное, пастор местного прихода?

— Нет, что вы, — снова улыбнулся он. — Я вовсе не пастор.

— Знаете, чего я сейчас хочу?

— Чего?

— Никак не могу зацепить этот проклятый винт. — Она заерзала под машиной, меняя положение. — Я бы с удовольствием выпила холодной газировки и переоделась.

«Не предлагай ей воспользоваться задней комнатой магазина, — твердо сказал себе Люк. — Ни в коем случае».

— В гриль-баре Боба, два квартала вниз по дороге, есть женская уборная. Но вы, конечно же, всегда можете воспользоваться задней комнатой моего магазина. Он находится через дорогу. Вот только газировки у меня, к сожалению, нет.

И что с ним сегодня такое?

Понравилась она ему — вот что. Он еще даже толком не успел рассмотреть ее лица, а она ему уже нравилась.

— Имя-то у вас есть? — ехидно поинтересовалась девушка. — Или мне следует называть вас сэр Галаад *? Вы, верно, бродите по улицам города, выручая из беды молодых девиц?

— Не такое уж это большое дело подать даме отвертку, — ответил Люк.

— Есть! — радостно воскликнула она.

Из-под машины показался глушитель.

— Осторожно, горячий, — предупредила она.

Люк взял глушитель. Неудивительно, что машина ехала с таким ужасным грохотом — с одной стороны на трубе зияла огромная дыра. Люк поставил его на землю и поднялся, наблюдая, как девушка осторожно вылезает из-под машины.

Ее белая футболка, насквозь пропитавшаяся маслом и потом, задралась, обнажая гладкий, загорелый живот. У Люка пересохло во рту. Давненько вид обнаженного женского тела не вызывал у него такого волнения.

Боже, как она мила! Не красива, не очаровательна, а именно мила. Темные, густые ресницы, глаза поразительного фиалкового цвета, аккуратный носик в веснушках, слегка великоватый, чувственный рот.

Она улыбнулась, и ее лицо вмиг стало необыкновенно привлекательным.

Черт! Ну зачем он вышел из магазина?

— Люк Фултон. — На ее лице все еще играла улыбка. — Вот это да! А я и не знала, что ты все еще живешь в Стерлинге.

Она его знает, а он ее нет. Неужели они были любовниками? Нет, не может быть. Прошло столько времени с тех пор, как он распрощался с ролью донжуана, а ей на вид от силы лет двадцать.

Никаких колец. Значит, она не замужем…

Спохватившись, Люк подал девушке руку и помог ей встать.

Прежде чем дать ему руку, девушка вытерла ее о джинсы.

— Либ Джонс, племянница Харриет. Ты совсем-совсем меня не помнишь?

Харриет? Не знает он никакой Харриет. Люк дернул ее за руку чуть сильнее, чем следовало, и очаровательная Либ Джонс оказалась в его объятиях.

Вблизи она была еще красивее. Люк ощупывал взглядом лицо, в надежде отыскать хоть какой-нибудь изъян. Быть может, увидеть краешки контактных линз. Тогда сразу же станет понятно, откуда у нее такой необыкновенный цвет глаз.

— Нет, — ответил Люк, тщетно перебирая в памяти всех знакомых ему женщин. Но ни Либ Джонс, ни Харриет среди них не оказалось. — Извини, но я действительно не помню тебя.

— Ничего страшного, — молвила она, едва дыша. — Я была тогда совсем ребенком, так что неудивительно. — Либ снова улыбнулась. — Ты что, на радостях хочешь задушить меня в объятиях?

Люк зачарованно смотрел на ее губы, и Либ почувствовала, как крепко он стиснул ее, прежде чем отпустить.

— Прости, — снова извинился Люк, отступив назад. — Я обычно не веду себя так… грубо.

В его потемневших глазах зажглось желание. Раньше Либ и мечтать не могла о таком.

За эти годы он почти не изменился. Те же кудрявые, черные, как смоль волосы, подстриженные чуть короче, чем раньше. Все так же высок, на добрых четыре дюйма выше ее, и статен, словно лучший баскетболист колледжа.

Его лицо, слегка вытянутое, с широкими скулами и волевым подбородком, было все таким же худым. В детстве Либ всегда казалось, что Люк Фултон похож на героев ее красочных книжек о войне французов с индейцами. И неудивительно, ведь в нем есть некоторая примесь индейской крови.

Либ стоило лишь только заглянуть в его выразительные темно-карие глаза, чтобы понять, как несладко все это время жилось их обладателю.

Люк отвернулся, словно догадавшись, что по его взгляду девушка сможет слишком многое узнать.

— А что за магазин? — поинтересовалась Либ, запихивая обратно в багажник сумку с инструментами. — Ты там давно работаешь?

Люк ответил не сразу, но Либ терпеливо ждала. Она открыла чемодан, тоже стоявший в багажнике, и, немного покопавшись, вынула шорты и кроссовки.

— Видео, — наконец после небольшой паузы отозвался Люк. — Магазин видеопроката. Но я там не работаю. Это мой собственный магазин. Обычно после обеда у меня работает один паренек, но сегодня он отпросился на теннисный матч. — Он пожал плечами.

— Здорово, ты, наверное, классный босс. — Либ улыбнулась, засунула под мышку шорты и закрыла багажник.

Люк снова пожал плечами.

— Это только на лето, — пояснил он.

У него был низкий, мягкий баритон. «Интересно, а он умеет петь?» — подумала Либ.

— Парень не сделает карьеру, понимаешь, о чем я?

Либ на секунду задумалась, вытирая вспотевший лоб скрученным рукавом футболки.

— Не совсем, — ответила она. — Когда город наводняют туристы, вы должны грести деньги лопатой. — Либ озорно улыбнулась. — Ну, так что, ты проводишь меня в свою заднюю комнату, или мне придется раздеваться прямо здесь?

Она усмехнулась, словно зная, какой эффект произвели ее слова. Боже, он так давно не флиртовал с красивыми женщинами, что почти забыл, как это делается!

Но он не хотел заигрывать с Либ Джонс, племянницей Харриет, кто бы эта Харриет ни была. Сейчас он проводит ее в магазин, она переоденется, они скажут друг другу «до свидания», и на этом все закончится.

Люк указал подбородком в сторону магазина.

— Прямо через дорогу.

Переходя пыльное шоссе рядом с этой роскошной женщиной, Люк почти физически ощущал, как из-за задернутых штор за ним наблюдали десятки любопытных глаз. Он слышал, как они говорят друг другу: «Смотрите-ка, наш Люк снова взялся за старое».

— Слышала, тебе пришлось продать ферму, — мимоходом обронила Либ, когда он отпирал дверь.

Ни один мускул не дрогнул на его лице.

— Да, — кивнул Люк. — Лет пять назад.

В магазине во всю работали кондиционеры. Либ подошла к одному из них и встала под струю холодного воздуха.

— Блаженство! — Она закрыла глаза. — Так бы и стояла здесь вечно! В городе все еще работает магазин автозапчастей?

— Вниз по дороге, напротив гриль-бара, — Люк поспешил скрыться за прилавком и начал перекладывать с места на место бумаги. Он готов был делать все, что угодно, лишь бы не смотреть на нее. — Знаешь, на углу есть хорошая мастерская. Хозяин вполне надежный малый, и недорого берет.

— Я и сама справлюсь, — рассмеялась Либ. — И не возьму с себя ни цента.

Люк пристально посмотрел на девушку.

— Не сомневаюсь.

— Ты женат? — без всяких предисловий выпалила она. Люк понял, что понравился ей. Об этом красноречиво говорили ее взгляд, поза и улыбка.

— Нет.

— А девушка у тебя есть?

Люк не смог солгать:

— Нет. — Он не станет приглашать ее на ужин. Он не может этого сделать. Не должен.

— Может, тогда поужинаешь со мной сегодня вечером?

Люк удивленно поднял брови — такого поворота событий он не ожидал.

С улыбкой глядя ему в глаза, девушка небрежно облокотилась на прилавок. О Боже, как она мила и как необычайно самоуверенна.

— Во сколько? — начал было Люк, но, взяв себя в руки, отрицательно покачал головой. — Прости, но я не могу.

— Конечно, сможешь.

— Я занят. — Люк отвернулся.

Либ рассмеялась. Ее смех был такой же бархатистый, как и голос. Люк стиснул зубы.

— Что, нужно помыть голову? — В ее голосе звучали озорные нотки.

Люк тоже развеселился.

— Тебе сказать правду?

Девушка подперла подбородок кулаком и, все также улыбаясь, посмотрела ему прямо в глаза.

— Ну почему люди всегда задают этот вопрос? Можно подумать, что все остальное время они лгут.

— Все-таки сказать?

— Говори.

— Ты собираешься провести здесь отпуск, верно?

Либ выпрямилась.

— Вообще-то я… ну да. Можно назвать это и отпуском. — «Пожизненным отпуском», — с улыбкой мысленно поправила она себя.

— У меня есть одно правило — никогда не встречаться с женщинами, приезжающими сюда в отпуск. — Люк смягчил свои слова виноватой улыбкой. Теперь понимаешь, почему я не могу поужинать с тобой?

— Даже из самого строгого правила есть исключения.

— Извини, но… — решительно начал Люк, но, встретившись со взглядом ее фиалковых глаз, он вдруг почувствовал себя немного смущенным. — Никаких исключений.

Либ внимательно посмотрела на Люка. Ее изучающий взгляд скользнул по темным волосам, спустился по застегнутой на все пуговицы легкой хлопчатобумажной рубашке, заправленной в защитного цвета шорты-бермуды, до его высоких, поношенных баскетбольных кроссовок. Затем их глаза снова встретились. Люк с трудом выдержал эту сладкую пытку, молясь, чтобы девушка не заметила, как сильно он ее хочет.

— Ну, тогда, — таинственно с загадочным видом произнесла Либ, — полагаю, нам придется сразу перейти к более важной части.

— Какой? — не понял он.

— Ты женишься на мне?

Люк уже давно так не хохотал.

Наслаждаясь его весельем, Либ тоже хихикнула. Тот Люк Фултон, которого она знала в детстве, славился необычайным чувством юмора и легким характером. Теперь от его беззаботности не осталось и следа. Либ порадовалась тому, что, несмотря на печальный взгляд, Люк по-прежнему умеет понимать шутки.

— Если не хочешь, то хотя бы помоги мне установить новый глушитель. Кстати, в некоторых странах считается очень неприличным, если неженатые мужчина и женщина вместе чинят машину.

Люк покачал головой.

— Иди лучше переоденься, — хмуро буркнул он, — а потом, конечно же, я тебе помогу.

Она перегнулась через прилавок.

— Было бы гораздо проще жениться на мне.

Люк поймал себя на том, что не может оторвать взора от ее фиалковых глаз. Либ Джонс откровенно заигрывала с ним, давая понять, что он ей тоже нравится. На какое-то мгновение Люк вспомнил, как держал ее в объятиях, и мысленно представил ее в своем доме, может, даже в своей постели…

Нет, он этого не допустит. У него нет времени на такие глупости.

— Дверь в уборную у тебя за спиной. — Люк с деланным безразличием отвернулся.

Либ несколько секунд смотрела на его широкую спину, затем, взяв шорты с кроссовками, скрылась за дверью задней комнаты. Она никогда не видела, чтобы так странно отвергали женщину. Всего минуту назад он флиртовал с ней, страсть, горевшая в его глазах, говорила, что их влечение взаимно. А теперь он замкнулся в себе, холодно отвернулся.

Несмотря на свои двадцать три года, Либ Джонс уже успела немало поездить по свету. Она точно знала, что правдивее всего о человеке могут рассказать его глаза. Слова бывают лживыми, но взгляд всегда выдает истину.

Она улыбнулась. Если предположить, что хотя бы часть страстных взоров Люка искренны, незабываемое лето ей обеспечено.

Люк вылез из-под машины и начал рыться в сумке с инструментами.

— Что тебе нужно? — спросила Либ. — Просто скажи, и я тебе подам.

Она сидела на дороге, скрестив по-турецки длинные загорелые ноги. Непослушные пряди волос выбились из хвоста, и она нетерпеливо убирала их за уши, вытирая ладонью струящийся по вискам пот.

Девушка внимательно посмотрела на Люка и нахмурилась.

— Ты слишком хорошо одет для такой работы.

— Ты одна не справишься, — терпеливо объяснил Люк, — а теперь, пожалуйста, не мешай мне.

— Ты испачкаешься.

Легким движением он стянул через голову рубашку и небрежно швырнул ее на капот.

— Ерунда.

У него было великолепное тело: широкие плечи, сильные руки, под гладкой кожей перекатывались стальные мышцы.

Либ поймала себя на том, что снова хочет оказаться в его объятиях.

Словно прочитав ее мысли, Люк слегка прищурился. На миг Либ показалось, что он сейчас привлечет ее к себе и поцелует. Но Люк не пошевелился. Либ отвернулась, многозначительно кашлянула, пытаясь придумать, что сказать, но в голову, как назло, ничего не приходило. Люк чертовски сексуально выглядел.

Он присел на корточки возле машины и заглянул под шасси.

— Давненько я не лежал под машиной, — признался Люк, слегка улыбаясь. — С чего начнем?

Удачный момент был упущен.

Либ глубоко вздохнула, чтобы скрыть досаду, и произнесла:

— Сначала нужно посмотреть, сможем ли мы вместе уместиться под этой машиной. Ты, кстати, не страдаешь клаустрофобией?

— Вообще-то нет.

— Отлично, — кивнула Либ. — Я полезу первой, поскольку мне нужно больше места, чтобы двигаться, а ты уж постарайся втиснуться рядом.

Влезая под ее маленькую машину, Люк понял, что она не шутила — он в прямом смысле этого слова втиснулся. Это была настоящая пытка — их тела плотно соприкасались. От этой близости сердце его бешено заколотилось, и он едва удержался, чтобы не поцеловать ее.

— Ну, так что я должен делать? — Люк с трудом заставил себя думать о глушителе. — Сомневаюсь, что вообще смогу хоть чем-то помочь, я и руками-то едва шевелю.

Либ взглянула на него, и в ее глазах запрыгали веселые чертики.

— Уютно здесь, да? — заметила она. — Подержи-ка вот это… — Люк неудобно повернулся и протянул вверх руку. — А я… затяну вот это…

Люк почувствовал, как Либ напряглась, пытаясь достать до рычага. Голова и плечи ее были слегка приподняты, и Люк, ругая себя за это, сунул другую ей под шею и помог укрепить зажим.

— Порядок! — возвестила Либ. — Один готов. — Она опустилась на его руку. — Пожалуй, сейчас впервые я бы предпочла ремонтировать свою машину в гараже, и пусть там будет домкрат.

Ее волосы были такими мягкими! Черт возьми, лежат вдвоем под этой чертовой машиной, обнявшись, словно любовники, и если она чуть повернет бедро, то непременно почувствует, как напряглась его плоть. И что тогда?

— Подержи, — велела Либ, и он снова поднял кверху руку. — Спасибо.

— Я не могу играть с тобой в эти игры, Либ, — вдруг признался Люк. — Даже если бы я и хотел завести роман, кстати вовсе не хочу, я бы выбрал ту, которая не сбежит отсюда через неделю.

— Мудрое решение, — похвалила Либ, снова с благодарностью принимая его помощь. — Но, кто говорит, что я собираюсь сбежать отсюда?

— Ты откуда?

Либ рассмеялась.

— Отовсюду, — заявила она. — И неоткуда.

— Хорошо, задам вопрос полегче, — продолжил Люк. — Где ты жила в последний раз?

— В Лос-Анджелесе, а до этого в Нью-Йорке.

— Я так и знал. У тебя на лбу написано, что ты городская. Ты ни за что не останешься жить в Стерлинге.

Либ искоса глянула на Люка:

— Я бы осталась, тебе на зло.

— Максимум через шесть недель и ты сбежишь отсюда.

— Как знать, — возразила Либ. — Подержи, пожалуйста, еще раз.

Люк снова протянул руку и ощутил, как вытянулось ее напружиненное тело.

— Черт бы побрал эту ржавчину! — Она повернулась к нему лицом. — Помоги мне. Может, вдвоем мы сумеем открутить проклятый болт.

Оказавшись в объятиях Люка, она ощутила прикосновение его мускулистого торса к спине. Через пару минут они установят глушитель, и придется ползком вылезать из-под машины. Боже, какой стыд!

— Ты готов?

— На счет «три», — прошептал ей на ухо Люк. — Раз, два, три…

Либ старалась изо всех сил, чувствуя, как напряглись мышцы Люка.

— Ну, давай, давай! — закричала Либ на болт, и он послушно повернулся. — Есть! — радостно воскликнула она. — Еще чуть-чуть — готово.

Люк невольно потянулся губами к ее лицу, но тут же остановил себя. Что, черт возьми, он делает? Ведь он совсем не знает эту девушку.

Но зато его тело знает. Оно считает, что Либ идеально подходит ему.

— Пожалуйста, не засни на мне. — Либ толкнула его плечом. — Давай, Люк, очнись.

Они снова взялись за ручку отвертки. Ее пальцы — тонкие, сильные, несмотря на жару, пот и масло, почему-то были холодными. Она так хорошо пахла.

— Готов?

Каким-то чудом Люку удалось кивнуть.

— На счет «три», — скомандовала Либ. — Раз, два, три!

От усилия у Люка задрожали руки, а от ее близости перехватило дыхание.

Неожиданно болт повернулся и замер.

Больше Люк вытерпеть не мог. Либ лежала рядом, ее красивые фиалковые глаза искрились весельем, ее губы казались такими мягкими…

Она потянулась к нему, и Люк, хотя и мог, не отвернулся.

Еще одна ошибка. Но какая! Ее губы действительно оказались необычайно мягкими, а рот сладким и прохладным. Она ответила на его поцелуй, он притянул ее к себе, насколько позволяли размеры машины, и… О Боже! Что он делает!

Люк отпрянул от нее, ударившись головой о дно машины.

Громко выругавшись, он вылез из-под автомобиля, подальше от Либ, подальше от соблазна. Она медленно выползла следом.

— С тобой все нормально? — поинтересовалась спокойно она.

Люк стряхнул с себя пыль и схватил с капота рубашку. Он даже не повернулся к ней и не предложил руку.

— Теперь ты можешь ехать дальше, — заметил он, когда она встала.

Либ скрестила руки.

— Ты что, собираешься меня так целовать, а потом притворяться, будто ничего не было?

Люк посмотрел ей в глаза:

— Да.

Либ испытала разочарование, смешанное со смущением. Наверное, желание в глазах Фултона ей только почудилось.

— Хорошо, — выдавила она, глубоко вздыхая и надеясь, что не сильно покраснела. — Большое спасибо за помощь.

Она стояла у своей спортивной машины — длинные, загорелые, стройные ноги, короткие джинсовые шорты с обтрепанными краями, мокрая от пота футболка, волосы растрепались, щека измазана в масле. Никогда в жизни он не желал женщины так сильно, и впервые за многие годы засомневался. Либ отвернулась и пошла в бакалейную лавку, оставив его стоять посреди дороги.