Прочитайте онлайн Рокировка | Глава 7 Крошка. Ru

Читать книгу Рокировка
2416+876
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7

Крошка. Ru

— Вот так… Вот еще разок…, — бормотал Андрей Лехельт, забравшись с головой в моторный отсек «жигулей», откровенно выставив из-под капота вертлявую пятую точку, затянутую в спортивные штаны, и сокровенно, под прикрытием руки — хитрый объектив фотоаппарата, изогнутый в виде перископа. Сам аппарат он держал у теплого блока цилиндров, вдыхая пары разогретого масла, глядя сверху вниз в панорамный видоискатель.

Ролик стоял рядом, якобы любопытствуя, а на деле прикрывая Дональда справа от посторонних взглядов.

Вот уже почти час они видеодокументировали сходку «чебуреков», о которой предупредил Клякса.

Установленная в ангарах прослушка день и ночь передавала все переговоры объектов на ППН, где они автоматически записывались на проволоку, медленно наматывавшуюся на бобины спецмагнитофонов. И каждый вечер капитан Зимородок сдавал записи в ИАС, где за ночь неведомые ему переводчики из болтовни на нелегких горных наречиях и сквернословия по-русски выуживали крупицы информации. Утром у дежурного Клякса забирал коротенькие сообщения, иногда из одного предложения, касающиеся возможных планов Кубика с Ромбиком на день грядущий.

В этот раз в сообщении стояло «сходка, возможно, разборка», однако с кем и по какому поводу — оперативник, изучавший переводы, не уточнял. Но даже столь скудная подсказка помогла Кляксе спланировать работу молодому наряду Дональда, временно покинутому старшими товарищами.

На сходку-разборку отправился один Нахоев, похлопав приунывшего Дадашева по плечу и пообещав «все уладить».

Дональд, строго следуя указаниям Кляксы, посадил на ППН Волана и Пушка, а Ролика взял с собой. Они гнали за юрким «биммером», лавируя в потоке машин. Проглядывая с пригорков обстановочку вперед по трассе, Лехельт держался позади, вне обзора в зеркала заднего вида.

«Все торопятся, у всех дела, — размышлял он, косясь на красивые машины по бокам. — А мы-то куда летим? Что там будет, на этой стрелке?»

— А где сейчас Морзик? — спросил стажер, с любопытством открывая потайную крышку на приборной доске.

— У него своя работа. — ответил Дональд. — Не трогай.

— Что это?

— Пеленгационная система. Определяет направление на радиомаячок и расстояние до него. Вещь весьма удобная, хотя и капризная…

— А это?

— Телеканал. Ставишь телекамеру, например, в дупло или воронье гнездо — и из машины ведешь наблюдение за объектом. Особенно актуально зимой. Как сейчас. Или в дождь…

— Где камера-то? — завертел башкой Ролик.

— Ты на ней сидишь. Рядом — это радиостанция.

— Ага, вижу, — с деловым видом заявил стажер.

Дональд поморщился.

Поведение напарника Лехельта совершенно не вдохновляло.

Вид у тощего Ролика был кислый, особенно после скачек по городу за Леонардом.

— Давно ты в «наружке»? — спросил он Андрея.

— Четвертый год.

— Не надоело хвостом мотаться?

Андрей не ответил.

Напарник, поскучав минуты три, надел наушники плеера и попытался расслабиться.

Лехельт, не отрывая глаз от летящей под колеса дороги, протянул руку и дернул за провод.

— Слушай, мы на задании. Перестань дурить и наблюдай за обстановкой. В любую секунду все может измениться.

— Задание…, — бормотнул Ролик, с сожалением выключая плеер. — Вот у градовцев задания — это да! Я Шубину рапорт напишу, с просьбой о переводе…

Лехельт, услышав от стажера очередную глупость, пожалел, что не взял с собой Морзика.

Вторая задача Кляксы могла и подождать.

Ролик достал из ящика с оборудованием раздвижной перископчик для наблюдения из укрытия или из-за угла, побаловался с ним, потом со вздохом восторга извлек маленький мощный бинокль и принялся разглядывать окрестности.

Заметив, что Андрей насупился, стажер сказал примирительно:

— Чего ты? Сказал наблюдать за обстановкой — я и наблюдаю… А правда, что ты градовцев на ринге победил?

— Одного победил. — ответил немного подобревший Лехельт. — Двум проиграл.

В спортивный зал управления Андрюха пришел в сопровождении прапорщика Рубцова, специально командированного Завалишиным в роли прикрытия.

Пока Рубцов прохаживался по краю татами, отводя глаза зрителям, деловито разминаясь, поражая всех присутствующих гигантским ростом и богатырским телосложением, никем не замеченный Лехельт за его спиной скромно приготовился к спаррингу.

Его противник, молодой Ярошевич, сын командира «ГрАДа», по прозвищу Киндер, молотил воздух в своем углу, настороженно присматриваясь к тяжеловесному гиганту поисковой службы. Общий вздох удивления пронесся в зале, когда по команде судьи Рубцов, улыбаясь, сошел в зал, а перед Ярошевичем, который тоже был отнюдь не дюймовочка, предстал невесть откуда маломерок в боксерском шлеме с лицом, наскоро замазанным темным тональным кремом и оттого сильно смахивавший на Высоцкого в роли Ганнибала из фильма «Как царь Петр арапа женил». Киндер приходил в себя секунд пятнадцать — и пропустил пяток ощутимых ударов.

В пользу маломерка пошли очки.

Занервничав, молодой боец кинулся отыгрываться, но все его удары попадали лишь в пустоту. Так и не сумев ни подловить юркого соперника, ни сменить тактику, он проиграл всухую и, расстроенный, сбежал с ковра, на ходу срывая плоские перчатки.

Увы, но спортивная звезда Лехельта сияла недолго.

Поднаторевшая в битвах и штурмах гвардия активных действий училась на ходу.

Уже следующий его соперник, двухметровый и мрачный Зорро, сделал должные выводы из увиденного, руками-ногами не размахивал, а все ходил и ходил за Андреем, и, хоть заработал предупреждение за пассивное ведение боя, сгреб-таки самозванного арапа в могучие объятия. В ту же секунду схватка закончилась: в ближнем бою противостоять бойцу, весящему почти в два раза больше, Лехельт не мог.

Последний его визави, широкоплечий добряк с позывным Дед, тоже не стал изобретать велосипед и, поймав Дональда в углу, пребольно шмякнул его всем телом об ковер, выбив золотое облачко пыли.

— Ты вот что, — сказал Лехельт хитрому Ролику, отвлекшись от приятных воспоминаний. — Ты изучай приемы вождения. Смотри, какую я держу дистанцию, и прочее. Если позволит обстановка, посажу тебя за руль…

Обстановка, однако, не позволила.

БМВ, в которой находился Нахоев, вскоре остановилась у придорожной шашлычной. Дональд проехал вперед и встал, прикрываясь корпусом громадной «шаланды» у обочины. Выждав появление Нахоевских земляков, он выдвинул нос машины из тени «дальнобойщика», поднял капот и принял позу «счастье автолюбителя».

Ролик вместе с инструментами поднес ему фотоаппарат.

Приезжих было восемь человек, и всех удалось заснять, пока Ромбик обнимал их поочередно. Довольные Лехельт с Роликом сели в машину.

— Ну и морды! — сказал стажер. — Увидишь во сне — проснешься с перепугу. И все похожи друг на друга — черные, бородатые…

— Да уж… «Вы для пленных урус приготовьте зиндан»…

— Взять бы их! — азартно зашептал Ролик.

— А зачем? Что ты им инкриминируешь? Шашлык собрались кушать…

— Тройка, ответь семерке! — прозвучало в рации.

— Тройка на связи! — взял тангенту Дональд.

— Идем к вам от города, на двадцатом километре!

— Встаньте на двадцать седьмом. Объекты при мне. Серая БМВ-«семерка», черный джип «Мицубиси-паджеро», пятидверный, и черный «мерседес-двести» е-класса, седан, глазастый. В «бомбе» Ромбик и водитель, в джипе пятеро, в «кабане» трое. Портреты снял. Когда двинутся, дам знать. Вы какие?

— Голубой и белый. «Лады-шестерки».

— Усиление от седьмого отдела. — пояснил Андрей стажеру.

— Хорошо, — обрадовался Ролик. — А то я подумал — как же мы за тремя погонимся, когда они разъедутся?

— Возьми ССН, пойди на обочину прогуляться. — приказал Лехельт. — Когда поедут — скажешь мне, а я передам ребятам. Им раньше незачем светиться. Сам к машине не беги, стой где стоял, пока все не скроются. Мы вне видимости пойдем.

* * *

Подкрепившись, объекты расселись по машинам и Нахоев повел колонну.

Через минуту после того, как они пропали из виду, мимо шашлычной, мигнув Лехельту фарами, пролетели две машины «наружки». Белые «жигули» пошли вперед, голубые держались метрах в трехстах позади.

Напевая что-то себе под нос, Дональд тронулся следом.

— Мы совсем отстали! — заволновался Ролик. — А если они свернут?

— Если бы, да кабы… Если свернут, семерка предупредит нас по связи. Мы долго там торчали, они могли запомнить машину и твой длинный нос.

— Насчет носа я бы на твоем месте помалкивал!

Напарник потихоньку заводился работой. Это дело всех заводит своим охотничьим азартом. Дональд тайком улыбался краешками губ.

— Дай я поведу! — попросил Ролик.

Андрей отрицательно покачал головой.

— Троечка, мы направо, на Пушкин! — раздалось в рации. — У нас пересменка!

У поста дорожной инспекции, на котором двое бравых лейтенантов лихо потрошили пьянющего в хлам водителя алой «хонды-сивик» и расписывали тому все грядущие ужасы лишения «прав», если он не поделится с гаишниками двумя сотнями «бакинских», Лехельт повернул направо.

Вскоре их нагнала белая «лада» седьмого отдела, проехавшая прямо по шоссе, когда объект свернул. Теперь впереди, наблюдая, шла голубая машина.

— Куда идут, как думаете? — спросил Андрей собратьев по ремеслу.

— Кто говорит? — спросили у него после некоторого молчания.

— Дональд.

— А, привет, утенок. Это Чип и Дейл. — назвался командир экипажа. — Я думаю, к Стоматологу идут. Он сегодня ночует в Колпино.

— Привет, братишки… Визит вежливости?

— И горячей дружбы. Интересно знать, что у них под сидениями?

— В прошлом году один на моих глазах выволок «узи».

Ролик оглянулся на следующую за ними машину:

— Откуда они знают?

— Они его разрабатывают. Сан Саныч проинтуичил — и угадал с усилением. Они знают Стоматолога, а мы с тобой — Ромбика… Чип, а как они узнали, что Стоматолог в Колпино?

— Это сложно не узнать. Со вчерашнего вечера пол-Колпино лежит в руинах, — в динамике послышалось довольное ржание коллег.

— А Белка с вами? Привет, Белочка! Ты все такая же красотуля?

— Белка еще красивее стала, утенок! Только она в первой машине. Шеф ее с нами не отпускает.

Суровым голосом старшего группы вмешалась головная машина.

— Хватит трепа в эфире! Тройка, выкатись на подмену до Пушкина. Мы в тени побудем.

— Слушаюсь и повинуюсь! — Лехельт не удержался и подколол ехавшего в первой машине Визиря.

Дональд придавил акселератор. Ветер засвистел за бортом. Вскоре они обошли головную машину.

Через стекло с заднего сидения кто-то помахал Дональду.

— Подмигни ей фарами! — сказал Ролик и тоже помахал в ответ.

— Нельзя. Мы уже в зоне видимости. Смотри!

Далеко впереди черными жуками тянулись джип и мерседес.

— А что этот Ромбик не поделил со Стоматологом?

— О-о…, — улыбнулся Андрей. — Это долгая и поучительная история!

— Деньги?

— Мимо!

— Наркотики?

— Холодно!

— Женщину? Рынки сбыта? Кровная месть?

— Даже близко нету. Наш братан в данном случае выступает в благородной роли защитника природы. Лес — наше богатство, и этот орангутан с пушкой — его санитар. Типа, гринписовец.

— Гонишь…, — с притворным пренебрежением махнул рукой Ролик, наслышанный о розыгрышах и подставах разведчиков.

Между тем, это была чистая правда.

В октябре, по первому снежку Дадашев с Нахоевым выезжали поохотиться в один из областных заповедников. Пальба, разумеется, стояла на всю округу. Горячие джигиты попытались завалить и стельную лосиху, и еще одну, с сосунком, что у охотников считается последним делом. На счастье рогатых, «чебуреки» были такими пьяными и так «хорошо» умели стрелять, что попадали исключительно в стволы близстоявших деревьев да в мох под ногами.

Дед-лесник, протолкавшись через галдящую толпу носатых «охотников», вырвал у Дадашева дорогую вертикалку с инкрустированным прикладом и со всей дури треснул ее о сосну.

Безвинное ружье приказало долго жить.

Все на секунду онемели.

Старший лесничий, дедов начальник, по-быстрому ретировался в кусты. Старика избили, а в качестве компенсации за ружье и испорченное настроение реквизировали корову, реализованную затем по дешевке на гатчинском рынке.

Племянница деда подала на чеченцев в суд, но тело в черной мантии, спонсированное Дадашевым в размере годового оклада всего коллектива гатчинских судей, криминала в бытовой ссоре не усмотрело и присудило взыскать с деда стоимость ружья плюс судебные издержки. Итого — почти две тысячи долларов в рублевом эквиваленте.

Во избежание апелляции племянницу лесника навестили пятеро охранников Дадашева и доходчиво разъяснили, что с ней будет, если она не подчинится «воле правосудия».

Так бы и доживал потомственный природоохранитель в своей карельской глухомани, вставив пару стальных зубов вместо выбитых, да через некоторое время занесла нелегкая к нему на хутор бодрую питерскую братву.

Изрядно постреляв по привезенным с собой мишеням и порадовав дедовы старые очи недюжинной силушкой, гости полезли в баню. Там красный как рак Стоматолог, растирая могучие волосатые руки, наметанным глазом определил на дедовой спине и пониже те самые следы побоев, которые никак не могла углядеть гражданин судья. Только недавно выдворенный из Америки с волчьим билетом и преисполненный по этому поводу горячего славянского патриотизма, Стоматолог дал зуб, что вернет деду имущество и добьется компенсации за ущерб физическому и душевному здоровью.

Через неделю состоялся его первый визит к Кубику, который зафиксировал сменный наряд Брунса.

Кубику сделали сливу во весь нос, измазали в салате оливье и поставили на счетчик.

Заодно Стоматолог пригрозил навсегда принять гатчинский рынок под свою опеку, а пришлецов с Кавказа интернировать на вершину Эльбруса и ниже зоны вечных снегов не допускать, поставив по окружности горы тяжелые пулеметы. Что, кстати, не было пустой бравадой. В наличии у братка действительно имелись шесть или семь «Утесов» и парочка «ДШКМ», купленных по случаю у начальника расформированного оружейного склада в Кронштадте. Патронов тоже хватало.

Это была серьезная заявка на успех. И в слова заслуженного братана верилось сразу и безоговорочно. Уж очень он был представительный…

Второй визит наблюдала Кобра.

Сегодня же Нахоев, взявшись улаживать дела шефа, вызвал откуда-то банду соплеменников и, по всей видимости, направлялся «расплачиваться».

«Интересно, а где квартируют эти бородачи? Налажено у них всё, оперативно собрались, — размышлял Лехельт, пересказав Ролику содержание аналитической справки по Стоматологу. — Явно команда не из Гатчины, иначе не было бы нужды встречаться на стороне. Ромбик ездил только на ямы, да еще заезжал на заправки… По телефону вроде стрелок не забивал… Хм-м… Странно…»

— Слушай, так они его замочить собираются? — осознав, возмутился Ролик.

— Мне это неизвестно. — хмыкнул Дональд.

— А мы?

— Ты стажер-разведчик, а не спасатель рэкетиров. И вообще — это операция семерки. Там старший — Визирь. Мужчина-зверь. Кстати, бывший градовец. Надо будет — вмешается.

— Значит, мы будем только глазеть?

— Нет, будем наблюдать. Это разные вещи. А Стоматолог, между прочим, тоже не божий одуванчик. Еще неизвестно, что из этого получится…

* * *

На въезде в Пушкин Лехельт по команде Визиря отвернул направо и вскоре опять пристроился в хвост постовым машинам.

Теперь впереди снова шла белая «лада».

Так они добрались до Колпино и на окраине, на тихой поселковой улочке колонна гатчинской бригады «разборщиков» встала у симпатичного заснеженного палисадничка. Бородачи, немного посовещавшись, решительно вышли и вбежали во двор. Грохнула дверь, послышался чей-то вскрик, но стрельба не началась.

Нахоев, поставив машину поодаль, нервно прохаживался вдоль обочины, будучи как бы совсем не при делах.

Ждал.

Дональд с Роликом ничего этого не видели. Они отдыхали за поворотом, на задних дворах в переулке. Работал сменный наряд Визиря — это был их объект.

Стажер достал из кармана красное яблоко, предложил старшому, тот отрицательно качнул головой и Ролик с аппетитом схрумкал фрукт сам.

Но, едва он опустил стекло, чтобы выбросить огрызок, как могучая клешня сгребла его за волосы вместе с кожей и прижала виском к дулу пистолета.

— Не рыпайся! Открой заднюю дверь! Тебе говорю, рыжий!

«Неужели я рыжий?» — меланхолично подумал Лехельт, осторожно протягивая руку, чтобы ненароком не испугать нервного клиента.

Стоматолог стоял перед ними во всей своей мужской красе.

Из одежды на нем было лишь добротное кожаное пальто до пят, да огромный хромированный «ЗИГ-Зауэр Р-226» торчал в правой руке.

Зябко приплясывая босыми стопами по мерзлой земле, могучий братан поспешно влез в салон и захлопнул за собой дверцу, лишь на секунду отняв пистолет от головы побледневшего стажера:

— У-у-у, блин, ну и дубак! Включи печку, рыжий! Не май месяц!

Он вел себя свободно и почти беззлобно, будто просто сел в машину к друзьям, удачно разыгравшим его. Потирал, почесывал ногу об ногу. Какое-то искреннее, наивно-первобытное веселье сквозило во всем его рэкетирском облике. Он был счастлив тем, что ему удалось уйти, а более далекая перспектива братка пока не волновала.

Поворочавшись всей тушей так, что машину качнуло из стороны в сторону, Стоматолог пробурчал:

— Тесно у вас! Отвык я от удобств «автоваза», гы-гы-гы!.. — и легонько хлопнул Ролика по затылку. — Ты, блин, бросай свой огрызок… Дует же в окно! А ты, рыжий, заводи и поехали. Прямо и сразу налево!

Они тронулись, проехали мимо удивленно глазеющего с переднего сиденья белой «лады» Визиря и повернули в улочку, приближаясь к Нахоеву и двум бородачам у ворот.

— Ах, вот, блин, кто меня навестил! Ладно, сочтемся, — Стоматолог передернул затвор пистолета и показал кулак Дональду. — Не тормози, ботаник! Прямо езжай, если, блин, еще пожить хочется!

О своей шкуре он, кажется, совершенно не беспокоился.

Браток мог преспокойно смыться с опасного места, но вместо этого приоткрыл дверь «жигулей» и на ходу выпустил в Нахоева и его людей всю обойму. Грохот выстрелов ударил по ушам, стреляные гильзы зацокали по стеклам салона, покатились под ноги по приборной доске. Запахло пороховой гарью, как в тире.

Лехельт дал по газам.

— Попал! — заорал радостно Стоматолог, заметив, как бородачи у ворот схватились за животы и медленно, подламываясь на непослушных ногах, повалились в снег, и ткнул пудовым кулаком Андрею в спину. — Теперь гони, рыжий!

Тут Ролик каким-то замысловатым приемом попытался перехватить его руку с разряженным пистолетом, отведенным на время от его затылка, но братан, даже не оскорбившись попыткой сопротивления, беззлобно ткнул стажера в лицо раскрытой ладонью левой руки и продолжал орать, толкая Лехельта в спину коленями через спинку сидения:

— Жми, ботаник, не сачкуй!

От тычка стажер ударился о боковую стойку, на миг потерял сознание и кулем сполз на пол «жигулей». Видя, что он мешает Дональду переключать скорости, Стоматолог той же левой легко приподнял безвольно обмякшее тело и перетащил к себе, на заднее сидение.

Момент для блокировки братана был удобный, и Дональд обязательно бы им воспользовался, если бы не то, что творилось сзади.

Там оба бородача лежали у колес джипа, но Нахоева не было видно. Из калитки один за другим выбегали чеченцы, припадали на колени, паля вслед его машине из автоматов, торопливо рассаживались по коням. Сначала «мерседес», а за ним и «мицубиси», выворачивая передние колеса, рванулись в погоню.

— А-а, козлы недоенные! — торжествующе ревел Стоматолог, подпрыгивая голым задом на сидении и вставляя в «ЗИГ-Зауэр» новую обойму, извлеченную из бездонного кармана пальто. — Хрен возьмете! Щас я вам, блин, еще устрою!

Такой бесшабашный восторг исходил от него, что Дональд на мгновение даже залюбовался этой не знающей страха бандитской орясиной.

Но времени на раздумья не было — моторы у преследователей были помощнее.

Дональд выжал из форсированного движка «жигулей» все, что мог, поспешно ориентируясь и вспоминая карту района. Он несся пулей, вылетел на запруженную грузовиками улицу, повернул, едва не встав на два колеса, и погнал по длинному мосту через Ижорский пруд, обгоняя машины, заставляя водителей мгновенно покрываться холодным потом.

Позади образовался затор и преследователи безнадежно увязли в нем.

Стоматолог в обнимку с приходящим в себя Роликом болтался из стороны в сторону на заднем диване.

— Ну, ботаник, ты могешь! — одобрительно прогудел он, блестя глазами, упиваясь бешеной гонкой. — В моем коллективе даже Ди-Ди Севен так не смог бы! Слышь, давай к нам, а? Десять штук на раз получишь!

Дональд помотал головой.

— Ну, помозгуй пока, — Стоматолог обернулся и внимательно посмотрел в заднее стекло. — Я, блин, вас и так не обижу. Другану твоему на лечение отстегну. Только скажи ему, чтоб не дергался больше. Сам виноват. Ты, рыжий, теперь давай на трассу — и дуй в Питер. Только без пурги, а то я вам костями мозги повышибаю, без всякого ствола…

Братан выкинул вперед окольцованные пальцы, показал, как он осуществит угрозу. Покрутил тяжелой бритой головой, пригнулся, снова выглядывая в окна. Поразмыслил вслух, обращаясь к Дональду, как к своему:

— Как они меня выпасли, гады? Не иначе, на хвост сели еще в Питере… Да, кстати, я там у тебя мобилу видел — дай-ка сюда. Моя, блин, в штанах осталась…

Он приложил трубку к изломанному борцовскому уху, подождал с десяток длинных гудков, набрал другой номер, снова подождал:

— Ну где вы там все?.. Люба, почему нет никого у аппарата?!.. Я сколько раз говорил, чтоб не уходила! Приеду — всем всё пообрываю… И тебе тоже, не хихикай!.. Короче, найди Лысого и пусть гонит мне навстречу по Московской… Я на старой лайбе поносного цвета… Я им мигну. Со мной два ботаника каких-то приблудных. Они меня подвезли малость, пусть бабок для них захватят… Из кассы возьми, поняла?.. И еще, пусть прихватят костюм спортивный, размером побольше, как у Кабаныча… Для меня!.. Да!.. Я голый, блин, еду… Я тебе похихикаю еще!.. И ствол на меня тоже пусть захватят! — Стоматолог выключил телефон. — Я им, блин, устрою Варфоломеевскую ночь с чурекским прононсом!

Он сложил мобильник и преспокойно положил в карман своего пальто.

Андрей надулся. Он платил за переговоры из своего кармана.

— Не огорчайся, рыжий! — братан заметил недовольство оперативника. — Теперь все путем будет. Трубу я тебе потом отдам.

Лехельт не разделял оптимизма рэкетира.

Он знал, что сейчас происходит в городе. Визирь уже передал «три тройки» на свою базу в Полюстрово, а тамошний оперативный дежурный довел сигнал в управление.

В Большом Доме на Литейном в комнате дежурного региональной службы специального назначения заверещал тревожный звонок, замигала лампочка на пульте — и боевая группа «ГрАДа», натянув кевларовые жилеты, расхватала автоматы, и в своих черных комбинезонах и масках несется к лифту, топоча, как стадо разбуженных мамонтов.

Пусть даже лифт, как всегда, сломан — они прыжками спустятся по лестнице, расталкивая встречных сотрудников — и никто, даже генерал-полковник Панин, буде ему наступят тяжелым сапогом на ногу, в эту минуту слова им не скажет.

Градовцы попрыгают в свои микроавтобусы, взвоют сирены, закрутится мигалка на крыше машины сопровождения с координаторами из службы собственной безопасности и штаба РССН — и ворота распахнутся им навстречу.

Все свободные наряды ОПС уже вылетели с баз и прочесывают въезды в город со стороны Колпино. Сан Саныч, наверняка, сидит в своем кресле и напрягает кого только можно.

Потому что разведчик на задании — не остров.

Он, как писал английский классик, часть материка…

Андрюха неспешно шел по трассе к городу, прикидывая некоторые детали будущей развязки, о которой Стоматолог не догадывался.

Чутье, однако, у братана было собачье.

Приглядевшись, он набычился и спросил:

— Че-то тачка у вас странная… Тянет, как зверь… Рация вон… Вы менты, что ли?

Лехельт не отвечал.

В зеркале заднего вида появилась белая машина седьмого отдела, стремительно нагонявшая их.

— Слышь, рыжий! — Стоматолог дружелюбно осклабился. — Вы менты, что ли? Да ты не дрейфь, ответь! Вы мне побоку. Вывезли — и спасибо… Но бабок, если менты, не получите. Вы нас задаром защищать должны. За свою мусорскую зарплату, блин… Которая, между прочим, складывается из наших налогов, — добавил подкованный браток.

«Наша, кстати, тоже…» — мысленно согласился с ним Андрей.

Внезапно ожила рация и бесстрастный звонкий голос Белки произнес:

— Внимание всем водителям! На тринадцатом километре — затор! На тринадцатом километре!

Стоматолог хмыкнул, задумался.

Белая машина обошла Лехельта, голубая пристроилась сзади. Видны были неподвижные головы, суровые лица Чипа и Дейла.

Развязка приближалась.

Андрей миновал четырнадцатый километровый столб, если смотреть от Питера. Досчитав в уме до двадцати, он незаметно повернул рычаг регулировки переднего сидения пассажира. Спинка сидения ослабла, чуть склонилась.

Голубая машина тоже ушла далеко вперед — и вскоре Андрей увидел ее, тормозящей у белого микроавтобуса «додж-рэм», вставшего в правом крайнем ряду.

Лехельт резко прибавил скорость.

— Вот, блин, братва будет ржать, — сказал Стоматолог. — Вы ведь…

Закончить он не успел.

Достигнув предельной, многократно выверенной дистанции, Лехельт уперся изо всех сил в рулевое колесо и ударил по тормозам. Завизжали сгорающие тормозные колодки, намертво прикипев к барабанам, заныли шины, задымив от трения об асфальт. Бесчувственного Ролика вжало в спинку сидения водителя, а пассажирское кресло разложилось и не встретивший на своем пути преграды Стоматолог с открытым от удивления ртом полетел вперед, на деле прочувствовав, отчего ветровое стекло иногда называют лобовым.

Полет был, конечно, не столь увлекательным, как его недавнее падение с небоскреба в Нью-Йорке, но он позволил полностью нейтрализовать братка.

Машина остановилась в метре от микроавтобуса.

Мигом раньше дверцы его распахнулись, навстречу выскочили три громилы в черном.

Сбоку, с абсолютно голой заснеженной обочины метнулись к дверцам рослые фигуры в белом, выставив перед собой короткие и толстые стволы «Вихрей».

От дороги и сзади «жигули» Лехельта блокировали машины группы Визиря и сам он с АПСом в руке поспешил тряхнуть стариной, и первым ухватил торчащего из дыры в лобовом стекле Стоматолога — не за волосы ввиду бритости последнего, а пальцами крюком сбоку за челюсть.

Прижатый мордой к капоту, ошеломленный бугай поворочал глазами, озирая окружающих, и, поймав взгляд Лехельта, подмигнул и сказал шепеляво, но весело:

— Ни хрена вы не менты…

Даже в такой безнадежной для него ситуации этот поразительно живучий экземпляр «хомо братанус» не потерял присутствия духа.

Его выволокли из машины, по традиции завалили на капот. Попытка обыска вызвала здоровый хохот градовцев и самого Стоматолога. Лехельт подошел, задрал полу его пальто и достал из кармана свой мобильный телефон.

Пальто завернулось, выставив на обозрение всем желающим необъятную, первородно голую рэкетирскую корму. Визирь крикнул:

— Белочка, закрой глаза! Тебе такое видеть нельзя!

В этот миг по встречной полосе на трех «мерсах» S-класса подлетела бригада под командой Паниковского. Опознав коллегу даже в таком нестандартном ракурсе, братаны остановились на почтительном расстоянии и вышли из машин посовещаться. В отличие от сотрудников МВД, коих питерские братки ни в грош не ставили и на которых с ходу пошли бы в атаку, к ребятам с Литейного отношение было посерьезнее.

Градовцы глазели больше не на хулиганскую задницу, а на загадочных сотрудников «наружки».

Многие видели их впервые.

Молодой Ярошевич мучительно пытался вспомнить, откуда знаком ему этот светловолосый стройный паренек со смешным утиным носом.

Командир группы махнул рукой, трое автоматчиков развернулись в сторону кучкующейся на противоположной обочине братвы, а двое проворно вбросили стянутого специальными пластиковыми ремешками Стоматолога в кузов микроавтобуса.

Визирь, Дейл и Лехельт осторожно перегрузили стонущего Ролика в машину сопровождения.

Дональд должен был гнать свою машину на базу для замены разбитого стекла, а группе Визиря предстояло еще поработать по бородачам, столь неожиданно появившихся в поле зрения ОПС.

— Моих не протянул? — спросил Андрюха.

— Не до них было. — отдуваясь, сказал Визирь. — Тебя боялись потерять.

— Ладно, мы их всех засняли. Никуда не денутся…