Прочитайте онлайн Рога в изобилии | Глава 17

Читать книгу Рога в изобилии
2316+1066
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 17

Алиса толкала перед собой тележку, доверху нагруженную продуктами, когда кто-то налетел на нее сзади. Ойкнув, она обернулась и лицом к лицу столкнулась с Филиппом Тейлором.

— Элис! — радостно воскликнул он. — Ну что за замечательная встреча! — Он весь сиял.

— Привет! Что ты здесь делаешь? — спросила она, улыбаясь в ответ на его улыбку.

— Как всегда. Занят делами. Открываю очередной салон. Приглашу тебя на открытие. Мы должны обязательно встретиться еще раз. Заодно я познакомлю тебя со своей невестой. Ее зовут Сесилия.

— Она здесь вместе с тобой?

— Да, мы приехали вдвоем. Кстати, чем ты занята сегодня вечером? Дело в том, что как раз сегодня будет маленькая вечеринка в «Монтроз-палас», человек так на двести-триста. Ты не хочешь прийти?

— Хочу, только у меня нет спутника.

— А как же Гарри?

— Он… Его сейчас нет в городе.

— Ну, что ж. Ты только приходи, а уж кавалеров у тебя будет миллион.

— Спасибо, Филипп.

— Твое имя внесут в список приглашенных. Мероприятие начинается в семь. Я могу рассчитывать, что ты не передумаешь? Сесилия будет рада познакомиться с тобой. Впрочем… Наверное, она будет чуточку ревновать.

Алиса невольно покраснела.

— Дорогая, я никогда не стеснялся того, что был в тебя безумно влюблен…

— Я помню, — пробормотала Алиса. — Это было так романтично.

— Можешь называть это так, если тебе хочется, — рассмеялся Филипп.

Алиса еще раз отметила, какая у него симпатичная улыбка.

— Все-таки твой муж — счастливчик, вздохнув, сказал ей Филипп на прощание.

Алиса вспомнила, в каком бедный Гарри был столбняке, когда в ресторане к его столику подошли две жены и сели по правую и левую руку. Едва они с Элис заговорили, Гарри вздрогнул и уронил вилку. А когда Алиса успокаивающим жестом положила свою ладонь на его руку, Гарри вырвался с коротким криком. Потом он напился до зеленых чертей и всю дорогу интересовался, обе ли его жены беременны.

Филипп поспешно ушел, ничего не купив, и Алиса с раскаянием подумала, что ему, вероятно, не так-то просто проявлять дружелюбие. Когда, возвратившись домой, Алиса рассказала сестре о Тейлоре и его приглашении, та спросила:

— Интересно, зачем он хочет свести тебя с Сесилией?

— Ну… Когда я познакомлюсь с его невестой, он как бы восстановит свое реноме. Ты пойдешь со мной?

— Нет, я жду звонка от Гарри.

— Передай ему мои лучшие пожелания, — не без иронии сказала Алиса.

— Бедняжка Гарри никак не может прийти в себя. Ему кажется, что мы посмеялись над ним…

— Согласись, с него стоило немножко сбить самодовольство.

Не прошло и получаса с тех пор, как Алиса уехала на вечеринку, как кто-то позвонил в дверь. Элис выглянула в окно и увидела приятеля Алисы, с которым та уже успела ее познакомить.

— Привет, Лэрри. Заходи.

— Это Элис номер один или Элис номер два? — спросил Лэрри, склоняя голову к плечу.

— Называй мою сестру Алисой, — усмехнулась Элис. — Составишь мне компанию? Я собираюсь заварить чай.

— А куда подевалась Алиса?

— Поехала развлекаться. В «Монтроз-палас» сегодня большой вечер…

— У нее что, новый мужчина? — подозрительно спросил Лэрри, дуя в чашку. — Не удивлюсь, если она пустится во все тяжкие.

— Алиса? Никогда! — убежденно заявила Элис. — Переживания только закаляют ее.

— Слышишь шум мотора? Какая-то машина. Может быть, она раздумала и вернулась?

— Не знаю, — Элис встала и направилась к двери.

Когда прозвенел звонок, она сразу же открыла. Удивленный возглас вырвался у нее помимо воли:

— Винс?! Это ты? Что ты тут делаешь?

— Разреши мне войти, — Винсент Хэммерсмит пытливо посмотрел на посторонившуюся Элис и переступил порог. — Твоя сестра дома?

Лэрри вскочил и, засунув руки в карманы, с неподдельным интересом разглядывал Хэммерсмита.

— Здравствуйте, — сказал тот. — Где Алиса?

— О-о! — простонала Элис, заводя глаза. — Неужели ты сам обо всем догадался?

— Почти что.

— Знаю-знаю. Это Энди. Скотина.

— Я чувствую себя болваном, — признался Винсент, нервно потирая руки. — Возможно, мне следовало бы рассердиться на то, что вы проделали…

— Нечего сердиться из-за того, что уже позади, — нравоучительно сказала Элис.

— Энди кое-что выяснил, — внезапно сменил тему тот. — Я подумал, что сам могу вам с Алисой рассказать… Кроме того, я рассчитываю на настоящее знакомство с.., с твоей сестрой.

— Энди узнал что-то важное? — Элис указала Винсенту на кресло, но тот остался стоять посреди комнаты, разглядывая обстановку.

— Ваш дедушка жив, — в конце концов сказал Винсент. — Лео Хаттон. Ему восемьдесят девять лет.

— Черт побери! — Элис упала на диван, расширив глаза. — Расскажи все, что знаешь.

Винсент, наконец, опустился в предложенное кресло, Лэрри сунул ему в руки чашку с чаем. Этот мужчина нравился ему гораздо больше Гарри. В нем чувствовалась твердость характера. Лэрри и раньше считал, что Алисе нужен именно такой мужчина.

— Лео Хаттон живет в Чарлстоне. Он стоит двенадцать миллионов.

— Неплохо! — сказал Лэрри. — А его семья?

— Да-да, что известно про семью? — поддакнула Элис.

— Лео Хаттон был дважды женат. Нас интересует его второй брак. Потому что Виктор Хаттон — сын от второго брака. Мать Виктора и, стало быть, твоя бабушка… Ваша с Алисой бабушка, — поправился он, — Маргарет, давно умерла.

— Как жаль! — сказала Элис. — Возможно, именно она захотела бы встретиться и поговорить с нами…

— В первом браке, — продолжал Винсент, — у Лео не было детей. Он воспитывал приемного сына своей первой жены Лауры — Криса Картера. Брак этот закончился печально: Лаура и Крис трагически погибли. Но у Криса остался сын. И хотя он Лео формально никакая не родня, тот считает его своим внуком.

— Итак, — мгновенно сделал вывод Лэрри, — если взглянуть на ситуацию глазами постороннего, получится, что у богатого старика один-единственный наследник. Причем не родня по крови. И если вдруг к старику явятся две молодые дамы, утверждающие, что они его родные внучки, Лео Хаттон мгновенно решит, что это самые обыкновенные авантюристки.

— Совершенно справедливо, — кивнул Винсект. — Думаю, Элис, вам не суждено породниться с дедушкой.

Элис вздохнула, но, судя по всему, была не особо сильно расстроена.

— А может быть, поговорить с этим внуком? — выдвинул идею Лэрри.

— С единственным наследником? Кстати, его зовут Филипп. И его фамилия не Картер. Он взял фамилию матери — Тейлор. Нет, не думаю, что Филипп Тейлор обрадуется вашему появлению в Чарлстоне. Что? Что такое? Я сказал что-то ужасное?

Лэрри и Элис уставились друг на друга в немом изумлении. В мозгах у обоих вихрем проносились мысли.

— Так. А теперь быстро говорите, в чем дело, — Винсент наклонился вперед.

— Алиса… — пролепетала Элис. — Она с ним.

— С кем?

— С Тейлором, — ответил вместо нее Лэрри. — Черт побери! Я не могу поверить…

— Может быть, это другой Тейлор? — предположила Элис.

— О чем вы говорите? — резко спросил Винсент. — Объясните толком.

Лэрри повернулся к нему и быстро сказал:

— Месяца три назад Алиса познакомилась с Филиппом Тейлором. Это случилось на вечеринке в доме одного из наших общих друзей. Я тоже там был, я помню, как Тейлор ухлестывал за ней. Несмотря на то, что она была замужем. Он долго не сдавался, этот Филипп.

— Сегодня они случайно встретились в супермаркете, — добавила Элис. — И Филипп загорелся познакомить Алису со своей невестой. Поэтому он пригласил ее на вечеринку в «Монтроз-палас».

— Надо позвонить Торвилу, — принял мгновенное решение Винсент. — Чтобы узнать, тот ли это Тейлор.

Винсент схватился за телефон, а Лэрри и Элис столпились позади него, напряженно ожидая, когда в Вустер-сити Торвил откликнется на звонок..

— Слава богу, он на месте! — прошептал Лэрри, когда Винсент издал радостный возглас.

Элис стиснула руки перед собой.

— Это Хэммерсмит. У нас неприятности, Энди. Я выяснил, что некий Филипп Тейлор пытался завести тесное знакомство с Алисой еще три месяца назад. А сегодня вечером он снова возник из небытия и пригласил ее поехать на какую-то вечеринку. Нам всем приходят в голову странные мысли. Вы можете нам дать описание того Тейлора, который претендует на родство с Лео Хаттоном?

— Чтоб меня разорвало! — воскликнул Энди. — Там у вас есть кто-то, кто видел этого типа?

— Лэрри, — Винсент обернулся к Солдану. — Вы видели Тейлора?

— Сто раз. Дайте мне трубку.

— Ему тридцать пять лет, — зачастил Энди. — Он высок, белобрыс и обаятелен. У него серые глаза под светлыми бровями, на левой щеке небольшой шрам. Когда он улыбается, кажется, что это ямочка. У него красивая улыбка, хотя черты лица не слишком правильные…

— Это он! — сказал Лэрри, роняя очки. — Даже сомневаться нечего.

Он снова сунул трубку Винсенту, а сам принялся бегать по комнате.

— Ну, и к какому выводу мы пришли? — спросил он наконец.

— Мы пришли к выводу, что Филипп Тейлор, скорее всего, знает, что Алиса, по крайней мере одна Алиса — внучка Лео Хаттона. Мы заволновались все сразу, не так ли? Мы одновременно подумали, что Тейлор может причинить вред Алисе — человеку, который в состоянии разрушить его надежды на богатое наследство.

— Мы так подумали? — пробормотала Элис. — Возможно, это ты так подумал.

— Ты испугалась первой, — не согласился Винсент.

— Вы правы, — сказал Лэрри. — Вы абсолютно правы.

Винсент поднялся и деловито спросил:

— Ну? И где он находится, этот самый «Монтроз-палас»?

* * *

— Звонят из какой-то больницы, — подняла брови Галка. — Просят тебя.

Нахмурившись, Денис взял трубку и несколько минут внимательно слушал. Потом сделал пару пометок на листочке бумаги и отключился.

— Это по поручению Косточкина. Он загремел в кардиологию с сердечным приступом. Хочет меня видеть.

— С чего бы это, как ты думаешь?

— Может быть, вспомнил что-то важное?

— Даже если нет, все равно надо поехать, — деловито сказала Галка. — Ты не спросил, что ему можно привезти из продуктов?

— Не сообразил. Ладно, это я как-нибудь решу по дороге. Ты никуда не пойдешь?

— Буду ждать тебя. Постарайся не задерживаться.

Но Денис задержался. Когда он вошел в палату, неестественно белую, без занавесок на окнах, то невольно затаил дыхание. Олег Михайлович лежал на койке осунувшийся, но глаза его тут же жадно вцепились в лицо вошедшего Дениса. Он даже попытался приподняться на подушке.

— Лежите, лежите, — вскинулся Денис. Взял стул, подтащил к кровати и сел, поставив на тумбочку пакет с фруктами и соком. — Как вы себя чувствуете?

— А вы?

Денис непонимающе посмотрел на больного.

Тот поманил его согнутым пальцем. Денис наклонился поближе, а Косточкин тихо сказал:

— Ведь это я хотел вас тогда убить, на Берсеневской.

Денис непроизвольно отшатнулся и уставился на него. Косточкин между тем взволнованно продолжал:

— Не ожидали? Вижу, что не ожидали. Это бог вас защитил.

— За что же вы хотели меня убить? — спросил помрачневший Денис. Он никак не мог поверить, что Косточкин пребывает в здравом уме. С другой стороны, откуда тогда он знает про Берсеневскую?

— Одно преступление часто тянет за собой другое, — философски заметил Косточкин. — Пусть и через много лет.

Внезапно на Дениса снизошло озарение.

— Вы убили Виктора Хаттона! — прошептал он. — Американец вовсе не свалился в яму, выкопанную рабочими. Это вы его туда столкнули!

— Верно. Я столкнул, — голос у Косточкина был слабый, но из-за этого казалось, что он говорит вкрадчиво, даже с некоторой хитринкой. — Татьяна хотела уехать с ним из страны. Навсегда уехать. Разве я мог это допустить?

— Но вы же так и не женились на ней!

— Она не захотела. Она отвергала меня до последнего своего вздоха.

— Может быть, догадывалась, что вы виновны в гибели Виктора? — предположил Денис. — И не могла вам этого простить?

— Может быть, и догадывалась.

— Вы вообще-то отдаете себе отчет в том, что натворили?

— Вероятно, да. Раз я позвал вас.

— Что вам нужно — прощение? — довольно грубо спросил Денис.

— Да.

— Господь с вами, я вас прощаю. А вы никак умирать собрались?

— Уже во второй раз, — медленно улыбнулся Косточкин. — Три месяца назад был первый случай. Я тогда тоже доброе дело сделал. Один грех считай что замолил…

— Поздравляю.

— А почему вы не спросите, что за грех? Это вашей Алисы касается.

Денис переломил бровь в немом вопросе. Он испытывал странное чувство по отношению к этому человеку: гнев, раздражение и одновременно жалость.

— В шестьдесят седьмом, когда я столкнул Виктора в строительную яму и убедился, что он больше не дышит, я вытащил из его кармана письмо к отцу, где он сообщал, что скоро вернется и разведется с женой. Потому что в России встретил замечательную женщину, которая родила ему дочку.

Денис прикрыл глаза. Если бы не этот человек, Олег Михайлович Косточкин, и не его болезненная влюбленность в Татьяну Соболеву, маленькая Алиса вполне могла бы оказаться в Америке под крылышком богатого деда. И что не менее важно — родного деда.

— Как же вы замолили этот грех? — через силу спросил он.

— Как только меня скрутило, я понял, что время пришло. И отправил то старое письмо. По назначению. Адресовывалось оно Лео Хаттону.

— Деду Алисы?

— Да. Правда, послал я его безо всяких объяснений.

— Естественно, — пробормотал Денис. — Раскаянье раскаяньем, а шкура-то у каждого человека — всего одна.

«Возможно, с этого письма, которое Косточкин отправил Лео Хаттону, и началась вся эта фантасмагория с покушениями на Алису?»

С этим застрявшим в голове вопросом Денис явился к Галке.

— Лео Хаттона, может быть, уже давно нет в живых, — сказала та. — Но ведь он был богат. У него наверняка остались наследники. И тут, представь себе, они внезапно получают письмо, ясно дающее понять, что им придется делиться с какой-то выскочкой. Ведь вполне может статься, что Лео Хаттон завещал разделить свои миллионы поровну между всеми известными наследниками?

— А если Лео Хаттон жив? — задал встречный вопрос Денис. — И чужая по сути своей, хоть и родная по крови внучка, ему оказалась совершенно ни к чему?

— Хочешь сказать, что именно Лео Хаттон мог отдать приказ убить Алису?

— А что? Тебе такое предположение кажется невероятным? Вспомни того аккуратного иностранца, который наводил об Алисе справки? Возможно, его прислал именно Алисин дед.

— Как бы то ни было, Алиса сможет выяснить все гораздо быстрее нас. Надо дозвониться до нее во что бы то ни стало.

— Да, и как можно скорее. Ведь она думает, что все закончилось, все уже позади!

Денис и Галка испуганно посмотрели друг на друга.

* * *

«Интересно, — подумала Алиса, оглядывая разряженную толпу. — Как Филипп собирается меня отыскать, чтобы познакомить со своей невестой?» Зачем она сюда пришла? Чтобы хоть ненадолго забыть о Хэммерсмите?

Некая молодая особа из дальнего угла залы пристально наблюдала за ней. Она была невысокой, худенькой и остроносой. Почти ничем не примечательной. Единственное, чем она могла похвалиться, так это волосы — копна светло-русых волос падала до самого пояса. Она могла бы выглядеть весьма романтично, если бы не решительное лицо. Впрочем, подходя к Алисе, она надела на себя маску очаровательной любезности. Ей удалось даже показаться смущенной, когда она очутилась с ней лицом к лицу.

— Вы ведь Элис Фарвел? Я Сесилия Моррисон. Невеста Филиппа. Он немного задерживается.

— Как вы меня узнали? — Алиса не могла скрыть своего удивления.

— Я видела вас раньше, — тонко улыбнулась Сесилия. — Я приезжала в этот город специально, чтобы поглядеть на вас.

Алиса мгновенно преисполнилась иронии:

— Надеюсь, вы убедились, что напрасно потратились на билет?

— Совсем не напрасно. Я хотела лучше понять моего избранника. И я это сделала. Скоро мы поженимся.

— Поздравляю! — Алиса сделала надменное лицо. — Будем считать, что наше знакомство прошло благополучно и протокол соблюден.

— Извините, если я нагрубила… Вы должны понять.

Алиса мгновенно смягчилась. Действительно, у Сесилии нет ни одного повода радоваться встрече. Если девушка настолько в курсе, Филипп просто болван, что настаивал на их знакомстве.

— Мы могли бы поговорить с вами откровенно? — продолжала настаивать Сесилия. — Можно пойти куда-нибудь. В зимний сад, например.

— Здесь есть зимний сад?

— Нужно подняться на второй этаж и пройти по балюстраде до деревянной двери. Затем повернуть направо и миновать зеркальный зал.

— Напоминает описание компьютерной бродилки, — усмехнулась Алиса. — Что ж, пойдемте.