Прочитайте онлайн Рога в изобилии | Глава 15

Читать книгу Рога в изобилии
2316+933
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 15

По дороге к особняку Стива Шоу Дэннис завернул в супермаркет. Когда он с бумажными пакетами в руках подходил к своему «Форду», автомобиль, стоявший на самом краю площадки, буквально с места набрал скорость и помчался к выезду на шоссе. Это был черный «Бьюик». Зазор между Дэннисом, который еще не успел открыть дверцу, и несущимся автомобилем был минимальным. В последнюю секунду «Бьюик» вдруг вильнул вправо. Его намерение было очевидным: он хотел, чтобы Дэннис попал в ловушку, из которой не смог бы выбраться живым. Его должно было просто размазать по дверце.

— Какого черта?! — закричал Дэннис и, подброшенный страхом, буквально вспрыгнул на капот своей машины, странным образом вильнув туловищем. Если бы полицейские не следили за Дэннисом и не пустились в погоню тотчас же, злоумышленнику, сидевшему за рулем, легко удалось бы скрыться. Но не теперь.

Наезд был спрогнозирован шефом полиции. Он же совместно с Седжвиком написал сценарий, которого придерживался Дэннис в разговоре с Дейлом Хоккесом. Сейчас Седжвик, все это время находившийся на заднем сиденье полицейской машины, несмотря на свой преклонный возраст, проворно выбрался из машины.

Когда Дейла Хоккеса вытащили из «Бьюика», он был довольно спокоен. Но вот увидел Седжвика, и вся его невозмутимость растаяла, словно дымок от сигареты.

— Ах, это ты! Вот в чем дело… — процедил Дейл, и лицо его исказилось от ярости. — Я надеялся, что твои мозги уже высохли от старости.

— Зато твои — обдумали убийство, — скривив губы, с горьким презрением сказал Брюс. — Ты убил Джули за то, что она изменяла тебе. А спустя столько лет, когда твоей заднице стало горячо, снова принялся за старое. Мэган Локлир была сбита во время твоего европейского вояжа, не так ли? А вот теперь и Дэннис. Кого ты еще планировал прикончить?

— Жаль, я про тебя ничего не знал. Ты стоял бы первым в списке.

— Зачитайте ему его права, — приказал сержант своим помощникам, защелкнувшим наручники на запястьях Дейла.

Седжвик направился к Дэннису.

— У парня шок, — пояснил кто-то из одетых в штатское детективов. — Увезите его в спокойное место, пусть приходит в себя. Можно дать выпивку, некоторым сразу помогает.

Когда Дейла проводили мимо, он неожиданно остановился и сказал светским тоном:

— Дэннис, ты ведь понял, что все это было несерьезно. Я просто хотел тебя испугать.

— Пошутили, значит? — усмехнулся сержант, подталкивая арестованного в спину.

— Послушайте, Дейл, — Дэннис внезапно словно пришел в себя и заговорил быстро, проглатывая слова, потому что понимал, что в его распоряжении всего лишь секунды. — Зачем вы это сделали? Зачем вы развалили наш с Элис брак?

Полицейские, повинуясь выразительному жесту Седжвика, который действовал от лица их шефа, выжидательно замерли.

Дейл повернул к нему свое обаятельное лицо.

— Не дергайся, Дэннис. Элис должна была выйти замуж за Хэммерсмита, только и всего. Так что твои личные качества тут совершенно ни при чем.

— Это не объяснение! — взвился Дэннис. — Какого черта вам нужен был Хэммерсмит в качестве зятя?

— Я мстил Артуру, — легко ответил Дейл. — Он был любовником моей жены и настоящим отцом Элис. Я хотел, чтобы Элис вышла замуж за его сына и у них родились дети. Ублюдки. Они ведь брат с сестрой. Я хотел, чтобы Артур страдал. Приблизительно так, как страдал я, когда Джули бегала к нему на свидания!

Брюс Седжвик скривился. «Черт, — прошептал он. — Вот она, моя ошибка!»

— Но если Артур знал, что Элис — его дочь, — не унимался Дэннис, перешедший с истерического тона на нормальный, — почему он просто не открыл своему сыну правды до свадьбы?

— Это был один из вариантов, который тоже меня устраивал. Пускай бы он признался своему законному сыну в том, что у него есть дочь, которую он нажил с близкой подругой его матери, — хмыкнул Дейл. — Это тоже было бы для Артура весьма болезненным признанием. Тогда я еще позаботился бы о том, чтобы обо всем узнала его жена. Он ведь до сих пор боготворит ее…

— Как ты боготворил Джули? — повел бровями Седжвик.

— Она была шлюхой, моя Джули, — Дейл повернулся к Брюсу с обезоруживающей улыбкой на губах. — Я любил ее, но она заставила меня страдать. В тот день, когда я узнал о ее измене, моя любовь превратилась в ненависть. Все десять лет, которые мы прожили вместе после этого, она расплачивалась за свою измену. Она, бедняжка, и не знала, кто превратил ее жизнь в ад. Но потом… Потом она умерла. А Артур остался жить. Я хотел отплатить этому подонку его же монетой. Я хотел, чтобы он мучился так, как мучился я: не смея ничего сказать вслух.

— Почему вы просто не развелись со своей женой? — воскликнул удивленный Дэннис.

— Это было бы слишком хорошо для нее. Она бы оттяпала у меня кучу денег и стала бы жить припеваючи.

— И вы убили ее!

— Ничего подобного, — в глазах Дейла появилась горечь. — Это действительно был несчастный случай. По мне, убийство — слишком простое наказание. Человек не успевает прочувствовать того, что ему мстят. Нет, мальчик. Сладка лишь долгая месть, когда ты можешь наблюдать за тем, что делаешь, неделями. Агония жертвы… — Дейл закрыл глаза. — Это то, ради чего я жил все эти годы.

— Кажется, я тебя сейчас здорово разочарую, Дейл, — сказал Седжвик. — Я тебя тогда обманул. Артур вовсе не был любовником твоей жены.

— Ерунда, — Дейл скривился. — Если у нее и имелся кто-то еще, то только по случаю. Артур все равно был первым. Я сам следил за Джули. Я видел их вместе. Так что можешь оставить свои сенсационные заявления при себе.

— Но ведь ваш план удался! Элис вышла замуж за сына Артура Хэммерсмита и ждет от него ребенка. Зачем вам понадобилось ее убивать?

— Я не собирался ее убивать! — брезгливо посмотрел на него Дейл. — Я просто пугал ее.

— Ты? — удивленно спросил Седжвик. — Выходит, это ты ночью пробрался в особняк Хэммерсмитов и пытался задушить свою дочь? Преследовал ее в России?

— Конечно, у меня были исполнители, — пожал плечами Дейл.

— А где они сейчас? Почему вдруг с Дэннисом ты решил разделаться сам?

— У меня просто не было времени, чтобы раздавать поручения. Дэннис запросто мог рвануть к Элис, и все вскрылось бы.

— Не могу поверить! — простонал Дэннис.

— Тебе ее жаль? — поднял брови Дейл. — Напрасно переживаешь. Она ведь шлюха, как и ее мать. У нее была пропасть любовников. Да-да, Дэннис, тебе стоит об этом знать. Понимаешь ли, — он доверительно понизил голос. — Я даже не уверен, что отец ребенка — Винсент Хэммерсмит. Скорее всего, Элис зачала в грехе, как в свое время Джули. История повторяется!

— Почему ты так уверен, что Элис — не твоя дочь? — вмешался Седжвик, вскинув голову. — Ведь не исключена возможность…

— Я узнал это из первых рук. Я подслушал телефонный разговор Джули с Артуром.

— А ты уверен, что на том конце провода был именно Артур? Дейл, мне тебя жаль, — Седжвик был настолько проникновенен, что по колебал бы чью угодно уверенность. — Артур — вовсе не отец Элис, а Винсент — не ее брат. Твоя маленькая месть не удалась.

— Ты лжешь, — улыбнулся Дейл.

Дэннис, который некоторое время стоял, задумавшись, и глядел себе под ноги, внезапно ожил и с прежней запальчивостью спросил:

— Хотите сказать, что все покушения на вашу дочь — всего лишь инсценировка?

— Именно.

— Надо ехать, — напомнил сержант, топтавшийся возле автомобилей, образовавших настоящее столпотворение на западной стороне стоянки. — Хайнц отправился в участок, ждет нас там.

— Я никого не убивал, — пожал плечами Дейл. — Мой адвокат скажет то же самое. Пусть полиция попробует что-нибудь доказать.

— А Мэган Локлир? А попытка угробить Дэнниса?

— Дэнниса я просто хотел проучить, — заявил Дейл, хмыкнув. — Кто сбил Мэган Локлир? Не знаю, — Дейл выразительно покачал головой.

Вместо ответа Седжвик кивнул сержанту:

— Везите его в участок, а я займусь пострадавшим.

— Я в порядке, — заявил Дэннис. Звучало это заявление совсем неубедительно. — Только… Не могли бы вы сесть за руль?

— Конечно.

— Не думал, что все это серьезно, — развел руками Дэннис, когда они тронулись. — Какая-то глупость… С самого рождения Элис Дейл все знал. Он растил ее вместе со своей ненавистью!

— Выходит, так.

— Он казался мне совсем другим!

— Думаю, не тебе одному.

* * *

Когда Седжвик появился в участке, шеф полиции сразу же увел его в свой кабинет.

— Тебе не кажется, Брюс, что в этом деле есть нечто странное? — спросил он, укладывая сцепленные руки на стол перед собой.

— А тебе?

— Допустим, Дейл хотел превратить жизнь Элис в ад. Допустим, ему удалось подкупить кого-то из служащих Хэммерсмита. Почему же тогда, видя, что в дело вмешалась полиция, они продолжали свои игры?

— Наверное, Дейл закусил удила.

— Дейл — это ладно. Но его подручные? Если они были в доме и знали о том, какие меры безопасности предпринимаются…

— Они сами обеспечивали эту так называемую безопасность.

— Кто из них?

— Понятия не имею. Думаю, Элис не поддержит версию о том, что это было лишь запугивание. Она готова присягнуть, что пережила несколько покушений на свою жизнь.

— То, что их было несколько, — главный аргумент в пользу того, что ее только пугали.

— Я понимаю, — кивнул Хайнц. — Если бы ее действительно хотели убить, то убили бы сразу. Столько неудач у профессионалов? Неубедительно.

— И все же вы недовольны, — склонил голову Брюс.

— Мне кажется, что меня одурачили. Отчего бы это?

В этот момент на столе Хайнца зазвонил один из телефонов. Он несколько минут молча слушал, потом кивнул:

— Хорошо, я встречусь с ним.

В его голосе Брюса Седжвику послышалось неудовольствие.

— Что-то по нашему делу? — спросил он, когда Хайнц положил трубку на место. — Что-то новое?

— Еще какое новое… Гилберт, глава службы безопасности Хэммерсмита, просит встречи со мной. Он уверяет, что знает, кто на самом деле охотится на Элис Хэммерсмит, и может не только указать на этого человека, но и помочь взять его с поличным. Потому что ему известно, где и как произойдет следующее покушение.

— Разрази меня гром!

— Нет, Брюс, определенно, в этом деле есть что-то, чего мы пока не улавливаем.

* * *

Мэтт пристроился к лимузину Хэммерсмитов в тот самый момент, когда с частной дороги тот выехал на городскую улицу. Припарковал свой автомобиль на огромной стоянке возле концертного комплекса, не выпуская из виду тех, кого преследовал. Когда Элис Хэммерсмит направилась к восточному входу, он, опередив ее, прошел внутрь.

Гилберт, глава службы безопасности, держал Мэтта в уме с тех самых пор, как Тэрри Куэйн засек его в России. «Из этого парня получится отличный козел отпущения», — решил он, когда запахло жареным. Да, он брал деньги у Дейла Хоккеса. Но рассчитывал выйти сухим из воды. Чтобы выскользнуть из-под подозрения полиции, нужно все свалить на наемного убийцу. Вывести на него полицейских и сделать так, чтобы они не успели его допросить. То есть убрать его в нужный момент.

Гилберту самому хотелось бы знать, на кого работает Мэтт, но в сложившейся ситуации прояснить это не представлялось возможным. Важнее было выдать его властям и сохранить свою репутацию незапятнанной. Ему пришлось приложить немало усилий, чтобы шеф полиции согласился позволить Тэрри Куэйну участвовать в операции.

— Если в качестве телохранителя миссис Хэммерсмит будет выступать кто-то незнакомый, этот человек может насторожиться, — убеждал он. — Он вел за ней подробное и долгое наблюдение и наверняка знает в лицо людей службы безопасности, моих людей.

— Вы предлагаете отправить с Элис кого-то из них?

— Безусловно. Пусть это будет Куэйн — он лучший и действительно сможет подстраховать ее.

— Хорошо, — сказал Хайнц.

Гилберт видел, что шеф полиции раздражен, и понимал причину его раздражения. Хайнц чувствовал, что его ведут на веревочке, и никак не мог схватить руку того, кто держит за другой ее конец.

— Тэрри Куэйн получит от меня четкие указания, — отчеканил он. — И пусть только попробует не подчиниться.

У Тэрри Куэйна была спрятана козырная карта в рукаве. Полицейские не знали, каким способом Мэтт собирается прикончить Элис Хэммерсмит. А Тэрри знал. Тем не менее ему предстояла сложнейшая задача: он должен был среагировать на одно-единственное профессиональное движение руки. Ему необходимо было убить Мэтта Дайлона не раньше и не позже того момента, когда он достанет нож. Мэтт должен умереть, сжимая его в ладони.

Таким образом версия Гилберта будет подтверждена, а полицейские получат доказательства того, что Мэтт — именно тот человек, который им нужен. Также будет соблюдено главное условие Гилберта — Мэтт должен быть мертв во что бы то ни стало. Если Мэтту удастся бросить нож незаметно для полицейских, а Тэрри убьет его после этого, полицейские подумают, что он убил первого попавшегося туриста. И тогда на него самого повесят предумышленное убийство. Хайнц в таком случае может не поверить, что нож метнул именно Мэтт Дайлон, и подумает, что Гилберт просто подставил невинного парня, чтобы очистить себя от подозрений. Хайнц и так явно чувствовал какой-то подвох. Поэтому, как считал Тэрри, он был столь раздражен и резок со всеми, кто участвовал в операции.

Нет, Тэрри не должен ошибиться. Если что-нибудь не получится, Хайнц обязательно достанет их всех — и его, и Гилберта в том числе.

Гилберт понимал, что Хайнц сильно рискует. Понимал он и то, что у того не оставалось выбора. Никаких оснований арестовать Мэтта Дайлона у полиции не было. Его могли задержать, но надолго ли? Освобожденный Мэтт, зная о наблюдении, потом ускользнет и все равно выполнит свой заказ на убийство. Да, шефу полиции сейчас никто не мог бы позавидовать.

Правда, Гилберт не знал одной важной вещи. Накануне вечером в Вустер-сити прибыли два человека — специалист по созданию имиджей и молодая женщина, комплекцией удивительно напоминающая Элис Хэммерсмит. Мэтт Дайлон не должен был приближаться к своей жертве слишком близко, поэтому предполагалось, что подмены он не заметит.

* * *

Когда женщина, которую Мэтт Дайлон принял за Элис Хэммерсмит, появилась в проходе восточного сектора, он быстро прошел вправо и, обогнув крайний блок зрительских кресел, оказался позади нее. Как и предполагал Мэтт, ее сопровождал охранник, и им оказался Тэрри Куэйн!

«Что ж, — подумал Мэтт. — Придется Куэйну испить эту чашу. Женщина, которую он стережет, спустя несколько минут превратится в мертвое тело, и он ничего не сможет с этим поделать». Правая рука Мэтта все время находилась в кармане пиджака, на ней была перчатка специальной выделки — такая тонкая, что со стороны ее можно было не заметить вообще.

«Сейчас самый подходящий момент, — внезапно подумал Мэтт. — Спина цели открыта, Куэйн находится справа, достаточно далеко, чтобы успеть ее загородить». Он прищурился, потянул нож из кармана, рука его напряглась… И в этот момент Мэтт заметил, что Тэрри Куэйн повернулся и смотрит прямо на него. Мэтт не сразу понял, что звук выстрела, раздавшийся вслед за этим, имеет к нему какое-то отношение. Он опустил глаза и посмотрел на свою руку, пытаясь понять, бросил он только что нож или нет. Однако глаза его наткнулись на что-то красное, испачкавшее грудь. «Кажется, это моя кровь, — пробормотал Мэтт, пытаясь удержаться на ногах. — Тэрри, сукин сын, ты испортил мой пиджак…»

Мэтт Дайлон упал сначала на колени, а затем повалился на землю вниз лицом. Куэйн сделал несколько быстрых шагов в его сторону и вытянул шею. Этого было достаточно для того, чтобы увидеть: рука Мэтта сжимает нож. Тэрри облегченно прикрыл глаза.

* * *

— Надеюсь, ты не жалеешь о том, что все позади?

Сестры сидели в гостиной дома Энди Торвила.

— Говорят, под конец Дейл нанял настоящего киллера, — заметил Энди, отщипывая кусочки от холодной пиццы, которую они еще утром заказали в ресторане. — Если бы не Тэрри Куэйн, дело могло бы кончиться более трагично.

— Тэрри Куйэн! — с негодованием воскликнула Алиса. — Этот ублюдок дважды пытался задушить меня. Что бы там ни говорили его адвокаты. Ненавижу его туалетную воду!

— Замечательный аргумент для суда, — не сдержался Энди.

Алиса сосредоточенно посмотрела на своих собеседников:

— Думаю, вы оба не станете возражать, если я в ближайшее время самоустранюсь? Поеду домой.

— Как? Почему? — Элис даже подпрыгнула на роскошном диване Торвила.

— Неужели вам не хочется устроить домашнюю пресс-конференцию? — поинтересовался Энди. — Посмотреть на их лица…

Алиса представила Винсента Хэммерсмита и покраснела.

— О, нет! — воскликнула она в полном смятении. — Никаких разоблачений! Надеюсь, я могу на вас положиться? Обо мне не знает никто: ни Дейл, ни Гилберт, ни Фред, ни один из Хэммерсмитов, ни полицейские, ни Брюс Седжвик… Все уверены, что Элис действовала здесь в единственном лице. Все думают, что у четы Хоккесов была одна дочь. Пусть остаются в счастливом заблуждении. То, что они узнают правду, не сделает счастливее ни меня, ни тебя, сестричка.

— И все же, — пробормотал Энди. — Это как-то… Не правильно.

— Дорогой детектив, — сладким голосом сказала Алиса. — Мы находимся здесь исключительно с дружеским визитом, поэтому ведите себя как друг.

— Если вы считаете, что дружба состоит в том, чтобы покрывать друг друга…

— Но я же не совершила никакого преступления, — возмутилась Алиса.

— Ну, ладно, — неохотно сказал Энди. — В конце концов, я действительно больше не работаю по этому делу. Хотя и не слишком доволен результатом.

— А я — так очень довольна, — сообщила Элис, беря сестру за руку и сжимая ее пальцы. — Лучшего подарка, чем найти родную сестру, я бы и придумать не могла.

— Можно я спрошу? — подал голос Энди, хихикнув. — Как, интересно, вы собираетесь поступить со своими мужьями?