Прочитайте онлайн Рога в изобилии | Глава 14

Читать книгу Рога в изобилии
2316+1059
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 14

Том выслушал телефонное сообщение, после чего на него напал столбняк.

— Ну? — спросил Энди, не выдержав. — Что случилось?

— Экономка Хоккесов, Мэган Локлир, убита.

— Чтоо-о?

— Наезд. Автомобиль скрылся с места происшествия. Примечательно, что случилось это во время туристического вояжа в Европу, где-то неподалеку от Лондона.

— Шофера не нашли?

— Не-а.

— Не забудь о том, как погибла Джули Хоккес. У ее машины отказали тормоза. Что думаешь?

— Какой-то демонический автолюбитель? Не знаешь, Дейл Хоккес увлекается гонками?

— Дейл?

— Ну, да. Возможно, он следил за своей женой, чтобы все увидеть своими глазами.

Ты же знаешь, многие мужья так и делают. Сначала нанимают частных детективов, но их докладов оказывается для них недостаточно. И они бросаются все перепроверять.

— Но все говорят, Дейл с ума сходил по Джули. И готов был простить ей тысячи измен. Лишь бы она его не бросила. А она не собиралась его бросать!

— Действительно, — подтвердил Энди. — Она даже отдала одну свою дочку Виктору, лишь бы тот не разрушил ее брак.

— Кстати, шеф, не могу понять, каким образом готовая рожать женщина рискнула отправиться в чужую страну?

— Джули не хотела разводиться с Хоккесом, а Виктор этого требовал. Она просто сбежала от него в Россию.

— Но она должна была родить со дня на день!

— Женщины! — снисходительно пояснил Энди. — Они рожают в подземке, на заправочных станциях и даже в самолетах. Какие тебе еще нужны резоны?

— Так я не понял — кто же у нас подозреваемый? — вздохнул Том.

— Дейл Хоккес. Наверное, — неуверенно ответил Энди.

— Но Элис? Ей тридцать два года, шеф. Он что, растил ее, чтобы ухлопать именно в расцвете лет? Это ж бред. Нет, тут что-то не то.

* * *

— Выходит, свадебная открытка Дэнниса — это фальшивка? — спросила Алиса, задумчиво глядя на сестру.

— Уму непостижимо! — подтвердила та. — Кто же ее мог подсунуть?

— Надо выяснить, как та открытка попала к Дейлу. Пришла ли она по почте, или ее кто-то передал ему? Ты ведь не спрашивала?

— Мне тогда было не до того.

— Кстати, Элис, я не хочу, чтобы Винсент узнал о моем существовании. Не говори ему.

— Но Алиса! Я собираюсь развестись с Винсентом! Я уеду и никогда его больше не увижу!

— Все равно. Я не хочу, чтобы он знал.

Элис отвела глаза в сторону:

— Значит, ты возвращаешься к мужу?

— Не знаю. — Алиса посмотрела на сестру и воскликнула:

— Я не могу в себе разобраться. Когда я думаю о Гарри, мне хочется рыдать.

— Ты должна с ним встретиться, — заявила Элис. — На расстоянии ты ничего не поймешь. А вот когда он будет рядом… — голос ее чуть-чуть дрогнул.

— Элис, Элис, не мучай себя. Гарри ведь не оставил тебя равнодушной?

— А что это меняет?

— Конечно, — в Алисе вскипела горькая ирония. — Он может обаять даже музейную статую. Если ему захочется, он горы свернет. Особенно очаровательным он бывает в моменты раскаяния. Как сделает какую-нибудь гадость — так нежнее и внимательнее его просто не сыщешь парня. А тут целое самоубийство! Представляю, до какой степени он был с тобой мил.

— Ты просто злишься на него. Алиса, ты обязана увидеться с Гарри. Не знаю, каким он был прежде, но теперь все изменилось. Я не представляла себе, что мужчина способен на столь сильное чувство.

— Гарри отличный актер, — резко сказала Алиса. — Пока что ему хочется играть роль восторженного влюбленного. Но ты не можешь знать, когда эта роль ему надоест.

— Я понимаю, Алиса. Но я сейчас не об этом говорю. Пусть он изменится. Потом. Но он способен вот на такой взрыв чувств! Я потрясена самой этой способностью.

— Ладно, поговорим об этом потом, — сказала Алиса, успокаиваясь. — Давай лучше подумаем, как ты будешь меня прятать.

— Сейчас мы это обсудим. Но сначала надо сообщить Энди Торвилу о Терри, телохранителе Винсента. Ну, о том парне, который пытался убить тебя еще в России. Ведь ты убежала, так никому ничего и не объяснив.

* * *

На этот раз Денис ехал в Гжель один. Прежде Галка требовалась ему, чтобы в нужный момент задеть тонкие душевные струнки женщины, которая могла заупрямиться. Теперь Денис знал, что в душе Ольги вместо тонких струнок — стальная проволока, и эту мощную защиту Денис собирался прорвать с помощью фактов, которые ему сообщил Костик Пашков.

Впрочем, так называемые Костиковы факты ему пришлось долго прилаживать к головоломке, часть которой уже сообщила Алиса. Дополненные друг другом, они составили почти цельную картинку произошедшего. Не хватало лишь некоторых деталей. Но деталей безусловно важных. Потому что из нынешнего понимания ситуации никак не вытекала смертельная опасность для кого бы то ни было. Тем не менее охота на Алису продолжалась.

Как только он вышел из машины, Ольга появилась на открытой террасе. На ней был длинный сарафан песочного цвета. Волосы забраны желтой лентой. Издали она выглядела, как молодая девушка. И лишь глаза уже давали понять, что перед вами человек отнюдь не юный. Взгляд был сильным, целеустремленным и взволнованным.

— Вы вернулись!

— Вернулся. Здравствуйте.

— Добрый день. Ну, что ж. Проходите. Из Москвы ехать — не ближний свет.

Они вновь обосновались на террасе друг против друга. Только теперь Ольга знала, о чем пойдет речь, и заранее заняла круговую оборону. Но Денис не спешил идти в наступление. Он медленно принялся за кофе со сливками, который Ольга пила, кажется, круглые сутки.

— Думаю, вы что-то узнали, — не выдержала она. — Поэтому поспешили ко мне. Надеетесь, что я нарушу клятву, которую дала Татьяне?

— Глупо все получается, — пожал плечами Денис. — Вы дали клятву, что никогда не расскажете об участниках тех событий, что не признаетесь Алисе в том, что Татьяна — не ее родная мать и так далее. Но Алиса уже в курсе. И про принудительное, скажем так, удочерение она знает, и про тех, кто его организовал. Она знает об Ахломовой и Пашковой, о Косточкине и о Викторе.

— Даже так? — Ольга пытливо поглядела на Дениса.

— Если вы хотите знать, что говорят о вас, то можете не волноваться. Ваше участие в деле вовсе не обсуждается.

— Да я и не участвовала, — пожала плечами Ольга. — Все, что я делала, так это пыталась отговорить Татьяну от ее замысла.

— Складывается впечатление, что Татьяна была не слишком высоконравственной дамой, — осторожно сказал Денис.

— Она была обыкновенной женщиной, — возразила Ольга, — которая хотела прожить свою жизнь хорошо.

— Вы считаете, ей это удалось?

— Нет. Но помешало неудачное стечение обстоятельств.

— Вы имеете в виду несчастный случай с Виктором Хаттоном?

— Да, черт возьми.

Денис заметил, что на глаза Ольги навернулись слезы. Она схватила сигарету и принялась ожесточенно щелкать зажигалкой. Наконец сделала глубокую затяжку и сказала:

— Когда Виктор погиб, Татьяна кидалась на стены. Мне кажется, только малышка спасла ее от безумия.

— Наверное, она все-таки прониклась к Алисе какими-то чувствами?

— Она испытывала чувство вины, — ответила Ольга. — Именно комплекс вины, как мне кажется, всю жизнь мешал Татьяне полюбить девочку по-настоящему. От Виктора у нее осталась одна визитка. Там был его домашний адрес. Татьяна сочинила душераздирающую историю о своем с ним романе и отправила письмо отцу Виктора, вложив в нее фотографию новорожденной Алисы. Она надеялась, что тот прочувствует свою ответственность и заберет их с девочкой к себе. То есть выполнит ту часть плана, которую должен был выполнить Виктор. Но этот тип не откликнулся.

— А она не пробовала вернуть Алису матери?

— Нет, — Ольга покачала головой, — дело в том, что американка была больше всего озабочена налаживанием взаимоотношений со своим мужем. Как бы она объяснила ему внезапное появление второго ребенка? С какой стати она оставила его в России? Не раскрывать же свою любовную связь! Татьяна еще в роддоме проговорила с Джули много часов подряд. И была совершенно уверена, что та не примет малышку обратно.

Денис помотал головой и сказал:

— Я не привык видеть женщин с такой стороны. До сих пор мне казалось, что материнский инстинкт у них развит больше всего на свете.

— Только у некоторых, — не согласилась с ним Ольга. — Часть женщин считает центром вселенной мужчину. И если она нацелилась его завоевать, ничто не помешает ей этого сделать. Ничто. Не знаю, способны ли вы меня понять.

— По крайней мере, способен выслушать, — пробормотал Денис. — Как вы думаете, — тут же спросил он, — кто может быть заинтересован в смерти Алисы?

Ведь все началось с того, что на нее был совершен ряд нападений.

— На Алису? Бред какой-то. Если вы имеете в виду, что все дело в этой истории… Да нет. Этого не может быть. Бред. Бред. Вы же видите: никаких причин, все предсказуемо и объяснимо. Наверное, покушения связаны с ее взрослой жизнью, а уж никак не с младенчеством.

Денис не стал ее разубеждать. Хотя знал точно: опасность затаилась там, в прошлом. Прошлое наплывало на настоящее, стирая границы между «тогда» и «сейчас», запутывая взаимоотношения и неся угрозу разрушить чью-то жизнь непоправимо и безвозвратно.

* * *

Распахнув дверь, Дейл Хоккес непроизвольно отступил на шаг, но тут же справился с собой, и на его лице появилось радушное выражение.

— Вот уж кого не ожидал увидеть, так это тебя, — покачал головой он. — Но я рад встрече.

Дэннис Элберт выглядел отвратительно. На его осунувшемся лице залегли глубокие тени, глаза тем не менее были острыми и смотрели на Дейла внимательно и тревожно.

— Я только что приехал, — сообщил Дейл, указывая своему гостю на мягкий диван возле окна. — Ты мог меня не застать.

— Я вас ждал.

— Да? — Было видно, что Дейл обеспокоен. — Надеюсь, не случилось ничего серьезного? Мы ведь с тобой не виделись с тех пор, как…

Фраза повисла в воздухе, и Дэннис недобро усмехнулся.

— С тех пор, как вы организовали наш с Элис разрыв.

Дейл поцокал языком:

— Ну-ну, Дэннис. Не стоит бросаться подобными обвинениями. Я вижу, что ты расстроен, поэтому не обижаюсь.

— Я больше чем расстроен.

— Что ж. Давай поговорим, раз так. С чего ты взял, что я помешал вашему браку? — Дейл сел в кресло, закинув ногу на ногу, и наморщил лоб, словно изо всех сил пытался постичь ситуацию. — Год прошел с тех пор, как между тобой и Элис пробежала черная кошка, и вдруг ты являешься с претензиями. Не странно ли?

— Ничего странного. — Дэннис скрестил руки на груди, показывая, что он вполне владеет собой. — Только вы один могли быть автором моей так называемой свадебной открытки. Только вы знали, насколько ранима ваша дочь. Это давало вам уверенность, что она не станет искать меня и устраивать сцен. А если бы даже она захотела это сделать, вы всегда могли удержать ее.

— Да ты ведь мог позвонить Элис!

— Не мог. Я тогда рассказал вам о том, что собираюсь сделать для нее сюрприз. Забыли?

— Что-то такое было, — пожал плечами Дейл. — Но я не придал этому значения. Тебе не кажется, что твой визит выглядит по меньшей мере неуместно? Ведь ты женат, не так ли?

— Не отвлекайтесь на мою частную жизнь. Я женился после того, как Элис вышла за Хэммерсмита.

— Неудачный брак, — вздохнул Дэйл с искренним сожалением. — С тобой она наверняка была бы счастлива.

— Что же заставило вас усомниться в этом год назад? — язвительно спросил Дэннис.

— Послушай, мальчик мой, — Дейл встал и взволнованно прошелся по комнате. — Мне не нравится твой настрой. Ты явился с готовым обвинением. Но это не правильно. Я совершенно не причастен к тому, что произошло между тобой и Элис год назад. Ты ведь знаешь, как я люблю свою дочь…

— Не правда! — резко возразил Дэннис. — Это иллюзия, на создание которой вы потратили много сил и времени. Но это всего лишь иллюзия.

— Что ты несешь? — Дейл остановился и пристально посмотрел на своего визави. Взгляд его был скорее раздраженным, чем растерянным.

— Элис училась в частной школе за сотни миль от дома. Потом колледж в Европе. Она всегда жила отдельно от вас. Даже в детстве вы не любили ее. Вы старались быть как можно дальше от этого ребенка. Уж не знаю почему… Возможно, она напоминала вам погибшую жену…

Дейл изменился в лице и изо всех сил сжал кулаки.

— Ну-ну, — сказал он чуть слышно. — Дальше.

— Вы и свою экономку ненавидели именно по этой причине.

— По какой же?

— Она знала, как вы на самом деле относитесь к Элис. Знала вашу ярость, знала, что вы играете в любовь к дочери!

— Почему же, по-твоему, я так не любил свою дочь?

— Потому что вы знали, что на самом деле — она не ваша дочь. Не настоящая ваша дочь, я хотел сказать. Ваша жена вам изменяла, вот что.

— Откуда ты всего этого набрался, Дэннис, черт тебя побери! — взорвался Дейл. — Что за нелепые инсинуации!

— Ничего нелепого в этом нет! — Дэннис тоже вскочил на ноги. Голос его сорвался на крик, и, пытаясь успокоиться, он резко взъерошил волосы. — Ничего нелепого! Прежде чем ехать к вам, я хотел поговорить с Мэган Локлир, попытаться выяснить, прав ли я, И что же я узнаю? Что эта старая леди отправилась посмотреть на заокеанские достопримечательности и попала под колеса автомобиля.

Дейл вытаращил глаза:

— Ты хочешь сказать, что с Мэган произошел несчастный случай?

— Удобный для вас, не так ли? Допускаю, что старушка на старости лет стала много болтать. Вероятно, возраст дал себя знать. Или у вас появились какие-то причины подозревать, что вопрос о любви к дочери вскоре встанет чрезвычайно остро… Вы ведь только что вернулись из поездки, не так ли? Были в Лондоне?

— Знаешь что, Дэннис? — внезапно сказал Дейл, сдвинув брови. — Убирайся отсюда! Избавь меня от своей персоны! — Он махнул было рукой в сторону двери, но тут же опустил ее. — Впрочем, нет. Боюсь, ты побежишь к Элис и безумно ее расстроишь. Надо разобраться с причиной вашего разрыва как-то цивилизованно. Ты ведь не виделся с моей дочерью?

— Нет еще, — буркнул Дэннис.

— Где ты остановился?

— У Стива Шоу, своего приятеля, — мрачно ответил Дэннис, который изо всех сил пытался укротить свою ярость.

— Знаю Стива, у нас с ним кое-какие общие интересы. Он по-прежнему живет на Хэмпстед-Лэйн? Хороший район. Надеюсь, ты не вывалил на голову Стиву все свои подозрения?

— Зачем бы я стал это делать? — угрюмо спросил Дэннис. — Это мое дело. И только мое.

— Хорошо, — пробормотал Дейл. — Давай договоримся так. Я разыщу Элис и устрою вам встречу. Хочешь — поговорите наедине. Хочешь — я тоже приду. Решение за тобой.

— Я подумаю, — смягчился Дэннис. — Пожалуй, сначала я поговорю с Элис с глазу на глаз.

— Что ж? На мой взгляд, эта встреча на год запоздала. Но — от судьбы, как говорится, не уйдешь.

Когда Дэннис покидал Сосновый дом, он казался совершенно разбитым. Из него будто выкачали все силы, которые еще теплились внутри, и он еле передвигал ноги.

— Счастливо тебе, сынок, — пробормотал Дейл ему вслед. — Будь осторожен на дороге.