Прочитайте онлайн Рога в изобилии | Глава 12

Читать книгу Рога в изобилии
2316+1068
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 12

Алиса понимала, что может доверять в этом городе только частным детективам. Она нашла их сама, по, чистой случайности выбрав из нескольких находящихся в окрестностях контор агентство Торвила. Но Торвил застрял в России и не торопился ехать обратно.

Измученная переживаниями, Алиса решила отдохнуть. Несколько часов сна — и, возможно, ее нервы хоть немного успокоятся. Она отогнула покрывало на кровати и легла, свернувшись калачиком, на самом краешке. Шелковая подушка, украшавшая изголовье, осталась лежать там, где лежала. Алиса хотела было протянуть руку и подтащить ее себе под щеку, но ей было лень. Сон уже наплывал на нее, обволакивая и убаюкивая. А ей так нравилось прикосновение шелка к коже. Может быть, все-таки потянуться за подушкой?

Алиса задремала. Спустя какое-то время она проснулась и сразу вспомнила, что хотела подложить подушку под голову. В комнате было темно. Алиса, лежа на боку, сонно зевнула, вытянула руку вверх, но подушки не нашла. Она поводила рукой во все стороны — безрезультатно. Тогда она подвинулась повыше и перевернулась на спину.

В это самое мгновение черный силуэт вырос на фоне слабо освещенного луной окна, и та самая подушка, которую она так упорно искала, с размаху опустилась ей на лицо. Шелковая ткань залепила ей рот и нос, а сверху чья-то сильная, явно мужская рука давила и давила изо всех сил, чтобы не дать жертве вырваться и глотнуть воздуха.

Адреналин ворвался в кровь Алисы так же внезапно, как в ее сердце ворвался ужас. Убийца коленом наступил на ее ноги, а свободной рукой попытался схватить запястья. На какой-то момент нажим ослаб, и Алиса сумела отпихнуть его руки и глотнуть капельку воздуха.

— А-а-а! — изо всех сил закричала она. Но крик ее получился слишком коротким и слабым. Еще секунда — и она потеряет сознание. Убийца для верности еще постоит над ее телом, а потом уйдет, бросив ее на постели со страшно посиневшим лицом. В ее сознание медленно вплывала чернота, сливаясь с чернотой комнаты, которая, судя по всему, должна была стать последним прибежищем не слишком удачливой Алисы Соболевой.

Она не успела потерять сознание. В коридоре послышались быстрые шаги, и кто-то постучал в дверь. В ту же секунду Алисе удалось сделать глоток воздуха, которого было недостаточно, чтобы закричать, но хватило, чтобы продолжать жить. Она не сразу поняла, что никто больше не душит ее, что подушка сползла набок, а сама она лежит, напряженно вытянувшись, схватившись обеими руками за шею. Она отрешенно наблюдала, как в комнату вбежал Винсент и стал что-то говорить, склонившись над ней. Она не слышала обращенных к ней слов и лишь фиксировала его действия.

Убедившись, что она жива и дышит, он бросился к распахнутому окну и, свесившись вниз, что-то громко крикнул в темноту. Потом бегом возвратился к двери в коридор и снова крикнул. В течение нескольких минут комната превратилась в военный штаб. Подходившие люди получали четкие указания и быстро расходились снова.

Алиса сидела на кровати и тупо растирала шею, хотя за горло убийца ее не хватал. На ней была длинная хлопчатобумажная футболка, и Алиса натянула ее на колени. Ее начало трясти. Тряслось все — руки, ноги, губы, даже щеки. Винсент, раздав указания, возвратился к ней.

— Можешь говорить? — требовательно спросил он, низко наклонившись.

Она энергично закивала, но не произнесла ни звука.

— Тебе не надо здесь оставаться, — сказал Винсент, быстро оглядываясь по сторонам. — Ты можешь идти? — Он осторожно взял ее за руку и слегка потянул, призывая подняться с кровати. — Вставай, детка, пойдем со мной, хорошо?

Алиса почувствовала, что еще немного, и она разревется. Винсент вел ее, босую, по коридору, крепко обняв за талию. В настоящий момент ей казалось, что его руки — самое надежное убежище на свете. В комнате он привлек ее к себе. Она без тени колебания прильнула к теплому телу, положив обе ладони на его грудь.

— Тихо, детка, все хорошо, успокойся, — пробормотал Винсент, когда Алиса начала тихонько всхлипывать. — Теперь ты все время будешь со мной.

— Пока все не прояснится? — переспросила она глухо прямо в его рубашку.

— Я сказал: все время.

Алиса решила, что он непременно должен ее поцеловать. И он ее поцеловал. Потом распахнул дверь в спальню:

— Думаю, тебе сейчас надо отдохнуть. Простыни перестелены, так что прошу…

Алисе показалось смешным отвечать словами на столь светское предложение, учитывая то, что на ней была только футболка. Молча улыбнувшись, она прошла вперед и скользнула под одеяло.

— Я буду в соседней комнате, — сказал Винсент.

Некоторое время она прислушивалась к тому, как он двигается по кабинету, говорит по телефону, что-то листает. Ей нравились эти живые звуки, и в конце концов она задремала.

Она не помнила потом, что ее разбудило. Голос? Нет. Запах! Этот отвратительный, страшный запах. Винсент с кем-то разговаривал в кабинете. С кем-то, кто пользовался «Испанской ночью». Выбравшись из постели, Алиса на цыпочках подкралась к двери и медленно-медленно повернула круглую ручку. Потом, удерживая ее, потянула дверь на себя.

Ей хватило крошечной щелки, чтобы увидеть того, кто явился источником ее мистического ужаса. Это был парень из поезда! Стоя спиной, Винсент о чем-то беседовал с ним. Потом они оба вышли из комнаты.

Алиса не стала медлить ни секунды. Убийца из поезда — человек Винсента. Значит, за всеми покушениями стоит именно Винсент! Он ведет какую-то игру, в которой Алисе отведена роль жертвы.

Позже она не могла уяснить, как ей удалось выбраться из особняка Хэммерсмитов. Пробежав по коридору, она нырнула в свою комнату. Натянула джинсы, схватила с тумбочки сумочку, где лежало немного наличных денег, и снова выскочила в коридор. Здесь никого не было. Судя по всему, внутри вообще не осталось охраны. Все бегали по территории, потому что напавший на Алису человек явно ускользнул через окно.

Алиса знала, куда бежать. Когда она читала письма матери к ее подруге, то живо представляла все описываемые события и даже ходила посмотреть, сохранилась ли дверь в левом крыле дома, мимо которой Джули так часто проходила в сад к своему возлюбленному. Дверь сохранилась. Более того, ее можно было открыть изнутри, просто отодвинув щеколду.

Где-то вдалеке хрустели ветки и переговаривались голоса, мячики света от ручных фонариков прыгали вверх и вниз далеко за деревьями. Алиса рванула вперед, рассчитывая на удачу.

* * *

— Не представляешь, как ему было скучно со мной! — сказал Денис, имея в виду следователя, к которому попало его заявление о нападении. — Кажется, он считает, будто все со мной произошедшее — некая нелепая случайность, в которой я сам и виноват. Собутыльников, дескать, надо выбирать тщательнее.

— А они проверили уровень алкоголя у тебя в крови? — поинтересовалась Галка.

— Шутишь ты, что ли? Кому это надо? Из травматологии такие, как я, летят, словно оладышки со сковородки. Подумаешь — по башке стукнули! Рана неопасная, нападавшего нет, свидетелей нет, машина моя.

— Но милиция же видела, что водитель убежал! — не согласилась Галка.

— Лапочка, — Денис чмокнул жену в щеку. — На них такие дела висят, что рассказывать страшно. А тут я со своими глупостями. Их тоже можно понять.

— Тебе стоило бы стать адвокатом, — сказала Галка. — Ты отлично умеешь войти в чужое положение.

Денис осторожно дотронулся до пострадавшего затылка и, поморщившись, сказал:

— Самый главный вопрос сейчас такой: связана ли эта история с расследованием тайны Алисиного рождения?

— Я тоже все время об этом думаю, — призналась Галка. — И, честно говоря, мне немножко страшно.

— Тебе немножко, а мне множко. Ведь если такая связь есть, меня в следующий раз просто шарахнут кирпичом по башке, и все.

— Тебе надо купить газовый баллончик, — с жаром заявила Галка.

Денис посмотрел на нее с жалостью, но никак ее заявления не прокомментировал. Вместо этого сказал:

— Вообще-то не похоже, что мы имеем дело с профессионалом.

— Да уж. Если бы это был киллер, он просто подошел бы и выстрелил, правда ведь? — с надеждой спросила Галка.

— И зачем он меня куда-то повез?

Его жена только развела руками.

— А ты совсем-совсем его не разглядел?

— Как же. На нем была шляпа.

— Та еще примета, — к Галке постепенно возвращалось чувство юмора. — Надеюсь, ты сообщил о ней следователю?

— Конечно, я все написал подробно. Напал человек в шляпе. Круглой, с короткими полями. Что, безусловно, очень поможет следствию.

Галка усмехнулась, потом предложила:

— Давай пойдем другим путем. Допустим, нападение было спровоцировано твоими расспросами. Кто из мужчин мог так сильно испугаться?

— Да их всего-то два, этих мужчин. Косточкин да Игнат, зять Нины Ахломовой.

— А кто из них больше подходит по росту?

— Они оба длинные, — махнул рукой Денис.

— С другой стороны, в наше время смешно думать, что человек сам будет марать руки, если ему вдруг вздумается кого-то убить.

— Вот тут ты ошибаешься. Киллера легко находят темные личности. Они знают, где искать, сколько платить. А вот ты, например, где бы заказала убийство, если бы тебе вдруг приспичило кого-то прикончить? То-то. Кроме того, мужчин в нашем деле может быть гораздо больше, чем тебе кажется. Ведь у Ольги Авдеенко наверняка есть какой-нибудь воздыхатель. Она красива, не станешь же ты отрицать? Красивые женщины никогда не ограничивают свою жизнь выращиванием роз в палисаднике.

— О, а ты знаток красивых женщин!

— Конечно. Я даже женат на одной из них.

— Предполагается, что я растаю от комплимента? — Галка прошлась по комнате. — И все-таки: что будем делать? У нас ведь не осталось в активе ни одной фамилии. Никого, с кем можно было бы еще поработать.

— А ты, видно, мечтаешь снова послать меня на передовую?

— Нет, ну мы же не можем так все бросить?

— Или стоит пойти по второму кругу? — вслух спросил Денис.

— Знаешь что? Я возвращаюсь к своему первоначальному предложению — нанять частных сыщиков.

— Кстати, — вдруг вспомнил Денис. — Наш американский профи насмерть застрял в Сочи.

— Наверное, он там отдыхает на всю катушку.

— Алисе это только на руку, насколько я понимаю. Так что мы скажем сыщикам, если пойдем их нанимать?

Галка развела руками:

— Дашь им все, что нарыл.

— А мне жалко. Они просто проверят мою информацию более тщательно. Но я и сам могу.

— А как же нападение?

— Обещаю, — Денис приложил правую ладонь к сердцу, — что завтра же экипируюсь, как воин, отправляющийся в поход.

— Что же будет входит в твою экипировку?

— Газовый баллончик, разумеется.

* * *

Энди Торвил сосредоточенно вел машину, а рядом с ним, нахохлившись, сидела Элис Хэммерсмит, въехавшая в страну по поддельным документам, купленным у Георгия Каванишвили с целью навсегда ее покинуть. Георгий, или Гоги, имел отличный бизнес, и до сих пор у него не случалось ни одного прокола. Он не только снабжал проверенных людей паспортами и водительскими правами, но еще предоставлял им сопутствующие услуги, в том числе временное убежище на юге России.

— Вы уверены, что этот человек — Гарри — действительно отправился во Флориду? — спросил Энди, коротко взглянув на свою спутницу.

— Мы так договорились, — ответила она.

— Мне он показался нетерпеливым и несговорчивым.

Элис нервно усмехнулась. Ей ли было не знать, насколько настойчив Гарри!

— Моя сестра — просто счастливица, — грустно сказала она, безвольно уронив руки на колени.

На ней были голубые в белую полоску брючки, едва достающие до щиколоток, и свободная клетчатая кофточка тех же цветов. Все вместе выглядело довольно броско. Каштановые волосы Элис собрала в конский хвост. Всю дорогу Торвил невольно сравнивал ее с сестрой и пожимал плечами. Это было довольно забавное ощущение — видеть перед собой одно и то же лицо в двух разных местах и в двух разных обличьях. Его не оставляло ощущение какого-то розыгрыша, хотя он ухитрился лучше кого бы то ни было разобраться в произошедшей путанице.

Из аэропорта Энди позвонил Тому Кларку.

— Шеф, она сбежала! — с места в карьер сообщил тот.

— Ладно, не бери в голову, разберемся. Кстати, сегодня тебе представится замечательная возможность познакомиться с настоящей Элис Хэммерсмит. Она прилетела со мной из России.

— Где ты собираешься ее прятать? — подозрительно спросил его помощник.

— Она желает вернуться домой.

— Вот уж не советую! Я ведь говорил тебе: в ту, другую Элис, стреляли. А сама она боялась даже нос на улицу высунуть. Но ведь никто, кроме нас, не знает, что та Элис — не настоящая. Поэтому убийцам все равно — поменялись они местами или нет. Убийцы будут стрелять в любую Элис, которая попадется им на глаза. Ты понимаешь? Ты что, хочешь привезти клиентку в то самое место, где она станет легкой добычей для убийц?

— Я собираюсь обнародовать всю историю. Заодно выяснится, кто покушается на нашу клиентку.

— А клиентка дала согласие?

— Та, которая со мной, дала.

— Но ведь это юридически неверно. Та, которая с тобой — вовсе не наша клиентка. Наша настоящая клиентка, скорее всего, мчится во Флориду.

— Тем не менее Элис хочет ехать в особняк Хэммерсмитов.

— И ты поедешь с ней? Энди, я в толк не возьму — отчего ты вдруг сделался таким рисковым парнем?

— Мне интересно, черт побери, — отозвался Энди. — Я впервые в жизни расследую дело с подменой близнецов.

— В нем полно криминала.

— Надеюсь, нам с тобой удастся все спустить на тормозах.

— Добрый Санта! — съязвил Том. — Но все равно я рад, что ты вернулся. — Кстати, чем ты теперь занят?

— Сам не знаю.

— Можешь заняться поисками новой секретарши.

— Э-э, — сказал Том.

— Надеюсь, это проявление радости поводу моего решения продолжать заниматься делами, — хмыкнул Энди Торвил, прежде чем положил трубку.

* * *

— Похоже, дело о шантаже начинает приобретать совершенно другие очертания, — сказал Хайнц, срочно вызванный Артуром Хэммерсмитом.

— Душитель показал высокий класс, — вмешался Винсент. — Честно говоря, я потрясен. В нашем городе давно не происходило ничего подобного.

— Теперь здесь слишком много приезжих, — сказал Артур. — Город меняется на глазах.

В этот момент на пороге библиотеки, опираясь на массивную трость, появился Брюс Седжвик собственной персоной.

— Привет, Брюс, — сказал шеф полиции. — Рад тебя видеть. — И пояснил для присутствующих:

— Одно время мы работали с этим парнем в одной упряжке. Что тебя к нам привело? Да еще в такой час?

— Я работаю на Элис Хэммерсмит. — Окружающие изумленно переглянулись, а Седжвик неохотно добавил:

— Правда, она об этом не знает.

— Еще какие будут новости? — холодно спросил Винсент.

— Фред устроился сюда по моей просьбе.

— Зачем?

— Мне казалось, что у Элис могут возникнуть неприятности. Фред почти все время был рядом с ней. А когда он уезжал по делам, его подменяли ребята из моей фирмы. Правда, один раз они прокололись. В Элис стреляли, когда они были поблизости.

— Кто тебе платит?

— Никто, — усмехнулся Седжвик. — Это личное дело.

— Ну уж нет, — Артур хлопнул себя по коленям. — Так не пойдет. Что значит — личное дело, когда речь идет о моей семье! Брюс, ты должен выложить все начистоту.

— Я и выкладываю. — Старик сердито посмотрел на него. — Будь терпеливее.

Артур нахмурился, потому что Хайнц сделал ему знак молчать и сам обратился к Седжвику:

— Когда возникло это твое личное дело, Брюс?

Седжвик пожевал губами, потом сумрачно возвестил:

— Больше тридцати лет назад.

— Значит, все не с Элис началось? — подался вперед Винсент.

— С ее отца. И с Артура тоже.

— Ого! — сказал Хайнц и посмотрел на старшего Хэммерсмита. Тот, в свою очередь, уставился на Седжвика:

— Хочешь сказать, это связано с той историей с художником?

— А-а, все же чувствуешь себя виноватым? — Старик сурово сдвинул брови. — Выходит, ты еще тогда вынюхивал, — Артур раздул ноздри и сжал губы. Было непонятно, то ли он просто волнуется, то ли готов бросить в лицо собеседнику какое-то обвинение. — Спокойно, — остановил их Хайнц. — Расскажи-ка, Брюс, что случилось тридцать лет назад. И что заставило тебя сегодня вспомнить об этих событиях.

Седжвик прикрыл глаза и начал рассказ. Все присутствующие слушали так внимательно, что каждое сказанное слово повисало в звенящей тишине библиотеки. Когда речь зашла о романе Джули Хоккес и Виктора Хаттона, Артур вмешался в монолог Брюса со своими комментариями и оправданиями. Дальше повествование пошло в два голоса, и никто из сидящих в библиотеке не обратил внимания на шум мотора.

Тем временем автомобиль, прибывший прямо из аэропорта, въехал в гараж.

* * *

Выбравшись из машины, Элис Хэммерсмит подавила взволнованный вздох при взгляде на особняк:

— Век бы сюда не возвращалась.

Когда Энди хмыкнул, она раздраженно добавила:

— Ненавижу это все. Ненавижу Винсента.

— Кстати, вопрос о вашем браке мы так до сих пор и не прояснили.

— Проясним еще, — Элис кусала губы все то время, что они шли по направлению к дому. — Не станем поднимать шума. Зайдем в боковую дверь, она открыта до темноты.

— Никак не могу поверить, что до России я вас вообще никогда не видел.

— А я не могу поверить в то, что у меня действительно есть сестра. Вероятно, и не поверю, пока мы не встретимся лицом к лицу.

— А вы… — Энди помедлил. — Вы хотите встретиться с ней?

— Еще спрашиваете? — Элис поглядела на детектива большими детскими глазами. — После того, как я узнала, что Дейл мне не родной отец, я только и делала, что жалела себя. Мне всегда импонировали большие семьи, теплые отношения, все эти сборища на Рождество и дни рождения. Ну, вы понимаете. А тут вдруг — не просто сестра, а двойняшка. Я… Если с ней что-нибудь случится…

— Мы здесь для того, чтобы ничего не случилось.

— Тогда нужно действовать быстро, я полагаю?

— Узнайте, где все. Хорошо бы разведать обстановку. Том, конечно, рассказал все довольно подробно, но этого недостаточно. Уверен, что он не все знает — это раз. А кроме того, время ведь идет, и события тоже развиваются — это два.

— Вы знаете, Энди, я ужасно нервничаю. Возможно, по мне и незаметно, но на самом деле я готова кричать и топать ногами, только бы поскорее распутать все, что напугалось в моей жизни. Мы можем рассказать все сразу?

— Нет. Кто-то из вашего окружения явно играет в чужие ворота.

— Винсент. Он терпеть меня не может.

Едва они вошли в апартаменты, как в дверь постучали.

— Да-да, — крикнула Элис, поворачиваясь лицом ко входу. — Открыто!

Прошло несколько секунд, дверь отворилась, и в проеме показался человек, о котором только что шла речь.

— Ты уже отдохнула? — тревожно спросил Винсент, обращаясь к Элис. — Привет, — добавил он, пристально глядя на Энди Торвила. — Кто вы? И как вас сюда впустили?

— Он пришел со мной, — быстро сказала Элис.

Винсент не понял, что значит — пришел со мной. Откуда пришел? Зато он сразу почувствовал, что с его женой что-то не так, но не мог понять — что. Она выспалась, переоделась и стала такой, как прежде. И акцент у нее пропал.

Элис поняла, что он озадачен, но предпочла делать вид, что не замечает этого.

— Давай спустимся в библиотеку, — сказал тот. — Там есть люди, которые пытаются разобраться в ситуации. У нас возникли к тебе вопросы, если ты не против. Если ты в состоянии…

— Конечно, давай спустимся в библиотеку. Только Энди тоже пойдет.

— Вы случайно не Энди Торвил, детектив?

— Откуда вы обо мне знаете?

— В деле заинтересованы многие люди. Внизу нас ждут Брюс Седжвик, старый сыщик, и Теодор Хайнц, шеф полиции. Информация от них.

— А, так в деле уже участвует полиция! — воскликнул Торвил.

— Полиция! — одновременно с ним выпалила Элис, в сумочке которой лежал фальшивый паспорт.

— Вы что же, всерьез полагали, что кто-то будет душить мою жену, а я стану ждать, чем дело кончится?

— Душить? — ахнула Элис, но тут же захлопнула рот.

Винсент отворил дверь библиотеки и, дождавшись, пока Энди пройдет вперед, взял свою жену за руку:

— Ты опять разговариваешь по-другому. У тебя пропал этот легкий акцент…

— Тебе нравился мой акцент? — тихо спросила она.

— Ну, в общем-то, да. Да, это было оригинально. Как тебе это удается? Акценты, языки… Никогда не мог понять этого.

— Винс, ты вообще меня мало понимал.

— Ну что ж, — громко сказал Хайнц, складывая ладони, когда Элис и Торвил заняли свои места в библиотеке. —Думаю, есть смысл суммировать информацию. Никаких протоколов, никаких официальных заявлений. Сейчас меня интересуют только факты. Да, пока мы не начали. Хочу проинформировать вас, Элис, что присутствующий здесь Брюс Седжвик был знаком с вашей матерью и знал о ее романе Виктором Хаттоном. По письмам вашей матери к Лоре Шмидт, которые привез Фред, вы уже знаете, что именно Хаттон должен быть вашим настоящим отцом.

— Письма? — взволнованно спросила Элис. — Письма Лоры Шмидт?

На самом-то деле она до этой минуты ничего не знала ни о письмах, ни о своем настоящем отце, и ей было трудно скрыть свое потрясение. Значит, Молли Паркер пришла в себя, и Фред выполнил-таки ее поручение. Вероятно, он съездил к Молли, выкупил письма и привез их в Вустер-сити. Вот только отдал он их, естественно, не ей, а ее сестре. Интересно, как она отнеслась ко всему этому?

— Однако, — Хайнц поднял вверх указательный палец и, поднявшись, принялся расхаживать по комнате, глядя на присутствующих сверху вниз, — Брюс утверждает, что Дейл Хоккес, муж вашей матери, с самого начала знал, что вы ему не родная дочь.

— Не может быть, — сказала Элис уверенно, покачав головой из стороны в сторону так энергично, что ее прическа рассыпалась. — Это какая-то ошибка.

— Нет, девочка, — вмешался Седжвик. — Никакая это не ошибка. Дейл был в свое время неверно информирован. Мной, если уж говорить по правде. У меня, конечно, не было никакого злого умысла, просто… Просто так вышло.

— Неверно информирован по поводу чего?

— По поводу того, с кем у вашей матери был роман.

— Дейл не знает про Виктора Хаттона? — вмешался Энди Торвил.

— Да, не знает. Он думает, что любовником Джули был Артур Хэммерсмит.

— Артур? — Элис, расширив глаза, повернулась к свекру. — Это совершенная чушь. Папа не мог так думать. Папа всегда очень хорошо отзывался об Артуре… Папа… Да что вы говорите, — перебила она сама себя звенящим голоском. — Папа позволил мне выйти замуж за Винсента! Если бы он думал, что мама и Артур были любовниками как раз в то время, когда я должна была появиться на свет, разве он был бы так спокоен?

— Загадка, — констатировал Хайнц. — Мы должны в ней разобраться. Думаю, есть резон вызвать на откровенность самого Дейла.

— Я бы не стал торопиться, — заявил Энди. — Давайте сначала проясним все неясное между собой. Такую тонкую материю, как измена погибшей жены, лучше трогать в последнюю очередь.

— Да, когда кто-то заводит разговор о маме, папа просто меняется в лице. По-моему, он до сих пор переживает ее смерть, как в первый день.

— Ладно, — согласился Хайнц. — Разговор с Хоккесом ненадолго отложим.

Брюс тем временем достал из кармана записку, которую Фред нашел в секретере Элис, и передал ему.

— Скажите, милая, это писали вы?

— Уф, — Элис прочла записку («Оч, важн. Узнать, почему Элис не вышла замуж за Дэнниса») и, опустив глаза, сунула ее Торвилу. Она явно сомневалась, что отвечать. Записку, ясное дело, писала ее сестра, а о сестре здесь никто ничего не знал.

— Объясни, пожалуйста, — помог ей Энди. — Кто такой Дэннис и почему ты не вышла за него замуж.

— Говори, Элис, — подбодрил Винсент, почувствовав ее замешательство и неверно истолковав его. — В конце концов, мы должны сказать друг другу правду о нашем брачном союзе.

— Какую правду? — живо спросил Брюс Седжвик.

— Почему я сделал ей предложение и почему она согласилась.

— Может быть, начнем с тебя? — неуверенно сказала его жена.

— Хорошо, — Винсент глядел ей прямо в глаза. — Когда я делал предложение, я не был в тебя влюблен, Элис. — Он замолчал. Ему хотелось еще кое-что добавить к сказанному, но он понимал, что сейчас не время.

Элис неуверенно улыбнулась:

— Я догадывалась. Только не могла придумать ни одной причины, отчего ты решил вдруг сделаться моим мужем.

— Меня шантажировали.

— Что-о? — Элис была поражена. — Шантажировали?

— А тайна? — спросил Энди. — Что за тайна, которая позволила шантажисту добиться желаемого?

— Несколько лет назад один из наших служащих ехал на папиной машине и сбил человека. Происшествие удалось замять.

— Не замять, — вмешался Хайнц, — а расследовать тихо.

— Это «тихо» меня погубило. Я знал, что у отца были какие-то неприятности, но думал, что, раз он не рассказал, в чем дело, это вовсе несущественно.

— Вам сказали, что ваш отец сидел за рулем и есть свидетели?

— Примерно так.

— Как шантажист связался с вами?

— По телефону, — пожал плечами Винсент. — Как еще? — Рассказывая, он украдкой поглядывал на свою жену, которая выглядела совершенно ошарашенной. — От меня потребовали немедленных действий. Я должен был жениться на Элис Хоккес. Брак с ней был условием того, что моего отца оставят в покое.

— Черт возьми! — воскликнула Элис. — Что бы тебе раньше признаться?

— Да? Я полагал, ты в этом тоже участвуешь.

— В шантаже? Ты думал, что в браке с тобой был и мой интерес?

— Иногда думал, иногда нет. Кстати, Элис, — Винсент склонил голову набок, — что ты сделала со своими волосами?

— Э-э… Покрасила.

— Когда же?

— Как только отдохнула.

— Женщины оригинально снимают стресс, — поспешно вмешался Энди Торвил. — Макияж, прическа — все это отвлекает. Не правда ли?

Винсент посмотрел на него с некоторым сомнением, но ничего не сказал.

— Теперь твоя очередь, Элис, — напомнил Хайнц. — Кто такой Дэннис?

— Один из ее приятелей, — довольно резко сказал Винсент.

— Нет, — мгновенно возразила та. — Он был не просто приятелем. Я любила Дэнниса.

— Почему же ты не вышла замуж за него? — спросил Артур.

— Он… Он не захотел. Он женился на другой, — Элис непроизвольно сглотнула. — Мы познакомились с Дэннисом во время морского круиза три года назад. Честно говоря, ни один из нас поначалу не принял своих чувств всерьез. Каждый думал, что это просто романтика моря, обстановка, все такое. Ну, вы понимаете…

Все мужчины, как один, дружно кивнули. Кроме Винсента. Винсента раздирала ревность. Элис тем временем взволнованно продолжала:

— После путешествия мы несколько месяцев не виделись. И вдруг он взял и позвонил, хотя прошло уже столько времени, и я думала, он совсем меня не помнит. Потом уже он признался, что тоже все это время думал только обо мне. С тех пор наша жизнь превратилась в сплошной роман. Нам не мешало даже то, что Дэннис был безумно занят своим бизнесом. Мы постоянно перезванивались и начиняли компьютеры любовными посланиями.

— Что же случилось? — не выдержал Винсент. — Почему он женился на другой женщине?

— Не знаю. Это было довольно неожиданно, — явно сдерживая слезы, пояснила Элис. — У нас все было так.., так определенно. Мы говорили о серьезных отношениях, о детях и все такое. Как раз в это время перед Дэннисом открылись некоторые возможности.., в бизнесе. Он должен был отправиться в Нью-Йорк. Некоторое время он не звонил. Я ждала-ждала, потом на неделю уехала по делам. Короче, когда я вернулась, папа встречал меня в аэропорту. Он был чернее тучи. Так расстроен… Я сразу поняла — произошло что-то ужасное.

Элис судорожно выдохнула, и Торвил ободряюще похлопал ее по руке. Винсент шевельнулся, но ничего не сказал, хотя взгляд, которым он время от времени награждал детектива, был довольно нелюбезным.

— Папа показал мне открытку. Отделанную настоящим золотым кружевом. — Элис обвела присутствующих огромными доверчивыми глазами. — Дэннис прислал мне приглашение на свою свадьбу. Представляете? Я тогда думала: лучше бы он умер.

Винсент опустил глаза, потом быстро спросил:

— Когда это было?

— За неделю до того, как ты сделал мне предложение.

— Что ж, ребята, — примирительно сказал Хайнц, — вы квиты. Элис вышла замуж назло другому и явно сгоряча, а Винсент сделал предложение под нажимом шантажиста.

— У вас есть все шансы раскрыть это дело очень быстро, — заявил Брюс Седжвик, глядя на шефа полиции. — Фактов полно.

— Согласен, — кивнул Хайнц. — Факты просто валятся мне на голову. Правда, я пока не знаю, что с ними делать.

— У меня еще такой вопрос, — сказал Седжвик, глядя на раскрасневшуюся Элис. — С какой целью вы обратились в детективное агентство Торвила? Ведь Фред вовсю работал на вас. И работал отлично. В то время вы его ни в чем не подозревали. Зачем был нанят частный детектив в таком случае?

— Она думала, — вмешался Энди, — что два независимых расследования всегда лучше, чем одно.

— Что конкретно вы расследовали? — переключился на него Брюс.

— Сначала я искал настоящего отца Элис, ну а потом отправился в Россию.

— Зачем?

— В России на Элис было совершено несколько нападений.

— Кстати, о нападениях, — вскинул брови Винсент, поворачиваясь к жене. — Ты что-то говорила о письме, адвокате и подозрениях в мой адрес.

— Не то чтобы подозрениях, — неуверенно сказала Элис. — Я просто думала: кто еще может искать меня в России, кроме твоих людей?

— Образчик женской логики, — прокомментировал Энди Торвил, подводя черту. Элис с упреком посмотрела на него, но он только пожал плечами. Чтобы выкрутиться, иной раз приходилось выставлять ее полной дурой.

Элис глазами постоянно задавала Торвилу вопрос, когда же он скажет правду о сочинской подмене, но тот отчего-то медлил. «Неужели он до сих пор подозревает Винсента?» — думала она расстроенно, потому что в ее глазах Винсент в один момент перестал быть врагом. Согласившись стать его женой, она думала, что он будет внимателен и заботлив, что его пылкое чувство заставит ее позабыть об измене Дэнниса. Винсент же был до такой степени холоден и отчужден, что их отношения так никогда и не дошли до интима. Элис была оскорблена и пребывала в ярости по поводу такого поведения новобрачного. Она принялась мстить ему, заводя интрижки с кем попало. Последний парень, который бросил ее, отличался низкими моральными принципами. Она не знала, куда он уехал. И не сказала ему, что ждет ребенка.

«Господи, ведь никто из них не знает, что я жду ребенка!» — в ужасе подумала Элис, одергивая кофточку. Комплекция пока позволяла ей скрывать свое положение от непосвященных, и свободные рубашки вполне справлялись с задачей маскировки. Торвил, правильно поняв ее жест, поправил очки, придумывая, как обнародовать факт, который просто из осторожности необходимо было открыть всем этим людям.

Ничего не придумав, он наклонился к Элис и шепнул:

— Скажи им.

Та облизала пересохшие губы и затравленно посмотрела на него.

— Есть что-то еще. Так ведь? — спросил Хайнц, пытливо глядя на них; — Скажите сразу. Сейчас не время для тайн.

— Да ничего особенного, — мгновенно отозвалась Элис. — Это вообще к делу не относится. Просто, я думаю, вас следует в это посвятить, потому что нынешняя ситуация такова, что вы все равно будете про меня все узнавать и так или иначе узнаете.

Мужчины в комнате молча смотрели на нее.

— Короче, — вмешался Энди, кашлянув. — Она ждет ребенка.

У всех присутствующих тотчас вытянулись лица.

— От вас? — наконец резко спросил Винсент. На лице его было написано невероятное напряжение.

— Вы что, с ума сошли?! — возмутился тот.

— Хотите сказать, только сумасшедший может иметь со мной дело? — обиженно воскликнула Элис, оборачиваясь к детективу.

— Почему ты не сказала мне раньше? — требовательно спросил Винсент, глядя на нее потемневшими глазами. — После нападения? Когда мы были одни?

— Ну… — Элис судорожно думала, что там могло произойти между Винсентом и ее сестрой. — Я тогда еще была не в курсе.

— Женщины — прелюбопытные существа, — сказал из своего кресла Седжвик. — За пару часов они успевают пережить нападение неизвестного, выспаться, выкрасить волосы и узнать о своей беременности…