Прочитайте онлайн Реклама - двигатель любви | Часть 7

Читать книгу Реклама - двигатель любви
3416+432
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Сычев
  • Язык: ru
Поделиться

7

Он стремительно ворвался в офис и стоял теперь перед письменным столом Сьюзан. Было около восьми вечера, и Руби уже давно ушла домой. Сьюзан смотрела на Роджера, нахмурив лоб.

— Я знаю, ты все еще злишься на меня и не хочешь иметь со мной никаких дел, — начал Роджер. — Но я, черт возьми, люблю тебя, Сьюзан! И, чтобы убедить тебя в искренности моих намерений, хочу сделать тебе предложение.

— Меня не интересуют твои предложения, — холодно произнесла девушка.

— Лучше всего обсудить эти вопросы за ужином. Я надеюсь, ты сегодня никуда не пойдешь с этим подонком?

— Что значит «подонком»? — возмутилась Сьюзан. — Как ты смеешь так говорить? Ник Ренделл уважаемый бизнесмен и очень обаятельный мужчина. Он мне нравится.

— Больше, чем я? Ответь, Сьюзан. — Роджер оперся руками о стол и нагнулся к ней.

— Прекрати, Роджер. Давай говорить о делах, если уж нам приходится говорить друг с другом.

— Да, нам приходится. А теперь идем ужинать.

Сьюзан нервно засмеялась.

— Ты что, сошел с ума? С какой стати ты распоряжаешься моим временем?

— Сьюзан, я хочу сделать одно предложение, которое тебя наверняка заинтересует. — Он пристально посмотрел на нее. — Речь идет о чисто деловых вопросах. Ты должна понять, что я не собираюсь тебя обманывать. Речь идет о компенсации твоей неудавшейся сделки с Тедом Хавкинсом.

Сьюзан откинулась на спинку кресла.

— Тогда скажи, что ты конкретно имеешь в виду.

— Здесь, в такой обстановке? — Роджер усмехнулся. — Деловые вопросы лучше всего обсуждать за бокалом вина.

Желто-зеленые глаза Сьюзан смотрели холодно.

— Я хотела бы сохранить ясную голову. Итак, что ты намерен предложить мне?

Он глубоко вздохнул, и Сьюзан снова подумала, что он выглядит лучше всех других мужчин, которых она знает. Как она любит это лицо! Страстное выражение глаз, твердо очерченный рот! Девушка окинула взглядом его фигуру, отметив, что светло-серый костюм очень идет Роджеру.

Он вынул из кармана пачку сигарет.

— Ты позволишь?

— И мне тоже дай. — Сьюзан протянула руку.

Роджер прикурил две сигареты и протянул одну девушке. Знакомый жест привел ее в волнение. Если она сейчас уступит, то Роджер очень быстро возьмет верх. Но она ведь не хочет больше его знать…

Роджер подошел к окну и несколько секунд смотрел на серую мрачную стену соседнего дома. Затем быстро повернулся к Сьюзан.

— Что ты скажешь на предложение объединить наши агентства? Мы были бы первой командой Нью-Йорка. Никакой конкуренции, только сотрудничество. Твое мнение?

Сьюзан нахмурилась. Роджер был действительно очень хитрый парень. Вот, оказывается, каким путем он хотел опять приблизиться к ней.

— Почему ты ничего не говоришь, бэби! — тихо и нежно спросил Роджер. — Разве это плохая идея?

Резким движением Сьюзан стряхнула пепел. Ей стоило больших усилий сохранять спокойствие.

— Я думаю, ты меня неправильно понял, Роджер. Повторяю, я не хочу иметь с тобой никаких дел.

— О'кей, Сьюзан, я ведь не собираюсь спать с тобой, даже не мечтаю об этом. Я сделал тебе чисто деловое предложение. Почему ты не можешь ответить на него по-деловому?

— Потому что я хорошо тебя знаю, Роджер.

— О, нет, Сьюзан, ты меня по-настоящему не знаешь. Я ужасно сожалею о своей лжи. Если бы мне удалось убедить тебя, что все это было для меня не шуткой, не легким флиртом между делом… Я никогда не хотел посмеяться над тобой. Вначале, в самолете, когда ты так разозлилась, мне стало забавно. Но позднее, в Лос-Анджелесе, я в тебя серьезно влюбился. Поверь мне, Сьюзан!

— Я думала, у нас будет сугубо деловой разговор.

— Ах, Сьюзан…

— Итак, с точки зрения бизнеса, можно заработать кучу денег. Вместе мы стали бы большой силой и справились бы с любым конкурентом.

— Вот именно, — подтвердил Роджер.

— Но я не хочу иметь никаких личных точек соприкосновения. Между нами не будет прежних отношений. Так что не строй на этот счет никаких иллюзий.

— Я принимаю эти условия, хотя со временем ты убедишься, что я честен по отношению к тебе. Но давай больше не говорить об этом. Пойдем лучше ужинать и спокойно все обговорим. Но сначала, если хочешь, я могу показать тебе свое агентство. У меня много планов и несколько хороших заказов. Все это, вероятно, будет тебе интересно, и ты должна с самого начала знать, что я ничего от тебя не скрываю.

Сьюзан потушила сигарету и встала.

— Хорошо. Поедем в твой офис. Я, конечно, должна еще все обдумать. Поэтому окончательное решение приму не сегодня.

— Никто этого и не требует, Сьюзан.

Некоторое время спустя они ехали на машине Роджера в его рекламное агентство. В огромном административном здании в эти вечерние часы светилось лишь несколько окон. Квартир здесь не было. Сьюзан и Роджер поднялись на лифте на тридцать второй этаж.

Роджеру было очень трудно, находясь рядом с девушкой, говорить только о делах. Но он не хотел с самого начала все испортить. Поэтому рассказывал о своих заказчиках, о новых рекламных проектах. Сьюзан спокойно слушала его.

Предложение Роджера действительно было интересным. Как она злилась, когда он уводил у нее из-под носа выгодные заказы! Если они станут партнерами, с этим будет покончено. Не нужно будет опасаться конкуренции со стороны Роджера. Но удастся ли ей оставаться хладнокровной и думать только о делах, когда она будет часто его видеть? На нее все еще действовало эротическое притяжение этого мужчины.

В офисе Сьюзан интересовали малейшие подробности. Роджер показал ей все помещение, рассказал о своих планах, продемонстрировал эскизы. Его идеи были действительно превосходны. А когда он обрисовал ей перспективы их совместной работы, Сьюзан приняла окончательное решение. Однако решила пока не сообщать об этом Роджеру.

— Все, что ты говоришь, звучит довольно убедительно, — подытожила девушка. — Я обдумаю и дам тебе ответ через несколько дней. А сейчас мне пора домой. Уже половина десятого.

— И мы не пойдем ужинать? — спросил Роджер.

— Нет. У меня в холодильнике достаточно еды. А ты можешь еще насладиться вечером. Наверняка найдешь кого-нибудь, кто охотно с тобой поужинает.

Роджеру хотелось сказать Сьюзан что-нибудь интимное, нежное, но ее холодный взгляд удержал его. Если он сейчас сделает неправильный шаг, то из их делового союза ничего не выйдет. Роджер не хотел рисковать.

Они вместе вышли из рекламного агентства и направились к лифту.

— Кто этот Ник Ренделл, с которым я тебя видел в «21»? — поинтересовался Роджер, войдя в лифт. В кабине, кроме них, никого не было.

— У него фирма нижнего белья и ночных рубашек, — коротко ответила Сьюзан. — Между прочим, он одобрил мои планы для рекламы его продукции.

— Как видно, не только твои планы, — съязвил Роджер.

Сьюзан смотрела мимо него. Она прислонилась к стенке кабины и выглядела прелестно в своем ярко-красном костюме и белой блузке без воротничка. Узкая юбка до колен подчеркивала ее стройные бедра. Во рту у Роджера пересохло. Как он мечтал заключить ее в объятия! Только он собрался сказать ей что-нибудь приятное, как лифт внезапно остановился. Секунду спустя погас свет.

— Что произошло? — спросила Сьюзан.

Роджер был уже у двери и нажимал на кнопку сигнала тревоги. Но ничего не изменилось. Лифт не сдвинулся с места.

— Сигнал сейчас примут, и нас освободят. Не беспокойся, Сьюзан. — Роджер осветил пламенем зажигалки пульт и стал жать на все кнопки подряд. Однако кабина продолжала стоять без движения.

Сьюзан начала нервничать. Ее охватил страх. Это было нечто вроде клаустрофобии. Замкнутое пространство всегда на нее плохо действовало. И сейчас ей казалось, что она задыхается. Девушка схватилась за горло.

— Я хочу выйти отсюда!

— Успокойся, Сьюзан. Сейчас все нормализуется. Долго это никогда не продолжается.

Пламя зажигалки погасло.

Сьюзан охватила настоящая паника. Она задрожала.

— Что же все-таки произошло со светом?

— Вероятно, отключился ток. Скоро все будет в порядке. Не волнуйся, Сьюзан.

— А я волнуюсь. И хочу поскорее выбраться отсюда. Я не могу оставаться в этом ящике. Я задыхаюсь…

Роджер снова щелкнул зажигалкой. Он попытался успокоить Сьюзан, которая смотрела на него широко открытыми от страха глазами.

— Если нет тока, — голос Сьюзан дрогнул, — то это может надолго затянуться.

— Без паники, бэби, — сказал Роджер. — С тобой ничего не случится. Я ведь рядом.

Сьюзан подошла к двери лифта и начала стучать и громко звать на помощь.

— Мы где-то между пятнадцатым и двадцатым этажами. Никто тебя не услышит. Береги силы, — посоветовал он.

Сьюзан набросилась на Роджера.

— Если бы я не пошла с тобой!

— Но кто мог такое предположить! Ты думаешь, я очень рад, что мы здесь застряли?

Сьюзан закрыла лицо руками. Она сильно дрожала. Пламя зажигалки снова потухло.

— Оставь хоть свет, — прошептала она.

— Я не знаю, сколько еще в зажигалке газа. Нам нужно экономить.

— Что это значит? — спросила девушка, затаив дыхание. — Ты думаешь, это может продлиться еще не один час?

— Конечно нет, Сьюзан. Но кто знает.

— Я сойду с ума, Роджер! Я боюсь этой тесноты.

Теперь и Роджер ударил кулаком в дверь. Он громко закричал, хотя прекрасно понимал всю бессмысленность своего поступка.

Сьюзан заплакала.

Роджер на ощупь добрался до нее и обнял. Нежно прижав девушку к себе, он гладил ее плечи и спину.

— Ну, еще немного терпения, Сьюзан.

— Может быть, в доме никого нет. И нас найдут только завтра утром, когда мы будем уже мертвые.

Роджер рассмеялся.

— Здесь достаточно воздуха. Все кабины лифта негерметичны. Это запрещено законом. Тебе действительно нечего бояться, Сьюзан. Мы не задохнемся.

Она все еще дрожала. Роджер тоже чувствовал себя не очень уютно, но не показывал вида.

— Спокойно, бэби, — произнес он своим низким голосом. — С тобой ничего не случится.

Сьюзан прижалась к нему. Панический страх заставил ее забыть обо всем. Ей были нужны близость Роджера, его тепло. Прошло несколько минут, и Сьюзан снова начала всхлипывать.

— Ну перестань, Сьюзан, — тихо промолвил Роджер и поцеловал ее. Это произошло совершенно естественно. Когда его язык нежно коснулся ее рта, Сьюзан ответила поцелуем. Ее внутреннее напряжение и паника сразу куда-то исчезли. Она чувствовала только горячие губы Роджера, и волна страсти поглотила ее.

Сьюзан вновь ощутила знакомый трепет в своем теле. Жгучее желание бросило ее с новой силой в объятия Роджера.

— Я ненавижу тебя, — сказала Сьюзан, когда они на секунду оторвались друг от друга. Но ее слова звучали так, будто на самом деле она хотела сказать «люблю».

— Сьюзан, бэби, нам не следует этого делать, — возразил Роджер. — Но, видит Бог, ты нужна мне. Я просто с ума схожу, так хочу тебя.

— Послушай, какой-то шорох, — сказала Сьюзан.

Они прислушались. Ни звука. Лифт стоял неподвижно, и кругом по-прежнему царила темнота.

Роджер снова заключил Сьюзан в свои объятия.

— Нам нужно набраться терпения. Это не может продолжаться долго. — Его губы отыскали рот Сьюзан, а руки соскользнули вниз, стали гладить и ласкать ее грудь. Роджер почувствовал сильное возбуждение. Их поцелуи становились все горячее, все более страстными. Они забыли, где находились, забыли обо всем вокруг.

— О, Сьюзан, — прошептал Роджер.

Его ловкие руки расстегнули блузку Сьюзан и стали гладить ее тело. Медленно и осторожно скользили губы Роджера по шее и плечам Сьюзан, к ее упругой груди. Когда его язык коснулся соска, Сьюзан громко застонала.

— Я хочу тебя. Ты мне так нужна, — хрипло промолвил Роджер. — Мне так тебя не хватало…

Сьюзан вздохнула. Она пребывала словно в трансе и была совершенно беззащитна. Ее снедало единственное желание — стать одним целым с Роджером. Непередаваемое чувство наслаждения охватило девушку, когда Роджер медленно положил свою руку между ее ног. Он отодвинул в сторону влажный шелк трусиков и коснулся ее плоти. Сьюзан снова громко застонала.

— Я люблю тебя, Сьюзан, я люблю тебя, — повторял Роджер. — Я больше не могу без тебя.

Тело ее напряглось. Ласки Роджера сильно возбуждали. Он касался тела Сьюзан в самых чувственных местах, доведя ее до крайней степени возбуждения.

Девушка прильнула к Роджеру. Она больше не могла сопротивляться. Все должно было произойти здесь и немедленно.

— Я иду к тебе, бэби, — прошептал Роджер и сорвал с нее трусики.

Их тела слились. Сьюзан почувствовала руки Роджера на своих ягодицах, когда его твердая плоть вошла в нее. Все продолжалось лишь несколько секунд, и они одновременно достигли оргазма. Вскрик Сьюзан смешался со стонами Роджера.

Их губы нашли друг друга, и дикая страсть завершилась нежным поцелуем.

Они продолжали обнимать друг друга, хотя все уже было кончено. Тихо и нежно Роджер успокаивал Сьюзан. Но она больше не испытывала ни паники, ни страха. Она чувствовала себя в полной безопасности в объятиях Роджера.

— А если бы нас вдруг застали? — сказала Сьюзан, и эта пикантная мысль почти возбудила ее.

— Мы были одни. Никто не мог нас видеть, — возразил Роджер. — О, Сьюзан, все должно быть, как раньше. Ты и я — мы ведь принадлежим друг другу. Все не может просто так кончиться.

Его слова вернули Сьюзан к действительности. Она, видно, совсем потеряла рассудок? Что же она наделала? Ведь собиралась иметь с Роджером только деловые контакты. Она проявила непростительную слабость и дала волю чувствам. Сьюзан охватил стыд. Она быстро привела в порядок свою одежду и теперь полностью осознала ситуацию, в которую попала.

Когда Роджер хотел коснуться ее лица, Сьюзан отвернулась.

— Не трогай меня, Роджер, — произнесла она решительно. — Я этого не хочу.

— Нет, Сьюзан, ты хочешь. Ты хочешь точно так же, как и я. Я ведь чувствовал это. Я чувствовал, как нужен тебе.

— Я просто потеряла голову от страха.

Роджер тихо рассмеялся.

— Нет, Сьюзан, это был не только страх. Но и еще кое-что, и ты это знаешь. Иди сюда. Дай я тебя обниму. Мы ведь созданы друг для Друга.

— Оставь меня, Роджер. Я уже пришла в себя. И хочу наконец выбраться из этого проклятого лифта! — Она снова начала барабанить по железной двери.

Роджер щелкнул зажигалкой, и Сьюзан повернулась к нему. Ее глаза блестели. Роджер смотрел на девушку с восхищением, и его снова охватило желание обнять ее, целовать…

— И ничего нельзя сделать? — В голосе Сьюзан было отчаяние.

— Мы можем только ждать.

— Я просто не выдержу. Этот воздух…

Роджер спрятал зажигалку в карман и снова обнял Сьюзан.

Как она могла избежать этих объятий в тесном лифте?

— Здесь как в склепе.

Роджер нежно погладил ее по волосам.

— Не думай об этом, дорогая. Нас найдут. Лифт — это ведь обычное средство передвижения, а вовсе не склеп.

— Ну, а если нас найдут лишь завтра утром…

— Расскажи мне лучше о твоем мистере Ренделле, — попытался отвлечь ее Роджер.

— Он совсем не «мой мистер Ренделл». Но он необыкновенно милый и симпатичный человек.

— И не такой сумасшедший, как я, не правда ли?

Сьюзан почувствовала, что краснеет. К счастью, Роджер, не мог этого видеть.

— Он бы никогда не позволил себе такого в лифте, — заметила она.

— Но это же было прекрасно, это было просто восхитительно. Ты сама это чувствовала.

Сьюзан промолчала. Не имело смысла обманывать Роджера. Она действительно испытала потрясающее наслаждение. И он это совершенно определенно почувствовал.

— Поговори со мной. Расскажи что-нибудь! — попросила Сьюзан. — О твоей работе, о том, как ты представляешь себе нашу совместную работу.

Похоже, что в кабине стало очень душно. Сьюзан опять показалось, что она задыхается. И ее снова охватил страх.

Роджер почувствовал, что Сьюзан близка к панике, и попытался разговорить ее, чтобы отвлечь девушку от черных мыслей. Постепенно она успокоилась, стала делиться с ним своими идеями. Иногда Роджер украдкой бросал взгляд на светящийся циферблат своих часов. Минуты просто ползли. Казалось, что время остановилось. Почему никто не шел?

Измученные и отчаявшиеся, они сели на пол кабины. Роджер продолжал что-то рассказывать, но и его начинала охватывать паника. Прошло уже больше двух часов. Вдруг вспыхнул свет. Сьюзан вскочила на ноги. Она была вне себя от радости. Роджер тоже поднялся, облегченно вздохнув. В этот момент кабина дернулась. Лифт медленно двинулся вниз.

Сьюзан бросилась в объятия Роджера.

— Слава Богу! — воскликнула она.

Спустившись на первый этаж, они узнали у портье, что действительно были неполадки с электроэнергией и запасной генератор тоже вышел из строя.

— И что теперь? — спросил Роджер, когда они стояли на улице и вдыхали пропахший бензином прохладный воздух.

— Я хочу только домой, — ответила Сьюзан.

— Я отвезу тебя.

Сьюзан молча курила, сидя в машине рядом с Роджером. Она все еще была немного смущена. Какую все-таки она проявила слабость! Как ей теперь вести себя с Роджером? Может ли она по-прежнему быть с ним неприступной и холодной?..

Роджер остановился перед ее домом, выключил мотор и вопросительно посмотрел на девушку. Она погасила сигарету.

— В ближайшие дни мы обсудим нашу совместную деятельность, — сказала она.

Роджер задержал ее руку в своей.

— Можно мне подняться с тобой?

Сьюзан отняла руку.

— Нет, — сказала она. — И давай забудем эту историю с лифтом.

Роджер рассмеялся.

— Я не могу, Сьюзан. Я правда не могу, думаю, и ты тоже.

— Спокойной ночи, Роджер. — Она открыла дверцу машины и вышла. В одно мгновение девушка исчезла в подъезде дома. Роджер нажал на стартер. Он вздохнул, но его настроение было уже не таким подавленным, как в последние дни. У него вдруг появилась надежда: Сьюзан вернется к нему. Он это чувствовал.

* * *

Сьюзан совершенно запуталась в своих чувствах к Роджеру. С одной стороны, она все еще злилась за его обман. Но с другой — начала понимать, что он действительно ее любит. Однако она не хотела быстро сдаваться.

Руби очень удивилась, когда узнала, что Сьюзан будет работать вместе с Роджером Гордоном. Но в то же время обрадовалась. Все, кажется, шло к тому, что из них получится хорошая пара. Правда, сейчас они вели себя как кошка с собакой. Но это пройдет. Даже слепому видно, что они влюблены друг в друга.

Сьюзан работала, как одержимая. Ей доставляло удовольствие соревноваться с Роджером. Для девушки было полным триумфом, когда заказчику больше понравились ее предложения, чем идеи Роджера. Конкурентная борьба, которая всегда существовала между ними, приняла теперь другие формы.

После того вечера в лифте Роджер, конечно, попытался возобновить их старые отношения. Но Сьюзан была холодна как лед и всегда подчеркивала, что их отношения носят чисто деловой характер. Огорченный Роджер постоянно задавался вопросом: что ему нужно сделать, чтобы убедить Сьюзан в честности своих намерений?

Сьюзан было ясно: она любит Роджера. Лгать самой себе не имело смысла. Она не могла убежать от собственных чувств. Втайне девушку мучила тоска по Роджеру, она мечтала снова оказаться в его объятиях. Но она не давала волю этим чувствам. Сьюзан все еще ощущала себя обманутой и униженной, и Роджер должен был за это поплатиться.

Дела с Ником Ренделлом Сьюзан вела самостоятельно. Она одна начала проект и хотела сама довести его до конца. Роджер не имел к этому никакого отношения. Девушка знала, что он злится, поскольку ревновал ее. Это приносило ей огромное удовлетворение. Сьюзан нравилось дразнить Роджера.

Ник все чаще приглашал Сьюзан в ресторан, в театр. Она была с ним даже на премьере в «Метрополитен». Роджер хотел устроить Сьюзан по этому поводу сцену, но она лишила его такой возможности.

Без сомнения, Ренделл был влюблен в Сьюзан. Уже при первой их встрече его очаровала красивая умная девушка. И Ник задался целью покорить Сьюзан. Но она все время ускользала от него. Ей удалось держать Ника в определенных границах, что часто приводило его в отчаяние.

Потом, когда Сьюзан снова начинала флиртовать с ним, у Ника опять появлялись самые смелые надежды. Он больше не знал, чему верить. Одно было ясно: Сьюзан не принадлежала к категории девушек на одну ночь. Она не хотела легкой интрижки. А вот чего она действительно желала, этого Ренделл не знал.

Однажды, проведя вместе весь день в студии, где работали над первым рекламным роликом для новой коллекции Ника, они поехали в «Оберж». Ник, как обычно, пригласил Сьюзан на ужин. На этот раз ему захотелось французской кухни.

Все мысли Сьюзан были еще заняты работой. Больше всего на свете ей хотелось успешно — на все сто процентов — провести рекламную кампанию Ника. Чтобы после первого же показа рекламного ролика люди тотчас бросились в магазины и раскупили все белье и ночные рубашки фирмы «Ренделл».

— Опять задумались? — тихо спросил Ник и слегка прикоснулся указательным пальцем к ее руке.

Сьюзан улыбнулась и отбросила назад прядь каштаново-рыжих волос.

— Я как раз думала о том, подходит ли Карлин для демонстрации по телевидению новой коллекции… Девушка, на мой взгляд, простовата.

— Боже мой, вы опять о делах, Сьюзан. Я полагаю, мы можем найти и другую тему для беседы.

— Но ведь очень важно выбрать хорошую фотомодель, — подчеркнула Сьюзан, — чтобы не совершить большой ошибки.

— Сьюзан, я прошу вас, давайте отложим этот разговор на завтра. — Он посмотрел на девушку поверх очков и улыбнулся.

Сьюзан взяла свой бокал вина и отпила глоток.

Какой симпатичный этот Ник Ренделл! Но она не испытывала к нему никакого сексуального влечения. Он был как любимый старший брат. Или как хороший друг. Не более того.

— Мы уже достаточно знаем друг друга, часто бываем вместе, а вы все еще холодны как лед, — произнес Ник. — А мне так хочется произвести на вас хорошее впечатление. Что я для этого должен сделать?

Сьюзан рассмеялась.

— Как мне вам это объяснить? Чего вы, собственно говоря, ждете? Разве мы не идеальные партнеры, которые прекрасно понимают друг друга? А это уже много!

— Но для меня недостаточно, — ответил Ник. — Я бы хотел большего. Могу я вам кое в чем признаться?

«Лучше не надо», — хотела сказать Сьюзан, но промолчала.

— Я влюбился в вас, Сьюзан. Пожалуйста, не делайте такое лицо. Что в этом невероятного?

Сьюзан снова пригубила вино. Видимо, она зашла слишком далеко. Ей вовсе не нужен был Ник. Просто Роджер должен быть приревновать к нему — больше ничего. Она совсем не хотела заводить роман с Ренделлом. Она ведь любит Роджера!

— Вы молчите, Сьюзан? Я так несимпатичен вам?

— Вовсе нет, — заверила она. — Вы мне очень нравитесь, Ник.

Он вздохнул.

— Но имеется одно «но», не правда ли?

— Останемся друзьями. Для меня это очень важно.

— Я не создан для дружбы с женщиной, — ответил Ник. — Но у меня есть время. Я подожду. Может быть, вы однажды поймете, что я подходящий парень. Это будет для меня самый счастливый день.

Сьюзан чувствовала себя загнанной в угол. Рассказать Нику о Роджере? Не стоит. Тогда Ник прекратит свои ухаживания, и она не сможет больше заставить Роджера ревновать.

— Когда вы так на меня смотрите, я в состоянии украсть для вас драгоценности английской короны, — тихо произнес Ник.

— И что бы я с ними делала? Даже заложить их не смогла бы, — засмеялась девушка.

— Что значит для вас богатство, Сьюзан?

Она пожала плечами.

— Я думаю — много. Я ведь живу на деньги, которые зарабатываю. И чем больше я их имею, тем лучше могу жить.

Ник поднял свой бокал и выпил за Сьюзан.

— У меня много денег, вы это знаете. Я мог бы обеспечить вам состоятельную жизнь.

— И я должна влюбиться в ваши деньги?

Ник поставил бокал.

— Вы правы, это было глупое замечание. Но в моем положении используют все, чтобы завоевать женщину.

— Завоевать… Это звучит как-то по-военному.

— Не цепляйтесь к словам, Сьюзан. Вы понимаете, что я имею в виду.

— Поговорим сегодня лучше о Карлин, — попросила Сьюзан и так обезоруживающе улыбнулась, что Ник, вздохнув, согласился.