Прочитайте онлайн Реклама - двигатель любви | Часть 5

Читать книгу Реклама - двигатель любви
3416+430
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Сычев
  • Язык: ru
Поделиться

5

Сьюзан сидела в своей машине, чувствуя, что вся дрожит. Она поискала в сумочке сигареты, но не нашла. Девушке казалось, что почва уплывает у нее из-под ног. Так отвратительно она себя никогда не чувствовала. Такой глубоко несчастной она еще не была.

Роджер, ее Роджер, оказался человеком, которого она ненавидела! Такое случается только в романах. В жизни этого не бывает.

На Сьюзан нахлынули воспоминания. Как они впервые встретились в самолете, потом она рассказывала ему о своем сопернике Гордоне… Боже, должно быть, Роджер смеялся тогда над ней! Ему ничего не стоило заманить ее в свои сети. Он сейчас гордится тем, что добился ее любви в первый же вечер. Все, все было ложью!

От гнева и отчаяния у Сьюзан навернулись на глаза слезы.

И как только Роджер мог так поступить с ней?!

Она сама, как слепая, попалась в его ловушку. Очертя голову влюбилась в этого человека. Больше того, она любила его, любила с такой страстью, что эта любовь вызывала у нее физическую боль.

И что теперь? А теперь все кончено. Больше не будет ночей в нежных объятиях Роджера… О, как она его ненавидит!

Сьюзан вставила ключ зажигания, повернула его, и машина тронулась. Девушка хотела побыстрее уехать отсюда. Нет, Роджеру это даром не пройдет!

Сьюзан ехала, словно в трансе. Она ощущала ярость и отчаяние — адскую смесь чувств. Руби с самого начала говорила ей, какой славой пользуется Роджер Гордон. Любитель приключений, дамский угодник, мужчина, который меняет партнерш, как перчатки. И одной из них оказалась Сьюзан. Он унизил ее!

И все-таки… Как она была счастлива в его объятиях!

Сьюзан запретила себе думать об этом. Иначе она просто сойдет с ума.

Девушка вспомнила все, что рассказывала Роджеру о себе. Почему она так ему доверилась? Почему открыла все свои чувства? Зачем она вообще заговорила о Гордоне? В какую ярость привело ее тогда имя Роджер!

Сьюзан считала, что она раскусила Роджера. Для него все это было великолепной шуткой! И у этого человека еще хватило наглости перехватить заказ Теда Хавкинса! Он и здесь успел. И она после этого провела с ним ночь…

Сьюзан не помнила, как добралась до своей квартиры. Там она сразу же закурила. Но сигарета ее не успокоила.

Девушка ходила взад и вперед по комнате, взволнованная, раздраженная и глубоко оскорбленная. Наконец-то она встретила мужчину, о котором мечтала, а оказалось, что влюбилась в проходимца. Сьюзан почувствовала, что может расплакаться.

— Роджер Миллер! — произнесла она вслух и истерично засмеялась.

Что же делать? Отомстить! Он должен получить хороший урок. Но справится ли она?

Сьюзан загасила в пепельнице сигарету и, безудержно зарыдав, бросилась на кушетку. И до этого довел ее мужчина!

Внезапно она села. «Добрые мысли могут превратиться в силу», — сказал как-то Роджер. Но злые мысли ведь тоже! Сьюзан вытерла глаза. Нельзя сдаваться, нельзя, чтобы этот парень победил. Она не даст ему насладиться его триумфом. Она должна что-то придумать.

Сьюзан снова потянулась за сигаретой. Обычно она курила мало, но сейчас это было ей необходимо. Ясно, что Роджер позвонит. Девушка знала, что ночь, проведенная с ней, доставила Роджеру удовольствие. В этом она не могла ошибаться. Но она не хотела быть для него только удовольствием.

А если повернуть его оружие против него самого?

Сьюзан просто упивалась этой мыслью. Если она скажет Роджеру, что с самого начала все знала, то глупцом окажется он. И тогда она его прогонит, решительно и без сожаления.

Без сожаления? Сьюзан задумалась. Нет, без сожаления это не пройдет. Во всяком случае, для нее. Но этого Роджер не должен знать. И он никогда не узнает.

Постепенно Сьюзан успокоилась. У нее теперь был ясный план. Увидеться с Роджером, провести с ним разговор. Ей следует говорить холодно и спокойно. Нужно все хорошо продумать. Нельзя допустить ни одной ошибки. Роджер должен поверить, что она провела его, просто пошутила. Это был единственный способ выбраться из всей этой истории почти невредимой.

— Прекрасный ресторан! — восхищалась Памела. — Я могла бы здесь остаться навсегда. Вино очень вкусное.

Роджер тайком зевнул.

— Устал? — спросила Памела. — Пойдем к тебе?

Роджер опустил руку. С нетерпением посмотрел на Памелу. Ее голубые кукольные глаза слегка затуманились. Она выпила почти бутылку вина и была здорово под хмельком.

— У меня был трудный день, — рассеянно произнес Роджер.

— Ты говоришь, как семидесятилетний.

— Именно так я себя сегодня чувствую.

— Мы могли бы хорошо развлечься друг с другом, Роджер, — сказала она с намеком.

— Мне сегодня не до развлечений, Пам. Я полагаю, что все объяснил тебе. Мы должны дружески расстаться. И кроме того, есть девушка, которая для меня очень много значит.

В полной растерянности Памела смотрела на него.

— И это то, что ты хотел мне сказать?

— Ты не понимала мои намеки, и я был вынужден сказать прямо. Послушай, Памела. Между нами не было ничего, что накладывало бы на меня какие-то обязательства. Будь хорошей девочкой и забудь меня.

У Памелы перехватило дыхание.

— Ты говоришь это прямо мне в лицо! — У нее сорвался голос.

— Памела, прекрати, пожалуйста, делать вид, будто мы были уже месяцы помолвлены. Тебе ведь прекрасно известно, что это не так. Давай останемся друзьями, — повторил Роджер.

— А кто она? Я ее знаю? Это Инга или Эллен?

— Ты ее не знаешь. Она моя коллега.

— Твоя служащая?

— Нет. Пожалуйста, не выпытывай, Пам. Повторяю, ты не знаешь ее.

Памела нервно покусывала фильтр сигареты. Она была в ярости.

— Почему же ты пошел со мной в ресторан?

— Потому что ты была расстроена. Я попытался тебя успокоить. Я дружелюбный человек и ни с кем не хочу ссориться.

— И все должно кончиться именно так? — спросила Памела трагическим голосом.

— Но ведь ничего и не начиналось, Пам. Ну, будь разумной. А теперь пора уходить. У меня сегодня был действительно трудный день, я даже не смог принять душ. И сейчас испытываю только одно желание — завалиться в постель.

Памела иронично улыбнулась.

— Конечно же, не в одиночку.

— Сегодня определенно в одиночку.

— Ну ты и мерзавец! — выругалась Памела.

Роджер знаком подозвал официанта.

— Я хотел бы расплатиться.

— Мы что, действительно видимся сегодня в последний раз? — все еще не веря, спросила Памела, когда официант принес счет.

— Памела, не требуй шестого акта, если не было даже пролога, и вообще прекрати этот спектакль. Попробуй сосредоточить свое внимание на другом мужчине.

— Подлец! — прошипела Памела.

— Ты в самом деле очаровательная девушка, Пам. Тебе наверняка удастся вскружить голову другому мужчине. Со мной ты просто зря теряешь время. Пойми это.

В бокале Памелы оставалось еще немного вина, которое она залпом выпила.

— Жаль, — произнесла девушка и уставилась в одну точку. — Все могло бы сложиться просто великолепно.

— Я отвезу тебя домой, — сказал Роджер. — Сегодня ты будешь крепко спать.

— Почему ты так думаешь?

Роджер рассмеялся.

— Вино.

— Я вообще ничего не пила. Французские вина, как вода. Они абсолютно не действуют.

— Пойдем, — настаивал Роджер и встал из-за стола. Памела неохотно последовала за ним. Они направились к выходу. Роджер не рассчитывал так долго пробыть в ресторане. Сьюзан наверняка удивлена, что он ей не позвонил. Как только он окажется дома, сразу сделает это.

Руби, которая вкушала десерт, видела, как они вышли из ресторана. Подумав о Сьюзан, девушка проводила их гневным взглядом. Этот человек испортил ей весь вечер. Сьюзан права, что ненавидит его.

Было совершенно ясно: как человек, Роджер Гордон не стоит и гроша. Бесцеремонный бабский угодник! Но чем же он так испортил Сьюзан настроение? Этого Руби не могла понять. Она считала, что хорошо знает Сьюзан, но ее поведение сегодня вечером было весьма странным. Почему она приняла так близко к сердцу эту случайную встречу с Гордоном? У Руби вдруг пропал аппетит, и она отодвинула торт в сторону.

— Вам не понравился торт? — спросил официант, подойдя к ее столику.

— О нет! Все было замечательно. Просто очень много, — ответила Руби. — Принесите, пожалуйста, счет.

— Да, конечно.

Руби расплатилась, дала хорошие чаевые и заказала такси. Она снова подумала о Роджере. У его спутницы была нетвердая походка, когда она направлялась к выходу, и нетрудно догадаться, как закончится этот вечер.

Роджер Гордон, очевидно, ничем не гнушался. Сначала напоил девушку, а затем отправился с ней в постель. В этом Руби была убеждена. Может, позвонить Сьюзан? Она так плохо выглядела. Или все же не стоит, вдруг ее звонок будет некстати. Вероятно, у Сьюзан сейчас Роджер Миллер. Не надо мешать. Завтра утром она сможет еще раз поговорить о Гордоне. К тому времени ее подруга наверняка избавится от шока.

Когда Роджер отвез Памелу домой, он подумал, может, ему заехать сейчас к Сьюзан. Почему бы не приехать к ней неожиданно? Она наверняка ждет его, как ждала все последние вечера. Уже пора рассказать ей правду. Сьюзан любит его и, конечно, все поймет.

Он расскажет ей и о Памеле. С прошлым надо покончить. Для него существует только одна девушка на свете — Сьюзан. Он может думать только о ней. Он хочет быть только с ней. Долго, долго, может быть, навсегда.

Слова «навсегда» и «вечно», звучавшие почти, как «смерть», всегда вселяли страх в Роджера. Теперь он лишь улыбнулся этому.

С такой, как Сьюзан, все сложится по-другому. С ней не соскучишься. Ничто никогда не превратится в будни. Все будет вновь. Сьюзан была для Роджера той женщиной, с которой он мог бы прожить всю свою жизнь. Это он хотел сказать ей.

Правда, Роджер еще не думал о женитьбе. Для этого они слишком мало знали друг друга. Но сама мысль о браке уже не казалась ему такой страшной, как раньше. Сьюзан — это женщина его мечты: страстная и нежная, независимая и покорная. Такого сочетания он не встречал еще ни в одной женщине. Когда Роджер держал Сьюзан в своих объятиях, когда ощущал ее гладкое обнаженное тело, он был совершенно счастлив, как никогда в жизни. Встреча с Памелой липший раз убедила его в том, что Сьюзан совершенно особенная женщина. Теперь было важно убедить ее в искренности его чувств. Это будет нелегко, когда Сьюзан узнает, кто он на самом деле. Но Роджер верил в силу их взаимной любви.

Где есть любовь, там есть и понимание. Сьюзан не сможет его выгнать, узнав правду. Пора признаться. Он просто не в состоянии больше лгать.

Когда в дверь позвонили, Сьюзан пришла в страшное волнение. Она бросилась в переднюю и, взглянув в зеркало, быстро пригладила руками волосы. Заметно ли ее плачевное состояние? Нужно улыбаться и вести себя так, будто ничего не случилось.

Снова раздался звонок. На этот раз более энергичный. Так мог звонить только один человек: Роджер. Сьюзан на секунду закрыла глаза. «Не сдаваться, — приказала она себе. — Оставаться спокойной и хладнокровной, совершенно хладнокровной». Девушка подошла к двери и открыла ее. Сначала она увидела огромный букет цветов и уже потом лицо Роджера, полное раскаяния.

— Пожалуйста, не сердись, что я пришел так поздно. Я тебе сейчас все объясню. Цветы купил по дороге. К сожалению, не смог достать розы.

Он протянул букет Сьюзан и хотел ее обнять, но она уклонилась от его объятий.

— Входи же, — сказала она и закрыла дверь.

— Я понимаю, что ты сердишься, мне следовало бы позвонить тебе. Но тут появилась Памела, которая весь вечер страшно действовала мне на нервы.

Этого Сьюзан не ожидала. Она не думала, что Роджер скажет ей правду. Но была ведь и другая правда, гораздо более важная. Роджер прошел в комнату, а Сьюзан достала из шкафа вазу. Она пошла на кухню, наполнила вазу водой и не очень дружелюбно сунула в нее букет.

— Спасибо за цветы, — поблагодарила она, вернувшись в комнату.

Роджер закурил. Он с нежностью смотрел на Сьюзан. Она старалась избегать его взгляда, опасаясь, что ее снова охватят страстные чувства. Когда Роджер так смотрел на нее, девушку бросало в жар.

— Ну иди же ко мне, не сердись, — ласково сказал он и протянул к ней руку.

Сьюзан сделал вид, что не заметила его жест.

— Итак, Памела, — произнесла она холодно и села в то кресло, которое стояло подальше от Роджера.

— Я познакомился с ней на вечеринке до того, как встретил тебя. Между нами ничего особенного не было. Но Памела закатила мне сцену, как будто мы были лет десять женаты, а теперь я решил развестись. — Роджер усмехнулся. — Она так рыдала, и я, чтобы ее успокоить, решил угостить Памелу ужином. Это все. Я хотел как можно скорее от нее избавиться и поехать к тебе.

— Я решила, что нам надо расстаться, — промолвила Сьюзан. При этом улыбнулась Роджеру почти дружелюбно.

Роджер оторопел. Он забыл о своей сигарете и смотрел на Сьюзан так, будто видел впервые ее.

— Что это значит, Сьюзан? Я ведь тебе сразу рассказал о Памеле. Между нами ничего не было, нет и не будет. Это я сказал и ей. Она не станет больше надоедать мне. Боже мой, Сьюзан, ты ведь знаешь, что я тебя люблю.

На лице Сьюзан блуждала холодная странная улыбка, которая очень не понравилась Роджеру.

— И все-таки игра окончена. Я перестала бы уважать себя, если бы продолжила эту игру. Я должна сказать тебе правду, Роджер.

— Какую правду? Теперь я вообще ничего не понимаю.

— Сейчас все поймешь. И я боюсь, что тебя это не очень вдохновит. Но я была так зла на тебя. И, когда мы познакомились в самолете, я решила отомстить.

— Не могла бы ты мне простыми словами объяснить, что, собственно говоря, случилось?

— Это я и пытаюсь сделать. Мне очень неприятно, даже неловко, Роджер. Но, в конце концов, я эмансипированная, самостоятельная женщина. И тоже могу позволить себе провести ночь с мужчиной, если нужно. Мне было хорошо с тобой, поэтому в Нью-Йорке и последовало маленькое продолжение.

— Сьюзан… — Роджер потерял дар речи.

— Вот так-то, мистер Гордон. — Сьюзан наслаждалась этим мгновением, видя испуг на лице Роджера.

— Ты с самого начала знала?..

Сьюзан заставила себя улыбнуться.

— Конечно, знала. Это придавало всей истории еще больше пикантности. Мне хотелось увидеть, как ты будешь реагировать, если я стану ругать моих конкурентов. То, что я тебе понравилась, я сразу заметила. Каждая женщина это чувствует. И не смогла устоять. Игра была слишком захватывающей.

— Я не верю, Сьюзан. Я просто тебе не верю. Боже мой, ведь наши отношения гораздо глубже чисто эротических.

— Давай лучше не говорить о чувствах, — сказала Сьюзан. — Ты не на ту напал. Я знаю, что поступила подло, и мне это неприятно. Поэтому я и говорю тебе сегодня правду. Все должно быть кончено, Роджер. Мне эта история больше не интересна. Ты для меня ничего не значишь.

Роджер почувствовал, как в нем поднимается ярость.

— И ты говоришь мне это прямо в лицо?

Сьюзан пожала плечами.

— Что же мне остается? Ты тоже никогда не щадил меня, я имею в виду бизнес. — Она зло ухмыльнулась. — Даже в Лос-Анджелесе ты не постеснялся перехитрить меня и увести из-под носа заказ Теда Хавкинса. Ты думал, я все это молча проглочу?

— Это не может быть правдой! — воскликнул Роджер. — Я, очевидно, сплю.

— Нет, ты не спишь. Мне жаль, что я тебя водила за нос, Роджер. Предлагаю остаться хорошими друзьями.

Роджер резко встал.

— Ты, вероятно, сошла с ума, Сьюзан. Что-то с тобой случилось. — Он взволнованно ходил по комнате и нервно курил. — Хорошо, я понимаю, ты хотела мне отомстить. Но потом, Сьюзан. То, что между нами произошло. Ты не могла просто играть со мной.

Сьюзан смотрела в пол. Можно было подумать, что вся эта история ей очень неприятна.

— Я прощаю тебя, Сьюзан, — продолжал Роджер. — Я хочу забыть все, что ты сейчас наговорила. Давай начнем сначала. Наша близость, наша любовь, наши ночи с тобой — это не может быть ложью.

— Не принимай все так близко к сердцу, Роджер, — промолвила Сьюзан и посмотрела ему прямо в глаза. — Ты это переживешь. Боже мой, ведь у тебя тоже были любовные аферы, которые не затрагивали твою душу.

— Ты что, действительно все только разыграла? — Роджер не мог в это поверить. — А твоя нежность… твоя страсть…

Сьюзан небрежным жестом откинула назад свои волосы.

— Мне это понравилось. Ты, несомненно, обладаешь качествами, которые могут увлечь многих женщин. Но это не имеет ничего общего с глубокими чувствами, Роджер. Пойми это, пожалуйста. Поэтому я не хочу больше продолжать игру. В душе я старомодная, романтичная девушка, ждущая большой любви.

— Это, конечно, не я.

Сьюзан слегка пожала плечами и снова улыбнулась.

— Мне очень жаль, Роджер.

Он бросил сигарету в пепельницу, совершенно ошеломленный. Роджер редко терял дар речи, но сейчас был именно тот случай.

— Давай не устраивать из этого больших сцен, — попросила Сьюзан. — У меня был тяжелый день. Я очень устала и хочу спать. И была бы тебе очень благодарна, если бы ты ушел.

Роджер понял: Сьюзан говорит серьезно. В начале разговора он еще надеялся, что все это шутка. Теперь же убедился, что шансов у него нет. Те чувства, которые раньше владели Сьюзан, теперь охватили его: гнев и отчаяние.

— Это твое последнее слово, Сьюзан?

Она нетерпеливо вздохнула и встала.

— Да, Роджер. Не имеет смысла продолжать разговор.

Несколько секунд Роджер пристально смотрел на Сьюзан, пока она не отвела глаза.

— Ты здорово меня провела, — тихо произнес он. — Этого я от тебя никак не ожидал. Это была действительно подлая игра.

— Пожалуйста, не надо упреков. Расстанемся мирно. Мы ведь хорошо провели время друг с другом.

Роджер не мог больше этого выносить. Не говоря ни слова, он направился к выходу. Сьюзан его не задерживала, лишь вздрогнула, когда за Роджером захлопнулась дверь. И тут же самообладание покинуло ее. Дрожа всем телом, она снова села в кресло. Вдруг взгляд ее упал на букет Роджера. Не в силах больше сдерживаться, Сьюзан разрыдалась.

«Вот каналья! — думал Роджер по дороге домой. — Обманщица! И я в нее влюбился, поддался на ее злую шутку!»

Только сейчас он понял, что Сьюзан боролась с ним его же оружием. Разве он был честен, когда не назвал ей свое настоящее имя? Собственно говоря, он заслужил это наказание. Почему же ему так плохо? Почему он не может взять и выкинуть Сьюзан из головы, как это было со многими другими женщинами до нее?

Да потому, что он влюбился в эту девушку так отчаянно и искренно, как никогда в жизни. Для Сьюзан он отказался бы от всех своих принципов! Может быть, даже женился бы на ней.

Роджер вспомнил их первую ночь в Лос-Анджелесе, их страстные объятия. Он вспомнил о нежных часах, проведенных здесь, в Нью-Йорке… Когда он шел сегодня к Сьюзан, то ожидал чего угодно, но не этого!

На душе у Роджера скребли кошки. Ему хотелось напиться. Хотелось избавиться от неприятного ощущения во рту. Этому могло помочь только виски.

Завидев светящуюся вывеску, Роджер припарковал машину и направился к бару.

Войдя, сел у стойки и попросил у бармена двойное виски.

— Лед? Содовая? — спросил бармен.

— Чистое.

Бармен понимающе посмотрел на него. Роджер не обратил внимания на его взгляд и вынул из пачки сигарету.

Эта дикая боль…

«Проклятая Сьюзан! — подумал Роджер и взял стакан. — Стерва! Ее, очевидно, сжирало честолюбие, раз она решилась на такую интригу только потому, что он успешнее нее вел свои дела».

Роджер снова погрузился в воспоминания. Ему казалось, что он видит и чувствует ее обнаженное прекрасное тело, которое было таким послушным в его объятиях. Нежность поцелуев Сьюзан, ее прикосновения… Он расстегнул воротничок рубашки.

Нет, этого она не могла сыграть. Ни одна женщина не может. Есть чувства, которые нельзя подделать. Роджер проглотил виски и протянул бармену стакан за новой порцией.

«Так просто Сьюзан от него не отделается. Завтра он заглянет к ней в агентство. Он не позволит ей совершить непоправимую ошибку. Ведь все, что Сьюзан ему сегодня рассказала, глупости. Она наверняка влюблена в него и испытывает к нему сильные чувства. Да и он сам влюблен в нее как сумасшедший. Или все не так? Может быть, она действительно лишь играла с ним в любовь?»

— Чертовски пусто сегодня, — произнес бармен. — Я надеюсь, что посетители еще будут, как только по телевизору закончится трансляция баскетбольного матча.

— Наверняка, — ответил Роджер механически и отпил большой глоток из стакана.

Он страстно желал Сьюзан, хотел быть с ней, чувствовать ее тепло, нежность. Почему он все время об этом думает? Почему он не может избавиться от своих навязчивых мыслей? Черт возьми, почему не помогает виски?

— Неприятности по работе? — спросил бармен.

— Да, — сказал Роджер.

— Завтра тоже будет день.

— Это факт, не нуждающийся в доказательствах. — Роджер усмехнулся, затушил сигарету и тотчас же закурил новую. Ему не хотелось ни с кем разговаривать. Проклятая Сьюзан!

— Вы на машине?

Роджер кивнул головой и допил стакан.

— Вам нельзя сейчас садиться за руль, сэр!

— Еще одно виски, — сказал Роджер.

— Это, конечно, не мое дело. Но если вас задержит полиция…

Роджер пригубил очередную порцию. Почему эта проклятая Сьюзан так запала ему в душу? Почему он не может возненавидеть ее?

— Вчера здесь недалеко было нападение на аптеку. Уже второе в этом месяце, — рассказывал бармен.

Роджер молча курил сигарету.

— И что это за мир, в котором мы живем… — философски произнес бармен.

Роджер почувствовал, как быстро выпитое виски начинает затуманивать ему голову. Он немного успокоился, но все еще ощущал себя глубоко несчастным. Какой был смысл напиваться? Завтра у него будет тяжелая голова, и ничего не изменится — проблема останется. Он должен еще раз поговорить со Сьюзан. Иначе нельзя. Ему только сейчас стало ясно, как сильно он ее любит. Роджер поставил пустой стакан на стойку бара и попросил счет.