Прочитайте онлайн Реклама - двигатель любви | Часть 4

Читать книгу Реклама - двигатель любви
3416+459
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Сычев
  • Язык: ru
Поделиться

4

— Ночь будет прекрасней с «Бьюти», новым шелковым бельем фирмы Ренделл. Как ты это находишь? Наверху текст, тут фотография мужчины, который вытянул губы, как будто он присвистнул от восторга, а здесь лежит в кресле фотомодель, очень соблазнительная, в прозрачной ночной рубашке. Ну как? — Сьюзан положила набросок на письменный стол перед Руби.

Руби одобрительно кивнула головой, но потом заметила:

— Может быть, нужно добавить еще что-нибудь о новой коллекции белья?

— Возможно, ты и права, — сказала Сьюзан. — Что-то мне действительно не нравится. Здесь не хватает изюминки. Должна быть какая-то фраза, которая сразу бы запоминалась. «Великолепное белье для великолепной ночи…» Что-нибудь вроде этого. — Она ухмыльнулась.

— Ты спрашивала уже мнение других? — Руби посмотрела через стекло в большую студию, где за чертежными столами работали молодой человек и девушка.

— Нет еще, — ответила Сьюзан. — Но мне самой пока не нравится. Проклятье! Никак не могу собраться с мыслями.

— Это как-нибудь связано с известным мистером Миллером?

Сьюзан глубоко вздохнула и улыбнулась.

— Вполне возможно. У меня от него все путается в голове. — Девушка присела на край письменного стола и задумчиво погладила рукой свои белые джинсы. — Если бы он не был таким сногсшибательным! У Роджера столько обаяния, он такой остроумный и к тому же очень сексапильный. Это слово я бы написала большими буквами.

— Боже, как прекрасна любовь и как она утомляет, — сказала Руби и подошла к зазвонившему телефону.

— Рекламное агентство Престон. О, мистер Ренделл! Да, она здесь. Одну минуту.

Сьюзан взяла трубку.

— Алло, мистер Ренделл, хорошо, что вы мне позвонили. Я как раз занимаюсь вашим заказом. Да, первые эскизы уже готовы. Сроки остаются прежними. Во вторник в четыре часа я буду у вас. Нет, почему должны возникнуть затруднения? Я представлю вам всю рекламу. Не беспокойтесь, мистер Ренделл, вы получите от меня лучшие идеи, какие только сможете купить в Нью-Йорке.

Мы понимаем друг друга, мистер Ренделл. Вы можете положиться на меня на все сто процентов. — Добавив еще несколько пустых фраз, Сьюзан положила трубку.

— Господин торопится, — промолвила Руби.

Сьюзан нервно провела руками по густым волосам.

— Он, кажется, милый человек. Сейчас следует серьезно заняться этим делом. У меня только пять дней. В этот раз нужно ударить так, чтобы известный мистер Гордон, если он тоже претендует на этот заказ, получил под дых.

— Может быть, мистер Ренделл и не поручал этот заказ никому другому. Так тоже бывает, — предположила Руби.

— Не будь у этого проклятого Гордона такой хорошей репутации! Я просто не знаю, как это ему удалось за столь короткое время. Но Ник Ренделл меня интересует. У него приятный голос, и он очень любезен. До сих пор я разговаривала только с его сотрудником, который предложил мне сделать несколько эскизов для рекламы.

— Во вторник ты лично познакомишься с шефом.

— Если я справлюсь с этим до вторника! — Сьюзан вздохнула. — Мне не следует все время думать о Роджере. Это просто какое-то безумие. Он у меня из головы не выходит.

— Но ведь ты не можешь переключать свои чувства, когда приходишь в офис.

— Теперь я стану только работать, — решительно заявила Сьюзан. — Этот Ник Ренделл будет поражен. — Она снова села за письменный стол.

— Конечно, он будет поражен, когда увидит тебя.

Сьюзан улыбнулась, польщенная.

— Ты действительно так думаешь?

— Ну, послушай, ты ведь сама знаешь, какое впечатление производишь на мужчин.

— С Тедом Хавкинсом это принесло мало пользы. — Сьюзан нахмурила лоб. — Все, о Роджере Гордоне я сейчас не собираюсь думать. Я его и знать не хочу.

— Вот это правильно, — похвалила ее Руби. — Скажи-ка, откуда твой мистер Миллер? Он родился здесь?

Сьюзан слегка улыбнулась.

— Он из Миннесоты. У его родителей там большая ферма.

— Миннесота? — переспросила Руби. — Где это? Никогда что-то не слышала.

Сьюзан рассмеялась.

— Несмотря на это, он замечательный.

— Ты уже думала об этой маленькой золотой штучке, которую носят на пальце левой руки? — поддразнила ее Руби.

— О женитьбе пока не было речи. Да и зачем? Однажды все само собой образуется.

— Но ты бы с удовольствием вышла за него?

Сьюзан взялась за карандаш. Она опять вспомнила слова Роджера о браке. Бог мой, это было лишь неделю назад, а ей казалось, что с тех пор прошли месяцы, такой привычной и естественной стала ее любовь к Роджеру.

— Конечно, я хочу выйти за него замуж, — ответила Сьюзан. — Это человек, с которым я могла бы быть счастлива всю свою жизнь.

— Такого вообще не бывает, — скептически заметила Руби.

— Разве можно быть такой пессимисткой!

— Ну, если посмотреть на процент разводов в США…

— Ах, глупости! — возразила Сьюзан. — Я знаю две или три супружеские пары, которые счастливо живут вместе уже больше тридцати лет.

— Вот именно, две-три, — сказала Руби.

— Давай прекратим наш разговор. Я должна сосредоточиться на этом дурацком белье мистера Ренделла.

— Будем надеяться, что у мистера Гордона другие планы, — осторожно произнесла Руби.

— Ты хочешь снова вывести меня из себя? — воскликнула с укором Сьюзан. — Эта обезьяна может убираться на все четыре стороны. На этот раз победа будет за мной. Я чувствую, что сейчас у меня полоса везения.

— Скрести лучше пальцы или постучи по дереву, — посоветовала Руби. — Об этом не следует говорить вслух.

Сьюзан откинула за плечи гриву волос.

— Я не суеверна и знаю, на что способна. Кроме того, я счастливо влюблена. Если в личной жизни и в делах у меня все в порядке, то что же может со мной случиться?

Руби громко постучала по столику с пишущей машинкой.

— Ну, у тебя и нервы! Будем надеяться, что у нас все получится. Кроме того, суеверия — это для слабохарактерных.

— Королева ночи, — произнесла задумчиво Сьюзан. — Подошло бы это к белью Ренделла? Нет, нужно подобрать что-то другое.

Роджер вернулся домой из офиса и как раз собирался приготовить себе сухой мартини, когда раздался звонок в дверь. У Роджера в этот день было очень много дел, кроме того, он встречался с важным клиентом и очень устал. Поэтому не очень обрадовался нежданному гостю и нехотя пошел открывать дверь.

— Привет, дорогой. — Платиновая блондинка в облегающем черном кожаном костюме улыбалась ему с порога. — Ты меня совсем забыл, Роджер?

— Здравствуй, Памела, — сухо сказал Роджер. — Приятно тебя видеть.

— Ты что, не собираешься пригласить меня войти? Хочешь, чтобы я осталась стоять у двери? Я все-таки ожидала от тебя более вежливого приема. — Памела недовольно надула губы.

Роджер впустил ее в квартиру и с легким стуком захлопнул дверь.

Памела повернулась к нему.

— Плохое настроение? Таким я тебя не видела. Я охотно бы что-нибудь выпила. — С этими словами она направилась в гостиную. Роджер последовал за ней. Его настроение отнюдь не улучшилось.

— У меня скоро деловая встреча, — произнес он медленно.

— Теперь это так называется?

— В чем дело, Памела? Мы ведь не женаты.

Памела надула губы. Ее кукольно-голубые глаза потемнели.

— Ты вернулся из Лос-Анджелеса уже больше недели назад и до сих пор ни разу мне не позвонил. А ведь обещал.

— Дела, дела, — ухмыльнулся он. — Ты не можешь себе представить, сколько на мне всего висит.

Памела без приглашения уселась в кресло и посмотрела на Роджера.

— В субботу вечеринка у Роберта и Алисы. Ты хотел прийти.

Роджер провел рукой по темным волосам.

— Я действительно забыл об этом. Когда голова забита делами…

Памела смотрела на Роджера с вожделением. Ее губы были слегка приоткрыты в томной улыбке.

— Ну и как же с выпивкой?

— Я как раз собирался приготовить себе мартини.

— Ну и продолжай. У меня есть время. — Памела слегка опустила молнию на своей кожаной куртке, так что показались топик и начало ее необыкновенно пышной груди. Роджер посмотрел на Памелу и отвернулся к столику из тикового дерева, на котором стояли различные бутылки. Он взял два бокала и начал смешивать мартини.

— Я видела тебя в среду в «21», — сообщила Памела. — Но с тобой были еще два господина, и я не хотела мешать.

— Заказчики, — пробормотал Роджер.

— Я так и подумала. Но то, что ты меня совсем забыл, Роджер…

Он открыл банку с маслинами, положил по штучке в бокалы и протянул один Памеле. Она жеманно взяла бокал.

— Итак… — Роджер поднял свой бокал, приветствуя Памелу.

— Ты смешиваешь мартини лучше всех, с кем я знакома, — похвалила Памела, сделав первый глоток. Она снова посмотрела на Роджера манящими глазами. — Но я знаю, что у тебя есть и другие хорошие качества.

Роджер ухмыльнулся.

— Хорошо, что ты обо мне так думаешь.

— Ты мне безумно нравишься, Роджер. — Она чувственно рассмеялась. — Не пора ли нам углубить нашу дружбу?

— Я уже сказал, что мне предстоит еще деловая встреча.

— У тебя всегда есть какие-нибудь оправдания. А ведь тогда, на вечеринке, мы прекрасно понимали друг друга.

— Ну, это было тогда, — возразил Роджер и закурил сигарету. — Знаешь, Памела, мы не подходим друг другу. Мы слишком разные.

— Это больше всего и возбуждает.

— Я имею в виду не то, о чем ты думаешь. Речь идет о важных вещах. Ты ожидаешь от жизни одного, я — совсем другого. Поэтому тебе нужен не такой мужчина. К тому же я слишком стар для тебя. Мне ведь уже тридцать лет.

Памела поперхнулась и раскашлялась.

— Что это за старомодные понятия? — воскликнула она, когда снова смогла говорить. — Что могут значить девять лет разницы?

— Очень многое, — ответил Роджер. — Ты очаровательная девушка, Памела, но я не влюблен в тебя.

— А на вечеринке? — спросила она, широко раскрыв глаза.

Роджер рассмеялся.

— Ты ведь знаешь, как это бывает на вечеринках. Просто легкий флирт.

— Как ты можешь быть таким жестоким! — Памела со стуком поставила свой бокал на маленький круглый столик около кресла. Внезапно она расплакалась.

Роджер растерянно смотрел на девушку. Такой реакции он не ожидал и не знал, что ему делать. С одной стороны, ему было жаль Памелу, с другой — он хотел бы разом покончить с этим. Роджер любит Сьюзан, и его никто больше не интересует.

В течение всего дня он собирался позвонить Сьюзан, но не смог этого сделать. Решил связаться с ней, придя домой, чтобы увидеться. Сегодня вечером. Он так радовался, предвкушая свидание, и вот теперь…

— Ты просто подлец, — всхлипнула Памела. — Я целую неделю ждала твоего звонка, а теперь вдруг ты говоришь, что не можешь меня выносить.

Роджер положил руку на плечо Памелы.

— Не переиначивай мои слова! Я никогда этого не говорил. Ты мне, правда, нравишься.

— Но ты не влюблен в меня. — Памела посмотрела на него глазами, полными слез.

Роджер вздохнул.

— Нет.

Памела закрыла лицо руками и снова зарыдала. Роджер не знал, как ее успокоить. Он понимал, что не должен быть с ней нежным, иначе Памела воспользуется его нежностью. В этом он был уверен. Но нужно что-то сделать, чтобы она перестала плакать. Кроме того, ему действительно было жаль девушку.

— Я никогда не обещал тебе рая на земле, — сказал он.

Это была большая ошибка, и Памела зарыдала еще сильнее.

— А я так в тебя влюбилась…

Роджер был тронут.

— Знаешь, Памела, у меня к тебе есть предложение. Я отложу деловую встречу, и мы пойдем куда-нибудь поужинать. Что ты об этом думаешь?

Поток слез мгновенно прекратился. Она взглянула на Роджера и улыбнулась.

— Правда?

— Иди сначала в ванную и приведи себя в порядок. Но я прошу тебя, Пам, только об одном: не строй никаких планов. То, что я тебе сказал, — правда. Мы не подходим друг другу. Ты должна будешь с этим согласиться.

Памела не слушала то, о чем говорил Роджер. Она уже направлялась в ванную, окрыленная новыми надеждами.

Роджер со вздохом посмотрел ей вслед.

Он должен отделаться от Памелы. Обязательно. Ведь не было ничего, что их связывало бы, вдобавок, он не любил, когда девушки сами бросались ему на шею. Но он не хотел быть грубым. Не в его это характере.

Ладно, ужин он как-нибудь переживет, а потом нужно раз и навсегда покончить с этой историей. Он позвонит Сьюзан позже и все ей объяснит.

— На Двадцать четвертой улице открылся новый французский ресторан, — радостно сообщила Пам, выходя из ванной. Она освежила макияж и подкрасила губы.

— О'кей, пошли, — сказал Роджер.

Сьюзан работала до самого вечера, Руби оставалась вместе с ней. Девушке не нужно было торопиться домой: она еще жила со своими родителями. В данный момент у нее не было и поклонника, который ждал бы ее на свидание.

— Ну вот, — сказала наконец с облегчением Сьюзан. — Я думаю, это то, что нужно. Это должно понравиться мистеру Ренделлу.

Руби наклонилась и взглянула через плечо Сьюзан на эскизы для рекламной компании белья.

— Прекрасно, — похвалила она. — Он придет в восторг.

Сьюзан посмотрела на часы.

— Роджер еще не звонил?

— Его, наверное, задержали, ты ведь знаешь, как это бывает. Вы с ним твердо договорились?

— Нет.

— Вот видишь. Знаешь что? Пусть он немножко подождет. Пусть позвонит и не застанет тебя. Не следует, чтобы мужчина был слишком в себе уверен.

— Сказки старых дев, — ответила Сьюзан.

— Но в этом что-то есть. Как ты смотришь на то, чтобы мы где-нибудь поужинали? У меня, например, зверский аппетит.

Сьюзан взглянула на свою подругу и сотрудницу.

— Он у тебя всегда зверский, — заметила она с легкой насмешкой. — Я еще не встречала человека, который был бы всегда так голоден, как ты.

Руби беззаботно улыбнулась и похлопала себя по бедрам.

— Сразу видно, где все оседает. Мне придется скоро снова сесть на диету. Сейчас появилась новая банановая диета. При ней фунты просто тают на глазах.

— И мгновенно появляются снова, — парировала Сьюзан.

— Ну, не порти мне настроение. Поехали. Я слышала об одном французском ресторане, где можно очень хорошо поесть.

— Французы славятся своей кухней.

Руби хихикнула.

— И не только этим. Но настоящий французский «Кордон-блю» с изысканным салатом я бы охотно съела.

— Не хватало только, чтобы ты размечталась о французском шампанском.

— Хорошее вино тоже сойдет.

Сьюзан медлила.

— Роджер наверняка должен позвонить.

— Конечно, — сказала Руби. — После ужина ты сможешь сразу поехать домой. В самом деле, пусть он немного подождет тебя. Будь независимой!

— Тебе хорошо так говорить. Ты не знаешь, что такое сходить с ума по мужчине.

— Это чувство останется с тобой и после ужина, — заверила ее Руби. — Итак, идем?

— Ты не дашь мне покоя, — вздохнула Сьюзан.

Спустя несколько минут они уже сидели в машине. До Двадцать четвертой улицы, где находился ресторан «Оберж», о котором говорила Руби, было недалеко. Правда, им пришлось где-то около четверти часа искать место для парковки, и только затем девушки направились к ярко освещенным дверям ресторана.

— Какое прекрасное вечернее небо, — заметила Руби, глядя ввысь. — Завтра будет солнечный день.

— Давно пора, — сказала Сьюзан.

Они вошли в ресторан. Здесь оказалось много посетителей, поэтому Сьюзан и Руби пришлось довольствоваться стоящим в стороне маленьким столиком. Руби потирала руки в предвкушении гастрономического удовольствия.

— Сначала выпьем сухого шерри, — заявила она.

— А как ты смотришь на французский аперитив? Если уж мы здесь, то следует соблюдать стиль.

— О'кей, — согласилась Руби.

К столику подошел любезный официант, который говорил с очаровательным акцентом и очень понравился Сьюзан. Они предоставили ему выбор аперитивов, и Руби закурила сигарету. Оживленный говор посетителей почти заглушал тихую музыку. Звенели бокалы. Раздавался смех.

— Здесь приятно, — произнесла Сьюзан, осматриваясь вокруг.

— Я знала, что тебе понравится. — Руби открыла меню и облизнулась. — Посмотри-ка, какие чудесные вещи!

— Помни о банановой диете!

— Сегодня вечером не собираюсь. Сегодня я буду кутить. Отлично, что мы пришли сюда, Сьюзан. Итак, я возьму «Киш Лорен», потом «Кордон-блю» и этот необыкновенный салат. Он с анчоусами и вообще.

— Боже мой, ну и аппетит у тебя!

— Это правда, — радостно согласилась Руби и закрыла меню, когда к столику подошел официант и принес аперитивы.

— Дамы уже выбрали?

— Ну что? Ты тоже берешь «Кордон-блю»? — спросила Руби у Сьюзан.

— Да, но «Киш Лорен» я не буду. Для меня это слишком много.

— Все в порядке. — Руби сделала заказ, и любезный официант удалился. Девушка пригубила аперитив. — Мм, очень вкусно! Гораздо вкуснее, чем сухой шерри.

— Меня устроил бы и мартини.

— Националистка! — сказала, смеясь, Руби.

Сьюзан пожала плечами.

— Мне нравится то, к чему я привыкла.

— Смена впечатлений делает жизнь слаще, — возразила Руби. — Как бы я мечтала побывать однажды в Париже. А тебе не хотелось бы поехать в Европу?

— Конечно, — ответила Сьюзан. — Почему бы нет?

— Не слышу воодушевления в твоем голосе. Я, например, хотела бы увидеть все — Вену, Мюнхен, Рим, Лондон. — Она снова отпила из бокала.

— А я сначала хотела бы увидеть мистера Ренделла, — промолвила Сьюзан.

— Прекрати думать о делах. — Руби сделала очередной глоток и поставила бокал. Вдруг ее лицо приобрело удивленное выражение и даже слегка покраснело от волнения. Руби наклонилась к Сьюзан.

— Не оглядывайся, — прошептала она. — Если я скажу тебе, кто сидит там, за колонной, ты просто сойдешь с ума.

— Президент? — спокойно спросила Сьюзан.

— Глупости! — Руби провела языком по губам. — Это твой заклятый враг — Роджер Гордон.

Сьюзан чуть было не упала со стула. Она с трудом сдерживалась, чтобы не обернуться.

— Это правда?

— Я же тебе сказала! — С ним очень привлекательная блондинка.

— Естественно! — Сьюзан почувствовала, как в ней снова поднимается волна гнева. — Ведь известно, что он за тип.

— Ты должна обязательно его увидеть. Он действительно великолепно выглядит. Если бы этот Гордон не был таким подлецом! — Руби не могла отвести от Роджера взгляд.

Наблюдая за подругой, Сьюзан видела ее оживленно блестевшие глаза, веселую улыбку. Не выдержав, она как бы невзначай медленно повернулась на стуле.

— Покажи мне его.

— Посмотри налево, — подсказала ей Руби. — Темноволосый мужчина у колонны. Это он.

Сьюзан последовала взгляду Руби и внезапно почувствовала, будто ее ударили под ложечку. У нее перехватило дыхание, и она не могла вымолвить ни слова. Лишь неотрывно смотрела на Роджера и блондинку.

— Ну, как ты его находишь? Ты его себе таким представляла? Можешь ты теперь на него злиться?

Сьюзан с трудом различала слова Руби. В голове был полный хаос. Ей вдруг стало плохо.

— Не смотри на него так, — одернула Руби, — а то он тоже станет смотреть сюда.

Сьюзан механически отвернулась. Она резко побледнела. К счастью, Руби этого не заметила.

— Итак, это твой смертельный враг, — промолвила подруга. — Подойди к нему и убей. Ты ведь давно собираешься это сделать. — Руби засмеялась. — Почему ты молчишь? Лишилась дара речи?

— Ты наверняка ошибаешься. Это не Роджер Гордон. — Сьюзан удивилась, что еще может говорить.

— Это он! Пусть мне отрубят руку, даже две, если это не так. Я видела фотографию Гордона в газете и хорошо запомнила его лицо. Он, конечно, снова с одной из тех девушек для вечеринок. Вид у блондинки, будто она не умеет считать до пяти.

— До трех, — поправила ее Сьюзан.

— Все равно. Слушай, аперитив очень вкусный. Давай закажем еще по одному?

— Мне вести машину. Кроме того, у меня странное ощущение в желудке. Я думаю, это от аперитива.

Руби недоверчиво посмотрела на подругу.

— Ты здорово побледнела.

Сьюзан взяла сигарету из пачки Руби и закурила. С удивлением Руби заметила, что у Сьюзан дрожат пальцы.

— Кажется, ты очень разволновалась от того, что находишься в одном помещении со своим соперником, — предположила она.

— Ты в самом деле уверена, что это Роджер Гордон?

— Боже мой! Сьюзан, расслабься. Если бы я знала, что на тебя это так подействует, то вообще бы ничего не говорила. Да, это он. Я уверена на сто процентов. Нет никакого сомнения.

Сьюзан глотнула воздуха. Она чувствовала, как кровь стучит у нее в висках. «Только бы не потерять сознание. Нет, этого не может быть! Просто какой-то страшный сон! Роджер Миллер… Роджер Гордон — один и тот же человек! Значит, все, что было, мерзкая ложь…»

— Что случилось, Сьюзан? Что с тобой? Ты действительно неважно выглядишь. Но ведь аперитив был вполне приличный.

Сьюзан так энергично стряхнула пепел с сигареты, что она сломалась. Заметив это, Руби воскликнула:

— Прости, дорогая! Мне бы следовало попридержать свой язык!

— Я не могу здесь есть. — Сьюзан взяла свою сумочку. — Я не хочу находиться с этим человеком под одной крышей.

Руби растерялась.

— Но мы ведь уже заказали! Нельзя же сейчас просто смыться. — Она коснулась ладони Сьюзан, пальцы которой были холодными, как лед. — Сьюзан, возьми себя, пожалуйста, в руки. Ты ведешь себя так, будто встретила палача. Ну и что, если Роджер Гордон сидит в этом ресторане. Он ведь тебя не знает.

Сьюзан вдруг почувствовала, что сейчас громко разрыдается. С большим трудом ей удалось сдержаться. Она все еще не хотела верить в то, что это правда.

— Я не могу здесь оставаться! — с дрожью в голосе воскликнула она.

— Сьюзан, но ведь это просто твой конкурент, а не людоед! Почему мы не можем спокойно насладиться ужином? Не сходи ты с ума из-за этого парня!

— Все! Я ухожу, — решительно заявила Сьюзан и поднялась со стула. — Больше не останусь здесь ни одной минуты. Пожалуйста, постарайся понять меня, Руби.

— Но я не хочу уходить. Мы заказали ужин. Правда, Сьюзан, ты иногда ведешь себя очень странно.

Сьюзан достала из сумочки деньги и положила их на стол.

— Если ты хочешь остаться, заплати за ужин. Я тебя угощаю. Но меня здесь не удержит никакая сила. Я не смогу проглотить и крошки.

Руби колебалась. Она не знала, как ей поступить. Охотнее всего она ушла бы вместе с Сьюзан, но, с другой стороны, она не хотела платить за несъеденный ужин. Кроме того, она была голодна.

— Желаю тебе приятного аппетита, Руби. Не думай обо мне. Увидимся завтра.

Руби уже снова улыбалась.

— Я знаю, почему ты обязательно хочешь уйти. Ты боишься прозевать звонок Роджера.

Сьюзан повернулась и направилась к выходу. Руби посмотрела ей вслед. Она ничего не понимала. Но неожиданно страшно разозлилась на Роджера Гордона, который в эту минуту весело смеялся над тем, что рассказывала ему блондинка.