Прочитайте онлайн Реклама - двигатель любви | Часть 2

Читать книгу Реклама - двигатель любви
3416+433
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Сычев
  • Язык: ru
Поделиться

2

Роджер сидел, как на раскаленных углях. Тед Хавкинс бесконечно долго изучал эскизы и в энный раз выслушивал его предложения. Около Хавкинса сидела его ассистентка: маленькая, полненькая, в очках, явно подобранная женой, чтобы не вводить мужа в искушение. Тед вдруг засмеялся и постучал пальцем по рисунку.

— Превосходно, этот эскиз для рекламы мыла! Хоть раз нечто новое, очень остроумно. Если люди над чем-нибудь смеются, они это запоминают.

Роджер вежливо улыбнулся. «Ну когда же Хавкинс закончит?»

Гордон горел желанием снова увидеть Сьюзан. Но с другой стороны, он обязательно хотел получить этот заказ. Сьюзан придет в ярость, когда узнает об этом. Но работа и развлечения — разные вещи. И в этом вопросе Роджер был тверд как камень.

— Реклама для телевидения, — произнес Тед Хавкинс и откинулся в кожаном кресле. — Нам еще нужно поговорить об этом.

— Значит, вы принимаете мои предложения?

— Да, — кивнул Хавкинс. — Я нахожу их отличными. Именно так я представлял себе новую рекламу моей продукции. Вы прекрасно реализовали мои идеи.

— Я всегда стараюсь правильно вас понять, мистер Хавкинс.

— Но эта голая девушка под душем, — промолвила с сомнением ассистентка.

— Ну перестаньте, Молли, это как раз то, что нужно. То, что хотят видеть люди.

«Глупая коза!» — подумал Роджер, продолжая приветливо улыбаться. Молли смерила его неприветливым взглядом председательши дамского общества, но Роджер не обратил на этот взгляд никакого внимания. Он знал, что существуют женщины, которые его не переносят. Но и для него многие женщины ничего не значат.

— Для коммерческого телевидения я уже кое-что придумал, — сказал Роджер.

— Тогда выкладывайте.

Роджер стал излагать свои мысли. Он был сосредоточен, но при этом очень нетерпелив, поскольку не хотел заставлять Сьюзан ждать. Они расстались два часа назад, тотчас после прибытия в Лос-Анджелес. Сьюзан поехала на такси в «Хилтон», а Роджер в офис своего заказчика.

— Вы взволнованы, мой дорогой, — произнес Тед Хавкинс, добродушно улыбаясь. — Уже поздно. Давайте закончим наш разговор завтра. Встретимся за ленчем. Что вы на это скажете?

Роджер почувствовал трудно скрываемое облегчение.

— Меня бы это очень устроило, мистер Хавкинс.

— У вас назначена в Лос-Анджелесе встреча, не так ли?

Роджер потер подбородок.

— Да. Я познакомился в самолете с очаровательной девушкой.

Хавкинс ухмыльнулся.

— Я не хочу лишать вас удовольствия. Проваливайте, Гордон. Устройте себе красивый вечер. Ваши идеи действительно превосходны, и я уже принял решение.

— Я вам очень обязан, мистер Хавкинс. — Роджер встал.

— Не надо громких слов, молодой человек. Я знал, что буду с вами работать. Я не люблю долго и подробно объяснять что-нибудь, а потом все еще переделывать. Вы сразу меня поняли и осуществили мои самые смелые замыслы. Я действительно очень доволен.

— Но эта голая девушка под душем, — снова напомнила Молли.

Хавкинс нетерпеливо вздохнул.

— Пойдите и приготовьте мне кофе, Молли, — сказал он и таким образом избавился от ассистентки. — Она просто иногда действует мне на нервы. Старая дева с причудами.

— Итак, девушка под душем остается? — уточнил Роджер.

— Конечно. Что за вопрос. Ну а теперь идите, Гордон. Я ведь тоже был когда-то молодым. Увидимся завтра за ленчем.

У Роджера было прекрасное настроение, когда он несколько минут спустя ехал на такси в отель «Хилтон».

Ну и денек был сегодня! Он получил заказ и познакомился со Сьюзан. И это он чувствовал утром усталость?

Внезапно Гордон ощутил себя таким свежим, как будто только что встал после долгого сна. А впереди была длинная и многообещающая ночь. То, что он нравится Сьюзан, он почувствовал сразу же. Роджер жаждал заключить ее в свои объятия и нежно ласкать. Бог свидетель, он влюбился в эту девушку!

Сьюзан ждала его в холле отеля. Она переоделась. На ней было светло-розовое легкое платье на тонких бретельках. Цвет платья хорошо гармонировал с ее роскошными рыжеватыми кудрями. Густые длинные волосы всегда возбуждали в Роджере эротические чувства. Особенно сильно он ощутил это при виде Сьюзан.

— Вы выглядите превосходно, — произнес он, здороваясь с девушкой. В его взгляде было столько горячего восхищения, что ее сердце снова учащенно забилось.

— Я как раз собиралась уходить, — промолвила она, просто чтобы не молчать. — Известно ведь, как долго могут продолжаться деловые переговоры.

— Давайте выпьем что-нибудь в баре, — предложил Роджер.

— Мне не хочется, — возразила Сьюзан. — Пойдем лучше к морю.

— Сейчас?

— А почему бы нет? Свежий воздух полезен и вам и мне. Как ваша голова?

— Плохо. Это означает, что дела у меня в порядке. — Роджер усмехнулся. — Давайте возьмем машину и поедем на Пума-бич. Там действительно хорошо.

— Я не знаю это место. Но люблю сюрпризы. А вы не хотите сначала зайти в отель и немного освежиться? Вы еще даже не распаковали вещи.

— Я не хотел опаздывать на встречу, так что я вообще не заезжал в отель. Да и зачем мне этот «Парк-Отель». Мне хочется быть рядом с вами. Держу пари, что я получу здесь комнату.

— Вы что, вообще не заказывали номер в «Парк-Отеле?»

Роджер отрицательно покачал головой.

— Я ничего не заказывал. Это я делаю только в том случае, когда знаю, что в городе происходит нечто такое, что привлекает массу народа. Но в Лос-Анджелесе я всегда получал номер в отеле. Подождите минуточку. Я быстро все устрою, а потом возьму напрокат машину. — Роджер направился к регистрационной стойке.

Сьюзан задумчиво посмотрела ему вслед. Ей нравилась его походка, по эластичности и гибкости напоминавшая движения хищника. Девушка вдруг почувствовала горячее вожделение. В последний раз она была влюблена так давно!

Сьюзан не была девушкой на одну ночь, но неожиданно ощутила такое страстное желание оказаться голой в объятиях Роджера, что у нее закружилась голова.

Роджер вернулся, весело улыбаясь. В руке он держал ключ. Сьюзан не отрываясь смотрела на его смеющийся рот, почти лишившись сил от переполнявшего ее желания.

— Я отнесу чемодан наверх и сейчас же вернусь. С машиной тоже все в порядке. Ночь принадлежит нам, моя красавица.

— Прекратите, — резко сказала Сьюзан. — Только послушайте, как это звучит.

В эту минуту Роджер был близок к тому, чтобы объясниться ей в любви, но решил сделать это позже. Сейчас было не к месту и не вовремя.

— Я вернусь через две минуты. — С этими словами Роджер направился к лифту.

Сьюзан нервно закурила. Что же с ней происходит? Почему она так сходит с ума по этому мужчине? В последние месяцы она встречала сотни других мужчин и не испытывала к ним ни физического, ни духовного влечения. Почему же ей так хотелось очутиться в объятиях Роджера?

Когда мужчина вернулся, Сьюзан заметила, что он снял галстук и расстегнул ворот рубашки. Пиджак свободно сидел на его плечах. Девушка поднялась с кресла, и они вышли из холла. Перед входом уже стоял взятый напрокат автомобиль. Роджер сел за руль, Сьюзан устроилась рядом.

— Цума-бич, — задумчиво произнесла она. — Звучит экзотично.

— Обычный пляж, — ответил Роджер. Он взглянул на Сьюзан и увидел, как поднимается и опускается при дыхании ее упругая грудь. Под тонким шифоном вырисовывались упругие соски. — Как мне повезло, что я тебя встретил, Сьюзан, — сказал Роджер хриплым голосом.

Девушка глубоко вздохнула и промолвила нарочито равнодушно:

— Это звучит так, словно я тебе нравлюсь.

— Послушай! — сказал Роджер и стукнул по рулю. — Я просто схожу по тебе с ума.

— Ты случайно не женат?

Роджер рассмеялся.

— Женитьба — это не для меня. Эти оковы я приберегу на потом, когда буду старым и седым.

— Это значит, что у тебя сегодня одна, а завтра другая?

Они ехали по магистрали, ведущей на запад.

— Я не могу утверждать, что жил как монах, — признался Роджер. — Но в одно мгновение все может измениться. Я всегда надеялся, что встречу однажды ту женщину, которая мне нужна. Это ты, Сьюзан.

Она откинула назад волосы и посмотрела на него.

— Это ты говоришь каждой?

— Нет, — ответил серьезно Роджер. — Я этого не делаю. Никогда не даю обещаний, которые не могу выполнить. Но Бог свидетель, Сьюзан, ты можешь разрушить все мои принципы.

Девушке польстили эти слова, но она все еще была настроена скептически.

— Я отношусь к таким вещам очень серьезно, Роджер. Любовь для меня не просто приключение. Это гораздо большее.

— Любовь правит миром. Она всем движет. Это может быть чертовски приятное чувство. И я, кажется, готов с ним познакомиться.

Сьюзан не знала, что ответить. Если бы Роджер обнял ее сейчас, поцеловал, она бы не устояла. Но ей не хотелось заводить с этим мужчиной простую интрижку, чтобы сегодня любить, а завтра забыть его. Она хотела гораздо большего.

Проехав еще миль двадцать, Роджер припарковался на дороге, идущей вдоль берега. Выйдя из машины, она тотчас ощутила свежий ветер с моря. Он взял Сьюзан за руку, и они медленно пошли по мягкому песку. Солнце зашло. Небо было сине-фиолетовым. Морские волны с тихим плеском набегали на берег. Вдали виднелась парочка, гулявшая с собакой. Больше никого на берегу не оказалось.

— Можно сойти с ума, — сказал Роджер. — Еще вчера я вообще тебя не знал, а сегодня ты мне так близка, что я с трудом могу дождаться минуты, когда обниму тебя.

Сьюзан смотрела мимо Роджера на воду. Она знала, что сейчас должна принять решение: или немедленно вернуться к машине, найдя какую-нибудь глупую отговорку, или…

Опять это страстное желание, это необузданное чувство, которое буквально лишало ее рассудка. Она действительно влюбилась в этого незнакомца и была напугана силой своего чувства.

Роджер, казалось, угадал мысли Сьюзан. Он задумчиво посмотрел на нее, остановился и обнял девушку. Его язык протиснулся сквозь ее губы. Сьюзан страстно ответила на поцелуй, опьяненная нежным теплом его рта. Руки Роджера ласкали ее обнаженные плечи, грудь с твердыми сосками.

— Мы сумасшедшие, — прошептала Сьюзан, когда они наконец оторвались друг от друга. — Мы просто сошли с ума.

Роджер снова с силой прижал ее к себе, и она почувствовала, как он возбужден. Их тела тесно прильнули друг к другу, и он стал целовать девушку с такой страстью и силой, что она почти задыхалась в его объятиях.

Они отпрянули друг от друга, когда с громким лаем подбежал большой черный пес. Оба были смущены и растеряны. Сьюзан поправила бретельки платья, которые Роджер сдвинул с ее плеч.

— Люди, — сказала она тихо.

Парочка, которой принадлежала собака, медленно приближалась. Пес, почесываясь, остановился около Роджера и Сьюзан. Он, очевидно, понял, что эти двое не стоят его внимания, и большими прыжками устремился навстречу хозяевам.

— Зачем мы вообще приехали сюда? — спросил Роджер, наматывая локон Сьюзан на указательный палец. Он нежно взглянул на девушку. — Что нам здесь нужно? Мы ведь должны быть только вдвоем, долго, долго…

У Сьюзан от волнения подкосились ноги. Люди с собакой прошли мимо и медленно удалялись, не обратив на влюбленных никакого внимания.

— Поедем обратно в отель, — попросил Роджер. — У нас ведь так мало времени.

— Вся ночь, — ответила Сьюзан. Она тоже ощущала горячее желание всегда быть с Роджером. Нельзя, чтобы этим свиданием все кончилось. Девушка глубоко вдохнула свежий морской воздух и посмотрела на море. Роджер прижал ее к себе, нежно прикоснувшись губами к шее. — Нет, Роджер, не здесь, — попросила Сьюзан. — Иначе я просто не знаю, что сделаю.

— Я так в тебя влюблен, — сказал он. — Я хотел бы всегда быть с тобой.

Сьюзан слегка оттолкнула его.

— Завтра ты скажешь то же самое другой.

Роджер нежно взглянул на нее.

— На этот раз все по-другому. Я хочу тебя, Сьюзан, я очень хочу тебя. Такого я еще не чувствовал ни с кем.

— Но все произошло так быстро…

— А ты разве этого не хочешь, Сьюзан? Ведь я тебе тоже нравлюсь.

Сьюзан снова оказалась в его объятиях. Она больше не сопротивлялась. Они поедут в отель и будут любить там друг друга. Их чувства сильнее всех условностей и раздумий…

* * *

В отеле они вошли в красивый, ухоженный, но абсолютно безликий номер Роджера. Сьюзан не замечала ничего вокруг — ни кресел у окна, ни коричнево-желтых штор, ни торшера, она видела лишь широкую кровать и смотрящего на нее с вожделением Роджера.

Сьюзан вдруг почувствовала, как ее охватили дрожь и возбуждение, которые она долго старалась побороть в себе.

— Мы одни, бэби, — произнес Роджер хриплым от волнения голосом, словно Сьюзан еще не осознала этого. — Наконец-то одни, бэби.

Он заключил ее в объятия. Когда в страстном поцелуе их языки нашли друг друга, Сьюзан ощутила, как все ее тело пронзило, словно током.

— Я люблю тебя Сьюзан. Я люблю тебя, я люблю тебя…

Нежные руки Роджера сбросили платье с ее тела. Она, дрожа, стояла в одних кружевных мини-трусиках.

— Роджер, — шептала девушка, — Роджер…

Он сорвал с себя одежду и отнес Сьюзан на кровать. Они лежали, прижавшись, на белых прохладных простынях.

Сьюзан тяжело задышала, когда Роджер стал ласкать ее тело: ставшие твердыми соски, мягкую округлость ее маленького живота. Она застонала, когда его рука, спустив трусики, нежно коснулась ее бедер. Сьюзан прижалась к обнаженному телу Роджера, почувствовав тепло его гладкой кожи и твердую мужскую плоть.

— Поцелуй меня, Роджер, поцелуй меня, — простонала девушка. И когда она ощутила его жаждущие губы повсюду на своем теле, то не могла больше сдерживаться.

— Сделай это, сделай это сейчас…

— Маленькая сладкая Сьюзан, — хрипло прошептал Роджер. Его голос сводил Сьюзан с ума.

— Иди ко мне, любимый.

Она раздвинула ноги, чтобы принять его. Когда он вошел в нее, Сьюзан тихо вскрикнула. В ее ушах зашумела кровь. Она так крепко прижала к себе Роджера, как будто хотела удержать его навсегда. Это были минуты безудержной страсти.

— Сейчас, сейчас, Роджер, — задыхаясь, прошептала Сьюзан и приподнялась под ним, пока ее не унесло горячим потоком к вершине наслаждения.

С чувственным стоном Роджер прижался губами к шее Сьюзан. В этот момент высочайшего экстаза они были одним целым.

— Я и не знала, что это может быть так великолепно, — промолвила Сьюзан, когда все было кончено и они, еще дрожа, лежали рядом.

— Ты чудесна, Сьюзан, — пробормотал Роджер, оставляя на ее груди и плечах короткие, быстрые поцелуи. — Ты самая волнующая женщина, которую я когда-либо встречал.

Сьюзан взглянула на Роджера и, увидев нежность в его глазах, почувствовала такое же волнение. Она ласкала Роджера, прижавшись лицом к его груди. Страсть, еще не совсем затихшая, дрожью отзывалась в ее теле.

— Я бы хотел быть с тобой очень долго, — сказал Роджер и нежно откинул со лба Сьюзан ее влажные волосы. — Я так тебя хочу.

— Я тоже хочу тебя, Роджер. — Сьюзан вдруг заметила в глазах любовника новое выражение. Он смотрел на нее с доверием и теплотой.

— Как ты прекрасна. — Руки Роджера снова начали ласкать тело Сьюзан. — Твоя чудесная грудь, твои стройные ноги…

— Это ведь не просто любовная интрижка, правда, Роджер?

Он громко рассмеялся.

— Что за мысли приходят тебе в голову?! Ты мне не только нравишься, я люблю тебя. И, когда мы будем в Нью-Йорке, хотел бы видеть тебя каждый день. Быть с тобой каждую ночь.

Роджер нежно гладил ее бедра, и Сьюзан ощутила, как в ней поднимается новая волна желания. Она не могла с ним бороться. Все в ней стремилось к Роджеру. Их губы встретились. Сьюзан словно находилась в каком-то дурмане, ничего слаще она никогда не испытывала.

— Моя Сьюзан, моя трепетная, нежная Сьюзан, — прошептал Роджер, и, когда она прикоснулась к нему, его плоть мгновенно отреагировала на ее ласку.

— Роджер, — пролепетала Сьюзан, когда он привлек ее к себе и положил свои руки на ее упругие груди. Новый прилив страсти бросил их друг к другу.

Когда спустя некоторое время Сьюзан лежала, расслабившись, в объятиях Роджера, ее охватило чувство защищенности. Больше всего ей хотелось навсегда удержать эти ласковые минуты, эту приятную усталость… Каким хорошим, каким нежным и естественным он был. Разве когда-нибудь она так влюблялась? Разве переживала с кем-то нечто подобное? В ее сердце был сейчас только один человек — Роджер.

Выйдя позднее из ванной, она увидела, как Роджер прикурил две сигареты. Одну он отдал Сьюзан, которая, не стесняясь своей наготы, пересекла комнату и, подойдя к кровати, присела на край. Роджер легким движением положил руку ей на бедро.

В комнате сгустились сумерки. За окнами сверкала луна. Где-то вдали было море.

Сьюзан снова взглянула на Роджера. На его светлые глаза, слипшиеся от пота темные волосы, на его мужественный рот, который мог быть таким нежным. Она была счастлива.

Девушка ни минуты не сомневалась, что они опять встретятся в Нью-Йорке. Они снова будут лежать в объятиях друг друга и заниматься любовью. Они все станут делать вместе, безгранично и полностью доверяя друг другу. Такова настоящая любовь!

В этот момент Сьюзан могла совершить любую глупость. Но она лишь наклонилась к Роджеру и слегка коснулась губами его рта.

— Я никогда не думал, что этот день так закончится, — признался Роджер и затянулся сигаретой. — Но я был сразу очарован, как только увидел тебя в самолете. Что-то было в твоих глазах, какая-то удивительная страстность…

Сьюзан откинула назад свои длинные рыжевато-каштановые волосы.

— Видимо, так и было, — задумчиво улыбнулась она.

— И эти долгие часы полета, которые мы провели в разговорах, — продолжал Роджер. — Ты мне, может, невольно столько рассказала о себе. Уже тогда я знал, что влюблюсь в тебя. А когда мы прибыли в Лос-Анджелес, я был в этом уверен.

Сьюзан повернула к нему свое лицо — спокойное и счастливое лицо любимой и любящей женщины.

— Если бы только тебя звали по-другому!

Роджер рассмеялся.

— Ты все еще не можешь это пережить?

Сьюзан затушила в пепельнице сигарету. Она легла рядом с Роджером под легкое, тонкое покрывало и прижалась к нему.

— С сегодняшнего дня Роджер для меня самое прекрасное имя в мире, — сказала она.

Роджер бросил сигарету в пепельницу, стоявшую на столике около кровати, и обнял Сьюзан.

— Ну что такое имя? Я люблю тебя, Сьюзан, и это ты должна всегда помнить.

— Как я могу забыть об этом? — засмеялась она.

Влюбленные неподвижно лежали рядом, наслаждаясь теплом друг друга. Роджер вдруг почувствовал в этот момент угрызения совести. «Может, стоит сейчас все рассказать Сьюзан? Кажется, самый подходящий момент? Все равно ведь нельзя вечно скрывать, что он и есть тот мужчина, которого она ненавидит? Как все это глупо! Но, если он раскроется Сьюзан, то она его поймет и простит».

В этот момент девушка произнесла:

— Я ненавижу этого Роджера Гордона.

Роджер откашлялся.

— Может, он лучше, чем ты о нем думаешь. Наверняка честолюбивый бизнесмен, но не исключено, что он хороший парень. Когда ты познакомишься с ним, может быть, даже влюбишься.

Сьюзан вздрогнула. Она с яростью посмотрела на Роджера.

— В этого типа я никогда не могла бы влюбиться. И вообще все мужчины на свете для меня умерли, кроме тебя. — Она нагнулась к Роджеру и поцеловала его.

Роджер понял, что сейчас не время говорить Сьюзан правду.

— Иди ко мне. Я согрею твои ноги, — предложил он. — Они просто ледяные. У впечатлительных женщин такое часто бывает.