Прочитайте онлайн Реклама - двигатель любви | Часть 1

Читать книгу Реклама - двигатель любви
3416+475
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Сычев
  • Язык: ru
Поделиться

1

— Я бы просто убила этого парня! Когда-нибудь так и сделаю. — Сьюзан швырнула свою папку на стол с такой злостью, что секретарша Руби Стил лишь молча посмотрела на свою шефиню.

— Угадай, кто получил заказ Люси Мартин? — Сьюзан остановилась перед Руби, скрестив руки на груди.

— Он опять добился своего, этот проклятый Роджер Гордон, — произнесла секретарша, хорошенькая маленькая женщина с коротко подстриженными каштановыми волосами.

— Вот именно! — Сьюзан отбросила назад копну каштаново-рыжих кудрей. Она была вне себя от ярости. — И теперь ты можешь мне не рассказывать, что он просто очаровал даму. Люси Мартин — старый боевой конь в большом бизнесе. У нее за плечами добрых восемьдесят лет.

— Ей семьдесят восемь.

Сьюзан насмешливо фыркнула.

— Ну хорошо, почти восемьдесят! Старая леди меня даже не приняла. Она передала мне через своего сотрудника, что заказ отдан другому. Я, конечно, на этом не успокоилась, а выяснив все-таки, кто за этим скрывается, чуть не лопнула от злости!

— Кофе? — спросила Руби и встала.

— Кофе еще больше возбудит меня. — Сьюзан достала сигарету из пачки, лежащей на столе, и закурила. Она небрежно села на край письменного стола. Ее длинные ноги были особенно видны под короткой юбкой нарядного костюма. — Может быть, он приставал к ней. От него не убережется и мумия. Это отвратительный, гнусный мужик.

— Но ведь ты совсем не знаешь Роджера Гордона, — заметила Руби. — Говорят, он выглядит блестяще.

— По мне, так он может выглядеть, как Роберт Редфорд. Я говорю о том, что парень работает нечестно. Я столько затратила усилий на проклятую рекламу дурацкой детской каши. И тут появляется этот подлец и выхватывает все буквально из-под носа. Запомни, Руби, наше рекламное агентство наверняка разорится, если Гордон и дальше будет выкидывать свои штучки в Нью-Йорке.

— Но он работает хорошо, надо отдать ему должное.

Сьюзан посмотрел на Руби так, будто хотела вцепиться ей в горло.

Секретарша подняла руки.

— Не волнуйся, Сьюзан. Послезавтра ты летишь в Лос-Анджелес. Твои наброски для новой косметической серии наверняка понравятся Теду Хавкинсу. И тут уж Роджер Гордон не сможет стать тебе поперек дороги.

— Кто знает, какие связи у этого типа! — Сьюзан так энергично загасила в пепельнице сигарету, словно это было лицо Роджера Гордона.

Ее конкурент открыл свое рекламное бюро только два месяца тому назад на Тридцать второй улице. Сначала Сьюзан вообще не обратила на это внимания, пока у нее вдруг не появились первые трудности. Она никогда не встречалась с Гордоном и, видит Бог, отнюдь не стремилась к этому.

После окончания колледжа девушка несколько семестров изучала историю искусств и графику. Отец оказывал ей большую финансовую помощь, и она вскоре смогла открыть собственное рекламное агентство. Здесь работали три сотрудника, и все началось очень хорошо. Благодаря связям отца Сьюзан скоро получила и заказы. Ничего не мешало быстрому взлету ее карьеры, пока не появился Роджер Гордон.

— Давай-ка перекусим, — предложила Руби.

— Пошли к итальянцам. Выпьешь красного вина, и оно тебя успокоит.

Зелено-золотистые глаза Сьюзан все еще были полны злости.

— Меня ничто не сможет успокоить. Если бы этот Роджер Гордон попал в мои руки! Я бы просто свернула ему шею!

— Чепуха, — засмеялась Руби. — Твои планы мести тебе ничего не дадут. Забудь его.

— Тебе хорошо говорить! Чего я только ни придумывала для рекламы детского питания. По ночам ломала себе голову над какой-нибудь оригинальной идеей. И вдруг появляется этот отвратительный тип и нагло отбирает у меня заказ.

— Свободная рыночная экономика!

— Если бы это случилось в первый раз, — сказала Сьюзан. — Но он доведет дело до того, что я вообще не смогу что-либо предпринимать в Нью-Йорке.

— Тебе следовало бы работать с ним вместе. Вы были бы хорошей командой.

— Я лучше спрыгну с двадцать третьего этажа! — прошипела Сьюзан. — И что это за человек!

Руби постучала шариковой ручкой о край стола для пишущей машинки.

— Я как-то видела его фотографию в «Геральд трибюн». Выглядит он неплохо. Говорят, женщины без ума от этого парня. В нем должно быть что-то такое, что безотказно действует на противоположный пол. Говорят, он меняет своих подружек, как рубашки. Просто какой-то сексуальный маньяк.

— Отвратительно, — произнесла Сьюзан.

— Ну, пошли, — подтолкнула ее Руби. — Я ведь уже сказала, выкинь его из головы. Ты наверняка получишь заказ в Лос-Анджелесе, и тогда Роджер Гордон будет забыт навсегда.

— Я его никогда не забуду, — призналась Сьюзан. — И однажды расквитаюсь с ним за все.

Руби улыбнулась.

— Местью надо наслаждаться, когда она только свершилась. Пойди сейчас же к нему и скажи, что ты о нем думаешь. Может быть, час спустя ты уже окажешься с ним в постели.

Сьюзан с шумом вдохнула воздух.

— За кого ты меня, собственно говоря, принимаешь? Я лучше бы легла с Кинг Конгом, чем связалась с этим типом.

— Мне хочется есть, — заявила Руби, — и сейчас как раз время ленча. Забудь свою злость. Незачем плакать о пролитом молоке. И кто вообще этот Роджер Гордон?

— Ты права, — промолвила Сьюзан, — пойдем лучше к Марио. Хотя у меня нет никакого аппетита.

— Ну, он придет во время еды. А после ленча мы еще раз просмотрим наши наброски для Теда Хавкинса. Я нахожу твою идею с лосьоном для тела великолепной. Полуголая женщина верхом на лошади. В этом есть и эротика, и страсть.

Девушка состроила гримасу.

— Мне иногда кажется, что я неудачница.

— Ты что, не в своем уме? Открой любой иллюстрированный журнал, и в каждом ты найдешь свою рекламу готовых блюд Булла. И вообще, покажи-ка этому Роджеру Гордону, на что способна! Ты его наверняка заткнешь за пояс.

Сьюзан улыбнулась.

— Ты все время стараешься подбодрить меня. Но, по правде говоря, я очень расстроена.

— В этих случаях помогают хорошая еда и хорошее вино. Пойдем Сьюзан. После еды ты будешь чувствовать себя лучше. Ты ведь не капитулируешь перед мужчиной, не так ли?

— Это чудовище! — прошипела Сьюзан, повесила свою белую сумку через плечо и вышла через стеклянную дверь на улицу вслед за Руби. Настроение у нее все еще было подавленное, и стаканчик вина вряд ли его изменит.

Потом она стала думать о Лос-Анджелесе и Теде Хавкинсе, с которым уже однажды работала: «Если я получу заказ на косметическую серию, то все будет в порядке». Сьюзан не хотела больше вспоминать про детское питание и уж тем более о Роджере Гордоне.

Роджер стоял перед зеркалом и брился. Тихое жужжание бритвы в это утро его раздражало. Болела голова. Он испытующе посмотрел на себя в зеркало. Заметны ли на его лице следы бурно проведенной ночи?

Мужчина был на вечеринке до четырех часов. И там он не только танцевал. Платиновая блондинка Памела была знойной женщиной. И много чего могло бы еще произойти. Роджер недовольно скривил рот. В общем и целом он был по горло сыт женщинами, которые бегали за ним и предлагали себя, как будто Гордон был единственным мужчиной на свете.

«Влюбиться бы снова по-настоящему!» — подумал он и отложил бритву в сторону. Французский лосьон после бритья источал свежий горький аромат. Роджер нанес его на щеки и шею и почувствовал себя посвежевшим.

Он пригладил щеткой густые, коротко подстриженные темные волосы и бросил еще один критический взгляд серых глаз в зеркало. «Я все еще выгляжу слегка усталым», — подумал Роджер. Но здоровый загар, с трудом приобретенный в городе, скрывал некоторую помятость мужественного лица.

Роджер прошел из своей элегантной, отделанной темно-коричневым кафелем ванной в шестидесятиметровую гостиную. Он въехал в шикарные апартаменты на тридцатом этаже два месяца тому назад, когда открыл свое рекламное агентство. Черный клубный гарнитур, обтянутый буйволовой кожей удачно контрастировал с белой современной мебелью. Это была сугубо мужская комната, безо всяких безделушек и мишуры. Лишь у окон стояло несколько кадок с пальмами — единственное украшение, которое позволил себе Роджер.

Он включил на полную мощность стереосистему, и помещение наполнилось звуками музыки. Холодный душ немного привел его в себя. Но он все еще ощущал некоторую вялость.

Роджер прошел в спальню, вся обстановка которой состояла из огромной французской кровати, комода и зеркального шкафа. Надел свежую белую рубашку, повязав галстук — узкую полоску кожи цвета красного вина, светлые серые брюки, темно-синий пиджак и черные башмаки. Все. Он был готов.

На кухне Роджер включил кофеварку. Он выпил горячий, крепкий кофе и съел тост с маслом. Еда буквально застревала у него в горле, и Роджеру пришлось запивать ее большими глотками.

Это все вчерашние напитки! А ему нужно иметь свежую голову, когда он будет в Лос-Анджелесе. Тед Хавкинс примет его уже сегодня. Так они оговорили заранее. Роджер был уверен, что он получит и этот заказ.

Фабриканту, обладающему миллионным состоянием, наверняка понравятся идеи по рекламе его новой продукции. Роджер уже много дней серьезно работал над ними.

Музыка вдруг стала действовать ему на нервы. Он выключил радио. За окнами был свинцово-серый день. К полудню, похоже, пойдет дождь. Но для Роджера это не имело никакого значения, через час он уже будет лететь в Калифорнию.

В ванной комнате Роджер уложил свои туалетные принадлежности в кожаную сумку и бросил ее в чемодан. Голова все еще слегка побаливала. Проклятая пьянка! Зазвонил телефон. Роджер помедлил и посмотрел на часы. Возможно, это кто-то из его сотрудников. Он неохотно снял трубку и услышал звонкий женский голос.

— Привет, Пам, — сказал Гордон. — Уже выспалась?

— Я непременно хотела еще раз сказать тебе «до свидания», чтобы ты меня не забыл. Когда вернешься в Нью-Йорк?

Мужчина потихоньку зевнул.

— Вероятно, послезавтра.

— И ты мне тут же позвонишь?

— Возможно, Пам. Хотя такое ощущение, что мне не мешало бы отоспаться примерно двадцать четыре часа.

— Ты не очень-то галантен, Роджер. Вчера ты нравился мне гораздо больше.

— Вчера вечером я ведь выпил шесть или восемь двойных виски.

— Это грубо, Роджер. Ты хочешь сказать, что я тебе нравлюсь, лишь когда ты пьяный?

— Ты очаровательная женщина, Памела, — возразил Гордон без особого вдохновения в голосе. — Но, знаешь, иногда я должен думать и о своей работе.

— О'кей, понимаю. Я тебе надоела и могу убираться.

— Ну зачем так агрессивно? Я сегодня не в лучшем расположении духа, как можешь догадаться. Кроме того, должен сейчас ехать в аэропорт. Скоро мой самолет. Мы еще увидимся, Пам. До встречи.

Было слышно, как Памела вздохнула.

— Не забывай меня, Роджер.

— Конечно, не забуду, — ответил он. — Я свяжусь с тобой. — Роджер положил трубку и снова зевнул, прикрыв рот рукой.

Памела была одной из тех девушек, с которыми знакомятся на вечеринках. Аппетитное создание с самой волнующей грудью, которую когда-либо видел Роджер. Если бы она еще не была такой глупой и простодушной! Но с Пам можно было заниматься лишь одним. А она, кажется, без ума от него.

«Я должен тихо похоронить всю эту историю, — решил Роджер. — Стану звонить ей все реже и реже, пока она не поймет, в чем дело. Но, похоже, уже сейчас Пам все поняла».

Он взял чемодан, вышел из квартиры и направился к лифту. Действительно пора ехать в аэропорт. Всякий раз Гордон успевал на самолет в самую последнюю минуту.

Привратник поздоровался с Роджером, когда тот проходил мимо него к стеклянной двери. Роджер подозвал такси и сел в машину.

— Аэропорт Кеннеди, — сказал он и закрыл на несколько секунд глаза, пока такси лавировало в сильном уличном движении.

«Высплюсь в самолете, — подумал он. — Ведь у меня будет несколько часов до посадки в Лос-Анджелесе».

Приветливая стюардесса проводила Сьюзан до ее места в салоне. Сьюзан вежливо поздоровалась, садясь рядом с Роджером. Он едва ответил ей, равнодушно листая газету. Однако тотчас заметил, что девушка в белом брючном костюме выглядит потрясающе.

Сьюзан была недовольна, что ее место не у окна. Но затем успокоила себя тем, что во время полета все равно ничего нельзя увидеть, кроме ясного голубого неба да пары облаков.

Девушка обожала летать. Это было в ее вкусе. Она с удовольствием совершила бы кругосветное путешествие на самолете. Однажды Сьюзан летела на «Конкорде», и это осталось незабываемым событием в ее жизни.

Она пристегнулась и посмотрела на своего соседа, который все еще был занят чтением газеты. Тут появилась стюардесса и обратилась к Роджеру:

— Вы должны пристегнуться, сэр. Через несколько минут мы взлетаем.

Роджер кивнул головой и застегнул ремни. Взглянув в сторону, он встретился взглядом с Сьюзан. Она улыбалась.

— Не боитесь летать? — спросил он. Девушка ему явно нравилась.

— Я нахожу это прекрасным, — ответила Сьюзан. — Я могла бы провести в самолете половину моей жизни.

Роджер усмехнулся.

— Почему же вы не стали стюардессой?

— Потому что у меня таланты в другой области.

— В самом деле? — Гордон спросил это таким тоном, что Сьюзан невольно покраснела.

— Я лечу в Лос-Анджелес по делам, — заявила она немного высокомерно.

Роджер задумчиво посмотрел на нее.

— Вы актриса или фотомодель?

— Ничего подобного. Продолжайте угадывать.

Роджер свернул газету и положил ее рядом с собой на сиденье.

— Вы журналистка, верно?

— Опять мимо.

— Почему вы мне прямо не скажете, что вы секретарша и летите навестить вашего босса в Лос-Анджелесе?

— Потому что я неохотно лгу.

— Итак, вы не хотите мне рассказать, кто вы по профессии. Это что, большая тайна? — Он чуть склонился к девушке. — Может быть, вы снимаетесь в порнофильмах?

Сьюзан посмотрела на него с возмущением.

— Ох уж эти мужчины! — процедила она сквозь зубы.

Роджер засмеялся.

— Меня всегда интересует профессия собеседника. Она дает мне возможность догадаться о его способностях и характере.

— Если вас это успокоит, то я вам ее открою. — Теперь улыбалась и Сьюзан.

— Ну, я весь внимание.

— У меня рекламное агентство.

На какое-то мгновение Роджер потерял дар речи и лишь пристально смотрел на свою соседку.

— Почему вы так на меня смотрите? — спросила Сьюзан.

Роджер поперхнулся.

— А что, нельзя? Итак, рекламное агентство. Интересная работа. Может быть, вы откроете мне и свое имя? Держу пари, вас зовут Глэдис.

— В угадывании вы не особенно сильны. Не так ли?

— Да, за это я еще не получил ни одной премии.

— Я так и думала. Меня зовут Сьюзан.

— А меня Роджер.

— Роджер? — повторила Сьюзан и состроила такую гримасу, как будто проглотила ломтик лимона. — Я до смерти ненавижу это имя.

— Почему же? Звучит не так уж плохо. Я еще не встречал девушек, которым бы оно не нравилось.

— Я не люблю это имя. Оно отвратительно.

— Это вы должны объяснить подробнее. Откуда эта нелюбовь? Может быть, так зовут вашего отца, а вы его недолюбливаете?

— Моего отца зовут Фрэнк, и я его люблю. С именем Роджер особая история.

— Не хотите ли вы мне ее рассказать? Я ужасно любопытный.

В разговорах оба не заметили, что самолет уже давно взлетел. Световое табло показывало, что можно отстегнуть ремни и курить. Сьюзан, увидев надпись, отстегнула ремни. Роджер последовал ее примеру.

— Ну, так что же связано у вас с именем Роджер? — спросил он.

— А вы действительно очень любопытны. Даже несколько бестактны.

— Есть только бестактные ответы, но нет бестактных вопросов.

— Похоже, вы читали Оскара Уайльда, — констатировала Сьюзан. — Вот уж не думала, что вы такой образованный.

— Благодарю, — сухо произнес Роджер.

— Я не хотела вас обидеть. — Она снова улыбнулась. — Но мужчины, которые хорошо выглядят, часто бывают пустыми.

— И много еще у вас в запасе таких любезностей?

— Пардон, — сказала Сьюзан. — Вы обижены?

— Меня не так уж легко обидеть. Кроме того, я хочу узнать, почему вы не переносите имя Роджер.

Сьюзан вздохнула.

— Я вам все расскажу.

И она разразилась эмоциональной речью. Роджер не поверил своим ушам, когда услышал свою фамилию. Потом все понял.

— Этот Роджер Гордон такой подлый и коварный парень, что я охотно удушила бы его. Он всегда меня опережает, везде оказывается первым. Этот человек разорит меня. Я ненавижу его, как чуму.

Роджер онемел от удивления. Конечно, он слышал о Сьюзан Престон. И теперь его очень забавляло то обстоятельство, что он оказался рядом с ней. Если бы он раньше знал, как выглядит эта Сьюзан Престон…

— Теперь вы понимаете, что это имя действует на меня как красная тряпка на быка.

— А вы с ним знакомы?

— Я его никогда не видела и не имею ни малейшего желания наверстывать упущенное. Он меня совершенно не интересует. Но я очень хотела бы как-нибудь оставить его в дураках. И однажды сделаю это. Я уведу у него из-под носа самый крупный заказ всех времен. Вот уж он удивится!

— Вы невероятно красивы, когда злитесь. Я мог бы мгновенно в вас влюбиться.

— Ах! — Сьюзан нетерпеливо отбросила со лба локон.

— В самом деле, я нахожу вас очаровательной. — Роджер пустил в ход свою самую обворожительную улыбку, и Сьюзан увидела, насколько он неотразим. Она вдруг почувствовала сильное физическое влечение к этому человеку. Взгляд Роджера вызывал у нее волнение.

— А какие у вас дела в Лос-Анджелесе? — спросила девушка.

— Я бизнесмен, — быстро ответил Роджер. — Экспорт-импорт.

— Понимаю, — заметила Сьюзан. — И долго вы будете в Лос-Анджелесе?

— Несколько дней. Хотя охотно остался бы здесь на более длительное время. Я люблю Калифорнию — климат, солнце, море…

Сьюзан вздохнула.

— Тогда у вас такие же проблемы, как и у меня.

— Ну наконец-то мы нашли нечто общее, — заметил Роджер. — Это меня радует.

— Я ничего не имею против вас. — Сьюзан примирительно улыбнулась.

— Тем лучше, — сказал Роджер. — Вы мне очень нравитесь.

— У вас это происходит так быстро?

— Но ведь или сразу же чувствуешь к кому-нибудь симпатию или нет. Вы мне сразу понравились. Когда я сел в самолет, я был смертельно усталым, а теперь свеж и бодр. Это ваша заслуга.

— Я и не знала, что действую так освежающе.

— Теперь вы это знаете. У вас есть какие-нибудь планы на сегодняшний вечер в Лос-Анджелесе?

Сьюзан невольно рассмеялась. По спине вдруг побежали странные мурашки. Она быстро закинула ногу за ногу.

— Я сегодня вечером свободна. Встреча с моим заказчиком назначена на завтрашнее утро.

— Превосходно! — воскликнул Роджер. — Разрешите пригласить вас на ужин, совершенно по-дружески, безо всяких обязательств с вашей стороны?

Сьюзан недоверчиво посмотрела на него.

— Так я вам и поверила!

— Я говорю это совершенно искренно. — Серые глаза Роджера смотрели почти наивно.

— Вы хорошо знаете Лос-Анджелес?

— Я был там уже несколько раз. Со мной вы не заблудитесь. Ну так как?

— Но у меня ведь есть несколько часов, чтобы обдумать ваше предложение.

Роджер засмеялся.

— Я попытаюсь повлиять на вас. Правда, у меня сегодня вечером короткая деловая встреча, но потом все мое время, до самого утра, в вашем распоряжении.

— Заманчивое предложение, — произнесла Сьюзан с сарказмом, почувствовав, однако, как забилось ее сердце. — В каком отеле вы остановитесь? — осведомилась она.

— Как всегда, в отеле «Лос-Анджелес-парк».

— А я заказала номер в «Хилтоне».

— Ну, это не помеха, — промолвил Роджер весело. — Вы можете переменить свое решение или я остановлюсь в «Хилтоне».

— В этом нет абсолютно никакой нужды, — заметила Сьюзан.

— Кто знает? — Роджер снова усмехнулся, так что Сьюзан бросило в жар. — Но, как вы уже сказали, у нас есть еще несколько часов, чтобы все обдумать.

Подошла стюардесса и спросила, что они хотели бы выпить.

Сьюзан заказала апельсиновый сок, а Роджер попросил «Алка-Зельцер».

— Вероятно, была трудная ночь? Не так ли? — спросила Сьюзан, когда стюардесса отошла.

— Обычная вечеринка, — возразил Роджер. — Ну, как это всегда бывает. Проклятое виски!

— Вам хорошо бы немного поплавать, когда прилетим в Лос-Анджелес. Это лучшее средство от похмелья.

— К этому времени, надеюсь, я буду в полном порядке, — улыбнулся Роджер.

— Желудок, да? — спросила с сочувствием Сьюзан. — Попробуйте свежие ананасы. Они успокаивают.

— С тех пор, как сижу рядом с вами, я чувствую себя значительно лучше.

Они посмотрели друг на друга и поняли, что между ними возникло нечто большее, чем просто взаимная симпатия. Это было внезапное влечение. Сьюзан с волнением подумала о том, как ее будет целовать этот мужественный рот. В том, что это произойдет, она нисколько не сомневалась.

Бывает ли действительно любовь с первого взгляда? Сьюзан чувствовала себя как будто слегка под хмельком. Но это было приятное состояние.