Прочитайте онлайн Реально смешное фэнтези | Терри Джонс Звезда нашей фермы

Читать книгу Реально смешное фэнтези
2916+1123
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Алешина
  • Язык: ru
Поделиться

Терри Джонс

Звезда нашей фермы

Терри Джонс (Terry Jones, род. 1942) всегда будет известен как один из участников комик-группы «Монти Пайтон» (Monty Python), хотя его творческая деятельность была намного шире. Среди его сочинений достаточно академическое «Рыцарь Чосера» (Chaucer's Knight, 1980) и замечательные сборники рассказов «Сказки» (Fairy Tales, 1981) и «Фантастические истории» (Fantastic Stories, 1992). Вот один из его любимых рассказов из последнего сборника.

Жил-был пес, который умел исполнять просто удивительные трюки — мог стоять на голове и лаять «Собачью хоровую», одновременно подкидывая задними лапами восемь мячей, а передними играя на скрипке. Но это лишь один из трюков.

Другой заключался в следующем: он сжимал зубами собственный хвост, потом колесом катился по двору фермы, удерживая на лапах два длинных шеста, на концах которых балансировали корова Маргаритка и старая ломовая лошадь. И все это время рассказывал потрясающе смешные истории, которые выдумывал на ходу.

Однажды Шарлемань, петух, сказал псу Станиславу:

— Зря ты, Стэн, время тратишь, показывая свои удивительные трюки на этой старой ферме. Тебе надо поехать в Большой Город или поступить в цирк.

И однажды, ярким весенним утром, пес Станислав и петух Шарлемань отправились на поиски счастья в Большой Город.

Шли они долго и наконец оказались на ярмарке. Люди торговали там всем, что только можно себе вообразить. А еще там была сцена, на которой выступала труппа бродячих музыкантов.

И петух Шарлемань подошел к главному этой труппы и сказал:

— Слушай-ка, добрый человек, у тебя сегодня счастливый день, потому как ты видишь перед собой самого талантливого, самого удивительного жонглера, акробата, чревовещателя, комика и артиста самого широкого профиля на всей нашей ферме… да и на любой другой… Станислав!

И Станислав, который все это время застенчиво рассматривал свои лапы, низко поклонился.

— Ты что, читать не умеешь? — спросил главный. — Вход с собаками запрещен!

И без дальнейшего шума петуха Шарлеманя и пса Станислава вышвырнули.

— Ну и ладно! — сказал Шарлемань, стряхивая с перьев дорожную пыль. — Ты слишком хорош для труппы бродячих музыкантов.

Станислав с трудом вылез из канавы. Он был весь в грязи. На своего друга он смотрел жалобно.

— Я устал, — сказал он. — Хочу домой, к своему хозяину.

— Выше нос, друг мой! — отвечал петух Шарлемань. — Мы идем в Большой Город, где красивые дамы и господа увешаны бриллиантами, где герцоги и графы щеголяют рубинами и изумрудами и где улицы выложены золотом. С твоими-то талантами… да ты вмиг их завоюешь. И мы станем богатыми!

И петух с псом снова вышли на длинную, грязную дорогу, которая вела в Большой Город.

По пути им, случилось пройти мимо цирка. Петух Шарлемань подошел к дрессировщику, который как раз учил львов стоять на задних Лапах и прыгать через кольцо.

— Послушай-ка, добрый человек, — сказал петух Шарлемань, — тебе больше не придется заниматься такими глупостями! Позволь представить тебе самого искусного акробата и жонглера, который может не только стоять на задних лапах, но и прыгнуть через пятьдесят таких колец… спиной… и одновременно удерживать на носу одного из твоих львов… и все это на высоко натянутой проволоке… без сетки!

— Я занимаюсь только львами, — ответил дрессировщик.

— Но у пса Станислава больше таланта в задней правой ноге, чем у всех твоих львов!

— Это лучшие цирковые львы! — воскликнул дрессировщик. — А тебя и твою собаку они съедят на ужин и глазом не моргнув. Кстати, им самое время подкрепиться.

И он протянул руку, чтобы схватить петуха Шарлеманя. Пес Стэн, увидев, как оборачивается дело, ущипнул дрессировщика за ногу.

— Беги, Шарлемань! — закричал он.

И Шарлемань побежал что было сил, а Стэн тем временем принялся прыгать и кусать других людей за пятки, поскольку все работники цирка выскочили на дорогу, чтобы прогнать их.

— Помогите! — кудахтал Шарлемань, а работники цирка почти догнали его и уже протягивали руки, чтобы схватить его за шею.

Но пес Стэн крутился у них под ногами, и они спотыкались о него.

И тут он сказал Шарлеманю:

— Прыгай мне на спину! Я бегаю в четыре раза быстрее, чем эти клоуны.!

И они убежали, при этом петух Шарлемань крепко держался за спину пса Стэна.

Той ночью они спали под забором. Петух Шарлемань ужасно нервничал, но пес Стэн прижался к своему другу, защищая его. Правда, и сам Стэн был не очень-то счастлив.

— Я голоден, — бормотал он, — хочу домой к своему хозяину.

— Выше нос! — сказал Шарлемань. — Завтра мы придем в Большой Город, где оценят твои таланты. Забудь про этих деревенщин. Говорю тебе — слава и деньги ждут тебя и…

Но его друг уже спал.

И на следующий день они добрались до Большого Города. Поначалу шум и толкотня привели их в ужас. Не раз приходилось им отпрыгивать в канаву, чтобы на них не наехала повозка или экипаж, а когда кто-то вылил ночной горшок из окна на улицу и его содержимое попало прямо на них, они оба промокли.

— О господи, как же я скучаю по ферме, — сказал пес Стэн. — Нас никто здесь и знать не хочет.

— Приободрись! — вскричал Шарлемань. — Прорвемся! До самой вершины доберемся!

И постучал в ворота дворца архиепископа.

Вышло так, что архиепископ в тот самый момент как раз собирался покинуть дворец, и когда слуга открыл ворота, архиепископ увидел на пороге петуха и пса.

— Ваше преосвященство! — сказал Шарлемань, низко поклонившись слуге. — Позвольте представить вам самого удивительного вундеркинда нашего времени — пса Станислава! Он делает трюки, которые могут показаться невозможными! Это и вправду чудо…

— Убирайтесь! — сказал слуга, который от удивления не сразу заговорил. А потом начал закрывать ворота.

Но петух Шарлемань неожиданно вышел из себя.

— Да послушайте же! — вскричал он и налетел на слугу, выставив вперед шпоры.

Слуга до того изумился, что упал навзничь, а петух Шарлемань вскочил ему на грудь и закричал:

— Этот пес — гений! Ни на одной ферме, кроме нашей, такого нет! Дайте же ему шанс показать себя!

И пес Стэн, крадучись, неуверенно зайдя в холл, начал выделывать разные трюки — стоять на хвосте, жонглируя ценными китайскими украшениями (он успел схватить их со шкафа, который оказался рядом), одновременно лаять «Собачью хоровую», — которые обычно особенно хорошо принимали свиньи.

— Мой фарфор! — закричал архиепископ, — Немедленно остановите собаку!

И несколько слуг архиепископа набросились на пса Стэна. Но Стэн ловко увернулся и, схватив архиепископскую митру, поставил на нее древнюю редкую вазу династии Мин и принялся ею жонглировать.

— Ну не велик ли он?! — воскликнул петух Шарлемань.

— Хватайте его! — закричал архиепископ, и слуги схватили Шарлеманя.

— Но вы посмотрите на пса! — кудахтал петух. — Неужели не видите, как он велик? Умеет ли кто другой так жонглировать?

Но тут — вот незадача! — в холл, услышав весь этот шум, сбежались все дворецкие, горничные, кухонная прислуга и садовники. Поначалу они в ужасе смотрели на происходящее — на лающую собаку, балансирующую на хвосте и жонглирующую самыми ценными предметами из драгоценной архиепископской коллекции фарфора.

— Остановите его! — снова закричал архиепископ.

И без дальнейших указаний все набросились на беднягу Стэна, а тот исчез среди размахивающих рук и бегающих ног. Как результат, весь самый лучший фарфор архиепископа, разумеется, разбился об пол и разлетелся на мелкие осколки.

— Посмотрите, что вы наделали! — завопил Шарлемань.

— Посмотрите, что мы наделали! — воскликнул архиепископ. — Послушайте! Вы оба грязные, у вас такой вид, точно вы спали под забором, от вас несет содержимым ночного горшка, и вы осмелились ворваться в мой дворец и разбили мой лучший фарфор! Что ж! Придется вам заплатить за это! Бросьте их в мою самую жуткую темницу!

И только слуги архиепископа было собрались сделать это, как сверху послышался чей-то Глас.

— Прошу всех помолчать! — сказал Глас.

Все замерли. И Глас продолжил:

— Неужели вы не знаете, кто я? Архиепископ! Какой стыд! Я Глас Божий!

Архиепископ упал на колени и забормотал молитву, а вслед за ним то же стали делать и другие.

— Так-то лучше! — сказал Глас Божий. — А теперь дайте возможность псу Стэну уйти. Он не хотел причинить вам вред.

И пса Стэна отпустили.

— А теперь, — продолжал Глас Божий, — отпустите петуха Шарлеманя!

И они отпустили петуха Шарлеманя.

— А теперь закройте глаза и ждите, пока я не разрешу вам открыть их! — сказал Глас Божий.

И все закрыли глаза, а пес Стэн и петух Шарлемань понеслись из дворца архиепископа со всех ног.

Не знаю, как долго архиепископ и его слуги стояли на коленях с закрытыми глазами, но уверен, что Глас Божий так и не разрешил им снова открыть их. Потому что этот Глас был вовсе не Гласом Божьим — это был голос пса Стэна.

— Я всегда говорил, что ты очень талантливый пес, — говорил Шарлемань, когда они бежали по дороге. — Но я чуть не забыл, что ты еще и чревовещатель!

— К счастью для нас! — отвечал Стэн. — Но послушай-ка, Шарлемань, я-то всегда буду талантливым — такой уж я. Только лучше бы мне применять мои таланты там, где их оценят, вместо того чтобы всякий раз оказываться в беде.

— Станислав, — сказал Шарлемань, — пожалуй, ты прав.

И два друга вернулись на ферму. И пес Станислав продолжал показывать свои потрясающие трюки другим животным на ферме, и им это нравилось. И хотя Шарлемань иногда кудахтал понемногу по ночам, говоря, что понапрасну растрачивается талант, пес Стэн все равно оставался там, где ему было хорошо и где он чувствовал себя Звездой нашей фермы.