Прочитайте онлайн Реально смешное фэнтези | Сью Андерсон Поход искателей

Читать книгу Реально смешное фэнтези
2916+1344
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Алешина
  • Язык: ru
Поделиться

Сью Андерсон

Поход искателей

Сью Андерсон (Sue Anderson, род. 1946) по профессии преподаватель. Она долго вынашивала мечту стать писателем, но лишь выйдя замуж и вырастив детей смогла обратиться к творчеству. В 1991 году, приняв участие в конкурсе романистов, проводившемся еженедельником «Мейл он сандей» (Mail on Sunday), Сью сумела дойти до финала. Ее первый рассказ «Под наблюдением» (Watched) был опубликован в 1994 г. Рассказ, предлагаемый вниманию читателей, она написала специально для нашего сборника.

Раздался дикий вопль и страшный грохот; в дверь забарабанили с такой силой, что дом заходил ходуном.

— Кто бы это мог быть, дорогая? — сонно поинтересовался Хендрат.

— Ты меня спрашиваешь? — отозвалась Циндрамель, подбросив в огонь еще одну охапку навоза. — Мне сегодня некогда было просматривать местную почту.

Из камина повалили клубы дыма, и Циндрамель подумала с досадой, что снова купила недостаточно высохший навоз.

Грохот повторился, на этот раз еще сильнее.

— Наверно, опять эти проклятые гномы, — раздраженно бросила Циндрамель. — Они вечно являются, как только соберешься пить чай, и лишь привратника нервируют.

— Ты не могла бы открыть, светоч моей души? — Хендрат поглубже зарылся в подушки из крысиной кожи. — Только скажи им, что я в данный момент занят.

Он явно не собирался выбираться из постели. Вздохнув, Циндрамель сунула ноги в Шлепанцы из драконьей шкуры, поплотнее запахнула халат из крысиного меха и направилась к дверям по коридору, продуваемому сквозняком, стараясь не ушибить пальцы о неровности пола.

Света опять не было — эти свечи из крысиного сала никуда не годились, вопреки всем уверениям гномьей рекламы.

Глазок в двери пришлось заколотить. Посетители имели обыкновение так колошматить в дверь дубинками из драконьих зубов и тростями с черепом вместо ручки, что стекло совершенно растрескалось, и сквозь него невозможно было что-либо разглядеть. Вполне могло быть, что там застряло изображение торговца волшебными тряпками для пыли, приходившего на прошлой неделе. Привратник, страховидный зверь о шести ногах с плоской головой, возбужденно подпрыгивал и рычал, пуская слюни.

— Лежать, Пес! — скомандовала Циндрамель и, отодвинув ржавую щеколду, приоткрыла толстую деревянную дверь, выглянув наружу. Порыв ветра ударил ей в лицо, и она сощурилась, вглядываясь в стучавшего. Толком она ничего не увидела — ночь была темная, ни одной звезды даже в этот ранний час. Все, что ей удалось рассмотреть, — посетитель явился в единственном числе и был слишком высокого роста для гнома.

Спросить его что-либо Циндрамель не успела — он юркнул мимо нее в дом и потрепал Пса по голове. Тот от удивления замолк.

— Заприте скорее дверь, — произнес сиплым шепотом вошедший. — За мной, кажется, следят. Повсюду шныряют эти дорки, а на дороге я видел по меньшей мере одного Гелдорфа.

— Но кто вы…

— Скорее!

Похоже, какой-то человек. Циндрамель последовала за ним по коридору, заправляя выбившуюся прядь волос под гребень из крысиных зубов. Незнакомец, по-видимому, хорошо ориентировался в доме и не задавал вопросов.

Он был закутан в длинную синюю мантию, украшенную серебряными звездами и какими-то непонятными эмблемами в виде загогулин, напоминающих форму ногтя, отстриженного с большого пальца ноги. Когда незнакомец шагнул в комнату, его высокий конусообразный колпак зацепился за дверную притолоку и чуть не свалился, но в последний момент каким-то таинственным образом удержался на голове сам собой. Из-под мантии выглянули две лапы с когтями. На Циндрамель это не произвело впечатления. Одежда, имитирующая природу, была далеко не последним писком моды.

Хендрат, все-таки поднявшийся с кушетки, стоял в углу, задумчиво разглядывая что-то в волшебном зеркале. Оно было укреплено на шаткой деревянной подставке под довольно посредственной гравюрой, изображавшей битву дорков; на поверхности зеркала виднелись какие-то магические знаки. Хендрат пнул подставку, зеркало покачнулось, но знаки не исчезли.

— К нам гость, — сказала Циндрамель.

— Да? — отозвался Хендрат, обернувшись.

Высокая фигура показалась ему незнакомой. Вероятно, кто-то от эльфов по поводу их новой программы социальной помощи. Хендрат подал заявление на дополнительный рацион в связи с состоянием здоровья.

— Это я, Хен. Мы с тобой не виделись целую вечность, но старого-то друга ты не мог забыть.

— Освещение здесь никудышное, и потом эта борода… Подожди-ка! — Он заковылял к посетителю, и улыбка осветила его помятое лицо. — Не может быть! Неужели это…

Таинственный незнакомец сдернул с головы колпак и согнулся в низком поклоне. Из-под колпака вылетел маленький черный вороненок и порхнул на сервант, где сразу же принялся клевать остатки жареной крысятины.

— Альфред Ганн, маг-электронщик. К вашим услугам.

— Альф, старина! Я не узнал тебя. Ты не носил раньше этой мантий и всего прочего…

— Получил повышение.

— Заходи, садись. Как раз ты-то мне сейчас и нужен. Цинни, деточка, ты не заваришь нам чая из драконьей крови? Будь паинькой.

Циндрамель, проворчав что-то неразборчивое, зашаркала на кухню, смахнув по пути вороненка с серванта. Тот, покружив по комнате, примостился на камине.

— Прошу прощения за этот непотребный пернатый мобильник, — сказал Альф. — Он, конечно, не подарок, но очень удобен, когда надо срочно связаться с кем-либо.

Но Хендрат ни на что не обращал внимания, кроме старого друга. Какое-то время он продолжал выражать восторг по поводу встречи, затем спросил:

— Слушай, ты не можешь что-нибудь сделать с этой мутной рухлядью? — Он указал на зеркало. — Я весь день пытаюсь поймать таблицу розыгрыша Лиги Кровососов, а оно не желает выдавать ничего, кроме рейтинга Монстров.

Альф бросил пренебрежительный взгляд на магическое приспособление.

— Сейчас не до того, старина. Я отправляюсь в Поход Искателей.

— Куда-куда?

— Будто ты не знаешь, — сказала Циндрамель, входя с полным подносом. — Эти искатели постоянно шастают вокруг да около. То рекламируют волшебные зеркала, то собирают пожертвования на очередные изыски. Просто спасу от них нет. — Она грохнула поднос на стол и опять вышла.

— Это тут ни при чем, — отозвался Альф. — Хен, мне надо с тобой поговорить.

Поискав сиденье попрочнее, он выбрал чучело барлога, сел на него и вытащил из складок своей мантии серебряную коробочку, откуда достал бумагу и табак для самокрутки.

Хендрат зачарованно смотрел, как маг обмакнул щепку в какую-то бурду, высек с ее помощью искру из подошвы и сделал глубокий вдох.

— Сейчас я покажу тебе нечто совсем иное. Смотри.

Он выдохнул воздух, слегка закашлявшись, и комната наполнилась голубым дымом. Циндрамель, вошедшая в этот момент с чайником, принялась разгонять дым перед собой и хотела уже высказаться по этому поводу, но тут в воздухе стала вырисовываться живая картинка.

Дым рассеялся, и возникла сценка из какой-то другой жизни. Группа людей сидела в ярко освещенной комнате с удобными креслами и полированными столами. Повсюду были расставлены вазы с экзотическими фруктами и аппетитными сластями. В камине пылал жаркий огонь, но сероводородом не пахло. В центре комнаты находился большой черный ящик с ярко освещенным окном, через которое было видно лицо мужчины.

— Они такие чистые, — прошептала Циндрамель, — и занавески у них подобраны со вкусом… — Она всегда испытывала тягу к шикарной жизни. Когда-то, отвергнув весьма выгодное предложение некоего эльфа, она предпочла сбежать с Хендратом и с тех пор постоянно напоминала ему об этом. В те дни он был совсем другим — низковатым, конечно, но обаятельным; замыслы и идеи били из него фонтаном. А теперь ее муженек только и делал, что валялся целыми днями, толстел и жаловался на ноги. Так что ж удивляться, если она позволяла себе кое-что?

— Да, неплохо они устроились, — вздохнул Хендрат. — Вся эта еда… — Желудок его завистливо заурчал, — Что это за место? Один из новомодных курортов? А мы можем туда попасть?

— Это, — ответил Альф, еще раз дохнув и опять закашлявшись, — это как раз и есть Искатели.

Ночь за окном вовсю старалась стать еще чернее. Какие-то огромные существа ворочались во тьме. Неподалеку завыла веремышь. Даже деревья в лесу почувствовали, что холодает, и одна рощица решила улететь на юг, как только представится возможность. Отряд черных всадников, совершив сокращенный патрульный рейд по окрестностям и потявкав, вернулся в башню, где их ждал горячий пунш.

— В принципе, — сказал Альф, выпив еще пару чашек чая с крысиными бутербродами, — все сводится вот к этому. — Порывшись в другом кармане, он вытащил маленький золотой предмет. — Это называют Волшебным диском.

Циндрамель и Хендрат склонились к диску, завороженные его мерцанием. Рука Хендрата сама собой потянулась к нему, чтобы коснуться. Альф тут же отдернул руку с диском.

— Осторожнее! — бросил он. — Один отпечаток, и диск будет погублен. А если он попадет в плохие руки, то это вызовет неминуемый хаос. — Лицо его приняло мечтательное выражение, и он продекламировал:

Нужен год, чтобы это начать, И всего один диск, чтоб закончить. Если вы не отладите программу, Мы взломаем ее.

Вороненок несколько раз облетел комнату и опять пристроился возле крысиных останков. Никто не обратил на него внимания.

— Понимаете, — сказал Альф, — некогда, очень давно и очень далеко отсюда, на Земле был Золотой век, когда люди ели рыбу с жареной картошкой, а по субботам смотрели футбол. Женщины убирались в доме и занимались стиркой, не заботясь о драконьем навозе и предсказаниях, и покупали в магазинах качественные продукты, вместо того чтобы драться на мясном рынке из-за куска крысятины. В те времена мужчина был мужчиной, ему не приходилось без конца отбиваться от всевозможных монстров и угождать гномам, чтобы добыть себе пропитание.

Хендрат и Циндрамель ошарашенно смотрели на него. Они поняли едва ли половину того, что он сказал, но в душе у Хендрата забродило что-то вроде вина из крысиных хвостов, только без отвратительного послевкусия.

— А потом, — продолжил Альф, — люди в тех местах стали валять дурака со временем. Они принялись считать его, измерять, дробить на части и сортировать — совсем не так, как в нашем мире, где мы просто делим часы на темные и светлые, а единственной мерой времени служит длина свечи. Они даже выдумали теорию, согласно которой решающее значение имеет выживание в определенный момент времени и, чтобы спасти общество от гибели, надо защищаться с помощью разных деструктивных приспособлений. Они предсказывали войны и катастрофы, говорили о наступлении Нового века и о Великом переломе. Один человек, называвший себя Повелителем времени, решил воспользоваться грядущим хаосом для захвата всей власти. Он изготовил десять золотых дисков, с помощью которых намеревался в критический момент изменить мир. Ибо он понимал то, о чем все другие забыли: время относительно, это всего лишь одно из измерений, четвертое. Он построил машину с волшебным двигателем, получавшим энергию от дисков, и спрятал ее в Темнющей пещере в самом сердце Чернющей горы. И пока все только и рассуждали о четвертом измерении, мир незаметно соскользнул в пятое, шестое, седьмое, а затем в темноту.

Альф сделал большой глоток чаю, вытер губы рукавом своей мантии и поспешил продолжить рассказ, не дав Хендрату и Циндрамель собраться с мыслями и высказаться по поводу услышанного.

— Люди не сразу осознали, насколько кардинально все меняется. Это происходило мало-помалу. Сначала исчезла рыба с жареной картошкой, и основным продуктом питания стала крысятина. По неизвестной причине один за другим закрывались магазины. А самое страшное, люди забыли, что такое футбол. Затем изменения стали происходить быстрее, монстры захватили землю, и луи сдемененебокунула аб свго.

—а всЍчто олучЈлось зде?с!  орыло прошептЁя Хендрат.

—ду,, вмеи, ми с