Прочитайте онлайн Разоблачение | Глава 17

Читать книгу Разоблачение
2618+2128
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Г. Толмачева
  • Язык: ru

Глава 17

Эшу было стыдно, что пришлось встретиться утром с Ричардом Далримплом полуголым, стоящим в объятиях его сестры, но еще ужаснее было то, что он появился за завтраком. Далримпл задержался у входа и огляделся. Из столовой была видна половина его лица. От выражения отвращения на нем немного отвлекал краснеющий синяк под глазом.

— Вижу, — заявил Ричард с нескрываемым раздражением такой силы, что у Эша появилось желание ударить его снова, — народу собралось немало. — Он скривился, посмотрев на Эша, затем перевел взгляд на Марка.

— И даже больше ожидаемого, — парировал Эш. — Ваша сестра — самая приятная компания из нас всех — отсутствует, отправилась проведать отца. — Он взял нож для масла.

Далримпл вздрогнул и побледнел.

— Боже милостивый. Что вы полагаете, я могу с вами им сделать? Выпотрошить, как рыбу? Смотрите. Он тупой. — Эш покачал головой, поддел кусочек масла и принялся намазывать на хлеб. — Можете тоже поесть, Далримпл. Вам понадобится сила, я бы сказал, геркулесова сила, если вы намерены склонить парламент на свою сторону.

Марк бросил быстрый взгляд на брата и тут же прикусил губу, словно заставляя себя замолчать.

По лицу Эша промелькнула тень — воспоминание о некогда высказанном Марком предположении.

— Кстати, Марк, ты ведь знал, что Маргарет и есть Маргарет Далримпл?

— Ах, значит, она призналась.

Эш забарабанил пальцами по столу, погрузившись на несколько секунд в свои мысли.

— Так ты знал, — повернулся он к брату.

— У меня были подозрения. — Марк вздохнул. — Потом приехал Смайт и подтвердил их. Он видел ее несколько лет назад.

Далримпл сверкнул глазами, но промолчал и медленно вдоль стены направился к буфету. Эш не обратил на него никакого внимания.

— Вы оба знали, и не сказали мне.

Марк приподнял брови и пожал плечами:

— Она сама обещала признаться, Эш. Я не думал, что тот незначительный отрезок времени между моим открытием и ее признанием будет иметь значение. Она ведь почти влюблена в вас, а вас я хорошо знаю.

Эш чувствовал, как внутри закипает злость.

— Вы со Смайтом не думали, что это может причинить боль ей?

— Вы бы ее не обидели, Эш. — Марк еще раз вздохнул. — Возможно, ваши способы добиться ее внимания далеко не те… что мне бы хотелось, но вы бы не смогли обидеть женщину. Давайте не будем, Эш. Я знаю, что вы не такой плохой человек. Откровенно говоря, даже несколько необычно видеть, что вы ошиблись.

Далримпл положил на тарелку несколько кусочков копченой рыбы. Движения его были неловкими, поскольку он так и стоял вжавшись в стену, словно хотел держаться сколь возможно далеко от братьев. Такое поведение придавало ему совершенно нелепый вид.

Как в семье, производящей на свет таких малодушных негодяев, могла появиться Маргарет?

— Я не ошибся, — сказал Эш.

— Она не лгала вам, Эш. К счастью, у нее много прекрасных качеств.

Внезапно Эш понял, сколько раз он до сего времени обидел Маргарет. В тот день, когда они познакомились, она была чрезвычайно грустной. Даже сегодня утром он был слишком потрясен всеми событиями, чтобы до конца осознать, что значит для нее происхождение. Но сейчас, когда у него было время все обдумать, да и полный желудок способствовал осмыслению, Эш постепенно начал все понимать. Теперь становилось ясно, почему она бросила в него ком земли в оранжерее. Больше всего в той ситуации ей подошел бы случайно попавшийся под руку кинжал.

— Я ворвался в ее жизнь, разрушил брак ее родителей, из-за меня ее объявили незаконнорожденной. И вы думаете, когда она, подавленная, оказалась в моих объятиях, должна была немедленно выложить всю правду? Единственное, что она знала наверняка, — что я готов украсть то немногое, что у нее осталось. Я был для нее чудовищем. Просто тогда я этого не понимал.

Вжатый в стену Далримпл вытянул вверх палец и произнес с некоторым колебанием в голосе:

— Между прочим, вы поступили так же и со мной, но я до сих пор не услышал извинений.

— Ох, замолчите, — выпалил Эш. — Здесь совсем другое. Вы это заслужили. И заслуживаете большего.

Ричард захлопнул рот.

Марк стрельнул острым быстрым взглядом.

— О да. Вы все еще настроены на реванш, верно? После всего, что случилось? Не жалеете о том, что, когда я просил несколько раз подумать, прежде чем предпринимать действия против Далримплов, вы не стали меня слушать? Я же говорил, не стоит этого делать. Я говорил, что вы совершаете ошибку. Разумеется, великий Эш Тернер не должен обращаться к логике. Или нравственности.

— О боже, — простонал Далримпл из дальнего угла комнаты. — Нравственность. В десять часов утра. И вы еще удивляетесь, почему в Итоне над вами постоянно издевались?

Марк и Эш одновременно повернулись в его сторону.

— Он защищает вас, тупица, — сказал Эш.

— Я вообще не имею никакого отношения к тому, что с вами произошло, — добавил Марк. — Но если вам интересно, почему Смайт так отделал вас в Оксфорде, могу предложить объяснение. Потому что вы идиот. Или потому, что забываете о приличиях перед завтраком.

Далримпл вспыхнул от негодования.

— И хочу заявить, — Эш повернулся спиной к Марку, — я не жалею ни о чем, что сделал Далримплам. Старый осел все заслужил. И, несмотря на то что я чрезвычайно ранил этим Маргарет, уверен, что после нашей свадьбы все успокоится.

Далримпл осмелился выйти вперед:

— Вы никогда на ней не женитесь.

— Можно подумать, у вас есть право голоса по этому поводу. Она вполне взрослая. И выбрала меня сама. — Он на мгновение смутился. — Или выберет в самое ближайшее время.

— Она никогда не выберет вас, поступившись волей собственных братьев, дикарь. Стоит только распространиться слухам о том, что вы обесчестили леди…

Эш сам не понял, как оказался так быстро в другом конце столовой. Но через секунду он уже схватил Далримпла за грудки и вжал в стену. Второй раз за одно утро. Яичница и куски рыбы с его тарелки разлетелись в стороны.

— Как эти слухи, интересно, распространятся? — прорычал Эш.

Ричард вытянулся и закрыл глаза.

— Не знаю, — пропищал он тоненьким голосом.

— Если вы считаете, что можете пожертвовать репутацией сестры ради собственного благополучия, лучше несколько раз подумайте. В этом случае я не только лишу вас титула и наследства, я сровняю с землей все банки, в которых у вас счета. Я подкуплю служанок, и они будут подкладывать крапиву в вашу постель. Я найму трубача, который будет стоять под вашими окнами ночи напролет, выдувая раз в несколько минут по ноте. У вас больше никогда не будет счастливого спокойного сна.

— Вы сумасшедший. — Ричард нервно облизал губы.

— Возможно. Но я предполагаемый глава рода и смогу объявить вас недееспособным и поместить в приют, если попробуете даже сказать что-то оскорбительное о Маргарет.

— Я не собираюсь причинять вред собственной сестре.

— Эш, — раздался за спиной голос Марка. — Прекратите. Вам ничего такого не придется делать.

Неясно, была ли это угроза или желание примирить двух недругов. В любом случае Маргарет бы тоже не одобрила такое поведение Эша. Он ослабил хватку, и каблуки Ричарда наконец коснулись пола.

Подавив вздох, Эш с укоризной посмотрел на брата:

— Я вас обоих отправлю в приют.

Далримпл закусил губу и опасливо сделал шаг в сторону. Однако Марк знал его лучше, поэтому, невинно захлопав ресницами, произнес:

— Выберите для меня тихое местечко. Наконец закончу работу.

Раньше Эш никогда не бывал в северном крыле замка. Комнаты в той части дома всегда были закрыты. Он догадался, что раньше они принадлежали отпрыскам герцога; до недавнего времени он не знал, что один из них находится в доме.

Теперь Маргарет переехала в свои покои. Провожавшая его горничная осталась присутствовать при разговоре, поскольку они своевременно не подумали о компаньонке.

Маргарет сидела у стола в гостиной и писала. На ней было платье очень темного шелка — не черное, скорее напоминающее цвет грозового облака. Рукава были отделаны кружевом, спадавшим волнами чуть ниже локтя. Волосы не были убраны в тугой узел. Вместо этого на голове была сложная прическа из уложенных волнами, скрученных и переплетенных прядей.

Шею украшала та же золотая подвеска. Эш вновь подумал о медальоне.

Он тихо кашлянул, и Маргарет подняла на него глаза. Взгляд стал тревожным. Она отложила перо.

Сейчас она была совершенно другой — опрятной, ухоженной, аккуратной. Однако глаза оставались прежними.

— Бог мой, Маргарет! — воскликнул Эш.

— Немного непривычно, верно? — Голос звучал ровно. Ему понадобилось время, чтобы понять, что таким образом она старается скрыть свои эмоции. — Вы впервые видите меня в образе леди Анны Маргарет. Что ж. — Она пожала плечами и вытянула руки. Тонкой работы шаль, прикрывавшая плечи, скользнула вниз. — Вот и я.

Платье леди Анны Маргарет, безусловно, шло ей больше, чем бесформенное одеяние сиделки Маргарет. Накинутая шаль прикрывала формы, которыми он восхищался утром.

— У меня накопилось так много вопросов, — сказал Эш.

— Полагаю, вам хотелось бы узнать о причинах, побудивших меня ко лжи.

Эш стоял и смотрел на нее. Теперь, когда он знал, кто она, вечная грусть в ее глазах была вполне объяснима. Она рассказала о причине своей ненависти к нему. Маргарет никогда не лгала ему. Он сам не хотел слышать правду.

— Полагаю, — начала Маргарет, — после того, что между нами произошло, вы имеете право знать обо всем, что мы планировали и начали воплощать в жизнь несколько недель назад, когда…

— Не надо ни о чем рассказывать, Маргарет. Меня это не интересует. Единственное, что важно, — она была вашей матерью. Не герцогиней, не хозяйкой. И она умерла. Во всем произошедшем вы обвиняете меня. И по праву.

Маргарет замолчала на полуслове. Она продолжала шевелить губами, но не произнесла ни звука. Затем она потерла виски, собираясь с мыслями, и заговорила:

— В ту ночь, когда я бросила в вас ком земли… Оранжерея была ее любимым местом. Мне было необходимо почувствовать себя ближе к ней. А потом появились вы и все испортили.

— Вы носите по ней траур.

Маргарет рассеянно оглядела темное платье.

— Я была в сером все время нашего знакомства, Эш.

— Я не имею в виду одежду, я говорю о состоянии души.

Она горько вздохнула:

— Эш, вы многое понимаете. Но, простите, что вы можете знать о трауре по матери?

Он чуть повернулся назад, условно хотел удостовериться, что бдительный взгляд горничной не сможет уловить происходящее, если он переместится на диван, где сидела Маргарет. Эш опустился рядом и положил руку ей на колено. Этот жест показался ей не интимным, а скорее дружеским, с целью поддержать ее.

Эш склонился ближе и перешел на шепот:

— Моя мать была сложным человеком, много болела, а в конце жизни совсем помешалась. Но это не мешает мне вспоминать те моменты нежности и любви, когда она оставалась еще в здравом рассудке. Тогда она была моим ангелом-хранителем. Поэтому ее безумие было таким пугающим. Не из-за побоев и болезней. Я помнил ее такой, какая она была раньше, и все ждал, что тот человек вернется. Вместо этого она удалялась все дальше в одной ей понятный мир.

Маргарет не сводила с него удивленных глаз.

— Возможно, — продолжал Эш, — именно это и послужило причиной того, что я так рано занялся делом. Мне казалось, если я достигну большего, она точно будет мной гордиться, начнет ценить меня, если я добуду благосостояние для семьи. Если братья будут учиться в Итоне, она будет знать, что им помог в этом я. Я ждал, когда ее материнские инстинкты возьмут верх.

Маргарет погладила его по ладони.

— Но — увы. Мечтам не суждено было сбыться.

— Я уверена, что когда-нибудь, где-нибудь ваша матушка оценит все, что вы сделали. И пусть она не призналась в этом при жизни, она понимала — понимает, — как многого вы достигли.

— Я так плакал, когда ее не стало. Только не говорите братьям — не хочу признаваться в слабости. Потом понял, что мамы, которую я любил, уже давно нет. Тогда я убедил себя в том, что матушка — моя настоящая матушка — просто спряталась куда-то. Прошли годы, прежде чем я привык к мысли, что она сейчас там, где ей хорошо. Даже сейчас я иногда просыпаюсь среди ночи с ощущением пустоты в душе от невосполнимой потери. У вас еще не было времени прочувствовать все до конца.

— Вы всегда так поступаете, Эш? — резко спросила Маргарет. — Позволяете пользоваться собой и прощаете при этом людям их грехи? Я солгала вам, Эш. Вы обязаны меня презирать.

— Вы, должно быть, не заметили, что я редко поступаю так, как должен. Это мой недостаток, и я надеюсь, вы меня простите. — Он прикоснулся губами к ее щеке. — И еще простите за то, что вам пришлось от меня выслушать. Неужели я действительно назвал вас жалким существом?

Маргарет кивнула.

— Почему же вы пришли ко мне прошлым вечером после всего этого?

Глаза ее стали огромными от ужаса.

— Потому что вы заставили меня поверить, что если я просто исчезну, то буду очень страдать. И потому… потому что мне трудно долго вас не видеть.

— Так вы выйдете за меня замуж? — Эш затаил дыхание.

Маргарет не ответила, не сразу ответила. Но взгляд ее объяснил ему все. Руки непроизвольно сжались в кулаки.

— Брат говорил с доктором. Они приняли решение, что отца можно перевозить, поэтому его необходимо отправить в Лондон к специалисту по апоплексическим болезням. Я еду с отцом.

— Прошу вас, не делайте этого. Останьтесь со мной. Завтра я пошлю прошение.

Маргарет подняла глаза:

— Эш, отец сделал своих детей бастардами, потому что всю жизнь эгоизм подталкивал его к исполнению лишь собственных желаний и наслаждениям. Если я выйду за вас — это повлияет на возможность братьев вернуть свои права, — я, в свою очередь, опять сделаю их бастардами. Я не хочу поступать так же, как мой отец.

Эш закрыл глаза и вздохнул. Ему необходимо время. Он сможет убедить ее побороть сомнения и выбрать его.

— Что ж. Могу ли я рассчитывать на должное прощание? — Он покосился на горничную, сидящую в дальнем углу комнаты, притворяясь, что не слышит их разговор. — Наедине.

Маргарет кивнула и понизила голос:

— Вы знаете где, верно? Не в вашем кабинете. За ним следят.

Нет, только не там.

— Я знаю где, — почти шепотом ответил Эш.