Прочитайте онлайн Когда ты рядом | Глава 6

Читать книгу Когда ты рядом
2116+520
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Б. Романова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6

— Скажи, почему ты так боишься обязательств?

Застигнутый врасплох неожиданным вопросом Иззи, Джо поперхнулся дорогим вином и закашлялся. Он поставил бокал на стол и промокнул губы салфеткой.

— Иззи, я только что съел полфунта жареной говядины. Ты хочешь, чтобы у меня началось несварение? — отшутился он, хотя ему было не до смеха.

До сих пор все так хорошо шло. Их экскурсия по городу оказалась не такой утомительной, как он ожидал. Он забыл, что Иззи не только чертовски сексуальна, но также весела, остроумна и любознательна.

Она немного нервничала и потому, с тех пор как они покинули виллу, почти не умолкала. Удивительно, но этот односторонний разговор не вызвал у него раздражения. Напротив, он пробудил приятные детские воспоминания. Еще в детстве он усвоил, что даже если есть что сказать, лучше держать рот на замке, поэтому привык быть молчаливым слушателем. Он вспомнил, что когда-то непринужденная болтовня Иззи доставляла ему удовольствие.

Она затихала, лишь когда он гнал на своей «веспе» от одной достопримечательности до другой. Чтобы не упасть, ей приходилось крепко держать его за пояс, что вызывало у него другого рода воспоминания.

Ее мягкая грудь прижималась к его спине, сводя его с ума, и он почувствовал невероятное облегчение, когда остановился рядом с галереей Уффици. Он нуждался в передышке и поэтому с радостью пошел смотреть произведения искусства.

Но когда он шел по галерее, держа Иззи за руку, и отвечал на ее бесконечные вопросы, произошло нечто странное. Когда он заметил, как просветлело ее лицо при виде «Весны» Боттичелли, когда услышал ее восторженный вздох, вызванный неземной красотой «Венеры» Тициана, он обнаружил, что сам начинает получать удовольствие.

До этого он несколько раз приводил сюда женщин, но ни одна из них не оказалась такой восприимчивой к искусству, как Иззи.

За ужином она с аппетитом поглощала сочный стейк, делясь с Джо впечатлениями от увиденного. Глядя, как она слизывает капли соуса с полной нижней губы, он почувствовал, что внутри его начал разгораться огонь желания.

Ему вдруг расхотелось разговаривать. Тем более обсуждать свою самую нелюбимую тему.

В ответ на неприятный вопрос Иззи он попытался отшутиться, но она продолжила свое наступление.

— Ты с твердой убежденностью заявляешь, что никогда не женишься, — произнесла она, глядя ему в глаза. — Тебе не кажется это странным для мужчины твоего возраста?

— Мне тридцать один год, — раздраженно ответил он. — По-моему, до пенсии еще далековато.

— Я знаю, но разве это не тот возраст, когда большинство мужчин остепеняются, заводят детей?

Все! К черту тактичность! Его терпение лопнуло. Пора переходить в наступление.

— А тебе какое до этого дело? Или, может, ты ждешь, что я сделаю тебе предложение?

Вместо того чтобы обидеться, Иззи рассмеялась:

— Надо же какое самомнение! Да с таким страхом перед обязательствами тебя вряд ли можно назвать завидным женихом.

— Рад это слышать, — пробормотал Джо. К его большому удивлению, ее слова задели его, вместо того чтобы доставить удовольствие.

Иззи подалась вперед и подперла голову рукой:

— Мне просто любопытно, что тебя так решительно настроило против настоящих отношений?

— У меня бывают настоящие отношения, — ответил он, не понимая, почему защищается. — Как, по-твоему, можно охарактеризовать наши отношения?

Она рассмеялась, и ее голубые глаза озорно заблестели в свете свечи.

— Они ненастоящие.

— Очень смешно, — сухо ответил Джо.

Подозвав официанта, он попросил принести счет. Когда молодой человек удалился с их пустыми тарелками, Джо взял свой бокал и допил вино.

— Давай вернемся на виллу и выясним, насколько они ненастоящие.

Видя в глазах Джо решимость и блеск желания, Иззи с трудом сдерживала ответную реакцию.

Всякий раз, когда рука обхватывала ее локоть или ложилась ей сзади на талию, всякий раз, когда он что-то шептал ей на ухо или его взгляд скользил по ее фигуре, она все сильнее возбуждалась, и Джо определенно это знал.

Сейчас, сидя за столиком в уютном ресторанчике, он пожирает ее взглядом, но она не позволит ему отвлечь ее от темы разговора. По крайней мере, не сейчас.

— В чем дело, Джо? Неужели ты не знаешь, почему ты не способен создать серьезные отношения?

Не сводя с нее полных желания глаз, он забарабанил пальцами по столу.

— Дело не в том, что я не могу. — Поставив локти на стол и наклонившись вперед, он уверенно заулыбался. — Я не хочу. — К чему утруждаться, если они все равно закончатся разрывом?

— Что тебя заставляет так думать? — спросила она, удивленная горечью, прозвучавшей в его голосе.

— Люди сходятся друг с другом под действием животного инстинкта, — цинично сказал Джо. — Но половое влечение непродолжительно. В конце концов они начинают ненавидеть друг друга, хотя и притворяются, что это не так. — Он взял ее руку и нежно провел большим пальцем по жилке пульса. — Такова человеческая природа. Самое главное в отношениях — это секс. Некоторые прикрываются красивыми признаниями и обещаниями, но я не собираюсь этого делать.

Уверенность, с которой он это произнес, потрясла Иззи. До сих пор вечер был просто сказочным. Надо же ей было его испортить своим дурацким вопросом. Но назад дороги уже нет. Ей следует довести начатое до конца.

Она отдернула свою руку:

— Все это очень интересно, Джо. Но как насчет любви? Как насчет тех случаев, когда две половинки находят друг друга и живут в любви и согласии, пока смерть не разлучит их?

— Неужели ты все еще веришь в эти романтические сказки? — усмехнулся Джо.

— Да, верю. У моих родителей было именно так, — ответила Иззи, чувствуя, что начинает закипать. — Они обожали друг друга. Мама до сих пор с нежностью говорит о папе, хотя он умер двадцать один год назад.

— Случай твоих родителей скорее исключение, чем правило, — мрачно бросил он.

В его тоне она услышала горечь и сожаление, и ее гнев сразу улетучился.

— Что заставляет тебя думать, что твои родители правило, а не исключение?

Джо напрягся, и она поняла, что попала в точку. Ее догадка подтвердилась. Джо скептически относился к браку из-за неудачного опыта своих родителей.

Хотя Гамильтоны развелись за три года до того, как Иззи и ее мать поселились в Холле, их скандальный разрыв еще много лет служил главной темой для сплетен в Гамильтон-Кросс.

Клаудия Лоренцо, итальянская кинодива, и Чарльз Гамильтон, английский герцог, красавец, известный своими любовными похождениями, много лет выясняли отношения на глазах общественности, прежде чем Клаудия навсегда уехала в Италию, забрав с собой их девятилетнего сына. Жестокая борьба за право опеки над ребенком постоянно обсуждалась на страницах английской и итальянской прессы. Иззи никогда не понимала, почему герцог, который так грубо обращался с Джо во время его летних визитов, боролся за сына в суде.

В подростковом возрасте Иззи романтизировала непростые отношения Джо с отцом. Считала его одиноким бунтарем, которому не хватало любви. Кем-то вроде Хитклифа из «Грозового перевала».

Сейчас она понимала, что в детстве его жизнь была настоящим кошмаром, и это послужило причиной его негативного отношения к обязательствам.

— Твои родители были эгоистами. Они не любили друг друга, — сказала Иззи и мысленно добавила: «И тебя». — Но это не означает, что ты до конца жизни должен быть один.

Раздраженно застонав, он швырнул на стол салфетку:

— Смени пластинку, Иззи. Ты не знаешь, о чем говоришь.

Она надеялась получить вовсе не такой ответ, но так легко сдаваться не собиралась.

— Я знаю достаточно, — возразила она. — Мы с матерью слышали, как твой отец на тебя кричал, как унижал тебя. Я видела, как сильно это тебя расстраивало, — продолжила она, несмотря на мрачное выражение его лица. — В тот вечер, когда я нашла тебя в саду, я знала, что вы с ним серьезно повздорили. Ты выглядел таким расстроенным. Таким…

Заметив, как на его щеке дернулся мускул, Иззи замолчала. Он отвернулся, и в этот момент она поняла то, что ей следовало понять много лет назад.

— Вот почему ты нуждался во мне тем вечером. Вот почему мы занимались любовью, — мягко сказала она, почувствовав, как к горлу подступил комок. — Потому что твой отец сказал тебе что-то ужасное.

Джо снова повернулся к ней лицом. Глаза его сверкали, и она поняла, что задела его за живое.

То, что сказал ему отец, заставило его искать утешения у другого человека. И обстоятельства сложились таким образом, что этим человеком оказалась она.

Это открытие не должно иметь для нее значения сейчас, десять лет спустя, но почему-то имеет. Все эти годы она думала, что их близость была ужасной ошибкой, вызванной ее незрелыми фантазиями. На самом деле в тот вечер она действительно была ему нужна. Только не для того, для чего она думала.

— Мы не занимались любовью, — отрезал Джо. — Мы занимались сексом.

Иззи никак не отреагировала на эти слова.

— Что он тебе сказал? — прямо спросила она.

— Какое имеет значение, что он сказал? Это было миллион лет назад.

И все же, несмотря на прошедшие годы, он, очевидно, до сих пор испытывает боль.

— Черт побери. Ты ведь от меня не отстанешь, правда?

Она покачала головой:

— Нет, не отстану.

— Ладно, будь по-твоему. Он мне сказал, что я не его сын. Что во время их брака Клаудия встречалась с дюжиной других мужчин. Что я ублюдок, продукт одной из ее побочных связей.

Его признание потрясло Иззи до глубины души.

— Должно быть, это было для тебя сильным ударом, — пробормотала она.

Получается, что Джо расплачивался за измены своей матери. Теперь ясно, почему герцог постоянно его унижал.

— Но почему он так яростно боролся за право опеки? Почему хотел, чтобы ты проводил летние каникулы у него?

— Ему нужен был наследник. — Джо пожал плечами. — Подозреваю, что ему доставляло удовольствие таскать Клаудию по судам.

Эти слова были произнесены холодным презрительным тоном, но Иззи услышала за ними мольбу маленького мальчика, страдавшего по вине людей, которые должны были любить его больше всех на свете.

— Джо, мне так жаль. — Она накрыла его ладонь своей и слегка сжала.

— Здесь не о чем жалеть, — ответил Джо, отдергивая руку. — Для меня это не имеет значения. Знаешь, в тот вечер я даже почувствовал некоторое облегчение. До тех пор я никак не мог понять, почему мне не удавалось угодить герцогу.

Он солгал. Для него это имеет значение. Всегда имело. Всякий раз после перебранки с отцом Джо ходил как в воду опущенный. Она видела боль и обиду, которые он так отчаянно пытался спрятать за показным безразличием. Видела, как несчастен он был в тот вечер.

Неудивительно, что ему так трудно поверить в то, что любовь существует. Что брак может быть счастливым.

Его глаза внезапно сузились.

— Прекрати немедленно. — Вскочив с места, он бросил на стол несколько банкнотов.

— Прекратить что?

Иззи ахнула, когда он схватил ее за запястье и заставил подняться со стула.

— Прекрати устраивать мне сеанс психоанализа, — бросил он через плечо, направляясь к выходу и таща ее за собой.

— Я не устраиваю тебе сеанс психоанализа, — ответила она, запыхавшись. — Я просто пытаюсь понять, почему…

— Здесь нечего понимать. — Выйдя на улицу, он резко остановился. — Я хотел тебя, а ты хотела меня. В нашей близости не было ничего особенного, кроме того, что ты оказалась девственницей. Если бы я понял это раньше, поверь мне, я бы никогда к тебе не прикоснулся, как бы велико ни было искушение.

Ну почему ему так трудно признаться, что он в ком-то нуждался, пусть даже совсем недолго?

— Хорошо, — уступила она, — но я по-прежнему нахожу трогательным, что…

— Не продолжай. — Он остановил ее, подняв руку. — Потому что это не так.

Они подошли к скутеру.

— Тем вечером нас связывала лишь животная страсть. — Сняв с ручки один из шлемов, он протянул его ей. — Залезай на скутер. Поедем на виллу делиться друг с другом животной страстью.

— Перестань мне приказывать, — ответила она, не взяв у него шлем. — Что, если я скажу, что мне не нужна твоя животная страсть?

— Ты солжешь, — уверенно произнес он, вставляя ключ в замок зажигания. — У тебя есть десять секунд на размышление. — Он поставил ногу на педаль. — Либо мы вернемся на виллу и займемся сексом в моей спальне, либо я овладею тобой у стены ресторана. Выбирай.

— Я не сяду на твой скутер! — крикнула она, чувствуя, как соски начинают предательски ныть под одеждой.

— Десять…

— Да как ты смеешь… — Ее щеки вспыхнули.

— Девять.

«Должно быть, он шутит».

— Восемь…

— Я не уличная девка, которую ты снял на углу!

Его темная бровь изогнулась.

— Семь…

Ее сердце бешено заколотилось.

— Шесть…

— У тебя завышенное…

— Пять…

— …мнение о твоей сексуальности.

— Четыре… — Джо свесил кисть руки с ручки скутера. — Три…

— Как будто ты действительно можешь заставить меня делать это в общественном месте.

— Два… — Он приподнялся на скутере, напомнив ей тигра, готовящегося к прыжку.

Она хлопнула ладонями по своим бедрам:

— Какого черта…

— Один…

«О боже!»

Иззи вмиг забралась на сиденье позади него и вцепилась в его футболку.

— Хорошо. Будем считать, что этот раунд остался за тобой.

Джо рассмеялся, и она облегченно вздохнула:

— Но я еще не закончила наш…

В этот момент скутер так резко дернулся с места, что ей пришлось крепко обхватить Джо за пояс, чтобы не упасть.

— Ты самодовольный сексуально озабоченный…

Ее протест потонул в реве мотора.

Через пятнадцать минут они уже были на вилле. Схватив Иззи за руку, Джо потащил ее наверх. Они оба молчали. Иззи была слишком возбуждена, чтобы помнить, почему она так сопротивлялась перед рестораном.

Едва они вошли в спальню, как он в считаные секунды избавил их обоих от одежды и надел предохраняющее средство.

— Больше никаких промедлений. Здесь нечего понимать. — Приподняв ее, он раздвинул ей ноги, и она обхватила ими его талию. — Нам нужно только это.

— Почему мы не можем нормально поговорить?

Прижав ее спиной к холодной двери, он встретился в ней взглядом в полумраке:

— Позже, Изадора. Мы заняты.

В следующую секунду он стремительным рывком вошел в нее.

«Хорошо. Позже так позже», — пронеслось в ее затуманившейся голове, и она задвигалась с ним в одном ритме.

Прошло много времени, прежде чем они, вспотевшие и изможденные, рухнули на огромную кровать.

— Мы когда-нибудь будем делать это медленно? — пробормотала Иззи, положив голову ему на плечо. Все ее тело болело. Еще немного — и ей пришлось бы молить Джо о пощаде.

Джо мягко рассмеялся и пошлепал ее по ягодицам:

— В следующий раз. Обещаю. Теперь отдыхай.

Ее тяжелые веки опустились.

— Иззи, что же мне с тобой делать?

Несмотря на усталость, она услышала смущение в его голосе, и ее сердце затрепетало.

«Стань снова моим другом, Джо», — подумала она, погружаясь в блаженный сон.