Прочитайте онлайн Рай для двоих | Глава первая

Читать книгу Рай для двоих
3518+463
  • Автор:
  • Перевёл: М. Карпушина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава первая

Микос оглядывал банкетный зал. Его внимание вдруг привлекла девушка, стоявшая недалеко от стола Анджело. Кто она? И как вышло, что он не заметил ее раньше. Прием длится уже три часа, а она попалась ему на глаза только сейчас, в полночь.

Девушка, кажется, пришла без спутника. Создавалось впечатление, что она, как и Микос, в роли наблюдателя. Разница лишь в том, что Микос настоящий профессионал. Не многие из присутствующих знали, что он не только начальник охраны, но и ближайшее доверенное лицо Анджело.

Незнакомка же хоть и старалась не выделяться, но делала это слишком по-дилетантски. Если хочешь остаться незамеченной, голубка моя, подумал Микос, надела бы что-нибудь менее бросающееся в глаза.

В последний раз оглядев зал, он кивнул своим людям и направился в сторону девушки. Темноволосая и темноглазая, она могла бы сойти за гречанку. Европейскую девушку он бы тоже без труда различил. Американка, заключил Микос.

— Мы с вами не встречались раньше? — обратился он к ней.

Если она и была удивлена, то не показала этого.

— Вряд ли. — Ее глаза бесстрашно встретились с его. — В этой компании я человек новый.

Микос не мог определить ее акцент. И теперь точно знал, что не видел эту девушку раньше. Такое лицо вряд ли забудешь.

— Тогда позвольте мне исправить ситуацию. Меня зовут Миколас Кристополос.

И моя задача узнать о вас все.

— Приятно познакомиться, мистер Кристополос. А я — Джина Хадсон.

— И вы не американка.

— Нет, — ответила она, рассмеявшись. — Я из Канады. Это нормально?

— Конечно. — Микос слегка помрачнел. В списке гостей ни одной канадки не значилось. — С кем вы пришли?

— Ни с кем. Я одна. И здесь по заданию.

Так она на работе? Возможно. Но уж точно не с ведома Анджело. Он не любил нанимать женщин, только если для работы по дому.

— И что за задание? — Микос загородил Джину от посторонних глаз.

— Я пишу статью для журнала, который издается в Ванкувере. Если вы не знаете, это на западном побережье…

— Я бывал в Ванкувере. Я работаю в «Эсперус интернэшнл», которая, как вам известно, принадлежит хозяину приема. Два круизных лайнера летом ходят из Ванкувера на Аляску. Красивый город.

— Да. — Джина улыбнулась. — Чудесный.

Как и ты, подумал Микос. Потрясающе красивая брюнетка с изящной фигурой и кожей необыкновенного медового оттенка. А эта улыбка!

Никогда еще женская улыбка не казалась Микосу столь соблазнительной. И никогда еще ему не хотелось коснуться кожи девушки, чтобы проверить, такая же ли она на ощупь, как струящееся шелковое платье. Микос тряхнул головой.

— Удивлен, что весть об этом событии дошла до Ванкувера. Как вы узнали о нем?

— Вы, наверное, считаете, что мы живем на краю света, мистер Кристополос. Но вообще-то нам известно, что происходит в мире. Анджело Тайрос известен по всей планете. Его день рождения привлек международное внимание. Особенно греческую диаспору Ванкувера. Плюс, как вы уже упомянули, его лайнеры регулярно посещают наш порт. Вот мы и решили, что такое событие достойно внимания.

Микос оглядел ее довольно вместительную сумочку. В такую поместится и блокнот, и диктофон.

— Но вы проделали долгий путь из-за такой малости…

— Согласна. Поэтому, как только я закончу здесь, собираюсь совместить полезное с приятным и провести недельку-другую на греческих островах.

Джина говорила так убедительно, что Микос почти поверил ей. Но это «почти» его и смущало. Он должен быть уверен на сто процентов. Микос не собирался подвергать хозяина опасности, пусть даже угроза облачена в шелка и так привлекательна. Именно такие штучки — самые непредсказуемые.

Микос наградил Джину белозубой улыбкой.

— Это же прием, — начал он, — а значит, все должны развлекаться. Включая и нас, которые здесь не для удовольствия. Давайте забудем ненадолго о работе и потанцуем. Что скажете?

— А ваш босс не станет возражать?

Микос бросил беглый взгляд в сторону Анджело, на котором повисла шикарная блондинка в мехах.

— Сомневаюсь, что он заметит.

Проследив за его взглядом, Джина поморщилась, будто недовольная увиденным, чем только подкрепила его подозрения.

— Вы правы. Не заметит.

— Так не будем больше терять время.

— Хорошо. — Девушка улыбнулась. — С удовольствием потанцую.

— Можете оставить сумочку. Она никуда не пропадет. — Микос положил ее сумку на подоконник и, обменявшись взглядами с Тео Керамидисом, увлек Джину на танцпол.

Музыка закружила их в танце. Легкое касание тут, эротичное прикосновение там. И когда их взгляды встретились во второй раз, словно искра пробежала между ними. У него были женщины. Микос с ходу понимал, с кем возможен мимолетный роман, и всегда избегал других. Но Джина Хадсон не подходила ни под одно из описаний. Она была настолько другой, что он рисковал утратить свой профессионализм перед ее чарами.

Оркестр заиграл более медленную музыку. Микос притянул Джину ближе. Еще бы чуть-чуть, и он мог бы ощутить плавный изгиб ее правой груди. Еще немного, и он коснулся бы ее кожи. Его тело словно обдало жаром.

Не понимая, что происходит с партнером, Джина с любопытством взглянула на него из-под длинных густых ресниц:

— Вы из Афин, мистер Кристополос?

— Нет, — стараясь унять внутреннюю дрожь, произнес он. — Я родился в деревне на северо-западе страны. И зовите меня Микос.

— Это греческий вариант имени Майкл?

— Да. Местный диалект. Мое полное имя — Миколас.

Они могли бы кружиться в танце вечно, но тут музыка подошла к концу.

— А как ты проводишь свое свободное от работы в журнале время, мисс Джина Хадсон?

На лице девушки промелькнула неуверенность, но она скрыла ее за очередным смешком.

— Ничего выдающегося, боюсь. И зови меня Джина, раз уж мы перешли на «ты».

Микос подвел девушку к ее сумке, которая лежала точно так, как он оставил ее. Джина надела ремешок на плечо.

— Ты долго живешь в Афинах?

— С тех пор, как еще мальчишкой приехал сюда работать. Другими словами, целую жизнь.

Джина выглянула из окна на оживленную улицу и состроила гримаску.

— И тебя не напрягают шум и суета?

— Нет. Ведь я могу уезжать отсюда время от времени. Значит, тебе не очень по душе городская жизнь?

— Я жила в городе. Когда-то. Сейчас обитаю в семейном поместье на островах.

Она в очередной раз удивила Микоса. Ей же чуть за двадцать, может, немногим больше. Чересчур взрослая, чтобы жить в доме родителей, но слишком молода, чтобы запирать себя на островах.

— У меня тоже есть небольшой дом на побережье, — поддержал разговор Микос, снова перебросившись взглядами с Тео. — И квартира здесь, в Ликабеттус-Хилл.

Чтобы ответить, Джине пришлось повысить голос — за соседним столиком раздался громкий смех.

— Боюсь, это мне ни о чем не говорит. Я почти ничего не знаю о городе.

Микос и не ожидал иного ответа. Склонившись достаточно низко к ее уху, чтобы уловить легкий аромат духов, он шепнул:

— Что скажешь, если я принесу нам чего-нибудь освежающего и покажу тебе оранжерею на крыше отеля, откуда ты сможешь увидеть весь город? Там никого нет и намного тише. Мы сможем спокойно поговорить.

— Ну… — Джина сложила губки в раздумьях. — Здесь и правда довольно шумно.

— Тогда подожди меня, я буду через минуту.

Мгновенье спустя Микос подошел к Тео Керамидису.

— Что было в сумке?

— Ничего необычного, — ответил тот. — Действующее удостоверение журналиста, немного наличных и обычные девчачьи штучки — расческа, помада, зеркальце и все такое. — Тео порылся в кармане. — О, и ключ от номера в отеле.

— Журналистское удостоверение, да? Она и сказала, что находится здесь по заданию журнала.

— Значит, это правда.

— Будем надеяться. — И все же Микос сомневался в искренности Джины. — Отличная работа, Тео. Справишься без меня? А я попробую узнать, в каком отеле она остановилась.

Вид с крыши «Гранд Бретань» открывался впечатляющий. Роскошный старинный отель занимал престижное место в центре города, окнами выходил на площадь Синтагмы, Парламент и Нэшнл-Гарденс и располагался неподалеку от популярных среди туристов мест — Агора, Плака, рынка Монастираки, Акрополя и президентского дворца.

При других обстоятельствах Джина с удовольствием осмотрела бы все эти достопримечательности. Но сейчас даже колонны Парфенона не могли отвлечь внимание девушки. Ее волновало присутствие Микоса Кристополоса. Его теплое дыхание у нее в волосах, его голос и аура мужской сексуальности обволакивали ее, опутывая сетями как муху в паутине.

Заметив смущение девушки, Микос постарался отвлечь ее и указал в направлении восточнее отеля.

— Там Колонаки. Часто его называют территорией посольств. Это деловой район Афин. Там много дорогих домов, офисов и кофеен, где любят коротать обеденный перерыв сливки общества.

— Но ты живешь не там, да? — спросила Джина больше для того, чтобы показать, что она еще не совсем утратила способность мыслить. — Когда мы были внизу, ты говорил, что у тебя квартира в…

— Ликабеттус. — Микос взял ее за плечи и развернул немного на север. — Отсюда эту улицу прекрасно видно. Однако работаю я в Колонаки, в здании комплекса «Тайрос».

Упоминание имени Анджело Тайроса заставило Джину вспомнить, зачем она приехала в Грецию. С трудом подавив внезапно нахлынувшую злость, девушка спросила:

— Давно ты на него работаешь?

— Почти полжизни, хоть и не всегда в той же должности.

— Значит, ты хорошо его знаешь?

— По сравнению с другими — да.

— То есть больше того, что он богат и знаменит?

— Да. Ему сегодня восемьдесят лет, а он еще в отличной форме. Анджело приходит на работу к девяти и от остальных требует того же. Он очень гордится, что ни разу не пропустил ни одного рабочего дня. Ни когда умерла его жена, ни даже когда его сын и единственный наследник погиб в автомобильной аварии около тридцати лет назад.

— Ты им восхищаешься, да?

— Я уважаю Анджело, благодарен ему и да, очень люблю его. Я не всегда согласен с его мнением, но меня бы сейчас здесь не было, если бы не Анджело Тайрос.

Чуть заметная тень омрачила лицо Джини. Но от Микоса это не ускользнуло. Он слегка склонил голову набок, чтобы лучше рассмотреть девушку. Джина еще раньше заметила, что глаза у него не карие, как у большинства греков, а зеленые, опушенные густыми черными ресницами. Его нелегко будет обмануть.

Впрочем, нет худа без добра, подумала Джина и отвернулась прежде, чем этот взгляд смог околдовать ее. Если правильно разыграть карты, Микос может уже сегодня представить ее Анджело Тайросу. Если только не догадается об ее истинных мотивах. А без помощи Микоса ей не удастся подобраться к старому проныре.

Приняв ее молчание за неодобрение, Микос добавил:

— Если у тебя создалось впечатление, что Анджело холодный и бесчувственный и не думает о других, тогда позволь тебя заверить со всей искренностью, что он очень щедрый и великодушный.

— Постараюсь вспомнить об этом, когда буду писать свою статью.

Микос склонился к Джине и шепнул ей на ухо:

— А я никогда не забуду эту ночь и это мгновенье.

— Почему? — выдохнула девушка.

Но на этот раз Микос взял ее лицо в свои ладони.

— Мы оба знаем, почему, дорогая.

Джина понятия не имела почему. О, она, конечно, ожидала, что Микос поцелует ее. Девушка знала это еще тогда, когда ступила в оранжерею на крыше. Как знала и то, что позволит ему сделать это. Ведь Микос просто греческий бог, а его улыбка пробирает до костей. И все же, почему она, Джина?

Бальный зал был переполнен красивыми женщинами в потрясающих нарядах. Она же надела платье, которое не носила уже лет пять. И украшения, которые носила тайком от мамы, играя во взрослую.

Так почему же Микос Кристополос выделил ее, неизвестную девушку из Канады, без денег и имени, из толпы богатых и знаменитых?

— Это не ответ на мой вопрос, Микос.

— Нет? Тогда, может быть, воспользуешься подсказкой? — промурлыкал он, целуя ее в губы.

Как такое возможно, чтобы от одного поцелуя закружилась голова? Джина не сдержала стона. Она обвила руками его шею и запустила пальчики в густые мягкие волосы, позволив Микосу проникнуть языком в ее рот и делать с ней все, что он пожелает.

Помни о том, зачем ты здесь! — кричал внутренний голос. Ты бы не поехала в Грецию, если бы тебе нужен был только секс!

Даже если бы этот секс обернулся чем-то чудесным? — шепнуло сердце.

Нет! Даже тогда, ты, идиотка! Что за женщина отдается уже за то, что красивый иностранец удостоил ее своим вниманием?

Но он же больше, чем красив, спорило сердце, все дело в притяжении. Волшебной алхимии. Ты смотришь в глаза человека и видишь свое будущее, написанное в них. Поверь сердцу и узнай свою судьбу…

Скажи это матери, которую ты оставила в клинике!

— Ммм… о! — Джина отстранилась. — Я не могу! Это неправильно!

— Как это может быть неправильно? Ты просто неотразима. И мы свободны следовать нашим сердцам. Или твое обещано другому?

— Нет! — с горячностью возразила Джина. — Если бы я встречалась с другим мужчиной, я бы никогда не обманула его. То, что случилось сейчас здесь… это… это…

Девушка замолчала. Она не могла ни в чем его обвинять. Однако Микос на стороне ее врага. А когда он узнает о том, почему Джина приехала в Афины на самом деле, то станет и ее врагом тоже.

— Все слишком быстро. Я понимаю. Мы познакомились меньше часа назад. Но если ты согласишься провести со мной несколько дней, прежде чем сказать друг другу «прощай», я буду несказанно счастлив.

Джина решила, что если она закрутит роман с Микосом, то, вполне возможно, вернется домой с печалью в сердце, но наверняка более уверенной в себе.

— Собирай чемоданы и езжай, — посоветовал Джине Сэм Ирвин, ее врач. — Ты — молодая женщина, Джина, и уже давно не развлекалась. Поезжай в Грецию, заведи роман, а я возьму все здесь в свои руки.

Хороший совет, Сэм, решила девушка, улыбаясь.

— Мне нравится быть с тобой. Может, посидим еще немного? Ты говорил, что если бы не Анджело Тайрес, то тебя бы здесь не было. Что ты имел в виду?

— Я бы предпочел встречать рассвет с тобой, но боюсь, должен лишить себя этого удовольствия. Я на работе и не должен покидать прием надолго.

— Спасибо, что напомнил. Я ведь тоже на работе. И могу пропустить все самое интересное.

Микос хотел было что-то сказать, но Джина не пожелала слушать. Наверное, она просто слишком долго не выходила в свет. Взяв на себя роль сиделки при своей бедной потерявшейся матери, Джина совершенно разучилась общаться.

Как она могла быть столь наивной? Таких, как Микос, не интересуют разговоры под луной. Джина должна быть благодарна ему, что он не рассмеялся ей в лицо, когда она предложила «посидеть еще».

Сглотнув, девушка вышла к лифту и нажала кнопку вызова. Слава богу, двери немедленно открылись. Но Микос быстро вошел следом.

— Я тебя обидел?

— Не смеши меня, — парировала она, желая, чтобы он перестал так смотреть на нее.

— Если это правда, тогда, может, ты присоединишься ко мне чуть позже, когда схлынет толпа гостей?

Джина прикрыла рот рукой и зевнула.

— Ой, сомневаюсь. Я уже устала. Не хотелось бы задерживаться после того, как я соберу материалы для статьи.

— Ясно. У тебя номер в «Гранд Бретань», да, Джина?

Девушка рассмеялась.

— Кто меня туда пустил бы? Я рядовая журналистка.

— Надеюсь, ты нашла хороший отель по соседству?

— Я остановилась в «Топикос», в нескольких кварталах от «Хилтон». Ничего выдающегося. И конечно, не идет ни в какое сравнение с «Гранд Бретань», но номер уютный, чистый и даже с собственной ванной.

— Тогда я попрошу водителя отвезти тебя, когда захочешь.

— Не нужно, спасибо. Это рядом, и я могу прогуляться или вызвать такси.

— Я не позволю. Пожалуйста, дай мне знать, когда соберешься домой.

Вот еще! Джина едва сдержалась, чтобы не бросить это ему в лицо. К счастью, двери лифта открылись, и им пришлось выйти в зал.

Девушка помахала Микосу рукой:

— Увидимся, — улыбнулась она и пошла прочь.

Микос даже не попытался ее остановить. Он уверенным быстрым шагом пошел к бару и начал разговор с мужчиной у стойки.

Что ж, если он не собирается знакомить ее с Анджело Тайросом, придется сделать это самой. Джина прошла к главному столу, но и тут ее ждало разочарование — греческого миллионера за столом не оказалось.

— Простите, вы говорите по-английски? — обратилась она к женщине, сидевшей за столом.

— Немного.

— Не подскажете, где я могу найти мистера Тайроса? Я надеялась, он даст мне интервью.

— Вы опоздали, милая! — воскликнула женщина. — Он уже ушел отдыхать. Ему ведь восемьдесят!

Здорово! Просто великолепно!

Отличное начало сменилось отвратительным концом. Джина, неожиданно уставшая и обескураженная, направилась к выходу. Слава богу, Микоса нигде не было видно.

Но на середине пути к фойе, девушка ощутила, как кто-то коснулся ее плеча. А потом голос, который так легко соблазнил ее на крыше, прошептал:

— И куда это ты собралась, мисс Хадсон?