Прочитайте онлайн РАССКАЗЫ ОБ ИНДЕЙЦАХ | БЕЗУМНЫЙ ПОСТУПОК БЕЛОГОЛОВОГО ОРЛА

Читать книгу РАССКАЗЫ ОБ ИНДЕЙЦАХ
276+3322
  • Автор:

БЕЗУМНЫЙ ПОСТУПОК БЕЛОГОЛОВОГО ОРЛА

– Много-много лет назад, когда я был ещё ребёнком, – рассказывал Нагиска – Белый Дух – почтенный старый вождь Лакотов из племени Янктонаев, вспыхнула жестокая война между нашим народом и племенами Арикаров и Манданов. Причина этого раздора весьма примечательна. О ней я и хочу поведать вам.

Старик отложил в сторону длинную трубку и уселся поудобнее.

«В те времена Янктонаи насчитывали около сорока родов. Мы держали много собак, и другие племена называли нас в насмешку шункакчеками – домашними псами. Мой отец был верховным вождём.

Зимний лагерь мы любили разбивать в лесистой местности неподалёку от устья Большой Реки и здесь, во время осенней охоты, мы часто встречались с Лакотами из клана Черноногих. На противоположном от нашего лагеря берегу реки стояла деревня Арикаров и Манданов, состоявшая из хижин, наполовину врытых в землю. Уже больше ста лет назад они развели большие огороды, и мы покупали у них маис, бобы и тыквы. Время от времени наше племя заключало с ними мирные договоры. Каждая семья Арикаров владела одной или двумя лодками из бизоньей кожи. Эти лодки были не круглые, как у Лакотов, а в две или три кожи длиной. В них они привозили нам сушеные бобы и другие овощи, которые меняли у нас на вяленое бизонье мясо.

Урожаи были богатые, и мы устраивали совместно различные празднества и торжества. В то время, как старики занимались меновой торговлей, молодые воины Лакотов и Арикаров ухаживали за девушками обоих племён.

У моего отца был младший брат Ичапсинте Танка – Длинный Кнут. После того события, о котором я хочу вам рассказать, его уже не называли иначе как Аноказан, то есть Белоголовый Орёл. У него был юноша-товарищ. Оба они были отважны и честолюбивы.

Однажды вечером, на закате, Ичапсинте стоял со своим другом на берегу. У одного был полный колчан стрел, а у другого под одеялом – ружьё. Почти все жители землянок, расположенных на другом берегу, уже вернулись домой, а вождь Аноказан с женой сели в лодку последними, уже в сумерках. Оба Лакота смотрели на них.

И вдруг Ичапсинте воскликнул:

– Друг мой, давай убьём вождя!

– Давай, – ответил ему тот, – я помогу тебе, я готов умереть с тобой.

Аноказан в ту же минуту выхватил ружьё и сразил вождя наповал. С того дня он и стал носить его имя. Старик упал навзничь в лодке, а его жена, с плачем и криком, повезла его в лодке домой. Другой юноша пустил несколько стрел в старуху, но она осталась невредимой и благополучно добралась до другого берега.

Когда об этом стало известно, в селениях по обоим берегам реки началось большое смятение. Лакоты стояли двумя лагерями: Черноногие Лакоты и мы – Янктонаи. Арикары и Манданы были, конечно, сильнее нас. В их деревнях насчитывалось от двух до трёх тысяч человек, то есть больше, чем нас с Черноногими Лакотами.

Один Лакот, по имени Уахатчанка – Чёрный Щит – был женат на девушке Арикаров. Он подошёл к самому берегу Миссури и громко закричал:

– Из какого племени Лакотов был человек, убивший Аноказана?!…

– Это был Янктонай! – ответил ему один из Черноногих Лакотов.

– Арикары хотят сражаться с ними, – прокричал он. – Советуем вам от них отделиться!…

Черноногие Лакоты немедленно отошли от нас на милю в сторону вдоль скалистого берега и разбили там свои палатки. Наши племена всегда соперничали друг с другом в битвах, и потому мы не стали просить их о помощи. Ночью мы рыли в своём лагере траншеи: внутреннюю – для защиты женщин и детей, и наружную – для внешней обороны.

На следующий день, на рассвете, враг высадился на наш берег и во множестве стал приближаться к нашему лагерю. С ними приехали даже старики и несколько женщин, которые расположились на скалах смотреть битву и, в случае надобности, уносить раненных. Черноногие Лакоты тоже наблюдали битву со скал.

Лакоты хорошо окопались, у них было много ружей и стрел, их стрельба была весьма смертоносна. Так что Арикары могли пробираться вперёд только ползком. Но если голова какого-нибудь Лакотов выглядывала из-за укрепления, её тоже сражал смертельный выстрел.

Двое юношей, из-за которых началась эта схватка, пока нигде не показывались. Страшась своих соплеменников, они спрятались в поросшем кустами овраге возле реки. Но когда началась битва, Ичапсинте сказал своему приятелю:

– Друг мой, мы виноваты в том, что сегодня много храбрецов поплатятся жизнью. Докажем подвигами свою отвагу. Вперёд! Идём в бой!

Они быстро разделись, схватили оружие и побежали к лагерю. Им пришлось бежать сквозь линию врага, но их узнали только тогда, когда они уже миновали её. Таким образом, некоторое время они были между двух огней. Добежав почти до самого укрепления, они обернулись и выстрелили в Арикаров. При этом они, по индейскому обычаю, прыгали из стороны в сторону, чтобы избежать ранения. Град пуль и стрел осыпал их, но им всё же удалось достичь укрепления невредимыми. Так юноши поддержали честь своего имени, и народ никогда не упрекал их за то, что они стали причиной битвы.

Это сражение стоило многих жертв, но у Арикаров потери были больше наших. После обеда пошёл холодный дождь. Стояла осень. Тетивы отсырели. Ружья были кремневые, а когда они отсыреют, из них тоже невозможно стрелять.

Арикары совсем пали духом. У них был очень большой урон. Женщины, не переставая уносили раненых, а Черноногие Лакоты наблюдали всё это со своих скал. Наконец, враг дрогнул и побежал. Лакоты гнались за ними как голодные волки и палицами добивали усталых и медленно бежавших. Многие были убиты ещё и на берегу. Несколько лодок было пробито пулями и пошло ко дну. Это была величайшая битва, в которой когда-либо участвовало наше племя!» – закончил старик со вздохом удовлетворения и сожаления