Прочитайте онлайн Пятьдесят оттенков измены. Я – твой трофей! | Глава 1. Крепкий орешек

Читать книгу Пятьдесят оттенков измены. Я – твой трофей!
3518+855
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1. Крепкий орешек

— Так все-таки, Мила, как вы к нему относитесь?

К счастью, молодая женщина не видела лицо психолога в этот момент. Оно выражало скуку и усталость. Несколько часов они бродили вокруг да около, так и не добравшись до сути.

— Я же сказала: я люблю его! И это единственный мужчина в моей жизни, — процедила красотка сквозь зубы. Она расположилась на диване, как это было принято в подобных кабинетах. Вальяжно развалившись и рассматривая свежий изобилующий стразами маникюр, пациентка успокаивала себя, что сеанс почти окончен и это мучение скоро подойдет к финалу.

— Что ж, Мила… Искренне рад тому, что в вашей жизни все совершенно. Собственно, не вижу необходимости в дополнительных сеансах. По-моему вы блестяще прошли курс!

Озадаченная девушка уселась на диване и уставилась на мозгоправа, недовольно спросив:

— Вы не хотите, чтобы я сюда приходила? Я плачу вам деньги!

— Дело ведь не в деньгах, — сказал седовласый мужчина, которого за глаза прозвали «Фрейд», потому как по облику очень он напоминал известнейшую личность. — Главное — определить цель, с которой вы приходите в мой кабинет.

Обычно, визиты делают те люди, в жизни которых что-то не так. Они запутались и не могут найти выход из сложившейся ситуации, пребывают в эмоциональном тупике, стоят на краю — в этих случаях подключается подобный мне специалист, и его целью становится включить свет в темной комнате, дабы заплутавший смог найти выход, причем, найти его самостоятельно.

— Включить свет в комнате? — вторила ничего не понимающая девушка.

Психолог тяжело вздохнул и добродушно произнес:

— Милочка, вы знаете, чего хотите в жизни — и это главное! Я могу продолжать вас принимать у себя за деньги, но это будет не честно! Если вдруг когда-нибудь вам станет по-настоящему некомфортно, сразу звоните мне. Я человек занятой, но вас всегда приму независимо от загруженности.

«Фрейд» ненавязчиво и мягонько выставил Милу за двери своего кабинета. Визиты скучающих в браках дамочек, прожигающих деньги мужей, утомили его. Специально для них он «задрал» цены, но это их не останавливало. Наоборот, это стало пиар-акцией, привлекшей еще больше внимания к его скромной персоне, ведь одной из догм этих людей была следующая: чем дороже — тем лучше! От расстройства и осознания собственной бесполезности, пожилой мужчина страдал, отчего и пристрастился к алкоголю. Теперь он был модным товаром для тех, кто на самом деле не нуждался в его помощи.

Мила вышагивала по длинному коридору новомодного недавно построенного многоэтажного здания. Часть его была деловая — в ней находились офисы, в одном из которых принимал «Фрейд», во второй части заселилось скопище бутиков. Современная панацея настоящей женщины — шопинг — вот идеальный лекарь души и настроения. «Chanel», «Gucci», «Versace», «Prada» — карусель из люксовых брендов, приводящая в щенячий восторг ту, что знала толк в магии красивой одежды и могла примерять наряды сутками.

— Все в человеке должно быть прекрасно: и прическа, и наряд, и маникюр! — твердила себе Мила, затягивая тонкую талию кожаным поясочком. Продавщица кружила вокруг нее, как пчелка вокруг цветка, прекрасно понимая: чем напористей она будет жужжать, тем больше соберет благословенного нектара — купюр. «Деньги помимо красоты правят миром» — эту истину требовательная к окружающему миру Мила держала на пьедестале. Наличка ее окрыляла, делала не то чтобы свободной, но парящей над бытовыми проблемами. Давным-давно, когда ее семья при скудности бюджета не могла себе позволить красивую одежду, она заметила, что в фаворе те сверстницы, которые выглядят модно. К тем старшеклассницам, которые «вкладывались» в свою внешность, стояла очередь поклонников. Самые видные парни добивались их внимания, приглашая в кафе и кино, даря цветы и подарки. Мила же была обделена вниманием и очень от этого страдала. Каждый раз, засыпая, она представляла, что когда-нибудь станет богатой и будет покупать самые дорогие вещи, чтобы все видели ее материальный баланс и от зависти захлебывались. Теперь ее мечта осуществилась. Счастливее Мила от этого не стала, но то, что покупки поднимали настроение, — это было однозначно.

Анна была главой женского клуба. Умудренная опытом дама, словно курица-наседка, собирала вокруг себя глупеньких цыпляток и становилась их душеприказчицей. С ней советовались по любому поводу, и эта женщина всегда давала советы, а также бесконечные уроки маленьких хитростей о том, как удерживать платежеспособных самцов возле себя. Она устраивала сборища пару раз в неделю по средам и субботам. Иногда случались и экстренные собрания, если к примеру кого-то бросили или результат пластической хирургии оказался плачевным. В ее дом съезжались напомаженные щеголихи, чтобы скоротать часть своей пустой жизни, они сотрясали воздух пустой болтовней, делая при этом очень серьезные лица. Это были маленькие спектакли, в которых главную роль играла ведущая актриса — Анна. За свое опекунство над неокрепшими душами глава клуба собирала небольшую дань в виде ценных подарков. В конце каждого месяца ее подопечные дарили маленькие коробочки с украшениями. Те, кому советчица оказала ощутимую помощь, были обязаны подносить что-то более весомое, например, серебряную посуду.

— Мужчины — наш фундамент. И чем прочнее он, тем увереннее мы шагаем в наше завтра. В этой стройке мы с вами прорабы, а те, кто рядом, — материал! Даже из основы не высшей пробы можно создать хороший результат! Главное верить в успех вашего предприятия и трудиться!

Анна любила произносить витиеватый бред и часто приправляла его аллегориями. Ей нравилось говорить путано, непонятно. Некоторые из ее слушательниц периодически уточняли смысл сказанного, но всезнающая женщина так увлекалась внешним звучанием, что теряла смысл сказанного, поэтому злилась, если ее прерывали. О светской настоятельнице ходили легенды, которые сочинялись на фоне его вдовствующего положения. Эта утонченная и с виду безобидная дама пережила пятерых мужей и большую часть своей жизни она находилась в трауре. Некоторые уверяли, что смерти ее супругов выглядели весьма странно, преимущественно у спутников не выдерживало сердце. Шептались, что Анна пользовалась ядами, кто-то распустил слух, будто ее предки по материнской линии были аптекари, промышляющие «смертельным» бизнесом. Также была версия, что эта женщина является потомственной ведьмой и высасывает силы у противоположного пола, чтобы оставаться вечно молодой. Во все это Мила, конечно, не верила, но холод, исходящий от этой женщины всегда ее пугал.

— Милочка, как твои походы в кабинет наше го милого доктора «Фрейда»? — обратилась Анна к почти дремлющей девушке, желающей в этот вечер оставаться невидимой.

Все сидящие вокруг участницы дискуссии обернулись и с улыбками ждали ответа. Ей пришлось подняться с места, как этого требовали традиции, натянуть на лицо позитив и «теплым» голосочком с придыханием (этот стиль обозначался в клубе «Монро») поведать о своем визите к скучному старикашке.

— Он — такой душка и так мне помогает, — начала распевать Мила, — не знаю, чтобы я делала без него!

Она предпочитала вести себя, как все, чтобы не выделяться из толпы благополучных барышень. Девушка поблагодарила Анну за то, что та находит время следить за ее судьбой и направлять в нужное русло. Та была довольна хвалебной речью и разрешила Миле присесть, если конечно больше нечего добавить к вышесказанному.

После того, как все отчитались за прожитый период с прошедшей субботы, толпа перешла в просторную гостевую — так называлось в этом доме помещение, в котором пили чай. В комнате стоял гомон, почти два десятка девушек общались между собой, наперебой хвастаясь своими «подвигами». Мила стояла в одиночестве, отхлебывая остывший зеленый чай. Ей было чуждо все происходящее вокруг. Каждый раз, покидая слет золотых домохозяек, Мила обещала себе, что больше не вернется в это странное место, но возвращалась сюда, потому что заняться особо было нечем. Тем более, супруг в последнее время был слишком занят на работе и почти не уделял ей внимания. Она ощущала иногда себя заскучавшим сорняком королевской породы, который выдернуть жалко из-за его красоты.

— Чудесный маникюр, — произнесла Анна, светясь от улыбки. — Я смотрю, тебе пока не удалось найти подруг в клубе?

Мила лишь пожала плечами в ответ, смутившись.

— Как у вас с мужем? Вы ведь уже семь лет женаты?

— Все верно.

— Он не требует от тебя детей? — в голосе Анны послышалось напряжение, но когда ответ был отрицательным, наставница выдохнула с облегчением:

— Это очень хорошо! Наше дело вдохновлять рыцарей на подвиги, а с заплывшей от забот талией вряд ли выбьешь из мужа деньги на новую шубу!

Мила кивала, потому что проповедовала ту же религию. Наверное, это и удерживало любящую роскошь женщину от побега из курятника, в этом месте ее понимали, и она могла быть собой.

— Кстати, все время забываю сказать: пора заняться, деточка, грудью! Ты единственная, кто не вставил имплантаты! Мой доктор проконсультирует тебя, как только я сделаю звонок.

Анна поставляла своему хирургу Василькову клиентуру, получая за это проценты. «Я вдова и должна как-то жить!» — оправдывала женщина свое сребролюбие. Все девушки из клуба увеличили грудь на пару-тройку размеров. Мила была отстающей, чем вызывала непонимание у окружающих. Она давно подумывала заняться этим вопросом, чтобы в любом платье выглядеть идеально. Выглядеть «на все сто» было ее кредо, жаждущая быть в форме девушка, сидела на диетах, ходила на фитнесс и на серию массажей, но ее муж пару раз намекал, что при ее худощавости хорошо бы иметь округлости на грудной клетке. Против оперативного вмешательства он ничего не имел и пообещал выделить нужную сумму. Грудь у нее была небольшая от природы, хотя мать носила пятый размер лифчика. «Скорее всего, отцовские корни плоскогрудьем проросли», — сетовала она и покупала белье с эффектом «пушап».

Анна протянула буклет, в котором подробно приписывались плюсы пластики, и еще раз продемонстрировала отсутствие шрамов на лице после подтяжки, после чего заставила потрогать свое скульптурное вымя, которое было достаточно крупное. После смерти каждого мужа скучающей вдове до жути хотелось перемен, и она увеличивала грудь на один размер, а если учесть, что природой женщина не была обделена изначально…

Мила села за руль своего новенького желтенького авто и какое-то время сидела, задумавшись.

— Зачем мне это хренов клуб? — пробурчала раздосадованная девушка, разглядывая визитку, на которой грудь казалось выпуклой. Сеанс массажа отменился, а домой ехать не хотелось. Она решила заехать в любимый ресторанчик, где можно было съесть низкокалорийный десерт. Такую роскошь, как сладости она позволяла себе редко.

В маленьком, но весьма уютном помещении, свободных столиков не оказалось. Мила расстроилась и направилась к выходу, как вдруг заметила в углу свою приятельницу Настю, сидевшую в одиночестве за столиком. Их мужья были вхожи в один закрытый игорный клуб там и подружились, а позже познакомили жен, надеясь, что вторые половины найдут общие темы.

— Привет, Анастасия! — удивленно воскликнула девушка, оставшаяся без места в любимом ресторане. Лицо ее приятельницы вытянулось, она явно не ожидала увидеть очень занятую Милу в этом помещении.

— Как ты здесь оказалась? У тебя же массаж вроде сегодня?

Мила, отмахнувшись, пояснила, что осталась без процедуры и без спроса уселась за столик, сделав знак официанту. Настя ерзала, не желая ни с кем делить свое пространство. У нее было назначено свидание с одним симпатичным официантом из ночного клуба. Тайные встречи замужней дамы были серьезным риском, потому что муж ее был настоящим Отелло и мог с легкостью придушить в сердцах, но опасность возбуждала красавицу, чье сердце было склонно к измене, и иногда она позволяла себе лирические отступления от брака.

— Ты знаешь, Мила, у меня тут важная встреча и очень некстати, если придет человек и увидит тебя…

Неуверенность Насти насторожила ее собеседницу, не успевшую заказать вкусности. Поинтересовавшись, не скрывает ли что-нибудь от нее приятельница и получив неубедительное отрицание, Мила решила не сдаваться и дождаться того человека, которого с таким трепетом ожидали за этим столиком. В зал ресторана вошел молодой парень и активно завертел головой. Настя начала подробно изучать меню, желая скрыться от его взора, но он ее заметил чуть раньше и, просияв, затрезвонил на весь зал:

— Ты б еще под стол залезла, кошечка моя!

Мила вопросительно уставилась на побагровевшую представительницу семейства кошачьих, затем — на крепкого высокого молодца и тихо уточнила:

— Это твой козырь в рукаве?

Настя кивнула и попросила своего тайного воздыхателя взять себе стул. Она была напряжена, а когда горячий пылкий парень попытался взять ее за руку, одернула ее, как ошпаренная.

Мила поедала творожно-маковый торт, не торопясь, осознавая, что в данный момент она — случайный свидетель очень пикантной истории. Девушка искренне любила чужие тайны, ведь владея ими, заполучаешь в рабство кусочек души того, кому есть, что скрывать.

— Не волнуйся, я тебя не выдам, — заверяла Мила оживленно растерянную любительницу «левака», которая попыталась выкрутиться, сочинив что-нибудь правдоподобное. Дамы оставили улыбчивого официанта на несколько минут в одиночестве за столиком, укрывшись в уборной.

— Это просто, чтобы расслабиться… Славик все время занят, я даже не помню, когда последний раз с ним сексом занималась. Мне иногда кажется, что он меня не хочет.

Мила кивала, слушая исповедь сокрушающейся изменницы. Она тоже была в схожей ситуации, но не бежала сквозь ряды официантов, задрав юбку и разбрасывая стринги, потому что считала, что женщина должна себя уважать. Коль уж продалась задорого, так не будь дешевкой, не собирай разную падаль! «Если невмоготу — порадуй себя вибратором, но не опускайся до халдеев!» — гласила одна из догм сообщества грудастой Анны. Кажется, теперь Мила начала понимать, в чем прелесть женского клуба.