Прочитайте онлайн Пятая Стража | Глава 6ЕСЛИ СЫН ЧЕРНЕЕ НОЧИ —ОТДЫХАЛА МАМА В СОЧИ

Читать книгу Пятая Стража
2316+838
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6

ЕСЛИ СЫН ЧЕРНЕЕ НОЧИ —

ОТДЫХАЛА МАМА В СОЧИ

Имейте мужество пользоваться собственным умом!

(Из выступления генерала Сидорова на совещании)
I

Капитан Нестерович после командировки с головой окунулся в работу и первое время приходил в отдел с удовольствием. Сегодня он явился лишь под конец рабочего дня и занялся изготовлением на компьютере очередной агитки, которыми время от времени украшал свое рабочее место. Его коллеги по комнате, Дмитриев и Веселкин, называли эти распечатки «да-цзи-бао» и утверждали, что в них Нестерович подсознательно реализует свое глубинное стремление к клевете на общественный строй и окружающее человечество.

Сегодняшняя агитка, в отличие от многих предыдущих, не носила личных нападок на курящих соседей по комнате или умозаключений типа «Для репутации оперативника важен размах, а не итог!». Подошедший поближе Дмитриев, видя выползающий из принтера листок бумаги со знакомой рамочкой по краям, покачал головой и сказал:

— Ты там, в Чечне забыл, как воспринял Сидоров твою печатную крылатую фразу «У бездельника всегда много помощников»? Опять начинаешь?

— А что? Правильно он воспринял! — улыбнулся Нестерович. — Зато вспомни, как ему понравился тезис «Следи за врагами! Они первыми заметят твои ошибки!». До сих пор у него под стеклом лежит, между прочим. Я Антонину спрашивал. Но это совсем не то, Миша. Вот, читай!

Дмитриев взял из лотка принтера еще теплый лист, поднес поближе к свету и прочел: «Генотип проявляется в фенотипе, когда рецессивный аллель находится в гомозиготном состоянии».

— А… ну да, — сказал он и прочел еще раз. — Да это каждый первоклашка знает! А вот лучше скажи, когда он не проявляется? Слабо?!

Нестерович усмехнулся.

— Миха, знаешь, за что ты мне мил?

— За маленький ум и преданное сердце? — подозрительно спросил Дмитриев.

— За это тоже. Но главным образом за то, что не теряешься в безвыходных ситуациях. Так вот, Миха, генотип не проявляется в фенотипе тогда и только тогда, когда рецессивный аллель находится в гетерозиготном состоянии! Вот так, друг мой!

— Молодец, — похвалил молодого коллегу Дмитриев. — Правильно! А теперь объясни мне как старшему, что это, а главное — зачем? На что ты тратишь драгоценное служебное время, пока мы всем коллективом ловим террористов, и где ты сегодня пропадал? Я тебя за прогул дежурным в штаб «Эскулапа» вне очереди зашлю. В воскресенье, между прочим!

— Ловить террористов для нас не подвиг, а рутина. Насчет воскресенья — если очень надо, я, конечно, схожу, но напоминаю, что в общем-то я амбулаторно лечусь в госпитале после ранения. А насчет занятий — тебе в широком смысле или только в сегодняшнем?

— И так, и так!

— Изволь. В широком смысле я изучаю премудрости науки генетики. Мне это нужно, чтобы общаться с нынешним моим контингентом на понятном ему языке. Если бы ты знал, как любят ученые важничать! Не смотри на меня ехидно, я всего лишь верхогляд. Но моего матмеховского уровня не хватает, для общения с биофизиками! Они забивают меня терминологией. Зато, уловив родной дух, интерес и понимание его профессии, любой человек охотнее пойдет тебе навстречу, напряжет мозги и вспомнит то, что, может быть, и не собирался вспоминать.

— Лишь бы воображение не напрягал… — сказал Дмитриев. — Ладно, принимается. Капля здравого смысла здесь есть. А в узком, сегодняшнем понимании вопроса — где ты был?

— Я, товарищ майор, сегодня клонировал овечку Долли. Бедняжка скончалась, не достигнув стадии эмбриона. Я так и не узнал, была это девочка, или, может быть, мальчик… Так жалко!..

— Баран!

— Попрошу не использовать служебное положение для оскорбления младших по званию!

— Мальчик овечки называется бараном! А теперь серьезно.

— Серьезно — я был в политехе. Собрал в деканате списки и фотографии выпускников отделения биофизики, а потом прошел краткий лабораторный практикум генной инженерии. Увлекательная процедура! Сначала вбрасываешь геном под мембрану клетки. Потом вставляешь эппендорф в центрифугу… вы, голубчик, похоже, дослужились до майора, а все не знаете, что такое «эппендорф»?

— Это не он проходил по делу об угрозе диверсии на железной дороге?

— Нет. То был Эппельбаум. Эппендорф — это такая маленькая пластиковая пробирочка. Крутишь ее в центрифуге, как космонавта, пока все содержимое не расслоится, потом прокалываешь шприцем на нужном уровне — и отбираешь состав с нужным весом.

— Это даже мне понятно, — сказал Дмитриев. — Мы в армии так спирт от керосина отделяли. Спирт легче — керосин тяжелее. Сверлишь дырку в канистре на высоте два к трем, затыкаешь пробочкой, даешь смеси отстояться, потом раз! — вредный технике спирт вытекает в баночку, а ценный керосин остается.

— Ну вот видишь, ты готовый биофизик. С опытом практической работы. Мне повезло меньше, я сразу попал в нашу контору. Слушай дальше: потом содержимое шприца помещаешь в полиакридный гель… секешь, как излагаю?.. и подвергают электрофорезу. ДНК заряжена отрицательно, она отделяется от прочих побочных продуктов. Потом фотографируешь это в ультрафиолете — и образец готов!

— И что? — спросил Дмитриев.

— И все.

— А где пособник террористов?

— Миха, ты не понял. Пособник террористов — он как генотип. Он проявится в фенотипе…

— Когда ты перейдешь в это… гомозиготное состояние! Сделай это побыстрее, мне шефу результаты работы за день надо докладывать!

Нестерович уныло вздохнул.

— Сажусь, сажусь… Пособник — он вот здесь, Миха… вот в этой тощей папке. Здесь все биофизики, работающие в Питере. По крайней мере все, каких мне удалось накопать. Их, конечно, гораздо меньше, чем простых серых микробиологов, но все же их триста семнадцать штук. Триста семнадцать… страшно подумать! По каждому я собираюсь уточнить, работает ли он еще по специальности, потому что из моего личного опыта следует, что на домашней кухне можно клонировать только геномы тараканов, ко никак не бактерии сибирской язвы с геном резистентности к антибиотикам. Для этого нужна лаборатория. Потом надо будет узнать, сколько среди них гениальных… подозреваю, что все. Потом буду узнавать, сколько едет в отпуск в феврале или уже уехали. Это последнее прозрение нашего шефа, лично обратил мое внимание. И лишь потом мы сможем запустить нашу лихую поисковую службу по следам предполагаемых преступников.

— Когда закончишь? На все про все — два дня максимум.

— Если вы с Веселкиным не собираетесь мне помогать — нескоро.

— Веселкин сейчас объезжает паспортные столы. Может, расширит твой список… Я напишу сводку и подсяду. Ты обрати внимание сначала на окружение этого… Сыроежкина и других, кто был при их дурацком разговоре. Может, кто-то случайно подслушал эту идейку и тоже подсуетился?

— Мысль неглупа… Хочешь сказать — их было несколько?

— Их могло быть несколько. Еще — если наш «биошизик» не работает сейчас по специальности, это ничего не значит. Они могли организовать ему, или им, лабораторию. Пожалуй, это отдельное направление…

Дмитриев подошел к большому листу бумаги, приколотому к стене на кнопках. Лист назывался «органайзер третьего отдела». Справа на листе были чертежным шрифтом выведены фамилии сотрудников, слева — перечень направлений работы отдела. Список сотрудников был короткий, список заданий — длинный. Фамилии и задания соединяли стрелы. Некоторые фамилии ощетинились ими, как дикобразы. Напротив длинной фамилии Нестеровича была одна, но очень жирная красная стрела.

В колонке заданий, где сверху значилось зачеркнутое «Бомжи», в середине «Машины сервиса „Баярд“», а в конце — «Опознание убийц Сыроежкина по фоткам», майор дописал снизу маркером «Фирмы, продающие медицинское оборудование, и покупатели». Подумал, оценил загрузку сотрудников, вздохнул — и провел стрелу от собственной фамилии.

— Уважаю принципиальность, — сказал Нестерович. — Ты зашьешься. Опять бессонницы замучают.

— Зашьюсь, если ты не поможешь. Мне нужен для начала перечень оборудования типовой лаборатории для подобных дел. Вот сразу и пригодится твой бесценный сегодняшний опыт…

— Я сделаю тебе список завтра. Уточню у ребят, которые меня сегодня натаскивали. И фирмы сразу спрошу. Наверняка половина импортного оборудования, скорее всего немецкого… А сегодня ты помоги мне разрешить другой принципиальный, вечный и даже роковой вопрос: женщина или мужчина?

— Не понял!

— Этих биофизиков в половом отношении приблизительно поровну… сто сорок три мужчины и сто семьдесят четыре женщины. Правильно взяв ориентир, я смогу уменьшить объем работы вдвое. Кому отдать приоритет — женщинам или мужчинам? Я лично склоняюсь тряхнуть сначала мужиков. Во-первых, потому что на личном опыте знаю, какие это сволочи, а во-вторых, потому что их все же меньше.

— Да… — задумчиво протянул Дмитриев. — Мужчина — это такая тварь, хуже которой может быть только женщина… А что психологический портрет? Где он, кстати?

— Ты на нем карандаши чинил… вон он.

— Надо стряхнуть… зайдет Матвеев — обидится.

— Нечего обижаться — надо лучше «шаманить». Понимаешь, он у них какой-то бесполый… Они называют его мужским существительным «террорист» — и от этого кажется, что это мужчина.

Дмитриев бережно сдул с распечатки в корзину графитовую пыль. Раскрыл отчет группы психоанализа, привычно пробежал по разделам.

— Так-так… Исторические параллели нам не подходят… предполагаемый внешний облик — это все из пальца высосано… Вот! Побудительные мотивы. Неудовлетворенность социальным статусом… ощущение неполной самореализации… непризнанность… Желание мести… желание власти, даже всевластия… Стремление к саморазрушению, возможно наличие вредных привычек, хронического заболевания… Жажда сочувствия, внимания… Это один тип.

— Ну и кто он? — спросил Нестерович.

— По-моему, мужчина. Хотя жажда мести и внимания свойственна и женщинам. А вот второй тип: побудительный мотив — жажда наживы, корысть. В этом случае — никаких вредных привычек, педантизм, эгоцентризм, забота о собственном здоровье, доведенная до апогея. Второй тоже мужик, но более жизненный.

— Чего-то здесь не хватает… отечественного колорита, что ли? У меня есть подозрение, что они эти типовые портреты слизывают из Интернета. Все это… — Нестерович небрежно кивнул на листки в волосатой руке Дмитриева, — может относиться и к японцу Осахаре, и к мексиканскому Педро, и к американскому доктору Муну. А где же загадочная русская душа? Или психопаты всех стран похожи?

— Бабки все любят одинаково. Я бы начал с мужиков.

— Я так и начал… Женщин я, конечно, тоже прокачаю…

— Ты выбери для начала тех, кто работает на предприятиях и в учреждениях. Составь списки, завтра с утра Динка сбросит задания отделам кадров по факсу. К вечеру кадровики тебе все подберут.

— Не делай сам того, что могут сделать за тебя другие, — так учит нас великий и непогрешимый Игорь Станиславович?

— Он прав, между прочим. А сам займись мелкой шелупонью, фирмочками… От тех никогда ничего по телефону не добьешься. Только личный контакт и красную визитку в нос директору. Вот там можешь начинать с мужиков. На хамов попроси ребят из службы экономической безопасности подобрать компроматик… скажешь мне, я договорюсь. Как только будешь готов — свисти. Соберемся все вместе, подобьем бабки. Где-то мы должны пересечься, я чувствую…

Оба оперативника углубились в работу и долго работали молча, сосредоточенно и внимательно, до ряби в глазах. Нестерович первый откинулся на спинку стула, перевел дух — заныло сломанное ребро.

— Уф-ф!.. Мужиков разбросал. У меня такое чувство, Миша, что мы с тобой неисправимые женофилы. Бабники, то есть.

— Это оттого, что у нас начальники — всегда мужики, — ответил из своего угла Дмитриев. — Поэтому все военные — такие галантные кавалеры. Дай тебе в начальники бабу — через год станешь женофобом. Проверено.

II

Привычно готовясь отойти ко сну в машине, Михаил Тыбинь сдвинул переднее сиденье подальше назад и откинул спинку. Потом разулся, достал надувную резиновую подушечку и, багровея от натуги, раздувая щеки и выпучивая глаза, принялся с натугой надувать ее. Вовка Черемисов, завалившись в бушлате, не снимая обуви, поглядывал на него с ехидцей.

— Ты еще побрейся!

— Надо будет — побреюсь, — шевеля занывшими скулами ответил Старый. — Тебя не спрошу.

В кармане у него запиликал мобильник. Звонила Рита. Голос у нее был… саркастический.

— Ну и где ты теперь, старый пень?!

— Зайка, я же объяснял тебе… — волнуясь, нежно забормотал Тыбинь в трубку. — У нас особый режим, ночные дежурства… какое-то время я буду работать круглосуточно…

Морзик, заслышав воркования Старого, заворочался, приподнялся на локте:

— Зайка?.. Миша, ты ли это?!

— Тыбинь! — мрачно продолжала Рита. — Ты, может, забыл, кто я? Я вас знаю насквозь! Говори мне точно — где ты находишься?! Я приеду и проверю!

— Ладно! — разозлился Старый. — Валяй! Проверяй! Я в машине на Светлановском проспекте! Ресторан «Русский блин» знаешь? Мы стоим во дворе этого дома.

— А кто с тобой? Напарница? Небось та перестарка, которую я видела тогда у ворот вашей конторы?! То-то она на меня все пялилась!..

— Не с моим счастьем… — несколько сконфуженно ответил Тыбинь. — Один восьмипудовый вонючий козел… спать не дает…

— Тыбинь, учти, я ведь приеду, — сказала Рита и положила трубку.

Старый разложил ставшую упругой подушку и принялся устраиваться на ночь.

— Эй! — окликнул его Морзик. — А если она действительно приедет?

— Перейдешь спать в подъезд… Да не приедет она… на чем ей сюда добраться ночью? Так… балаболит.

Тыбинь самодовольно улыбнулся в темноте машины.

— Насчет восьми пудов ты тоже загнул, — не унимался Морзик. — Во мне всего-то сто шесть килограммов.

— Извиняюсь…

— И что это насчет вонючести? Это еще откуда? Я со всеми нашими дежурил — никто не жаловался!

— Они все воспитанные люди. А я — быдло ментовское…

— Я перед каждой ночной сменой душ принимаю!

— Это тебе не помогает. Вова, ты хороший пацан, но спать с тобой в одной машине — удовольствие ниже среднего. Хорошо, что мы не дальнобойщики.

— От твоей резиновой подушки воняет больше, чем от меня!

— Согласен. А теперь увянь и не мешай дедушке отечественного сыска нести службу. Между прочим, твоя смена наблюдать. Клякса приедет — мало не покажется. Мне-то наплевать, я уже пенсионер — а ты молодой, подрастающий кадр…

— Не приедет… — отчаянно зевнул Морзик. — Чего это ему переться? Дома, что ли, заняться нечем? А дверь в офис я и отсюда прекрасно вижу. Заперто до утра, и на сигнализации.

— Нафига мы здесь — не понимаю… — ворчал Тыбинь. Дверные ручки упирались ему в бок. — Перестраховщики там, в этом штабе… могли бы и на «кукушке» подежурить… Подвинься, что ли! Разлегся на весь салон!

Черемисов не успел ему ответить. В стекло машины побарабанили ногтем.

— Спите, соколики! — раздался суровый голос капитана Зимородка. — А ну открывайте!

— Что вы, Константин Сергеевич! — подскочил на сиденье Морзик. — Да ни в одном глазу!

— Ну-ну… — сказал Зимородок, заглянув в салон, глянув на Тыбиня, и не подумавшего встать. — Все в порядке? Видеоканал работает? Сворачивайте свои манатки. Сейчас будет работа.

— Что — это долбаное сообщение поступит? — спросил Старый, приоткрыв один глаз.

— Нет, сами смастерим, — сказал Клякса и, перегнувшись через Морзика, выдернул затычку из надувной подушки Тыбиня. Под свист выходящего воздуха он пояснил. — В штабе решили не ждать. Ястребов сказал — времени нет. У них есть код… как он там? — обратился он к кому-то за своей спиной, на улице.

— Код-идентификатор, — пояснил молодой незнакомый голос.

— Да! В общем, через десять минут они спровоцируют «демона», пришлют ему по Интернету липовое сообщение с этим кодом в заголовке — и если получится, отследят пересылку. Вашей задачей будет оперативное обеспечение установки такой же аппаратуры по новому адресу.

— А чего ночью-то? — недовольный беспокойством, спросил Тыбинь, разбирая свое лежбище и приводя кресло в рабочее положение.

— А когда? В рабочее время предлагаешь курочить компьютеры фирм? Легенды прикрытия помните? Документы при вас? Хорошо. С вами поедет специалист из техотдела, Коля… как твоя фамилия?

— Пицык… — вновь раздалось из темноты.

— Николай Пицык. Морзик, не лыбься. У вас вся аппаратура с собой? Тогда садитесь к ребятам, знакомьтесь. Можете полностью на них положиться. Они опытные сотрудники и прикроют вас надежно. Я остаюсь с Кирой здесь, будем дальше караулить. Вопросы есть? Начинаем по команде с базы. Связь у Коли через вас.

На заднее сиденье машины к Старому и Морзику забрался худощавый очкарик в кожаной куртке, с двумя сумками через плечо, и тотчас принялся протирать запотевшие стекла очков. Тыбинь запустил двигатель, согревая салон. Морзик включил свет, чтобы они могли внимательно рассмотреть лицо нового пассажира. Лицо им, в целом, понравилось.

— Слушай, Коля, — сказал Морзик, — разве у вас нет такой аппаратуры, чтобы считать с компьютера все данные на расстоянии? Из теплой комнаты? Зачем обязательно внутрь лезть?

— Так надежнее, — шмыгнув носом, отозвался технарь. — Если «компов» много, мы на прослушке можем ошибиться или пропустить что-нибудь. Со встроенным контроллером надежнее. А что — для вас сложно будет обеспечить доступ?

— Для нас ничего не сложно, — важно отозвался Тыбинь. — Чего ты такой синий? Замерз?

— Нет… Просто ваш начальник очень быстро ехал. Я не за себя опасался, а за оборудование.

— Само собой. Нет, мы ездим медленно. Тебе для работы сколько времени потребуется?

— Полчаса, не больше. Это с проверкой.

— Свет нужен будет?

— Для начала. Надо будет разобраться со схемой подключения, найти сервер… В незнакомом помещении это непросто. Дальше можно с фонариком.

— А что — у вас в отделе ты самый опытный?

— Да. А у вас — вы? Извините, ребята, мне нужно врубиться…

Он проворно раскрыл на заднем сиденье свои сумки, извлек и включил «ноутбук» с подстыкованным к нему блоком.

База запросила машину Старого.

— Сотрудник техотдела у вас? А почему сами сразу не докладываете? Вечно все из вас вытягивать нужно… Спросите — он готов?

— Готов, — вполголоса подтвердил с заднего сиденья Пицык.

Морзик оттранслировал оперативному доклад о готовности.

— Хорошо! Через минуту начинаем!

— Как же… — хмыкнул Тыбинь. — Начнут они через минуту! Жди! Сейчас возьмут задержку на пять минут, потом на полчаса…

— Нет, они начали… — отозвался технарь, не поднимая головы от экрана и аккуратно отстраняя растопыренными пальцами Морзика, перегнувшегося через спинку сиденья и заглядывающего сверху. — Пошло сообщение, я его вижу… передайте, пожалуйста, что сообщение в первый адрес прошло.

— База! Ноль-тридцать две! Сообщение прошло! — гаркнул Морзик.

— Принял! — недовольно ответил оперативный. — Чего орешь? Тише говори.

Повисла пауза. На экране «ноутбука» открывались и закрывались окна, бежали колонки цифр. Черемисов наблюдал за всем этим завороженно.

— Коля, у тебя тут все, что происходит в их компьютере? Здорово! И ты все сечешь? Класс! У меня тоже компьютер есть… недавно купил. Игру такую знаешь — «Схватка в ночи»? Отпадная игрушка! Я только до третьего уровня дошел. Я тебе сейчас расскажу!

— Заткнись, — вполголоса осадил его Тыбинь. — Николай, за чем задержка? Разве не сразу должна быть пересылка по новому адресу?

— Я не знаю… — пожал тощими плечами Пицык. На фоне габаритов Морзика и Старого он казался совсем мальчиком. — В принципе, «демон» может ждать, сколько ему заблагорасудится… не обязательна отправка сразу. Вскрыть трафик сложно. Может быть, мы неверно сэмулировали код… может, он должен получить несколько сообщений…

— Так отправьте их ему!

— Ведь может быть и наоборот. Он может все стереть, если что-то не так. Хотя вряд ли у него сложная система защиты. Места на «винте» он совсем мало занимает…

— Ты его выловил?!

— Четверка, за чем у вас задержка?! — раздраженно спросил динамик в салоне.

— «Демон» думает, — веско ответил Тыбинь.

— Это кто? Чей это позывной? Вы бросьте там переобзываться, как вам взбрендит! Говорили же на совещании, чтоб позывные не менять!

— Это программа такая… деревня! — хихикнул Морзик, показывая в машине финт пальцем у виска.

— И сколько он будет думать?! Мне в штаб надо докладывать! Сам Ястребов на связи!

— «Демону» плевать на генералов. На то он и «демон».

— Но ты-то соображай, что болтаешь, — недовольно ответил дежурный и отключился.

Зато тут же включился Клякса, прослушивавший переговоры с базой, и вставил Морзику за «деревню».

— Можете подремать, — сказал Пицык, когда радиовзбучка закончилась. — Я поставил на звучок, он пиликнет, когда пойдет обмен.

И он нежно погладил крышку «компа».

Долго ждать на этот раз не пришлось. Буквально через пять минут в темном тихом салоне машины заиграла нежная мелодия «Ах, мейн либер Августин…» Все трое дернулись одновременно. Коля Пицык схватился за аппаратуру, Морзик — за тангенту микрофона, Тыбинь по привычке запустил заглушённый двигатель.

— Йес! Йес! Йес! — шептал технарь, тарабаня ловкими пальцами по клавиатуре в темноте. — Есть электронный адрес! Докладывайте: madlen — пробел — SPB — собака — точка — ш!

— База! Ноль-сорок-шесть! Есть сообщение во второй адрес! Диктую адрес: мадлена — пробел — собака! Точка! — затараторил Морзик.

— Собака?! — взвился оперативный. — Черемисов! Я тебе еще прошлый раз не простил! Молокосос!

— Это значок такой! — азартно крикнул сзади Пицык. — Погодите, я сейчас скачаю сообщение в отдел!

Он достал мобильник с инфракрасным каналом, извернулся в тесном салоне, направляя приемник излучения на ребро корпуса «ноутбука».

— Черт! Слишком близко не работает! А, вот! Пошло!

Пицык затыкал в номеронабиратель, устанавливая режим мобильного канала Интернета.

— Подержи! — крикнул он уважительно открывшему рот Морзику и сунул ему в руку телефон. — Вот так! Сюда направляй! А то у меня рук не хватает!

Тыбинь перенял у напарника микрофон, держал связь с базой. Николай, отбивая нервный такт ногой, вошел в сеть и набрал адрес.

— Ну давай, давай! Говорил я им — надо сменить провайдера! Черепаха какая-то! Вот, пошло, наконец! Передайте на базу: пусть подтвердят получение сообщения моим отделом! У вашего оперативного должен быть наш телефон!

— Он через штаб операции свяжется… — сказал Тыбинь и доложил.

На всякий случай они по буквам продублировали электронный адрес. В этот раз дежурный «собаку» проглотил.

Наступила пауза. Потом «кукушка» подтвердила прием сообщения техотделом.

— А что сейчас? — обернулся Черемисов к технарю.

— Сейчас ребята ломают защиту провайдера, на котором стоит этот адресат. Там должен быть номер телефона. По номеру найдут физический адрес. А дальше…

— Дальше — дело техники! — уверенно объявил Морзик.

— Удобная аппаратура, — сказал Пицык, убирая мобильник в карман. — Недавно только получили. Лишь бы только сообщение не прочли раньше, чем мы поставим «контрольку».

— А что в нем?

— Ничего. Произвольный набор символов. Мы имитировали сбой в передаче. Просто человек ведь уйдет…

— Не сидит же он там круглыми сутками, — сказал Старый, прикуривая. — Я подымлю? Ты не против?

Это было высшим знаком уважения, оказанным Тыбинем новому члену экипажа.

Перекурили. Проветрили салон.

«Ну что же они возятся? — спросил сам себя Пицык. — Там дела на минуту! Мы ее вскрыли заранее, эту защиту…»

— Может, не заладилось чего, — утешил его Морзик. — Может, защиту сменили. У нас тоже бывает, скажи, Миша? Кажется, плевое дело, пустячок — а как завязнешь на нем на неделю!

— Закон Мерфи, — важно кивнул Старый. — Каждая работа требует больше времени, чем кажется вначале.

— А если запросить вашего дежурного?

— Чего зря нервировать человека, — рассудительно ответил Тыбинь. — Было бы чего — он бы сам уже вышел на связь.

— А у вас аппаратура вся в порядке? — подозрительно спросил Пицык. — Что-то там, на панели рации, ни одной лампочки не горит…

— Ой, блин! Я же не… — открыв рот, начал было Морзик.

Завершить фразу он не успел. Дверцу с его стороны распахнул разъяренный Зимородок.

— У вас почему рация выключена?!! Тыбинь!.. мать твою так! Черемисов! Морда боксерская! Дежурный орет как резаный! Уже пять минут не может с вами связаться! Есть адрес! Врубайте канал немедленно!

— Вовочка, одно слово! — сказал Тыбинь, пожав плечами, и щелкнул тумблером, в суете и полумраке выключенным Черемисовым.

— Это я случайно… — оправдывался сконфуженный Морзик. — Видно, рукавом задел…

— А я ему говорю — да здесь они! — возбужденно кричал Клякса. — Рядом стоят, машину вижу! А он — да нет их в эфире ни черта!

Вопреки ожиданиям разведки, дежурный базы не стал тратить время на ругань, коротко сообщил адрес, по которому «демон» сбросил сообщение, и попросил оставаться на связи. Все разборки — после операции. Дело прежде всего.

— Погнали! Погнали! Удачи! — крикнул Зимородок и захлопнул дверь.

— Удачи вам, мальчишки! — раздался по связи из машины капитана звонкий голос до того молчавшей Киры. — Ни пуха!

— К черту! — сказал сквозь зубы Тыбинь, сжимая руль.

Он круто развернулся и вьшетел из переулка на пустынный, слабо освещенный Светлановский проспект, едва не встав на два колеса на повороте. Одинокий встречный частник шарахнулся от него подальше.

— Ого! — вскричал Коля Пицык, хватаясь за свою драгоценную аппаратуру. — Между прочим, другой закон Мерфи гласит: если что-то может быть сломано или выключено, найдется человек, который это сделает! Так что не огорчайтесь!

Тыбинь не ответил. Он гнал — и думал. На переднем сиденье в темном салоне мелькнувшего мимо ночного извозчика увиделась ему женщина, похожая на Риту.

III

Они летели по ночному Питеру, минуя мигающие желтым светофоры, обходя попутные иномарки. Кузов мелко дребезжал, колеса ныли. Отечественные авто, несмотря на крутой «апгрейд», плохо предназначены для подобных гонок. Пусть движок форсированный, подвеска укреплена — но резина-то обычная, и не самая новая…

— Какой странный у вас спидометр! — преувеличенно спокойно сказал сзади Коля Пицык. — Первый раз вижу, чтобы на наших тачках стояла «спидуха» под двести пятьдесят! До чего интересно…

Голос у него звучал не очень убедительно, особенно когда машина подпрыгивала на очередном ухабе или с воем одолевала поворот.

— Не волнуйся, — отвечал Тыбинь. — Это за городом мы гоняем. А здесь быстро не ездим, я же тебе говорил…

— А подушки безопасности здесь есть?

— Да! — хихикнул Морзик. — У Миши есть одна! Он тебе одолжит, верно? На, возьми! При аварии надуй… если успеешь!

Оба разведчика захохотали, наслаждаясь быстрой ездой. Встречные машины проносились мимо на одном дыхании.

Ожил динамик. Заработала информационная поддержка базы. Оперативный был опытный и не дожидался запросов. В эту ночь экипажу Тыбиня по указанию штаба был отдан высший приоритет. Все резервы управления работали на них.

— Фирма «Мадлен» торгует женским бельем… якобы французским, но есть подозрение, что польская подделка. Сеть из пяти магазинов… Хозяйка — Анна Сергеевна Черепанова. Сорок три года. Разведена… сын. Адрес…

— Зачем мне сейчас ее адрес? — возмутился Старый.

— Да не ее, а офиса… Загородный проспект, семьдесят пять. Въезд под арку, вход со двора. Там пять дверей, вам нужна дальняя. За дверью лестница, ведет на второй этаж. Там еще одна дверь… за ней коридор и офис из пяти комнат. На первом этаже кафе… называется «Три поросенка»… может еще работать, или там персонал может быть. Будьте осторожнее, подсобная дверь кафе выходит в тот же двор. Да, вот важно! Фирма под охраной! Охранное агентство «Титан»!

— Наверное, вход под сигнализацией, — озабоченно сказал Тыбинь. — Нам бы план помещений!

— Пусть качнут по Интернету! — ожил Пицык, отвлекаясь от завораживающего мелькания фонарных столбов. — Я попробую принять!

— Помощь нужна? — заботливо и доброжелательно спросил дежурный. — У меня в распоряжении для вас дежурная группа «Града». Вы сегодня — гвоздь программы!

— Спасибо… постараемся сами справиться, — отказался Тыбинь. — От спецназа много шума. А как насчет разрешения на вскрытие помещения?

— Подписано, имеется! Законник ты наш!

— А что будет, если охранники нас задержат? — поинтересовался электронщик.

— По легенде мы — жулики из Пскова. Скобари-гастролеры. Нас задержат на несколько дней и передадут в Псков. Якобы передадут.

— Это что же — придется сидеть в КПЗ?

— Придется, — кивнул Старый, не отводя глаз от дороги. — Да еще при задержании морды начистят…

— Я не могу! У меня серьезное дело… и папа нездоров! Постарайтесь, пожалуйста этого избежать, а? — Пицык потрогал очки, с надеждой заглянул в лицо Черемисову.

— Сами не хотим, слушай! — захохотал Морзик. — Будем отбиваться на полном серьезе! Поможешь, если что?!

Они попытались получить электронную копию плана помещений офиса «Мадлен», но в движении связь оказалась неустойчивой. Пришлось Морзику рисовать план от руки, под диктовку «кукушки». Едва он успел закончить, как Тыбинь сбавил ход. Они плавно подкатили к нужному дому на Загородном проспекте.

— О, я знаю это место! — сказал Коля Пицык, довольный, что сумасшедшие гонки благополучно завершились. — В соседнем доме моя теща живет!

— Хорошо, спрячет нас от погони, — мрачно пошутил Тыбинь. — Все, приехали!

Фары их машины уперлись в глухую кирпичную стену двора-колодца.

— И где тут эта дверь?

— Сказал же дежурный — дальняя! — ткнул толстым пальцем Морзик.

— Вон та, стальная?! Это все равно что сейф ломать! — придушенным шепотом отозвался Тыбинь.

— О, да тут бьют кого-то… — озабоченно завертел головой технарь.

В темном и узком дворе действительно шла пьяная потасовка трое на трое между посетителями кафе.

— Может, вызвать спецназ?

— Морзик, прогони эту шелупонь, — не обращая внимания на слова Пицыка, скомандовал Тыбинь.

— А вы разве ему не поможете? — забеспокоился Коля. — Он справится?

— У него выбора нет! — хмыкнул Старый.

Сам он, не обращая внимания на вскрики и бойцовские повизгивания во дворе, прошел с фонарем к двери, поковырял пальцем глазок, осмотрел замок, косяки и крыльцо. По пути снес неудачно наскочившего типа в разорванном пальто.

— Морзик, живее! Работать мешают!

Черемисов пинками в заднюю часть тела протолкнул самых стойких драчунов в узкий проход между машиной и стеной, к светлеющей арке.

— Порядок! Помощь нужна?

— Помоги забраться на козырек! В лоб эту дверь без тяжелого инвентаря не взять! Попробую через окно! Коля! Запроси у базы: окно над крыльцом выходит на лестницу?!

Морзик поднатужился и застонал, когда Тыбинь взгромоздился ему на спину, потом на плечи.

— Уй, блин! Говорил же — давай я сам! Лезь, не танцуй! Это в ком еще восемь пудов — надо разобраться! Как тебя Ритка… терпи-ит!

— А ты… хотел… — бормотал Старый, подтягиваясь, задыхаясь от натуги, — чтобы я… тебя… держал? Фигу! И в замках ты не смыслишь…

Он победно выпрямился на козырьке — и тут же проломил одной ногой хлипкую кровлю. Осторожно нашарив каркас, выбрав точки опоры для ног, Михаил внимательно осмотрел старую раму, отверткой проворно отодрал старый штапик и вынул стекло, потом другое.

— Фраера! Дверь на сигнализации, а окно — нет!

— Наверное, вторая дверь на сигнализации! — сказал снизу Морзик, облегченно попрыгивая и разминая плечи. — Ты справишься без следов?

— Я аккуратно! Будь спок! Подай из машины инструменты и «отключку». Будьте наготове. Как открою дверь — сразу Колю внутрь! Ты на улице, прикрываешь отход и сидишь на связи.

Он согнулся, насколько позволял ему могучий каркас, и исчез в темном проеме. Было тихо, потом за стальной дверью изнутри раздались лязгание и скрежет. Через некоторое время тяжелая створка приоткрылась. Пицык, нагруженный аппаратурой, прошмыгнул внутрь. Старый, отдуваясь и утирая пот со лба, светил ему фонариком. Дверной замок был разобран изнутри. Верхняя дверь и вовсе была в плачевном состоянии.

— А говорили — аккуратно сделаете! — озабоченно прошептал технарь.

— Извини — не получилось! — злобно отозвался Тыбинь. — Давно не практиковался! Со времен моей молодости замки сильно изменились!

— Как же теперь скрыть наше вторжение? Ведь начнут разбираться…

— Сокрытие — лишь часть дезинформации! Сопрем что-нибудь, завтра менты «найдут» украденное — и порядок! Один черт, я крышу на крыльце проломил…

— А сигнализация?

Тыбинь молча посветил фонарем на «отключку» в углу у плинтуса — компактный пластиковый блок с встроенным источником питания. Подключенный соответствующим образом к выходным проводам сигнализации, он имитирует сигнал «включено», блокируя сигналы тревоги датчиков любого типа.

Они вошли в коридор, натыкаясь на стулья у стен, заглянули в комнаты. Старый вскрывал замки перочинным ножом наощупь — один за другим, будто орехи колол. Глядя на его уверенные, ловкие движения, занервничавший Коля Пицык успокоился.

Выключатели не работали. Тыбинь нашарил на стене электрический щиток, щелкнул автоматами.

— Давай, быстро ищи свой сервер!

Коля пробежал телефонными проводами, зашел в комнату, где стояли три компьютера.

— Нашел! Вот этот, который включен! Гасите!

При свете фонаря Тыбиня технарь, не отключая компьютера, проворно раскрутил корпус «мини-тауэра», укрепил на пустом кронштейне маленькую платку, подключил питание от свободного разъема вентилятора. Потом воткнул вход и выход платы в интерфейс между выходом встроенного модема и разъемом корпуса. Теперь вся информация обмена проходила через новое устройство.

— Все? — торопливо спросил Тыбинь.

— Нет, мне еще надо программу поставить!

— Давай быстрее!

Тыбинь ловко установил в клавиатуре компьютера «глаз», просверлил крошечную дырочку для объектива, проверил исправность видеоканала. Теперь разведка сможет видеть того, кто пожелает считать сообщение прямым доступом. Прошелся по комнатам, обнаружил в одной из них пузатый сейф и для виду поцарапал замочную скважину, имитируя попытку вскрытия. Выдернул из сети лазерный принтер, ксерокс, снес оргтехнику к двери, чтобы прихватить при выходе. Повертел в пальцах изящную вазочку — не разбить ли? Пожалел, поставил на место. Запросил по ССН Морзика.

— Доложи на базу — работаем. Закончим через пятнадцать минут.

— Принял, — ответил Морзик и тут же добавил: — Ой-ой! Закон Мерфи! Приехали!

— Не понял! Кто приехал?!

— Охрана приехала, Миша! Две тачки! Кто-то стукнул на нас, или ты не все отключил! Ох, сейчас месиво будет!..

Тыбинь уже и сам слышал шум моторов, хлопанье дверцами и крики во дворе. Кто-то очень храбрый и наивный приказывал Морзику выйти из машины… на свою голову.

— Коля, делай свое дело и ни о чем не беспокойся, — сказал Старый Пицыку.

Технарь кивнул, согнувшись над клавиатурой, не оглядываясь. Он уже с головой влез в программу и не обращал внимания на происходящее. Тыбинь на цыпочках проворно покосолапил к выходу. С улицы доносились отборный мат и крики. По лестнице уже поднимались. «Лишь бы стрелять не начали с перепугу», — подумал разведчик: «Никогда не бывает времени предупредить!»

Он рухнул всей массой в лестничный проем, подмяв под себя тех, кто поднимался ему навстречу. По его расчетам их могло быть только двое: Морзик должен был оттянуть на себя не меньше шестерых. Удачно придавив коленями одного, Старый за одежду поймал и подтянул к себе поближе другого, напрасно пытающегося вырваться и убежать.

— Что ты трепыхаешься!.. охранничек!

Оглушив обоих ударами кулака по лбу, он приоткрыл дверь и быстро выкинул бесчувственные тела с крыльца на снег. Взгляду его представилась картина, достойная скандинавского эпоса. Вооруженные дубинками рослые охранники, окружив Вовку Черемисова, как медведя, поднятого из берлоги, тыкали в его сторону палками, опасаясь подступиться. Один уже валялся в сторонке, что называется, откинув копыта. Старый отступил в здание, захлопнул за собой дверь и привалился к ней спиной: ему нужно было заблокировать вход, пока Коля не закончит, а дальше — хоть в отделение.

В кармане его вдруг запищал мобильник.

— О нет! Рита, не сейчас!

Он все же поднес трубку к уху.

— И что ты теперь будешь мне врать?! — спросил знакомый голос — Я, как дура, тащусь через весь город, несу ему пожрать — а его и след простыл!

— Рита, не сейчас!

— Ты где находишься? Что там происходит?!

В дверь снаружи с грохотом ударили чем-то раз, и другой… Видно, дела у Морзика пошли туго, раз противник высвободил силы для наступления.

— Не сейчас, я сказал! — рявкнул Старый, выглянул в глазок, сориентировался, распахнул дверь и ринулся во двор.

Когда сотрудник технического отдела Николай Пицык завершил установки, проверил работоспособность системы и осторожно спустился вниз, в тихий ночной дворик, разведчики сидели на крыльце и никак не могли отдышаться. Вовка, дурашливо улыбаясь, вяло помахал Коле ручкой. Губы его распухли и кровоточили.

На интеллигентном лице Коли Пицыка отразилась целая гамма противоречивых чувств.

— Ох, ничего себе вы тут… Прямо поле Куликово!

— За свободу бились, друг Колян… Это сладкое слово — свобода! — развел Морзик лапищами.

— Откуда их столько?!

— Бдительность соседей на высоте, — шепеляво сказал Черемисов, трогая голову, — Вон, видишь, в окне наверху занавесочка дергается?

— Надо же было меня на помощь позвать!

— Извини, не догадались…

— Вы их не поубивали часом?

— Выживут… молодые. Уж пусть простят. На войне, как на войне. За решеткой ночевать мне неохота.

— Закончил? — устало спросил Старый. — Садись в машину. Морзик, откати их колеса, нам не выехать. Да смотри, не подави их… валяются по всему двору. Там я одного за машиной догнал… Я наверху отложил кое-что… сейчас принесу. И мотаем отсюда по-быстрому! Если еще менты нагрянут, останется только «Град» вызывать…

Завидев его, выходящего из взломанных дверей, нагруженного оргтехникой выше головы, Черемисов изобразил улыбку разбитыми губами.

— Коля, поздравляю! Ты сегодня стал соучастником кражи со взломом! Или даже ограбления! Хоть и фиктивное, но все же дело… Можем присвоить тебе звание «честного фраера»! Это что-то вроде стажера в воровском мире. Пойдет? О, пора докладывать об успешном выполнении задания! Дежурный забеспокоился…

IV

Капитан Нестерович вернулся в отдел разочарованным и усталым. Он на полчаса поднимался этажом выше, в штаб операции, где и узнал, что выезд, которого все так ждали и на который рассчитывали, оказался ложным. Сегодня около полудня дежурный наряд оперативно-поисковой службы передал, что с компьютера недавно «ограбленной» фирмы «Мадлен» по сети скачали ряд файлов и среди них фальшивое сообщение, сброшенное три дня тому «демоном». «Закладка» Коли Пицыка перехватила электронный адрес любопытствующего, техслужба по отработанной схеме установила телефон и место установки. Дмитриев с Веселкиным, Миробоев и Валентин сорвались прямо из столовки и побежали на стоянку, к машинам. Нестеровича по причине недавнего ранения брать с собой решительно отказались.

— Ты тут того… подсуетись к возвращению! — размахивая зажатым в кулак куском хлеба с котлетой, понапрасну пытаясь просунуть руку в рукав куртки, скомандовал Дмитриев. — Насчет пожрать, чаю там… и всего прочего! Мы же хозяева как бы… Прояви гостеприимство! Видишь — не дали перекусить, блин!

— Сделаем! — весело ответил Нестерович, перехватив его руку и пытаясь разжать пальцы. — Отдай ты, не пролезет ведь! Так в Африке мартышек ловят — на банан в кувшине!

— Потом байку расскажешь! — зашумел на них уже одетый Веселкин. — Некогда! Наконец хоть что-то сдвинулось! Я уже все жданки прождал! Осточертело!

Они умчались. Нестерович вслед пожелал удачи, вытер пальцы от жира, оставленного холодной котлетой Дмитриева, и пошел наверх, в штаб, где сегодня дежурил генерал Сидоров. Он хотел быть в курсе событий.

В штабе поначалу тоже царило ликование. Ожидание, отсутствие заметных результатов и продвижение к цели черепашьим шагом утомило всех, а Игоря Станиславовича особенно. Ведь каждый его рабочий день начинался с доклада Владимиру Сергеевичу Ястребову по операции «Эскулап». При одном воспоминании об этом у главного борца с терроризмом портилось настроение. Положение первого зама было ничуть не лучше. Его дергали вопросами, требованиями гарантий и сроков на протяжении всего дня. Возникшая надежда окрыляла.

Первое облачко возникло на сияющем челе Сидорова, когда аналитик выдал фамилию жильца, прописанного по выявленному адресу.

— Эльдар Черепанов? Так это же сын хозяйки фирмы! Что ему нужно в мамашином компьютере?

Оперативники еще не добрались до места, а в штабе уже знали многое про двадцатилетнего балбеса, недавно исключенного из ЛЭТИ за неуспеваемость. Беглый просмотр снятых им файлов показал, что это финансовые документы деятельности фирмы «Мадлен». «Черная» бухгалтерия, закрытая паролями. Тут же была выдвинута рабочая версия, что сынуля собирается сдать мамину коммерческую тайну конкуренту или, того хуже, рэкету, а сообщение «демона», спрятанное в той же папке, зацепил случайно, на всякий пожарный. Версия блестяще подтвердилась по прибытию оперов на адрес, где, кроме Черепанова-младшего, находился и покупатель, хамоватый задиристый парень со склонностью к насилию. Представитель «крыши» попытался избить Валентина с Дмитриевым, чем несказанно облегчил им задачу. Многое можно вытряхнуть из человека, оказавшего сопротивление…

Эльдар Черепанов, осыпаемый проклятиями рэкетира и угрозами скорых разборок «за подставу», сдался тут же, со всеми потрохами. Умолял только маме не говорить. Валентин с Миробоевым там же, на квартире, склонили его к добровольному сотрудничеству в качестве агента, а Дмитриев и подразмявшийся богатырь Веселкин отправились проверять личность незадачливого «крышевателя», гонор которого к тому времени существенно поубавился.

В штабе эти «успехи» вызвали общее уныние. Нестерович пошел к себе в отдел накрывать скатерть-самобранку.

Опера вернулись, когда уже стемнело. Сначала пришли Валентин и Миробоев, потом Дмитриев с Веселкиным, сдав оружие. Валентин выглядел хуже некуда, кашлял, у него начиналась фурункулярная ангина. Правая щека у него была слегка поцарапана.

— Гнилой климат… гнилой город… — ворчал он, ни на кого не глядя, приспосабливая для просушки мокрую куртку на скрипучей дверце платяного шкафа. — Как вы тут живете?..

— Есть такое понятие — родина… — по привычке острил Веселкин. — У нас тут, конечно, не то что в столице: дома пониже, грязь пожиже…

Настроение у все было паршивое. Миробоев и Валентин меж собой не разговаривали, воротили носы. Они вот уже месяц практически не расставались и изрядно поднадоели друг другу.

Пропустили по сто, потыкали пластиковыми вилками в консервы, выданные отделу на паек… За окном гудел промозглый ветер с Финского залива.

— А хотите анекдот про оперов? — спросил Нестерович. — Опера жена спрашивает: «Вася! Ты бы стал за мной следить, если прикажут?» А он отвечает: «Что ты, Люся! Я бы про тебя столько гадостей узнал, что сразу бы развелся!»

— Да… — философически произнес Дмитриев. — Очень жизненно… Полный голяк…

— Это ты к чему?

— По всем моим направлениям, — Дмитриев кивнул на лист «органайзера» со стрелами — полный голяк.

— А я зато выяснил, что в Питере живет сто семнадцать тысяч чеченцев и ингушей! — поддержал беседу жизнелюб Веселкин. — Осталось пробежаться по адресам!

— Надо еще накатить, — предложил Дмитриев.

Выпили. Желчный Валентин закашлялся, отказался, попросил у Нестеровича кофе.

— Я всех биофизиков перетряс, — виновато сказал капитан, запустив чайник. — Все работающие по специальности проверены лично. Среди них пятеро в длительных загранкомандировках, еще трое собираются уезжать — но у всех в городе семьи, дети… Кто не по специальности — крутятся вообще без отпусков. Я отсеял около двухсот человек, явно не наших, но все равно еще сто семнадцать остается…

Он перебрал свои списки, испещренные пометками на краях, разрисованные цветными маркерами на все лады.

— Разведка плохо работает, — сказал Валентин, глядя в пол. — Агентурная работа в завале…

— Можно подумать, у вас в Москве лучше! — тотчас взъелся Веселкин.

— У нас — лучше!

— Ага! Один «Норд-Ост» чего стоит!..

— Ладно вам… — успокоительно, как громадный шмель, загудел Миробоев.

— Черт! — крикнул Валентин. — Кто насыпал столько сахара мне в кофе?!

— Ну я… — сказал Миробоев. — Я думал…

— Да лучше бы ты ничего не думал! Что ты все вмешиваешься! Ты же знаешь — я пью кофе без сахара!

Валентин в приступе раздражения резко поставил чашку на стол. Кофе расплескался и залил списки Не-стеровича.

— Достал! — злобно ответил напарнику Миробоев. — Истеричка… — проворчал он тише, на выходе в коридор, нервно закуривая на ходу. Собрался хлопнуть дверью, передумал, аккуратно прикрыл за собой. Не дома ведь.

Хозяева кабинета неловко примолкли. Нестерович ладонью аккуратно стряхивал кофе с листов на пол. Веселкин с Дмитриевым, разминая сигареты, вышли вслед Миробоеву перекурить.

Валентин заходил по комнате.

— А что он все лезет! — в запальчивости выкрикнул он, ни к кому не обращаясь.

Потом остыл, взял у Нестеровича заляпанные листы со списками.

— Ничего… все равно видно… Ты извини, я случайно.

— Ничего страшного, — сказал Нестерович. — У меня они в компьютере, во всех вариантах.

— Нет, ты извини, — с настойчивостью неврастеника продолжал Валентин, разглядывая желтые пятна на свет. — Замотались… и этот друг храпит по ночам. А я не выношу, когда кто-то храпит! Ты, значит, здесь у них вроде аналитика?

— Да нет… я просто опер…

— А Дмитриев говорил — ты голова…

Голос Валентина перестал дрожать от злости. Опер все рассматривал списки и успокаивался.

— А что у тебя значит зеленый фломастер?

— Это те, кто мог быть знаком с Сыроежкиным.

— Интересно… А красный?

— Те, кто собираются уезжать из города.

— А в кружках?

— Это те, кто и был знаком, и собирается уезжать. Вычеркнуты — значит, проверены. Они все вычеркнуты. И никто из биофизиков моего списка не имел даже близко подхода к фирме «Мадлен» и ее компьютерам. Может, эти сообщения не для них?

— Может быть… А это что за колонка?

— Место работы. Следующая — домашний адрес.

— Хорошо… Слушай, налей мне еще кофе.

Валентин сказал это так безапелляционно, что Нестеровича даже покоробило. Он кинул в чашку две ложки растворимого порошка, плеснул кипятка.

— Без сахара.

— Спасибо… — не заметив иронии, задумчиво ответил московский оперативник, присаживаясь в кресло Дмитриева и все глубже уходя в чтение запачканных листов. — Адрес работы ты не пишешь? Только телефоны?

— В колонке не помещается.

— Не помещается… — Валентин прихлебывал кофе, морщил маленький лоб и все менее симпатичен делался капитану. — Не помещается… а надо бы, чтоб помещался… У нас тебя Семеныч живо взгрел бы за это дело… Вечная молодость… Вечная молодость…

— При чем тут моя молодость? — спросил Нестерович. — Я не намного моложе вас.

— А кто сказал — твоя молодость? — как-то особенно, нервно и радостно ответил Валентин. — Ты чудесный мальчик… «Вечная молодость» — это фирма по продаже китайских пищевых добавок «Тяньши»… — он хрипло закашлялся, усилием воли подавил кашель, попытался что-то сказать — и зашелся в кашле еще сильнее.

— Хотите приобрести? — поинтересовался Нестерович. — В нашем гнилом климате этот гербалайф вряд ли поможет.

Опер все кашлял, глаза его покраснели, как у кролика. Он вдруг стал выглядеть гораздо старше прежнего, будто мигом состарился. Бумаги Нестеровича он зажал в кулаке и не то взмахивал ими, не то протягивал их владельцу.

— Воды? — пожалел его капитан.

Валентин сперва оттолкнул протянутый стакан, потом взял, выпил мелкими глотками — и бивший его приступ кашля, наконец, прекратился.

— «Вечная молодость», дружок! — довольный донельзя, сказал он. — Номер двести шестьдесят один! Раиса Давыдовна… — он вгляделся в кофейное пятно, — Шафаревич!

— Есть такая, — согласился Нестерович.

Азартное волнение опера вдруг передалось и ему — с одновременным испугом: неужели он что-то прозевал?!

— Шафаревич Раиса Давыдовна, шестьдесят пятого года рождения, незамужняя, образование высшее, агент по продаже в фирме «Вечная молодость», — затараторил он по памяти. — С восемьдесят пятого по девяносто третий работала вместе с Сыроежкиным в Институте вакцин и препаратов… Имеет дочь двенадцати лет. Дочь хронически больна. Пиелонефрит. Выезжает на днях для лечения ребенка в… в… черт, забыл! Я ее исключил из-за ребенка. Девочка на учете, факт заболевания проверен. Мне сказали — практически безнадежна. А что?

— А то, дружок! — воскликнул Валентин. — Адресанадо писать! Знаешь, где находится фирма «Вечная молодость»? В том же помещении, что и эта бельевая контора «Мадлен»! Они на пару офис снимают! Мы вчера туда под видом ментов компьютеры возвращали, которые ваши громилы из «наружки» поперли по легенде! И программы бухгалтерские в «Мадлен» ставит человек из «Вечной молодости»! Я только не спросил кто, чтобы не показалось странным… Если бы знал про Раису Давыдовну — спросил бы обязательно!

Валентин откинулся в кресле с видом победителя, принялся скромно разглядывать свой облупленный маникюр.

Нестерович схватился за телефон.

— Еще и сейчас не поздно! Только бы она не уехала!

— Психологи хреновы! — крикнул он вошедшему Дмитриеву. — Жажда наживы, жажда власти! Ей почка нужна! Даже две! Звони в центр детской хирургии, проверяй! Если есть заявка Шафаревич на платную операцию с донором — значит, это она!